no
up
down
no

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Приходи на Нигде. Пиши в никуда. Получай — [ баны ] ничего.

Nowhere[cross]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Nowhere[cross] » [no where] » Down in the forest [Rise of the Guardians]


Down in the forest [Rise of the Guardians]

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Jack Frost & Bunny
https://funkyimg.com/i/2ZYEh.png

Down in the forest
Ain't no chariots of fire
Come to take me home
I'm lost in the woods
And I wander alone
Hellfire, hellfire, Take my soul
I'm waiting, waiting, I'm ready to go

Обычные будни стали еще более серыми и обычными. Кажется, в мире потерялся тот-самый-неповторимый-дух-магии-и-волшебства.

[nick]Jack Frost[/nick][fandom]Rise of the Guardians[/fandom][lz]Won't you open for me the door to your ice world; To your white desert[/lz][icon]https://funkyimg.com/i/31dyu.png[/icon][status]жингл белз[/status][sign]-[/sign]

Отредактировано Iago (2020-07-27 11:22:08)

Подпись автора

Famine | Dante | Hibari | Portgas D. Ace | Adgar | All Might

+1

2

[nick]Bunny[/nick][fandom]Rise of the guardians[/fandom][status]Хранитель надежды[/status][icon]https://wmpics.pics/di-9G17.jpg[/icon][lz]Главный символ Пасхи[/lz]Сколько люди говорят о «дне Сурка»? Не о своеобразном празднике, или, скорее, традиции, а о понятии, процессе. Если задуматься, — о самой жизни, которая состоит только из рутины, циклично повторяющихся элементов… «Даже фильм сняли». Лично Дейву всегда было жаль Билла Мюррея. Каждый день делать одно и то же. Буквально. Знать, что и когда будет происходить вплоть до секунды. Больше похоже на фильм ужасов, а не на комедию. И они все живут в нем. Мужчина раздраженно передернул плечами и накинул куртку. Все-таки была уже середина декабря: холодное время года давало о себе знать с каждым днем усиливающимся морозом. Еще один приевшийся, раздражающий элемент. Погода. Дейв терпеть не мог холод. Ему всегда хотелось тепла, свежести. Весны. Не понятно почему, но Дейв обожал смотреть на то, как оживает природа: набухают почки, в марте появляются подснежники. Мужчина мог бы рассуждать о весне бесконечно. И рассуждал бы, если бы было с кем поделиться. Нет, не сказать, что он был совершенно одинок. Живя в городе, где все знают всех, нельзя быть одиноким. В полной мере.
   Но на самом деле жизнь Дейва уже давно состояла только из двух слов: «работа» и «дом». В последнем он жил один и, естественно, разговаривать там было не с кем. Ну, если не считать самого себя, конечно. «Да уж, в таком случае мне понадобится доктор Уэйл». На работе же все разговоры сводились только к, опять же, рабочим вопросам. А офисные сплетни Дейв не любил. И, возможно, поэтому у него не получалось общаться с кем-то из коллег хотя бы более-менее по-приятельски. Хотя… Не совсем так. В их офисе был парень, который, казалось, хотел подружиться со всеми. Даже с начальством. Он болтал обо всем на свете, и для этого даже не нужен был повод. С одной стороны, какая разница? Просто общительный человек. Наверное, Дейву стоило бы радоваться тому, что рядом есть хоть кто-то, не желающий просто перемыть косточки окружающим, только этот самый человек слишком утомлял. К несчастью, их столы в офисе стояли рядом, поэтому именно на брюнета обрушивалась большая часть словесного потока. А все попытки хоть немного призвать коллегу к тишине не имели никакого эффекта.
   Дейв тяжело вздохнул. Совсем скоро его ждет это снова. На работе, куда он сейчас направляется, и вряд ли сможет выполнять, постоянно отвлекаясь на «внешние раздражители» в виде соседа. Он огляделся по сторонам и поежился: куртка почему-то не грела. На улице все было так же, как и всегда. И это настораживало. Потому что на календаре — начало декабря. На носу, вроде как, рождество. Жители должны уже бегать по городу, поздравлять друг друга «с наступающим», украшать свои магазинчики, улицы… Ничего нет. Обычный зимний день. Или, точнее, просто день. И Дейва это странным образом беспокоило, хотя в общем-то ему должно было быть все равно. Его не касается то, что делают — или не делают — другие. Решив, что это вполне логично, и переживать не имеет смысла, Дейв поднял ворот куртки, втянул голову в плечи — вдруг похолодало еще сильнее — и ускорил шаг, чтобы все-таки не опоздать на работу, как бы сильно не хотелось на ней появляться.
   Он сел за свой стол на пять минут позже обычного, но этого никто не заметил. Все пытались банально проснуться, потягивая кофе из автомата или, наоборот, ухватывая последние минуты сна перед тем, как компьютер полностью включится, и придется приниматься за работу. Единственным, кто в их офисе не выглядел сонной мухой, конечно, был его сосед. Шатен крутился на стуле туда-сюда и уже что-то строчил на клавиатуре. Понимая, что тот в любой момент может начать разговор с банального: «Привет!», Дейв решил его опередить и хотя бы еще несколько минут поберечь свои уши от через чур громкого голоса.
— Здравствуй. Ты заметил: никто не украшает город к рождеству. Мэр решила перенести подготовку к празднику? — вообще-то мужчина не собирался заводить разговор на эту тему. Слова вырвались как будто сами по себе. Но сейчас уже ничего не поделаешь. Придется ждать ответа, который, Дейв знал, точно последует.

Отредактировано Matt Murdock (2020-05-12 20:59:05)

Подпись автора

Предупреждение(!): Если Эйс отправит в архив один из этих эпизодов без моего ведома, я его побью покусаю
Враг или друг?
Arabian nights
We are one
В нищете, да не в обиде
Down in the forest

+1

3

Кто бы сказал Джеку, что когда-нибудь зима и Рождество перестанут приносить ему радость? Кажется, он один из немногих, кому действительно нравился этот сезон года. Теплая одежда, шапки, шарфы, горячий шоколад (а позже – глинтвейн и другие горячительные), снег, мороз, все вокруг искрится, особенно под праздники – нарядное. Был в этом какой-то уют. Даже если чертова метель века, которая обрывала провода электричества и оставляла город без света ему тоже была в радость.
Все такие: «Джек, ты сумасшедший, куда ты в такую метель? Там не то что дороги, даже собственных ног не видно!»
И Джек такой: «Но я хочу глазированный сырок и виски! Тут магазин через дорогу – десять минут идти!»
И ведь ходил! И ведь возвращался, довольный, с чертовым сырком и бутылкой Дэниелса!
Он сам не знал, почему у него перед зимами не было никакого страха или негативных чувств к ним. Просто нравилось и все, какой бы мороз ни был, серые ли это дни или солнечные. Просто воздух будто свежее и заряжен чем-то хорошим, ярким, придающим сил.
Но шли годы и Джек то ли взрослел, то ли действительно все менялось. Зимы перестали походить на те, которые он помнил когда-то. А Новый Год все больше тускнел.
В этот раз все было даже хуже, чем в предыдущий – на него, вечно находившего себе миллион занятий и миллиард тем для бесед и обсуждений, накатывала тоска, да порой с такой силой, что он мог хмуро молчать целых пол часа кряду, задумавшись о чем-то своем. Редкое, надо сказать, явление.
Кэтрин из третьего отдела язвила, мол, Джек стал унылым, потому что пол года назад его бросила девушка, и теперь он страдает, как самый закоренелый романтик. И еще больше будет страдать, потому что Новый Год он будет встречать, мол, один, вот и киснет. Звала к себе еще…
Джек на это иронично смеялся, передразнивая, потому что Кэти, очевидно и неприкрыто над ним посмеивалась. Впрочем, насчет приглашения, он почему-то был уверен, она говорила серьезно.
Но его в принципе задевало то, что давний (уже) разрыв связывали с его настроением. Потому что ему казалось, что проблема Нового Года гораздо глобальней. Только вот едва ли его кто понимает.
«Господибожемой, Джек, ты что, из этих, которые 31-ого октября сидят в обнимку с тыквами, а 1-ого ноября уже наряжают новогоднюю елку?»
Нет! Он из тех, кто может радоваться жизни и праздникам!
По крайней мере, мог раньше…
И вот с таким настроением он в последнее время ходил на работу. Это было настолько необычно, что впервые его коллега заговорил с ним сам, вклинившись в эту его редкую паузу, наполненную молчанием и громкими мыслями.
Джек будто бы делал вид, что работает, сосредоточенно что-то строчил на компьютере, а потом писал на листке (каракули он просто выводил там, ага), когда услышал голос Дэйва. Оторвался он просто в мгновение ока, не хватало только сбросить весь инвентарь со стола в окно, чтобы показать, насколько он сейчас увлечен полезным делом. Он тут же вскинул брови, воспрянул духом и чуть ли не потянулся к Дэйву, чтобы сердечно пожать ему руку.
- Да! Спасибо! Хоть кто-то в этом затхлом офисе заметил! – нарочно громко высказался Джек. Никто не слышал первую часть разговора, но все всё равно поняли, о чем он и начали устало отмахиваться «да ладно тебе!», «годовая отчетность сама себя не сделает» и «ну началооооось!». Тихий рёв убитых мамонтов, гулом прошедшийся по этажу, вскоре стих, заменяясь мерным клацаньем и звонками. Джек бросил через плечо прищуренный презрительный взгляд и снова вернул свое внимание Дэйву. Вообще проявление дружелюбия и желания поболтать было редким с его стороны. Джек не отрицал, что это из-за того, что у коллеги просто не было шансов проявить это все, потому что он сам затыкался редко. Да и какая разница, кто начинает разговор, если он приятный, да? Они не были закадычными друзьями, но почему-то Джеку было чертовски комфортно в его компании. Необъяснимо, но факт. То есть, Дэйв мог смотреть на него сколь угодно сердито, осуждающе, устало, с видом «ты уже час болтаешь, и это уже больше похоже на белый шум», и Джек на это совершенно не обижался. Потому что… ну… это просто был Дэйв и все. К тому же, улыбаться тот тоже умел, и Джек это видел собственными глазами, так что все было точно норм.
- Я вот настолько близок к тому, чтобы психануть, - Джек показал большим и указательным пальцем очень тонкую полоску из воздуха, чтобы наглядно изобразить свое состояние, - Я уже готов скупить всю мишуру в магазине и просто ходить и закидывать ею город! Если ты увидишь на неделе новости «вандал без согласования с администрацией города принялся украшать чужие дома и улицы», знай, это буду я!
Джек сделал глубокий вдох, чтобы успокоиться. Просто немного накипело, а тут Дэйв. Который, честно говоря, мог сказать что угодно, типа «я читал, что в Зимбабве прирост популяции бегемотов» и Джек бы все равно вывел это на «Кстати, даже в Зимбабве отмечают новый год, а у нас – нет!».
- А тебе не тоскливо от этого всего? Честное слово, я на стену лезть готов, никогда такого не было. Всегда обожал зиму, но вот это… это уже как-то просто не правильно! – честно говоря, раньше он никогда бы не подумал, что может быть настолько эмоционально зависимым от чего-то в этом мире. – Слушай, а ты вечером случайно не свободен? Может, сходим в кафешку посидим? Знаю одну хорошую, там хозяин точно всегда украшает всё шикарно, а ещё там пекут лучшее имбирное печенье, делают горячий шоколад и глинтвейн. М? – Это даже было не столько приглашение, сколько просьба. Хорошая, но просьба. И Джек даже вскинул брови домиком, заглядывая Дэйву в глаза, чтобы у того было меньше шансов отказаться.

[nick]Jack Frost[/nick][status]жингл белз[/status][icon]https://funkyimg.com/i/31dyu.png[/icon][fandom]Rise of the Guardians[/fandom][lz]Won't you open for me the door to your ice world; To your white desert[/lz][sign]-[/sign]

Отредактировано Iago (2020-07-27 11:22:03)

Подпись автора

Famine | Dante | Hibari | Portgas D. Ace | Adgar | All Might

+1

4

[nick]Bunny[/nick][status]Хранитель надежды[/status][icon]https://wmpics.pics/di-9G17.jpg[/icon][fandom]Rise of the guardians[/fandom][lz]Главный символ Пасхи[/lz]Как говорится: «Не буди лихо, пока оно тихо». Очень жаль, что Дейв забыл эту поговорку. Тогда бы он еще сто раз подумал, прежде чем начинать разговор. Хотя… Разве он мало знает Джека? Сколько они вообще знакомы? Что-то подсказывало, что лучше вовсе не задаваться этим вопросом. Ответ на него либо займет слишком много времени, либо не найдется. В общем, на самом деле Дейву не стоило проявлять даже долю удивления из-за того, что его коллега чуть ли не подскочил с места от вопроса. Заданного ровным, спокойным тоном. Даже не предполагающим какой-то реакции. На мгновение от громкого голоса, и прокатившегося по комнате возмущения, захотелось закрыть уши руками. Казалось, Джек у них в офисе нечто вроде катализатора: его действия или слова обязательно вызовут хоть какую-то реакцию. Брюнет только вздохнул и подпер щеку ладонью, снова, как обычно, ожидая, когда его накроет волной своеобразной информации, которая в большей степени не относится к главной теме раговора. «Сам виноват».
   Но на самом деле — пусть Дейв никогда в этом не признается — иногда, только иногда, болтовня Джека развлекала его и поднимала настроение. Сегодня как раз был один из таких дней. На улице слишком… тоскливо, слишком обыденно. Особенно для декабря. Если бы то же самое было на работе, — а точнее, если бы там не было Джека, ведь именно он «тормошил» всех, — Дейв работал бы намного продуктивнее, но настроение явно не было бы таким праздничным. Или вроде того. Вспомнить хотя бы сегодняшнее утро. Поэтому Дейв — добровольно, подумать только! — слушал все излияния коллеги. Не преминув закатить глаза на словах о конце терпения блондина. «А сейчас ты разве ни психуешь?» Впрочем, он не собирался задавать вопрос вслух. Потому что на самом деле — нет. Джек всегда был таким. Столько, сколько Дейв его помнил. Через чур громким, активным. «Наверное, пора бы уже привыкнуть». Хотя, возможно, коллега на самом деле почти дошел до ручки. Правда, не совсем понятно почему. Ну, не украшают город — да, странно, но чтобы из-за этого настолько сходить с ума?.. Дейв даже на секунду забеспокоился: он ни разу не слышал о том, что у Джека появились замашки шопоголика. А в их офисе, опять же, очень любили всякого рода слухи и сплетни, и даже не участвуя в них, ты был в курсе всех событий. Даже тех, которых нет. Офис на то и офис. Дейв предпочитал просто не обращать внимания.
   Брюнет не мог не усмехнуться, стоило в голове возникнуть картинке того, как Джек собственноручно идет украшать город. И почему-то Дейв был уверен — тот действительно способен на нечто подобное. «Этакий Анти-Гринч». Строго говоря, Анти-Гринчем можно было бы назвать Санта Клауса, — «Если бы тот существовал», — но в их реальности… Да, пожалуй, Джеку подходило это прозвище. Только Дейв не собирался рассказывать парню о нем. «Еще надуется, как индюк». Или, что казалось еще худшим и более раздражающим вариантом, начнет рассуждать о том, почему Гринч не любил рождество и почему они, весь офис, так на него похожи. Нет уж, лучше увольте. Желательно, не буквально. К тому же, Джеку и без реплик со стороны Дейва было, что сказать. «Как обычно». Но не слишком разговорчивому брюнету — во всяком случае до коллеги ему было как до Луны и обратно — незачем жаловаться. Мужчина только окинул обреченным взглядом стопку незаполненных отчетов, вздохнул, взяв один сверху — кто-то же должен работать. «Или хотя бы делать вид, что работает», — но не переставал слушать уже более спокойную, стоит заметить, речь Джека, которая теперь больше походила не на истерику, а на размеренное бормотание.
   Только в какой-то момент, уловив паузу в монологе Джека, Дейв поднял взгляд от бумаг и посмотрел на блондина, вопросительно приподняв брови. Он ждал, что коллега объяснит, от чего «этого» должно быть тоскливо и чего же «такого» никогда не было, и еще, что конкретно парень подразумевает под неправильным «этим»? В речи Джека, на взгляд брюнета, было слишком много неопределенности. Или это уже были мысли вслух на грани с разговором с самим собой? Если предполагать последнее, то Дейву определенно стоило бы вызвать неотложку или хотя бы сходить за аптечкой: вдруг парень бредит?.. Прошло еще несколько секунду — и никаких пояснений. Мужчина на самом деле на мгновение начал думать, что стоит оказать коллеге первую помощь, пока тот снова ни заговорил. На этот раз, на удачу, излагая свои мысли более подробно.
   На пару минут между ними повисла тишина. Видимо, Джек все-таки решил дать Дейву спокойно подумать, или, возможно, думал, что его щенячий взгляд подействует сильнее. А брюнет просто взглянул на это выражение лица на против, усмехнулся и действительно пару минут размышлял. Он не был компанейским парнем — Джек прекрасно это знал, — и в любой другой день Дейв бы отказался, сославшись на большое количество отчетов, — что было бы чистой правдой, — но только сегодня с утра мужчина думал о том, что ему не с кем поговорить. Наверное, тому, что Дейв согласился, было две возможные причины. Может быть, чтобы совсем не сойти с ума от одиночества, или, может быть, потому, что Джек иногда напоминал ему непоседливого ребенка, а детей мужчина почему-то любил.
   Из-за образовавшихся планов или из-за блондина, который после их договоренности стал болтать еще больше и, можно даже сказать, усерднее — «Лучше бы работу так выполнял», — но время до шести вечера прошло на удивление быстро. И вот они уже стоят на пороге того кафе, о котором говорил Джек. Кирпичные стены, деревянные столы и стулья, у дальней от двери стены в камине, на котором висели рождественские подарочные носки, горит огонь... А главное — запах ели, который окутал Дейва, казалось, еще до того, как дверь закрылась за их спинами. И почему-то он сразу почувствовал, как, неизвестно по какой причине, стало… легче. Будто тревоги остались где-то там, за пределами кафе, а здесь царил только мир и покой.
— Было хорошей идеей: прийти сюда. — Дейв улыбнулся. — Спасибо, что пригласил, Джек.

Подпись автора

Предупреждение(!): Если Эйс отправит в архив один из этих эпизодов без моего ведома, я его побью покусаю
Враг или друг?
Arabian nights
We are one
В нищете, да не в обиде
Down in the forest

+1

5

Вот каковы были шансы, что Дэйв согласится, а? Мизерны! Ну… ладно, может, и не мизерны, в конце концов, он не отчаянный социопат, но минимальны. Джек был уверен – подействовал его пронзительный жалостливый взгляд. Потому что когда он замолкал, начинала твориться магия. Это, конечно, немного обидно, но факт. Поэтому он, конечно же, удивился, но постарался сделать максимально непринужденный вид, откидываясь на спинку стула: «Да, отлично», «окей», «сходим в кафе». Ничего необычного, они так каждый вечер делают. Не придавай этому слишком много значения, Джек, иначе спугнешь удачу!

Конечно, хватило его всего на пять минут такой уверенной отстраненности. Почему ему было необходимо заполнять все паузы и выливать все мысли на своего коллегу? Да черт его знает… ему правда иногда казалось, что он сходит с ума. Он не понимал, что чувствует и почему в восьмидесяти процентах случаев. Не понимал, почему он чувствует себя не в своей тарелке. Не понимал, почему в голове, не смотря на мнимый царящий там хаос, невероятно пусто. Это ощущение, будто он вот-вот до чего-то важного дотянется, но пот он опять один, в пустой комнате, где нет ни одной вещи, и из которой явно кто-то вот-вот переехал. Такое бывает, когда приходишь в дом и видишь квадратом выцветшие обои, сразу понимая, что здесь висела картина или фотография; а там, где царапины на полу, стоял тяжелый комод, и виден след от его ножек; здесь дверной косяк разрисован фломастерами. И это как будто что-то должно значить, но он не знает – что.
Самая страшная мысль была о том, что он правда сходит с ума. Иначе почему все остальные воспринимают происходящее как данность? Почему им кажется нормальным ходит каждый день на работу с восьми до пяти, а потом плестись угрюмо домой? Почему он помнит, что у него вроде бы есть семья, родители, где-то там в другом городе, но каждый раз не помнит, звонил он им вчера вечером или нет? Он четко может воспроизвести момент, как слышит голос родителей, но о чем они говорили – нет. То ли это настолько неважные и пустые разговоры, то ли…

И на первый взгляд Дэйв казался таким же, как все остальные: он был тем ещё работягой. Самый ответственный парень на селе! И иногда самый ворчливый, если его хорошенько достать. Но рядом с ним все равно было спокойней. Словно он мог понять хотя бы малую частицу из того потока сознания, что выливал на него Джек. У него не было того пустого и совершенно непонимающего взгляда, как, например, у того же Джорджа из отдела кадров. Что это вообще за имя такое – «Джордж»?

Поэтому, когда они переступают порог кафешки, и Дэйв улыбается и благодарит его», Джек рассеянно улыбается в ответ и думает, что все же коллега его понимает. Он не ошибался.
Джек выбирает столик поближе к нарядной ёлке, светящейся гирляндами, словно при малейшем шансе, что к ним сюда ворвется суровая серая будничная правда, он сможет спрятаться под деревом, так что его никогда не найдут. На широком подоконнике стояли муляжи подарков и фигурка деда мороза. Хотя, честное слово, она тут была не обязательна, потому что…

- Хо-хо-хо, добро пожаловать и с Наступающим! – по залу раскатился зычный голос владельца кафешки – мужчина высокий, в теле, с татуировками на руках, но с очень добрым взглядом и улыбкой вышел из подсобных помещений. Он казался относительно молодым, но волосы все равно были седые, словно свежий выпавший снег, и густая борода. Он чертовски был похож на Санту! Поэтому ближе к Рождеству кафе всегда было переполнено людьми. Но Джек заранее попросил придержать столик, и вот…

- Эй, Санта! – он машет рукой, радостно лыбясь во все тридцать два, на что владелец хмурит брови и быстро подходит к ним.

- Тихо, Джек! Что ты опять начинаешь?! Николас. Меня зовут Николас! – он шикает и жестом показывает тому убавить голос, после чего облокачивается одной рукой на их столик, а второй подпирает свой бок, - Когда детишки это слышат, они тут же подбегают и начинают загадывать желания. А я не могу устоять перед этими озорниками, и, в итоге, весь день сижу на стуле и выслушиваю все их мечты, вместо того, чтобы управлять кафе… - Николас качает головой. Видимо, несколько вечеров он уже провел так, как обычно зарабатывают деньги все другие «Санты» в торговых центрах.

- Смотрите! Здесь Санта Клаус! Он настоящий! Я видел, как он сегодня прилетел на санях! Исполнишь мое желание?! – нарочито громко заговорил Джек и тут же рассмеялся и забился подальше в угол, когда огромный кулачище в татуировках появился перед его носом.

- Сантааа… - по кафе волной пошел восхищенный ропот, и совсем скоро Николаса уже тянули за штанину, чтобы обратить на себя внимание, и смотрели огромными восхищенными глазами, увидевшими чудо, - а ты правда Санта?

Вся суровость этого мужичка тает в момент. Он шумно вздыхает и разжимает кулак.

- Конечно, правда! Ну? Кто первый хочет загадать желание? – Он подхватывает девчушку с хвостиками на руки и тащит свободный стул в центр зала. Очередь выстраивается мгновенно.

А Джек так и не прекращает довольно хихикать. Останавливается лишь когда к ним подходит официантка.

- Пожалуйста, суп дня, глинтвейн и имбирное печенье, - после того, как она принимает заказ и уходит, Джек облокачивается на столик и подается ближе к Дэйву для доверительного разговора, - скажи, ты видишь? Эту разницу? Между «здесь» и «там»? Здесь же всё по-другому… скажи, что я не схожу с ума, пожалуйста.

[nick]Jack Frost[/nick][status]жингл белз[/status][icon]https://funkyimg.com/i/31dyu.png[/icon][sign]-[/sign][fandom]Rise of the Guardians[/fandom][lz]Won't you open for me the door to your ice world; To your white desert[/lz]

Подпись автора

Famine | Dante | Hibari | Portgas D. Ace | Adgar | All Might

+1

6

[nick]Bunny[/nick][status]Хранитель надежды[/status][icon]https://wmpics.pics/di-9G17.jpg[/icon][fandom]Rise of the guardians[/fandom][lz]Главный символ Пасхи[/lz]«Тепло». Наверное, в первую очередь дело было в камине, настоящем, находящемся в паре метров от выбранного ими столика, но Дейв не мог отделаться от тепла, разливавшегося в груди и явно не связанного с тем, что в помещении. Как давно он этого не чувствовал? Трудный вопрос. На самом деле Дейв не знает, задавался ли им хоть когда-нибудь и почему тот всплыл именно сейчас. В принципе, это не так уж важно. Мысли нередко зависят от настроения, а оно у мужчины с самого утра было… в какой-то степени меланхоличным. Нечему удивляться. Наверное.
   Но все-таки Дейв не помнит, когда последний раз чувствовал себя так. Уютно. Спокойно. Будто на своем месте. Если это ощущение в принципе посещало его когда-нибудь. Отчасти подобное кажется странным. Ведь Дейв здесь впервые, и единственный знакомый для него — Джек. Учитывая, как часто он общается с новыми людьми — а это происходит... Мягко говоря, очень редко, — мужчине должно быть некомфортно. Но вот это шуточный спор между его коллегой и хозяином кафе кажется таким привычным. Будто Дейв наблюдает его не впервые, а уже, как минимум, раз в сотый. Да и старика он, кажется, тоже знает. Откуда-то. Это можно было списать на то, что, на самом деле, у них маленький город, где есть все шансы в течение недели встретиться на улице буквально с каждым. «Тут другое». Мысль будто щелкает в голове, и Дейв просто знает, что все не так просто. Дело не в том, что они, возможно, где-то видели друг друга…
   …Это место, старик, Джек. То, что они сейчас здесь вместе — правильно. Самое точное слово, которое приходит Дейву в голову. Наверное, это тоже странно. Обычно мужчине не свойственно подбирать слова. Он в принципе не слишком любил их использовать, предпочитая молчать и слушать, если придется. И большие компании — тоже не про него. Да, Дейва смело можно было назвать затворником, и он даже не обиделся бы. Но, видимо, не сегодня. Если вдуматься, сегодня вообще все не так, как обычно. И, как ни странно, Дейву не казалось, что это плохо. Создавалось ощущение, что именно до этого момента все было не так. Не правильно. Только — почему? Почему именно сегодня обычная, скучная жизнь, рутина перестала устраивать Дейва? Ведь он — не Джек, у которого всегда было шило в заднице, которому всегда чего-то не хватало. Дейв любил стабильность, предсказуемость и не то, чтобы боялся перемен, но относился к ним скептически. А сейчас… Хотя, в сущности, что особенного произошло? Они всего лишь пошли с коллегой немного развеяться для поддержания — или поиска — рождественского настроения. Дейв усмехнулся. «Звучит как миссия». Но это казалось действительно важным. Чем-то… значительным. И значимым. Понимание этого подталкивало только к еще большему количеству вопросов, но сейчас Дейв решил отпустить себя. Какая, в сущности, разница, почему все складывается именно так? Скоро рождество. Время радости, веселья… Теплых и светлых воспоминаний. Время, когда можно, хоть и ненадолго, снова почувствовать себя ребенком, который верит в чудеса, радуется множеству разноцветных огней вокруг, снегу и возможности рассказать толстяку в красном костюме о том, что хочет.
   Дейв еще несколько секунд понаблюдал за ребятней, которая окружила беднягу Николаса, — хотя тот и не выглядел таким уж опечаленным этим обстоятельством, скорее, даже наоборот, — глубоко вдохнул запах хвои и снова повернулся к Джеку. Тот явно был доволен своей выходкой. Мужчина снова усмехнулся и покачал головой от этой непосредственности. Он никогда не мог понять: как Джек смог ее сохранить? Он будто всегда, вне зависимости от времени года и обстоятельств, оставался ребенком. Большую часть времени такое поведение, конечно, раздражало, но Дейв понимал — так лучше. Должен быть кто-то, кто радуется мелочам и заставляет, буквально пихаясь локтями, радоваться окружающих. Без таких людей жизнь действительно давно бы уже превратилась в черно-белое кино, где нет не было бы даже Чарли Чаплина. Она, скорее, больше напоминала бы фильмы по книгам Джеймса Х. Чейза, в которых только слезы, убийства и кровь. Никакой радости. Поэтому людям следовало бы сказать «спасибо» таким, как Джек. И Дейв на самом деле благодарен, не только за сегодняшнюю вылазку, а вообще. За то, что пытался как-то разнообразить их серые, рабочие будни и не давал окончательно зачерстветь. Но вряд ли мужчина когда-нибудь озвучит свои мысли. «Еще задерет нос и окончательно станет невыносим».
   Но стоило официантке уйти, приняв их одинаковые заказы — Дейв решил взять то же самое, потому что никогда здесь не был, но почему-то не сомневался, что будет вкусно, — как настроение Джека резко поменялось. Мужчина нахмурился, заметив беспокойство во взгляде собеседника. «Действительно ребенок». Кем еще надо быть, чтобы бояться сойти с ума из-за такой... мелочи? В первое мгновение Дейв хочет усмехнуться, покачав головой, но вовремя останавливает себя. Потому что Джек прав. Все эти «странности» и чувство уюта — вот та разница, о которой он говорит. Дейв действительно понимает. Но страх — это все-таки слишком.
— Расслабься, парень. — Дейв позволяет себе усмехнуться, но мягко, стараясь успокоить через чур эмоционального коллегу. — Видишь этих людей? — он неопределенно машет в сторону посетителей, — они здесь, чтобы тоже порадоваться наступающему празднику. Ты не один такой. А то, что там… — На этот раз мужчина бросает короткий взгляд на дверь, за которую теперь совершенно не хочется выходить. Идея, мелькнувшая в голове, заставляет задуматься: не сошел ли с ума он сам? Потому что мысль явно отдает бредом или, в лучшем случае, безрассудством, на которое, может быть, пошел бы как раз Джек, но точно не Дейв. — Знаешь, — резко начинает он, не закончив мысль. В конце концов, раз уж сегодня действительно все не как всегда, можно позволить себе и немного веселья, — как насчет, напомнить людям, что скоро рождество? Можно взять украшения и развесить их по городу. Самим. — Дейв на секунду оборачивается в сторону Николаса, чтобы предложить старику присоединиться — почему-то кажется, что ему понравится идея, — но, кажется, бородачу хорошо в окружении детей. Мужчина не решается беспокоить хозяина кафе. Они с Джеком справятся и вдвоем. Если, конечно, коллега согласится. — Что думаешь? — уточняет Дейв, вопросительно приподнимая бровь и беря в руки только что принесенный глинтвейн. Мужчина волнуется и чувствует себя глупо, потому что затея действительно не в его духе, но глаза светятся предвкушением возможного небольшого приключения. Впервые за последние несколько лет.

Подпись автора

Предупреждение(!): Если Эйс отправит в архив один из этих эпизодов без моего ведома, я его побью покусаю
Враг или друг?
Arabian nights
We are one
В нищете, да не в обиде
Down in the forest

+1

7

Так уж повелось, что инициатором всегда был Джек. В том плане, что если у него появлялась идея, то он просто брал и реализовывал её сам, заряжаясь внутренней инерцией и генерируя энергию самостоятельно. То есть… редко кто к нему подходил с предложением типа: «эй, Джек, это, конечно, безумно, но давай сделаем это, это и вот это!». Обычно все безумные (а часто и рисковые) идеи появлялись в его голове, и он ну… не то, чтобы жаловался. Просто знал, что сообщники у него если и будут, то их будет мало. И всех надо подпинывать и направлять. Ну, логично: хочешь чего-то добиться – дерзай и ветер в парус, как говорится.
Но именно поэтому, когда Дэйв вдруг, повторив заказ, предлагает ему пойти наряжать город, воплотить ту мысль, которая давно крутилась в голове Джека, хотя и была сказана в качестве иронии и в порыве отчаяния, это вызывает… справедливую растерянность и недоумения. Дэйв. Самый офисный офисник. Самый серьёзный человек, готовый раскритиковать всё и всех. Предлагает пойти наряжать город. Это Джек выглядит так отчаянно и жалко или он сумел расшевелить что-то там у него внутри, типа душу, сердце, скучашки по праздникам? Это, чёрт побери… приятно. И даёт ощущение, что он всё же не настолько одинок, насколько ему казалось еще совсем недавно. Джек заглядывает в глаза, зависнув на несколько секунд, будто пытался проверить, насколько серьезно это предложение, а потом расплывается в озорской улыбке и тычет пальцем в сторону Дэйва, щурясь.
- Я ловлю тебя на слове! Когда мы выйдем на улицу, и люди будут смотреть на нас, как на сумасшедших, тебе уже не удастся отвертеться, понял? Окей, погнали! – Джек вроде соскальзывает со стула в желании ломануться на улицу, пока запал не пропал, пока резонные мысли не успели переубедить коллегу, но дорогу перекрывает появившаяся с двумя кружками глинтвейна официантка, и он вспоминает, зачем они пришли сюда изначально. Раззадорить новогоднее настроение и перекусить, да. Непоседливая задница опускается обратно на стул, а запах глинтвейна манит еще больше. Тут же на столе появляется и имбирное печенье, и Джек просто-таки нависает над чашей и делает глубокий вдох. Свежевыпеченное, оно пахнет божественно. Хоть и облизывается, но в первую очередь пододвигает тарелку к Дейву, чтоб ел, а сам чокается с ним кружкой и отпивает горячего напитка.
Здесь было безмятежно, тепло и уютно. Совсем не как дома. Туда вообще не хотелось возвращаться последние несколько недель – ему то и дело снились кошмары, прочно укореняя внутри чувство тревоги. Наверное, поэтому Джека тянуло к людям. Туда, где ярче и как можно больше огней.
- За праздники и окончание безумного отчётного сезона, - он улыбается в кружку, и делает ещё пару глотков. Суп дня оказывается грибным и с гренками-только-из-печи. Наверное, и суп там делали, потому что аромат совершенно другой, особенный и домашний. Хотя Джек не удивится, если окажется, что это реально магия этого Санты в татуировках. Невероятно суровый снаружи, и безгранично мягкий внутри. Ну, как таким не умиляться? Дэйв был его уменьшенной копией, не так ярко выраженной, правда.
Они сидят и болтают о всякой ерунде ещё минут пятнадцать. Джек зачем-то рассказывает о том, что подарки – это даже не так важно. Не для него, по крайней мере. Рассказывает о том, как ему подарили велосипед, который спиздили на следующий день. Где-то между этими нелепыми историями он понимает, что воспоминания путаются, и он не так отчетливо помнит родителей, как думал раньше. Это странно, потому что головой вроде не ударялся и ничем таким не болел. Отклонений тоже не наблюдалось… вроде… да нормальный он был! Но всё равно прошлое как в тумане.
Единственное, что помнит отчетливо – как любил играть с детворой в снежки. Гонять на санках, строить замки и ледяные горки… с этими мыслями он подвисает, глядя в окно на снег, и проваливается куда-то намного дальше, чем время, которое было двадцать лет назад. За окном на площадке дети катаются на коньках, и Джек вспоминает, что не смотря на всю любовь к зиме, никогда не катался на коньках. Хотя казалось бы – это все то же самое, просто еще одно развлечение, но они его отталкивали на иррациональном уровне.

Когда совсем рядом с окном с шумом пробегает детвора, Джек выпадает из мыслей и ясным синим взглядом смотрит на Дэйва, будто пытается вспомнить, где он сейчас, а потом улыбается.
- Чтобы ты знал. Я не передумал и тебе не позволю, - он поднимается из-за столика, оставив деньги, и идёт к «Санте» договариваться об украшениях. Тот откликается с радостью. Говорит, что украсил ближайшую к кафе улицу, как мог, но времени мало, и с удовольствием поддержит затею если не физически, то хотя бы предоставив гирлянд и украшений. Когда Джек идет за ним в подвал… у него просыпается чувство настороженности. Во-первых, подвал намного больше, чем казался. Во-вторых… здесь было таааак много рождественских украшений и игрушек… что это реально настораживало. Он даже поежился и сделал пару шагов в сторону он знакомого. На всякий случай… Боги… он к старости станет таким же психом, да? Начнет коллекционировать гирлянды, отрастит живот и бороду и откроет кафешку, да? Здравствуй, безумие, вот и ты…
- Вот, бери, все, что захочешь. Я это… ты не подумай. Просто вижу какие-то украшения новогодние, и не могу пройти мимо! Смотри, а это я сам делаю! – он показывает с гордостью свою коллекцию игрушек, вырезанных из дерева. И это впечатляет… и все еще настораживает.
«Отлично. Ещё я буду в старости вырезать фигурки. Убейте меня сразу.» - с обреченной неизбежностью подумал Джек, но все же принялся собирать в коробку всё, что было ярким, мигало, блестело и светилось.
Выйдя с этим добром наверх, он кивнул Дэйву, чтоб шел за ним.
- Слушай… напомни мне присмотреть за ним. Я немного волнуюсь за старика… я там такое видел… - Джек кажется действительно встревоженным то ли за приятеля, то ли за свое будущее, но быстро становится веселым, когда начинает идти снег, и отвлекается как золотая рыбка с памятью в три секунды.
- Предлагаю дойти до Хатчетт стрит. Тут нет смысла украшать, один лишь запах этой пекарни – уже настрой для ближайших улиц. А там уныленько, а еще я как раз там каждый раз хожу до работы, так что и мне радость будет хоть какая-то, - Они добираются туда неспешным шагом. Уже совсем темно, а люди, видимо, все лазают по рынкам и магазинам в паническом желании успеть купить хоть какие-то подарки, потому что все-таки принято что-то дарить. Попробуй ребенку не подарить, что он заказывал – криков будет столько, что мигрень покажется раем. А, может, уже и по домам давно сидят. Один прохожий, и тот теряется за углом. А потом фонари на улице начинают мигать, пока с гулким хлопком не гаснут, погружая улицу и дома в темноту.
- Трансформатор не выдержал что ли? – Джек взволнованно оглядывается по сторонам.
[nick]Jack Frost[/nick][status]жингл белз[/status][icon]https://funkyimg.com/i/31dyu.png[/icon][sign]-[/sign][fandom]Rise of the Guardians[/fandom][lz]Won't you open for me the door to your ice world; To your white desert[/lz]

Подпись автора

Famine | Dante | Hibari | Portgas D. Ace | Adgar | All Might

+1


Вы здесь » Nowhere[cross] » [no where] » Down in the forest [Rise of the Guardians]