олег волков ⋯ oleg volkov

bubble comics ⋯ комиксы баббл 

ВОЗРАСТ:

30

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ:

наемник, чью верность не купишь, с легкой руки сергея разумовского - еще и народный мститель под маской чумного доктора.

https://i.imgur.com/J9FbYK4.png

я таю сам, как тает снег, я сам, как утро, брови хмурю


а сердце мое в небе живет, тает.
в нем птица поет, нет у нее стаи.

- Волк.

Олег в ответ просунувшейся неслышно в комнату голове поднимает зажатый кулак. И дверь закрывается с обратной стороны. Все его люди давно знают, где его искать. Не в собственной излишне помпезной, как и все в этом проклятом дворце, спальне, не даже в холле, который быстро переоборудовали под оружейную, чистящим свою винтовку, а подле Сергея Разумовского. Олег идет след в след, но он не добычу выслеживает. 

Хозяева бывают только у жалких шавок. 

- Кто ты, Олег? Шавка? Или хищник? Посмотри на себя - жрешь с рук у этого шизанутого богача. 

Волков до полусмерти забивает человека, сказавшего ему это. Бьет, не обращая внимания на разбитые в кровь о чужие кости кулаки, бьет, пока не выбивает все чертовы зубы из этого поганого рта. 

- А теперь скажи: может ли шавка так порвать? Но ответить-то ты не можешь, - сплевывает брезгливо. Падаль. Выпрямляется и спрашивает у остальных: есть ли тут кто-то еще, кто считает так же? Отвечает только тишина. Усмехается, поправляя на себе одежду. 

- Это хорошие деньги, парни. А мое отношение вас ебать не должно. Но если кто-то еще хочет высказаться, - делает приглашающий жест рукой, - милости прошу. Я с удовольствием выслушаю.

Делает шаг перед. Остальные пятятся.

- Вот и славно.

Сергей потом, конечно же, спросит почему у одного из его молодчиков за фингалами глаз не видно. Олег подаст голос и скажет, что тот упал. Очень неудачно. Он не солжет, ведь Разумовский и так поймет, что случилось. Всегда мог. По глазам Олега, что чернее ночи, стальным ноткам в голосе, спрятанному за губами оскалу. Отчитает его, без сомнения. Скажет что-то типа: прекрати калечить мои вложения. Волков только кивнет, но не произнесет ни слова. 

Но все это потом, но сейчас. Когда венецианский сырой бриз лица нежно касается, и занавески легкие надувает, точно паруса. С улицы доносятся праздные голоса, смех, ругань, жизнь. Олег отворачивается с тихим вздохом, когда слышит за спиной мягкий шорох простыней. Сергей не проснулся, он знает. Змеей друг в кровати извивается, иногда бормочет что-то неразборчиво, а веки все равно сжимает плотно упорно, как будто и не хочет, чтобы его мучения закончились с пробуждением. 

Олег пытается звать его по имени тихо-тихо. Сергей не реагирует никак, только хмурится, ударяя кулаками по матрасу, выгибаясь в очередном приступе ужаса. И Волков больше не пытается будить его и звать. Садится только в кресло напротив, напряженно смотря перед собой, и до белых костяшек стискивает пальцами подлокотники. 

После стольких лет разлуки между ними пропасть, и Олег совсем этому не удивлялся, скорее попросту принимал как должное, и не торопился через эту пропасть прыгать. Какой смысл, если на той стороне он не очень-то и нужен? Он выбрал смиренно ждать. Знака, слова, чего угодно. Все-таки он совсем не тот человек, который будет лезть на амбразуру и царапаться почем зря. Или это чувство вины? Наверное, оно. Иначе как объяснить то, что Олег примчался по первому звонку, едва услышав на том конце до боли знакомый голос? Ни на деньги не посмотрел, ни на какие другие условности. Собрал людей и приехал, до последнего не веря. 

Но в камере, прижавшись к серой изрисованной стене, действительно сидел Сергей. И он... едва ли на Волкова был обижен. За то что тот ушел, потому что рай в шалаше и обещания светлого и безбедного будущего его не прельщали в их студенческие годы. И однажды Олег просто собрал сумку, сказал твердо, что идет в армию и бросает учебу, и был таков. Ему нужно было здесь и сейчас, а не потом и когда-нибудь. Прославиться, стать героем, дослужиться до высокого звания — это все манило гораздо больше, чем нудный учебный процесс и три тяжелые работы с зарплатой ниже среднего, между которыми балансировать сложнее, чем над пропастью в километр стоя в домашних тапочках на тонком рвущемся канате. И у Олега нихрена не получалось. Из-за работы страдали его оценки, а если он начинал усиленно учиться, то непременно приходилось подыскивать замену одной из его ночных каторг. Сергея он видел утром, когда уходил на пары прямо с работы, и вечером, чтобы закинуться хоть какой-то едой и снова уйти. 

"Потерпи еще немного, ладно?"
"Не могу."

Он просто наказывал себя за прошлую своевольность. Вот и все. Или это Сергей его наказывал, зная, что он обязательно почувствует вину и слова не скажет? Нет, Разумовскому, как раз, было плевать, судя по всему. Лишь бы Волков за рамки не выходил и делал все, что скажут. А этому Олега даже в армии не научили. Душа слишком дикая. Вот чуть не избивает ту рыжую бабу, что подняла свою хиленькую ручку на Сергея. Вот он отправляет в больницу паренька, посмевшего копать под него, хотя Сергей приказывал не трогать друзей Грома. Вот выбивает всю дурь из собственного подчиненного. И приказы он исполняет крайне избирательно. Потому что сам хочет. Потому что чувствует себя виноватым. 

Нельзя заставить зверя повиноваться. Нужно чтобы он сам захотел.

Но как долго он еще будет тешить себя этими глотками свободы? Для него сейчас уже нет большей радости, чем стоять за чужой спиной, чем притащить за шкирку человека, фотографию которого Разумовский показал ему в тюрьме. Одно слово - и Олег принес бы голову этого чёртового полицейского на серебряном блюдечке. Но у Сергея какие-то свои планы, в который Волкова, конечно, он не считает нужным посвящать. 

Запомни, говорит. Запомни хорошенько.

И у Олега кулаки сами сжимаются, как он впивается взглядом в рябящую на экране фотографию, как будто и телефон вместе с ней перекусить челюстями готов. 

Сергей совсем другой и Олег списывает все на тюрьму. Мальчишка, которого он знал, может и был слегка строптивым, но уж точно не был повернутым маньяком. Но это все тюрьма. Как только он отомстит, все вернется на круги своя. 

Но каждая клетка тела кричит: “БЕГИ”. И не оглядывайся. И не возвращайся. Волков не слушает. Образец рациональности и приверженец логики Олег Волков не слушает голос своего разума. Потому что в груди что-то тихо шепчет: “ОСТАНЬСЯ”. И помоги. И никогда больше не смей уходить. 

Олег решает, что уйдет, как только вся эта заварушка с Громом закончится. 

Да его, скорее всего, и самого попросят на выход. Так или иначе, он не останется. Продолжаться все это не может. Надо бы уже отсечь от себя все лишнее, саднящее, но давно уже сгнившее. 

Но Волков снова переводит взгляд, где на кровати мечется Сергей, в неравном бою снова терпящий поражение. И понимает, что врет себе безбожно.

СВЯЗЬ:

вернуть сергею разумовскому, если потеряется

ЧТО СЫГРАЛ БЫ?

bloodborne // protagonist or lady maria, outlast // eddie gluskin, grishaverse // kaz or darkling, bioshock // booker dewitt or robert lutece, ruiner // protagonist, momentum // misha, the order 1886 // alistair d'argyll, life is strange // rachel amber, hellblade // senua, the folk of the air // jude duarte, greedfall // de sardet, thief // garrett, overwatch // reaper, death stranding // higgs.

Отредактировано Oleg Volkov (2020-05-10 10:02:42)