Джозеф Ода ⋯ Joseph Oda

The Evil Within ⋯ Зло Внутри 

ВОЗРАСТ:

36 лет

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ:

детектив полиции

https://funkyimg.com/i/2U6hc.png

I'm not worried about stopping it, Seb. I'm worried about not wanting to stop it.

Твоя история

01.02.1990 года
Сегодня дедушка впервые взял меня с собой на работу. Это было невероятно, словно в самом настоящем детективном сериале. Прямо как в "Твин Пиксе" — полицейские, дымящиеся кружки кофе, доски, спрятанные за жалюзи в кабинетах старших детективов с серьезными лицами. Мне даже разрешили посидеть в кресле детектива Бунча, пока они с дедушкой обсуждали что-то за дверью. Не знаю, что, но мне сказали,что слушать такое еще рано. Дедушке виднее, так что я спорить не стал, но когда пожаловался об этом миссис Слоун, она сказал, что, если я еще раз приду к ним в участок, она научит меня читать по губам. Не то что меня нужно дважды уговаривать вернуться, но это было бы круто.
Вообще, дедушка сказал, что привел меня к себе на работу, потому что уверен — у меня есть все, что нужно, чтобы стать хорошим полицейским. Почему-то коллеги дедушки посмеялись, но он выглядел серьезным. Не знаю, что в этом смешного, я всегда гордился тем, что делает дедушка, так что если он так считает — постараюсь как следует.
Не хочу его подвести.

19.05.2002 года
Жаль, что дедушка этого не увидел — его любимому внуку, закончившему академию с отличием, вручили значок полицейского, и я, признаться, не знаю даже, кто больше хотел увидеть это в живую: он или я. Хотя, наверно, одинаково, только причины у нас были немного разные: я хотел стать похожим на него, черт, да в чем-то даже смотрел на мир его глазами (насколько метафорически так можно назвать подаренные очки, конечно же), а он... он, думаю, хотел быть уверенным, что после него в мире останется человек, который продолжит его дело, продолжит выполнять работу, за которую не каждый сейчас возьмется.
Ну что ж, причины у нас и правда были разные, но приводят они к одному и тому же, о чем в Кодексе бусидо сказано: жить нужно с четким осознанием того, что необходимо делать самураю и что позорит его честь, и только благодаря дедушке я знаю это даже находясь в тысячах километров от исторической Родины.
Впрочем, придержу бусидо при себе. Не всем на моем новом месте такое может понравиться.

19.05.2003 года
Преданность, честность и храбрость — три главных качества самурая.
Все три качества я могу примерять на Себастьяна Кастелланоса, и, пожалуй, даже символично, что я стал напарником человека, на которого действительно стоит и нужно равняться, человека, которым я, несмотря на некоторую спорность его методов, восхищаюсь и которого уважаю, ровно через год после моего назначения. Обстоятельства, к сожалению, достаточно тяжелые, но я уверен, что с Мирой все будет в порядке — она невероятно сильная женщина и справится со всем. Тем более с поддержкой со стороны детектива Кастелланоса. Они... впрочем, пожалуй, это не мое дело.
Мое дело сейчас — полностью сосредоточиться на работе и зарекомендовать себя с лучшей стороны, потому что я не хочу подвести детектива, участок и нарушить обещание, данное дедушке.
Так что придется постараться.

19.07.2014 года
До сих пор не могу понять, было ли реальностью то, что произошло в "Маяке", но чем больше думаю об этом, тем меньше хочу вспоминать. Замкнутый круг, Уроборос, пожирающий сам себя — та же смесь безумия, бессмысленности и нечеловеческой целеустремленности в желании уничтожать. В голове не укладывается — смотрю на записи на предыдущей страницах и понимаю, что в реальности такого быть точно не могло; головоломки, записи о безумных монстрах, об экспериментах, о человеке, ломающем мир силой мысли.
И еще... помню, как напал на Себастьяна. Помню, что на самом деле пытался его убить. Думаю об этом и понимаю, что мой рапорт в ДВД — еще не самое страшное преступление.
Самурай обязан быть не только безупречным сыном, но и преданным своему господину.
Я мог еще сказать, что рапорт — во благо Себастьяна, последний способ смягчить падение, которое тот сам начал, но убийство — точно не преданность.
Не думал, что скажу это, но я не знаю, как жить с пониманием того, какой человек существует где-то глубоко в моем подсознании.

без даты
не уверен, что календарь верный, а часы показывают правильное время. не уверен, что часы — это в принципе часы. не уверен, что вокруг меня есть хоть что-то являющееся на самом деле тем, чем оно кажется. чувство такое, словно я снова, как три года назад, схожу с ума. что мир вокруг — нереальный, и от этого кажется все более пугающе реалистичным, пожалуй, гиперреалистичным, как нарисованные на стенах портреты с каждой прорисованной жилкой или восковые фигуры со стеклянными глазами.
кажется, это напоминает "Маяк", только здесь нет сумасшедших монстров, мертвых людей и сюрреалистичных сцен в стиле Босха.
зато есть мерзкая головная боль, которую уже не замечаешь.
и собака. еще утром, когда я уходил на работу, это была моя собака.
теперь я в этом не уверен.
ни в чем не уверен.


Ибо Господь с огнем и мечом Своим произведет суд над всякою плотью, и много будет пораженных Господом.
— Исаия 66:16

[indent]Вспышка мощного цифрового фотоаппарата в беспристрастных руках штатного криминалиста-фотографа. Секундная слепота. А после из темноты — жестокость, анатомическая почти, достойная картин религиозных в стиле полотен Рембрандта.
[indent]После — из ослепительного света контуры тела, неестественно изогнутого, к потолку на крюки подвешенного, обезглавленного проступают.
[indent]После — в глаза Смерти, к небу обращенные, посмотреть приходится.

[indent]У Джозефа от увиденного — дыхание перехватывает, желудок резко к горлу подкатывает, и он думает, что решение не завтракать слишком рано, твердо им с утра после пробежки принятое, может и не самым верным было, потому что пустой желудок, в общем-то, еще хуже полного. Через мгновение — в нос резкий запах бьет, металлический, запах смерти и безысходности, от которого сразу же — голова кружится; к такому запаху не привыкнуть и за десятки мест преступления, за сотни посещений морга, а для Джо этот выезд — первый, и все его существо, к таким картинам непривычное, увиденному противится.
[indent]Джозеф от увиденного — бледнеет так, что впору у судмедэксперта, рядом с поразительным спокойствием свой чемоданчик для препарирования смерти собирающего, нашатырь просить. Но Джо себе расклеиться не позволяет, сжимает губы только в тонкую линию и такие же тонкие латексные перчатки, напарником у входа в дом протянутые, с легким тальковым облачком надевает.
[indent]Чуть покачивается.
[indent]Но — ничего не говорит, старается в руках себя держать. Не может слабаком на первом деле себя показать. И точно не может слабаком показаться — перед Себастьяном.
[indent]Невольно — события часом ранее вспоминает и думает упрямо — он докажет напарнику, что готов к работе. И работе не только кабинетной.

______________

[indent]— Кастелланос! — Джо вздрагивает от раскатистого голоса комиссара, хотя, по сути, и не к нем обращающегося, оборачивается и замечает с каким-то непонятным удовольствием — Себастьян своему спокойствию не изменяет; впрочем, до поры, до времени — взгляд у комиссара такой, что стальной лист прорежет, жвалки под кожей у виска дергаются, и вся фигура его массивная в напряжении среди столов рабочих замирает, — Собирайся, у нас вызов! Черти что...
[indent]Джозеф замечает, как мгновенно Себастьян собранным становится, будто бы пес сторожевой, к прыжку изготовившийся, и видит — пальцы чужие до костяшек побелевших в подлокотник кресла вцепляются, когда детектив навстречу комиссару поднимается. По Себастьяну видно — он понимает больше, чем шеф распространяться хочет, и понимание это из него словно другого человека делает.

[indent]— И Оду возьми. Если начинать, то с чего-то подобного. Потом никакими чертями не напугаешь.

[indent]Джозеф — весь внимание, от бумаг отрывается, оставляя на время сверку номерных знаков с данными свидетелей, видит — взгляд напарника к нему, безмолвно, впрочем, на мгновение мечется, и то, как он потом на комиссара смотрит. Во взгляде этом легко читается: может, рано еще?

[indent]— Да поживее, господи! Ода, — комиссар оборачивается, гремит на все здание, переносицу трет, — Надеюсь, ты не завтракал.

______________

[indent]Джозеф моргает и оглядывается — Себастьян у входа в небольшой частный дом, скорее американскую мечту иллюстрирующий, чем будущее пособие по криминалистике, с патрулем беседует, первым на место преступления после звонка прибывшим; и, судя по выражению лиц то ли испуганному, то ли озадаченному, напарник от них еще минут пять ничего конкретного не добьется. Значит, он может начать сам.
[indent]Оперативность — вещь в их работе незаменимая.

[indent]Джозеф сглатывает.

[indent]— Первый раз такое видите? — рядом совсем раздается голос — сухой и безжизненный, и Ода оборачивается коротко — щелкая замком на серебряном металлическом чемоданчике низ форменной куртки отряхивает судмедэксперт. Альфред Мун. То ли сенегалец, то ли эфиоп, то ли выходец из американского гетто — высокий лоб, короткий жесткий еж черных волос, неопределимый на глаз возраст и темная, как эбонит, кожа, заметная на фоне сжавшейся по углам тьмы только за счет яркого света галогенных ламп, расставленных по комнате и, как софиты сценические, направленных на постель у центра стены.
[indent]Звезда у них, конечно, постановки трагической.

[indent]— Я… — Джо медлит, отворачивается к картине, обнаженной безжалостными лампами, но ответить не успевает.

[indent]— Новичок же, да? — взгляд короткий, но — понимающий.

[indent]Джо осторожно кивает — все еще не хочет потревожить ком в горле, который предательски никуда не уходит.
[indent]— Я работаю судмедэкспертом уже тринадцать лет, и, скажу честно, сам такое впервые вижу. Так что для новичка Вы неплохо держитесь. Вернее, держите в себе, — короткий смешок. Могильный юмор.

[indent]— Что можете сказать по результатам первичного осмотра тела? — нерешительно — делает шаг ближе. А после — замирает, в слух оборачиваясь, блокнот раскрывает, готовый скрупулезно каждую деталь задокументировать.

[indent]— Детали обнаружения тела спросите у напарника. Что до самого тела и способа убийства, — Мун медлит, трет подбородок, — По трупу у нас следующее: Марта Крэтчер, тридцать лет. Причина смерти предположительно — болевой шок. Однако, связана и подвешена на крюки была при жизни, — труполог обходит висящее на мясных крюках, кустарно вмонтированных в потолок, будто огромная подвесная люстра, тело и указывает на охватывающие возле впившихся в икроножные мышцы и лопатки крюков веревки, — Связана необычным способом, на который, думаю, убийца потратил не меньше часа или даже более…

[indent]— Шибари, — Джо констатирует это машинально и тут же немного смущенно выдыхает, заметив многозначительный взгляд, — Значит, он не спешил. Был уверен в том, что никто не придет?

[indent]— Возможно, дом стоит в стороне от остальных — прелести огромного состояния и легкой социофобии. Муж убитой до своей смерти был крупной шишкой, как я понял, но нелюдимым. Но это лучше уточнить у других.

[indent]— Ясно. А голова? — Джо кивает на расположенную в изножье кровати женскую голову — глаза, обведенные кровавыми подтеками, обращены к потолку, вокруг, словно чепец или тюрбан, складками выложено окровавленное покрывало.

[indent]— Голова отрезана после смерти. Иначе крови бы здесь было гораздо больше. Что интересно, — применительно к отрезанной голове эта фраза звучала почти дико, и тем не менее Джозеф повинуется безмолвному жесту, призывающему подойти; и своему идущему откуда-то из бессознательного интересу к запредельному ужасу, — Так глаза зафиксировать у трупа намеренно невозможно. Поэтому они были вырезаны и вставлены обратно так, чтобы «смотрели» вверх. Кроме того, во рту я обнаружил частички какого-то красного материала, предположительно, пластика, то есть...

[indent]— ...долгое время, пока мышцы лица не запомнили форму под действием трупного окоченения, у нее во рту что-то было! Мне кажется… Вам ничего не напоминает это выражение лица? — Джозеф прикрывает рот ладонью, сглатывает желчь и замирает, пережидая приступ.

[indent]— Молитву? Ну знаете, как у Девы Марии. Может, скорбь?

[indent]— Боль. Или страдание. Скорбь, боль или страдание, — Джо торопливо повторяет и записывает в блокнот ключевые слова, объединяет их скобкой, а после добавляет, когда в голове само собой повторяется «молитва» и «Дева Мария»: религия?
[indent]Потом подчеркивает последнее слово двойным штрихом и ощущает — вместе с ужасом от увиденного, вместе с тошнотой, которую сдерживать все сложнее, в нем просыпается что-то новое.
[indent]Интерес.

[indent]— Настрадалась жертва, вообще-то, достаточно. Видите снятую кожу и пласты мускулов? Это он делал при жизни. И сразу прижигал раны. Кусков тканей, кстати, на месте преступления нет.

[indent]— Трофей?

[indent]— Надеюсь, нет. И советую выбросить это из головы, — Мун хмурится; очевидно то, к чему клонил Джо, у которого в голове еще свежи были книги по криминалистике, судмедэскперту не нравилось.

[indent]Продолжить они не успевают — Себастьян подходит почти не слышно и Джо невольно вздрагивает, ощутив плечом чужое присутствие рядом — от картины расчлененного тела и осознания хрупкости человеческой жизни все чувства, кажется, обострялись.
Джозеф оборачивается и вопросительно смотрит на напарника — новости об обстоятельствах обнаружения тела и первичном осмотре места преступления могли дополнить уже вырисовывающуюся картину.

СВЯЗЬ:

ЛС, ТГ в ЛС

ЧТО СЫГРАЛ БЫ?

watch_dogs2 [wrench], assassin's creed [shay, jacob, malik, connor], god of war [atreus], code geass [suzaku], 19 days [he, mo], marvel [wolverine, peter parker], dc (batman, red hood, nightwing, flash, constantine), persona 5 [protagonist] и вообще много чего другого

Отредактировано Joseph Oda (2020-04-25 23:34:25)