Nowhǝɹǝ[cross]

Объявление

Nowhere cross

Приходи на Нигде.
Пиши в никуда.
Получай — [ баны ] ничего.

  • Светлая тема
  • Тёмная тема

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Nowhǝɹǝ[cross] » [no where] » каждый, кто сделал тебе больно, - покойник vol.2


каждый, кто сделал тебе больно, - покойник vol.2

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

[nick]Valeriya Belova[/nick][status]наивный мозгоправ[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/5cd92bf49b5c4ba1f515abcf83f2112d/d2ca03e6f49bf63e-10/s250x400/077281ed3384b02f07e735ee6f889b5d5e964de3.gif[/icon][sign]Ищи в душе моей сокровища, но все кто бы был там, гибли от зубов чудовища (с)[/sign][fandom]OC[/fandom][lz]когда во сне приходит тьма, я снова  <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=307" target="_blank">ищу</a>  <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=146" target="_blank">тебя</a>.[/lz][name]Валерия Белова, 27[/name]

Valeriya Belova ¤ Sergey Razumovsky
https://64.media.tumblr.com/129e0d452d067e45e95f3669be82b7dd/c5a10a5d7fc2e5f8-19/s400x600/556ddbda5abe1735a9efef90bc98a118a567dce7.gifv https://64.media.tumblr.com/118fe4dacb24e2397e7a84693e829bcd/e1804aec34fc144c-33/s400x600/e7bbfa9ef84cefe67117b2024b18cf7452d99d97.gifv https://i.pinimg.com/originals/c2/9c/0a/c29c0a888ea4ef284c6e7ae410affc18.jpgзабей, лерочка - каждый, кто делал тебе больно

Приквел к "Я делю твой грех и приговор" о Валерии Беловой и Сергее Разумовском.

Отредактировано Camilla Macaulay (2022-06-11 17:28:18)

+1

2

[nick]Valeriya Belova[/nick][status]наивный мозгоправ[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/5cd92bf49b5c4ba1f515abcf83f2112d/d2ca03e6f49bf63e-10/s250x400/077281ed3384b02f07e735ee6f889b5d5e964de3.gif[/icon][sign]Ищи в душе моей сокровища, но все кто бы был там, гибли от зубов чудовища (с)[/sign][fandom]OC[/fandom][name]Валерия Белова, 27[/name][lz]когда во сне приходит тьма, я снова  <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=307" target="_blank">ищу</a>  <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=146" target="_blank">тебя</a>.[/lz]

- Валерия Андреевна, - приветственно кивнул Игорь Евгеньевич, пропуская сотрудницу в свой подозрительно дорого обставленный рабочий кабинет.

- Здравствуйте, - улыбнулась девушка, присаживаясь на предложенный стул напротив отделанного дубовым деревом стола своего непосредственного начальника. - Вы, кажется, говорили, что подобрали для меня новое дело?

- Да-да, все верно, - вновь деловито кивнул мужчина, поправляя очки на переносице. - Понимаете, дорогая, дело очень непростое, - и, заметив, как блондинка слегка напряглась, поспешил добавить: - Вы давно ждали возможности проявить себя, и, поверьте, оно вам идеально подходит.

До этого момента молодая специалистка, действительно, ещё не работала с птицами высокого полёта, потому была крайне заинтригована.

- Вы же, разумеется, слышали о Чумном Докторе? - психиатр слегка наклонил голову вперёд, изучающе глядя на девушку из-под стёкол очков, ловя каждую проскакивающую в карих глазах эмоцию: от недоверия до испуга, от растерянности до странного возбуждения.

Конечно, она слышала о Чумном Докторе, вся страна о нем слышала! И каждый ее коллега из «Сербского» грезил ночами о том, как заполучит это дело себе. У Беловой моментально разыгралось воображение: ее карьера идёт в гору, она наконец получает интересную подоплеку для своей кандидатской, а, главное.. Главное, она поможет ещё одному человеку. Первоначально Лера была наслышана о Сергее Разумовском, как о гении в IT-сфере, российском Цукерберге, щедром филантропе, который старался делать жизнь других лучше. Альтруизм забурлил в ее сердце, расползаясь по венам вместе со страхом. Страхом элементарно облажаться. У молодого человека подозревали диссоциативное  расстройство идентичности. Диагноз крайне редкий, сложный. Такого в ее недолгой практике ещё было.

- А почему я? - абсолютно непрофессионально ляпнула Белова, тут же закусив язык. Между бровей залегла небольшая морщинка.

- Разве не вы были лучшей на своём курсе в «Первом Меде»? - начальник постарался надавить на тщеславие и амбиции, что слегка оскорбило Леру, ведь та пошла в психиатрию из чистой эмпатии и научного интереса. Или чтобы лучше понять понять саму себя, что она старательно отрицала. Детские воспоминания резанули где-то за рёбрами. - Нужно выезжать в Санкт-Петербург в ближайшие дни.

- Да, конечно, - кротко склонила голову блондинка.

Наивная, наивная Валерия Андреевна.

Разумеется, молодая экспертка не верила в слухи о взятках в их учреждении. И мысли не могла допустить, что сама может стать пушечным мясом. Но, кажется, зря.

***

Лера сидела на коленях над обмякшим телом, размазывая тыльной стороной ладони непрошеные слезы по лицу и остервенело шмыгая носом.

Всегда интересовало, что ты почувствуешь, став виновницей чьей-то смерти? Так на, получай, распишись. Это было абсолютно мерзко и неправильно, но в эту самую секунду Белова думала лишь о том, как теперь сложится ее жизнь. О том, что теперь с ней станется, как ее тонкие запястья закуют в наручники, закроют за холодной решеткой. Внезапно кто-то берет ее за подбородок, нежно заставляя поднять взгляд опухших покрасневших глаз.

- Ты молодец, девочка, - шепчет тень. - А теперь уходим, - демон смахивает последнюю слезинку с ее щеки.

И девушка подчиняется. Она сделает все, что он ей скажет. С ним она в безопасности, правда?

Сон буквально выплевывает блондинку из своего омута, и Белова ещё какое-то время пытается сообразить, где вообще находится. Сапсан. Она уснула, обнимая папку с переданными ей материалами по Разумовскому. Проморгавшись, девушка растерянно оглядывается по сторонам. На соседнем ряду подростки играли в «контакт», и именно их задорный смех вытащил ее из глубин темного подсознания.

До сих пор, в свои двадцать семь лет, Лера не могла отделаться от чего-то жуткого, что скребло стенки черепной коробки, что преследовало ее с самых подростковых лет, когда она сама заработала себе диагноз. Ей являлся человек. Человек, внешний облик которого она постоянно забывала, открывая глаза, но девушка отчётливо помнила голос и тёмную фигуру. И каждый раз, засыпая лишь с помощью горстки таблеток, она его узнавала. Ее собственный «демон» толкал Белову на страшные поступки, убеждал перейти на свою сторону, бросить все. Лет в семнадцать, будучи проблемным подростком, ей, и правда, хотелось испытать себя, понять, к чему она ближе - ко свету или тьме. Сейчас ей казались абсурдом собственные детские мысли, хотя что-то продолжало сипеть ей в уши по ночам, что маленькая докторша неспроста выбрала эту профессию: дело было не в эмпатии, а в тяге к жизни за гранью. И, будучи психиатром, Лера могла подходить ко тьме вплотную, но не преступать черту закона. Созависимые отношения даже с собственными пациентами. Пограничное расстройство заставляло делить весь мир на чёрное и белое.

Откашлявшись, Белова активно замотала головой, отгоняя наваждение. Это просто чертов «флэшбек» после очередного кошмара.

- Я хороший человек, - промямлила кареглазая себе под нос и крепко зажмурилась.

И как ее такую допустили к работе? Конечно, удобно самой обращаться лишь к частным специалистам. А тем, кто не имеет подобной возможности, Лера старается помочь, не жалея собственных сил и психики. «Работаешь на износ» - поджимает губы мама, когда дочь все же навещает семью за городом.

Ох, мама, хорошо, ты не знаешь, зачем бестолковая Лерочка поехала в Петербург.

Из сумбурного клубка мыслей девушку вырывает объявление, что поезд прибывает на Московский вокзал. Не было известно, насколько растянется суд, потому начальство помогло своей сотруднице со съемной квартирой. Кареглазая мечтала переехать в этот город едва ли ни с детства, но теперь.. теперь причина ее приезда вызывала лишь тревогу.

Что ж, встречай, Питер, блудную дочь.

***

Специалистка ждала первой встречи. Сидела в скупо обставленной допросной, слегка подрагивая ногой. Сейчас его приведут. Вот сейчас.

Позади, в коридоре, раздался противный сигнал, оповещающий о том, что решетка открыта. В следующее мгновение отворилась и тяжёлая дверь в допросную. Белова надеялась, что позже для встреч им предоставят кабинет, потому что она не хотела выглядеть палачом. Она не собиралась светить пациенту в лицо лампой или давить на него.

Напротив неё санитары грубо усадили молодого парня на железный стул. Лера тут же занервничала, сцепила руки в замок на холодной поверхности стола.

- Здравствуйте, Сергей, - молвила блондинка. - Я здесь, чтобы поставить вам диагноз, - она осеклась, заметив его затравленный и пустой взгляд. - Чтобы попытаться помочь вам.

0

3

Здесь нет ничего. Кто-то бы сказал — покой, но никакого покоя нет в доме скорби. Одна лишь тревога. Он слышит каждый шаг, каждый шорох по ту сторону двери. Некоторые из них ничего не значат. Но некоторые ... Врезаются в мозг подобно бритве.  Сидя на матрасе, обхватив свои плечи руками, Сергей думает над тем, что страх — то, с чем ему теперь предстоит жить вечно. Страх за то, что он сделал. Страх за то, что с ним будет. В нем словно волновалось море скорбей, заставляя тело мелко вздрагивать в тревоге.

Дни похожие один на другой. Шёпот, который не слышен никому, кроме него. Сергей не мог ни о чем думать, кроме этого шёпота. Он говорил ему о том, чего Разумовский не желал слушать. Ругал его, унижал. Самое страшное, что Сергей боялся этого существа больше всего на свете, а страх, как известно, подавляет.

Какая же ты бессмысленная тварь, Серёжа. И почему я ещё не высосал твои глаза? Возможно потому, что ты даже этих усилий не стоишь — жалкий слизняк.

По щеке Сергея поползла слезинка. Если  бы он мог — он зашил бы себе уши, только бы не слышать этого всего. Но истина заключалась в том, что даже в этом случае голос никуда бы не делся.

Сидишь тут, как амеба. Даже не стараешься себе помочь. А мог бы уже сбежать.

— Я не хочу, — выкрикнул Разумовский в пустоту, но в ответ услышал лишь смех.

Захочешь. Или будешь гнить тут до скончания века. Ненавижу тебя, животное.

— Это я тебя ненавижу.

Но в ответом ему был лишь смех — лающий и звонкий, как птичий клекот.

Если бы не этот голос Сергей Разумовский так и оставался бы филантропом и меценатом, так бы творил добро по всей земле, но вместо этого ... Вместо этого он стал Чумным Доктором. Жестоким и беспощадным.

Сердце стучало, как сумашедшее. Сергей ощущал болезненную тяжесть в груди. Тяжесть, которая не проходила. И становилась сильнее, когда к нему обращался он — тень, которая никак не желала покидать его, и наоборот подчиняла его себе все сильнее и сильнее.

— Эй, миллионер, — замок щёлкнул, дверь открылась и на пороге появился санитар, который грубо схватил Разумовского за шкирку и поставил на ноги. Второй санитар ждал в коридоре.

— Пошли давай. Тебя ждут.

— Кто?

— Тебе понравится.

И вот его уже усаживают в допросной комнате, где все так отвратительно, как и в его мыслях. Перед ним сидит красивая девушка. Очень приятная. Не то, что Рубенштейн с его вкрадчивыми манерами.

— Здравствуйте.

— Привет, привет сладкая.

— Я не думаю,  что мне можно помочь.

— С этого места подробнее, блондиночка.

[nick]Sergey Razumovsky[/nick][status]ну вот он и сдохнет[/status][icon]https://i.postimg.cc/BnH3Vh79/tumblr-05da3f0ccc147a03928933b7f47310ac-ff3dfb3f-540.gif[/icon][sign]Твой голос – мой ориентир
Я сам себя казнил. (с)[/sign][fandom]Майор Гром: Чумной Доктор[/fandom][name]Сергей Разумовский, 28.[/name][lz]Лишь дай мне посмотреть в последний раз в твои глаза
Я солнцем обернусь и в них останусь навсегда. (с)[/lz]

Подпись автора

Бѣлый генералъ
Откланялся на вокзалъ
И я пригублю бокалъ
За Маркса и «Капиталъ»!
Ѣшь ананасы и рябчиковъ жуй
День твой послѣдній приходитъ, буржуй!

+1

4

[nick]Valeriya Belova[/nick][status]наивный мозгоправ[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/5cd92bf49b5c4ba1f515abcf83f2112d/d2ca03e6f49bf63e-10/s250x400/077281ed3384b02f07e735ee6f889b5d5e964de3.gif[/icon][sign]Ищи в душе моей сокровища, но все кто бы был там, гибли от зубов чудовища (с)[/sign][fandom]OC[/fandom][name]Валерия Белова, 27[/name][lz]когда во сне приходит тьма, я снова  <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=307" target="_blank">ищу</a>  <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=146" target="_blank">тебя</a>.[/lz]

Чумной Форт не похож на места, где прежде бывала Валерия Белова. Студенткой она не раз была на практике в психиатрических больницах, в тюрьмах и на зонах, но это место.. Это место было столь схоже с лечебницей Аркхэм и Алькатрасом, что по загривку мурашки пробегали.

Докторше не нравилось, что их с Разумовским запихнули в допросную. В конце концов, могли бы предоставить кабинет или хотя бы что-то поприятнее блевотно зелёных стен с облупившейся краской. Для неё Сергей — не заключённый. Для неё Сергей — травмированный ребёнок, такой же, как она сама. Должно быть, оттого у неё и нервно потели ладони, когда девушка сцепила пальцы в замок.

В ее взгляде скользило понимание и даже жалость. Но не та жалость, которая была бы унизительна для собеседника. Разумовский был слишком подавлен. Лера видела его пресс-конференции в его социальной сети «Вместе» и, как специалист, сразу отметила, что парень был добрым, чутким и очень, очень тревожным. Похож на рыжего котёнка, которого хочется опекать и защищать от всего страшного мира.

Но Белова не позволяла себе обмануться. Она знала, что внутри него живет кто-то ещё. Кто-то, с кем она обязана поговорить, чтобы вынести свой вердикт на суде. Это означало то, что ее задачей здесь не является помочь ему восстановить свою психику..

Она, здесь и сейчас, — костолом.

Должна вывернуть пациента наизнанку, заставить пройти через самую сильную боль, чтобы докопаться до правды. До истины. Любой ее коллега так бы и поступил, но не Лера. Не Лера.

- Я вам кое-что принесла, - блондинка мягко улыбнулась, выуживая из кармана белого халата банку с газировкой.

Доктор видела снимки его квартиры. Видела, что у Сергея был целый стенд с этими чертовыми банками. Как у ребёнка, у которого раньше ничего не было.

- Я не знала, какую вы любите, - продолжила она, передавая банку рыжеволосому в руки. - Взяла то, что с вами ассоциируется лично у меня.

Это была ванильная кола.

Так глупо, но Лера не видела в нем жестокого, злого человека. По крайней мере - в этой стороне его личности.

В тот миг, когда пациент нехотя принял «подарок» из ее рук, их пальцы соприкоснулись. Всего на мгновение, но Белова успела заметить, насколько у него холодные руки. Пальцы длинные, красивые, тонкие. Кожа нежная. Он и сам весь выглядел болезненно, словно его даже не кормили.

- С вами здесь хорошо обращаются? - вдруг, неожиданно для самой себя, спросила Лера, покосившись на заметные синяки на предплечьях парня.

Из-за белого цвета больничной одежды Сергей казался ещё более бледным. Мучительно истощенным.

Ей нужно вызвать его. Того, второго. Он должен показаться судмедэкспертке, чтобы.. чтобы что? Чтобы она установила его невменяемость, чтобы он сгнил здесь, в этой отвратительной клинике?

Но и вменяемым ему быть нельзя. Просто запрещено - он казался робким. На зоне его просто сотрут в порошок.

Возможно, Валерия не годилась для этой работы. И следующий ее шаг это вновь доказывал.

- Я не представилась. Меня зовут Валерия Белова, но.. Можете звать меня Лерой, если вам так будет… Комфортнее. В конце концов - мы с вами почти ровесники.

Психолог танцевала на грани, на острие ножа. Фамильярничать с пациентами нельзя, но одновременно и можно дать им немного свободы в своих выражениях и действиях. Нужно, нет, необходимо установить контакт.

Сергей был красив. И очень. Даже с впалыми щеками и синяками под глазами.

- Вы не хотите рассказать мне, что случилось? Я не предвзята, мне важно услышать именно вашу версию.

Так же она продолжала следить за холодной банкой в его руках. Он должен выпить ее здесь, потому что в палату отнести не позволят - железка все-таки. Никому не будет выгодно, если Разумовский покончит с собой.

У Леры же от этой мысли странно забилось сердце. Альтруистка чертова.

- Если вам не нравится такой вкус, я принесу вам другой в следующий раз.

Отчего-то ей хотелось сделать Сергею максимально комфортно. Так сказать - причинить добро.

Но благими намерениями, как известно…

+1

5

Она была очень милой и привлекательной девушкой — удивительно видеть подобную в таком страшном месте. Сергей никогда не был особым дамским угодником, однако девушки ему нравились и докторка понравилась тоже. Это особенно было неприятно сознавать на фоне того, что нечто живущее в нём оживилось также, когда увидело незнакомку. Значит она нужна ему, как жертва. Разумовский стиснул зубы.

Нет. Оно не получит её.

Но как будто его кто-то когда-либо спрашивал.

Она принесла ему банку газировки. Как мило. И ...

— Да она течёт по тебе, идиота кусок.

— Не говори о ней в таком тоне, ты...

— А что ты мне сделаешь, Сереженька?

— Спасибо, — он протянул руку и взял банку. Их пальцы соприкоснулись. Разумовский не вздрогнул, нет, он лишь взглянул на женщину долгим, пугливым взглядом и слегка покраснел.

— Ты только на это способен. Если бы был чуть смелее — эта шлюшка уже на столе перед тобой бы лежала.

Разумовский сжал правую руку в кулак. Он хотел зарядить тому, кто смущал его мысли, но проблема была в том, что парень даже не понимал до конца — кому именно. Сергей звал его Птицей. Птица убивал плохих людей и был жесток. Вот, собственно, всё, что Разумовский о нём знал. Это существо всегда было грубо с ним и гораздо на сюрпризы.

— Здесь очень хорошо, — с трудом ответил он.

— Для такого мудилы, как ты.

Серёжа приподнял плечо и потерся о него щекой. Так часто делал, когда нервничал. И сейчас он страшно нервничал. Ему здесь на помощь не приходит Олег, как обычно. Волков его названный старший брат. Вся их жизнь прошла рядом. Бок о бок. И только Волков защищал Сергея от Птицы.

— Валерия... Лера, очень приятно. А я · Сергей. То есть — Серёжа.

— Ты гандон пользованный. Жалкая пародия на человека.

Разумовский зажмурился, чтобы не слышать слов Птицы и когда снова взглянул на Белову, то в его глазах стоял немой вопрос — зачем? Зачем она сюда пришла. Неужели он теперь интересен, как живая игрушка, кукла для мозгоправов.

— Вы и так всё знаете. Я... мне нечего больше сказать. Нечего.

Он насупился. Втянул голову в плечи. Стал похожим на ребёнка, которого обидели родители. Или воспитатели — что в его случае логичнее.

— Всё отлично. Но я не животное, чтобы развлекать за лакомства.

— О нет, ты хуже.

[nick]Sergey Razumovsky[/nick][status]ну вот он и сдохнет[/status][icon]https://i.postimg.cc/BnH3Vh79/tumblr-05da3f0ccc147a03928933b7f47310ac-ff3dfb3f-540.gif[/icon][sign]Твой голос – мой ориентир
Я сам себя казнил. (с)[/sign][fandom]Майор Гром: Чумной Доктор[/fandom][name]Сергей Разумовский, 28.[/name][lz]Лишь дай мне посмотреть в последний раз в твои глаза
Я солнцем обернусь и в них останусь навсегда. (с)[/lz]

Отредактировано Alex Tarasov (2022-06-12 21:16:46)

Подпись автора

Бѣлый генералъ
Откланялся на вокзалъ
И я пригублю бокалъ
За Маркса и «Капиталъ»!
Ѣшь ананасы и рябчиковъ жуй
День твой послѣдній приходитъ, буржуй!

+1

6

[nick]Valeriya Belova[/nick][status]наивный мозгоправ[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/5cd92bf49b5c4ba1f515abcf83f2112d/d2ca03e6f49bf63e-10/s250x400/077281ed3384b02f07e735ee6f889b5d5e964de3.gif[/icon][sign]Ищи в душе моей сокровища, но все кто бы был там, гибли от зубов чудовища (с)[/sign][fandom]OC[/fandom][name]Валерия Белова, 27[/name][lz]когда во сне приходит тьма, я снова  <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=307" target="_blank">ищу</a>  <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=146" target="_blank">тебя</a>.[/lz]

- Простите, я не хотела вас смущать, - докторка поджала губы, подумав, что сболтнула лишнего.

Сергей не был для неё игрушкой. И даже не был средством для продвижения карьеры. Можно было так думать, пока едешь в Сапсане, но, когда встречаешься с пациентом один на один…

Она вела себя непрофессионально с первой минуты, предложив называть себя по краткому имени. Но она прониклась. Потекла, как сопливая девчонка, заглянув в его честные голубые глаза.

Таким глазам посвящают песни. Бесконечно грустным.

- Простите? - вначале непонимающе переспросила Лера, когда Сергей будто бы обратился сам к себе, но потом поняла.

Он говорил с ним.

А теперь Разумовский сказал, что здесь ему хорошо. Белова вновь поджала губы, слегка неодобрительно покачала головой.

Почему мысли о том, что она могла бы легко оказаться на его месте, резко вползли в голову? Если бы ее кто-то только слегка подтолкнул.

Лера вновь оглядела синяки на его предплечьях. Она выбьет ему лучшее лучшее отношение. Чего бы это ей ни стоило.

Рубинштейн наблюдал за ними через одностороннее стекло. Доктор сжимал и разжимал кулаки, играл желваками. Эта девчонка… Если он установит, что Разумовский - вменяем, то эту пташку вырвут из его рук. Нехорошо, нехорошо.

- Я просто хочу, чтобы вы не чувствовали себя животным, - робко добавила Лера. - Вы - человек. Личность. И…

Его взгляд был столь затравленным, что хотелось протянуть руку и взять его ладонь в свою. Но нет - непрофессионально.

- Знаете.. Вот если бы вам дали шанс самому вынести себе приговор, что бы вы сказали?

Ты не адвокат, Лерочка. Ты должна быть беспристрастна.

Рубинштейн злился. И в какой-то миг, едва дав пациенту договорить, он ворвался в допросную.

- Валерия Андреевна, - спокойно, интеллигентно позвал врач. - Думаю, для знакомства достаточно. Можно вас?

Белова хотела протестовать, но разве она могла? Как говорит главврач, так и должно быть. Насупившись, Лера вновь посмотрела на Серёжу.

«Я приду снова».

О, ты даже не знала, как скоро.

- У Разумовского много процедур, - пояснил Рубинштейн, стоило девушке выйти с ним в коридор.

- Могу я уточнить - каких?

Но, конечно, - нет. Она не получила ответа на свой вопрос.

- Не хотите остаться на ночное дежурство? Раз вам так необходимо как можно скорее поставить диагноз.

Доктор говорил вежливо, но в его тоне чувствовалась надменность. Ему было выгодно, чтобы Валерия встретила Птицу. Ведь тогда - тогда его любимый зверёк останется здесь. И Лера попалась на крючок - согласилась, не раздумывая.

***

- Да, мам, - раздражилась девушка. - Тут не должно быть много работы. Да, мне сняли приличную квартиру, недалеко от центра. Я вернусь в Москву сразу же, да.

Часы показывали почти двенадцать ночи. Лера совсем закопалась в отчетах предыдущих независимых экспертов, но она сама все-таки была из Сербского. Ее мнение, ее вердикт на суде - решающий. Однако ей не хотелось принимать решение. Впервые в жизни.

Одно дело работать с родителями-мучителями, что сами убили своего пятилетнего сына. Да даже новомодные скулшутеры - Лера могла их понять. Но Сергей…

Ей выделили совсем маленький кабинет. Криво пришпилили табличку «Белова В.А.». Но блондинке это не мешало, ведь ей совсем не хотелось находиться в этом затхлом, душном помещении. Едва она захотела выйти, чтобы пройтись по отделению, размять ноги, как…

- Он отказывается есть, - обьявил санитар. - Доктор Рубинштейн сказал, что это теперь ваша головная боль.

Лера сразу поняла, о ком речь. Конечно же.

- Спасибо, - как-то рвано выдохнула она. - Я схожу к нему.

Как будто ты и так не хотела это сделать?

Каблуки звонки цокали в пустых коридорах, звук отбивался о стены странным, жутким эхом. Лера быстро нашла его палату. Санитары открыли дверь - та управлялась с помощью двух карточек.

- Не нужно караулить, пожалуйста, - раздраженно бросила Белова, когда санитары едва ли не собрались зайти с ней в палату.

Мужчины лишь пожали плечами, приняв молодую докторшу за самоубийцу.

- Сергей? Эм.. Серёжа. Мне сказали, что вы отказались от ужина.

Она обращалась к тёмному углу палаты, где и находилась койка. Глаза ещё не привыкли, приходилось щуриться.

Ответа не последовало. Лера беспомощно огляделась на захлопнувшуюся за ее спиной железную дверь камеры, а затем обернулась..

И оказалась в доли секунды прижата спиной к холодной стене за горло.

+1

7

Эта Валерия Белова была какой-то странной. С одной стороны она была типичным врачом. Тем самым, что задаёт тупые вопросы и выжидающе смотрит на пациента. С другой же — в ней было нечто особенное, не похожее на других. То, что если не Сергей, то Птица видел в глубине светлых девичьих глаз. И если Птица желал использовать девушку, то Разумовский едва ли не пленился этим взглядом.

— Ничего страшного. Вы же не знали, — скороговоркой проговорил Сергей, сжимаясь на своём стуле.

Но у него уже появились все повадки загнанного зверя. Даже то, как он смотрел на доктора, строил фразы в речи с нею. То как откликался на оскорбления Птицы в своей голове — всё это говорило о том, что в нём всё меньше и меньше от человека и всё больше от того, кто живёт в клетке. Еще не хватало бы питаться отбросами и выть на луну. Но за этим дело не станет — Сергей бы не удивился.

— Смертная казнь, — тут же отозвался Разумовский. Тут и думать нечего. Но Птица считала иначе:

— Свобода, Лерочка. И должность президента.

Эта фраза показалась смешной даже Сергею. Он рассмеялся и принялся ковырять ногтями стол. Без слов было понятно, что разговаривать больше он не хотел. Ему помогла судьба или случай — можно выбрать. В допросную вошёл Рубинштейн. Разумовский отвлеченно слушал то, что говорили врачи, а затем поднялся на ноги, когда ему сделали знак. Он взглянул на Леру и повёл плечом. Ему нечего было ей сказать, кроме одного: «Беги отсюда».

***
Ночь. Она ужасна, когда речь идёт о палате сумашедшего дома. Она ужасна, когда речь идёт о том, в чьих мыслях живёт кто-то еще помимо тебя самого. Разумовский лежит на кровати, глядя в потолок. Он не хочет есть, но не потому, что не голоден. Так делает Птица. Это его наказание за то, что Сергей вёл себя, как идиот. Возможно у Птицы свои планы по поводу того, что может случиться дальше, но Разумовский не хочет их знать. Он вслушивается в сумрак, который его окружает — уже погасили свет. Он молчит. Ему нечего сказать Птице.

По ту сторону решётки он слышит шаги. Не мужские, нет. Женские. Птица встрепенулся. Он вскочил на ноги и занял своё место у двери так, чтобы сделать захват, когда Белова откроет дверь. Его расчёт оказался верным.

— Тшшш, — зашипел Птица и прижал Леру спиной к стене. — Что смотришь? Я всё знаю. Ты, милочка, такая же, как я.

Птица другой рукой скользнул вниз по животу, к ногам девушки. Наклонился к ней, чтобы лизнуть щеку и шею.

— Хочешь докажу, а?

[nick]Sergey Razumovsky[/nick][status]ну вот он и сдохнет[/status][icon]https://i.postimg.cc/BnH3Vh79/tumblr-05da3f0ccc147a03928933b7f47310ac-ff3dfb3f-540.gif[/icon][sign]Твой голос – мой ориентир
Я сам себя казнил. (с)[/sign][fandom]Майор Гром: Чумной Доктор[/fandom][name]Сергей Разумовский, 28.[/name][lz]Лишь дай мне посмотреть в последний раз в твои глаза
Я солнцем обернусь и в них останусь навсегда. (с)[/lz]

Отредактировано Alex Tarasov (2022-06-13 21:22:19)

Подпись автора

Бѣлый генералъ
Откланялся на вокзалъ
И я пригублю бокалъ
За Маркса и «Капиталъ»!
Ѣшь ананасы и рябчиковъ жуй
День твой послѣдній приходитъ, буржуй!

+1

8

[nick]Valeriya Belova[/nick][status]наивный мозгоправ[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/5cd92bf49b5c4ba1f515abcf83f2112d/d2ca03e6f49bf63e-10/s250x400/077281ed3384b02f07e735ee6f889b5d5e964de3.gif[/icon][sign]Ищи в душе моей сокровища, но все кто бы был там, гибли от зубов чудовища (с)[/sign][fandom]OC[/fandom][name]Валерия Белова, 27[/name][lz]когда во сне приходит тьма, я снова  <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=307" target="_blank">ищу</a>  <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=146" target="_blank">тебя</a>.[/lz]

Он вёл себя иначе. Это чувствовалась не только в острой хватке, сжимающей горло Леры, но даже в его дыхании.

- Вы явно не Сергей, - спокойно проговорила доктор. - Так с кем имею честь?..

Даже глаза его во тьме палаты казались уже не голубыми. В них словно бы мелькало желтоватое свечение. Животные глаза. Как у хищной птицы.

Белова ощутила странную дрожь, когда руки Разумовского (или уже нет?) скользнули ниже. Девушка поймала его руку за предплечье, но, скорее, из некого внутреннего протеста. Хорошие врачи так себя не ведут.

Профессионалы так себя не ведут.

Но сейчас происходило то, чего так боялась Виола Александровна - мать Валерии. Женщина была радикально против работы дочери тюремным и судебным психологом. Возможно, все шло из того случая, когда ещё молоденькая Лерочка, будучи студенткой, посещала на практике Бутырскую тюрьму. Блондинка пришла в алой юбке-карандаше и леопардовой полупрозрачной блузке. Губы ее была алее заката. Студентка вела себя дерзко и вызывающе, послав воздушный поцелуй заключённым в их решетчатой курилке на улице. Даже психиатр Лерочки, что следил за ее пограничным расстройством, спросил у матери - как далеко могут зайти ее фантазии о плохих парнях, которым обязательно нужно устроить побег?

Когда то, что таилось внутри Сергея, прошипело, сказало, что она такая же, как и он, сердце подпустило удар. Он так легко и быстро раскусил ее?

Неужели она была настолько легкой добычей?

Нормальный доктор вскричал бы на месте, вызвал бы охрану, что мялась за дверью и тут же дала о себе знать, услышав возню внутри камеры.

- Валерия Андреевна, у вас все хорошо?

Но в эту самую секунду пациент провёл своим языком по ее щеке, затем - по шее. Белова содрогнулась и даже сама не осознала, как отпустила его руку, позволяя ему скользнуть пальцами под ее юбку.

Ей доказывать ничего не надо. Она сама знает ответ.

- Да, все хорошо! - с придыханием выкрикнула в ответ санитару докторша. - Оставьте нас.

Глаза потихоньку привыкли к темноте, и Лера уперлась руками в плечи Разумовского. Казалось, сбывались ее ярая мечта и самый худший кошмар одновременно. Ее было так легко «взять на понт», как выражались ее тюремные подопечные.

Должно быть, ее чем-то накачали или опоили. Но это не было правдой, просто Белова пыталась найти себе хоть какое-то, пусть даже самое жалкое оправдание. Оправдание тому, что в следующую секунду ее руки скользнули дальше, обнимая шею Сергея, сцепляя пальцы в замок позади.

- Мне сказали, что вы отказались от ужина, - внимательный, но уже разгоряченный взгляд. - И я хотела узнать - почему.

И пусть дяденька Рубинштейн был против ее работы, он сам заварил эту кашу, оставив молодого психолога с тяжёлой, темной тайной на ночное дежурство. Лера слышала, что до неё с Разумовским работали ещё двое независимых экспертов. И ей стало интересно..

- Вы других врачей так же от себя отталкивали? - спросила Белова, зарываясь пальцами в рыжие волосы на затылке пациента. - Потому что я не из таких… пугливых.

И она доказала это. Доказала это в следующую же секунду, подавшись вперёд, приникая своими губами к губам Сергея.

Ее первое серьёзное дело. Хах.

Она чувствовала языком, что его нижняя губа разбита. Едва зажила. Должно быть - очередной подарок от местной охраны. Внутри Беловой внезапно заклокотала злость, и она лишь плотнее прижалась к парню, постепенно шаркая каблуками туфель по бетонному полу, подталкивая его к койке. Гневаясь на местных санитаров, Лера даже неосознанно сжала зубами ссадину на нижней губе Разумовского, заставляя ту вновь начать сочиться кровью.

Интересно, чем руководствовался ее начальник, отправляя столь молодую и неопытную сотрудницу заниматься делом Чумного Доктора?

Ведь Лера так-то даже не сама прошла на работу - помог отец со своими связями в ФСБ. Сама бы младшая Белова и в жизни бы не прошла тесты и полиграф со своей расшатанной психикой.

Сейчас же она усадила Разумовского на кровать, присаживаясь сверху на его колени.

Но Лера прекрасно понимала, что главной ей быть он долго не позволит.

+1

9

— Подумай. Ты же очень умная девочка, Лерочка.

Надо же, какая воспитанная...

Птица усмехнулся, позволяя своей руке проникнуть чуть дальше, чем это положенно приличиями. Он думал о Валерии Беловой, как о вещи. Как о существе, которое должно было исполнять его приказания и исполнить мечту — даровать свободу. О том, чтобы рассматривать её как человека и речи не шло. Сергей, конечно же, видел в Беловой прекрасную девушку, но что взять с этого идиота, хотя определённое удовольствие Птица желал получить прямо сейчас.

Она уже дрожала в его руках. Очень хороший признак. Очень хороший. Птица вслушивался в перестук сердца Леры, понимая, что ещё вот-вот, и она сдастся ему, как сдавались очень многие до неё. Всего лишь человек. Она была всего лишь человеком, однако в ней была весьма завлекательная тьма, которую Птица хотел исследовать. Прямо сейчас. Не отходя, как говорится, от кассы.

По ту сторону двери зашевелились санитары, позвали доктора. Наступил момент икс. Взгляд Птицы был прикован к лицу Беловой. Он ожидал, что девушка закричит или же иным образом даст знать крепким парням, что пора прийти на помощь. Но она не сделала ничего подобного. Это вызвало усмешку на губах Птицы. Она сцепила свои пальцы на его шее. Очень забавно.

—  Потому, что я не хочу есть. А что есть ещё  какие-то причины отказываться от еды?

В его голосе сквозило самое настоящее лукавство. Он смеялся над ней, про себя отсчитывая минуты до её падения. Тьма, что жила внутри Лерочки ломала её под него. Ломала нещадно и стремительно.

— Не совсем, — теперь уже она, а не он целовалась жадно, почти невыносимо болезненно. Птица сжимал Белову в своих руках столь сильно, что в итоге едва ли не почувствовал, как хрустят её косточки. Он уже и не помнил, как прогонял тех, других. Но определённо не так. В них не было ничего. Не было тьмы, которую так приятно разжигать, подобно пламени в очаге. Костре, в котором сгорит вся прошлая жизнь Беловой. Серёже такое и не снилось.

Его губа кровоточит. Но это не имеет никакого значения. Они оказываются на кровати. Птица запускает свои пальцы под юбку девушке,  когда она садится к нему на колени. Это всё могло бы показаться ужасно неуместным любому, но не искривленному созданию. Порождению больного сознания. Птица толкнул Леру на кровать, порвал блузку на её груди. Ему не было нужды спрашивать девушку о том, согласна ли она продолжать. Ему нужно было продолжать и того довольно.

Его дыхание не сбилось, когда он навалился на неё. Птица действовал со всем расчётом безумия. Серёжа спал. Ему даже в голову не пришло бы подобное. Пальцы сжимают запястья. До синяков. Его зубы кусают нежную кожу. До боли. Нет ничего страшного в том, что происходит. То, что творится — кошмар да и только. Но не в сознании Птицы. Он — в своей тарелке. Она вздрагивает, когда он овладевает ею. Но ему всё равно. Главное — то удовольствие, которое испытывает Птица. Наконец-то ему удаётся получить свободу и он наиграется ею вдоволь. Пусть даже принесёт с собой боль. С другой стороны — тьма Беловой могла принять его боль сладость.

Кто знает...

Кто знает на что способна эта сумашедшая. А то, что Лера сумашедшая Птица не сомневался. Ибо иначе она не почувствовала бы его настолько хорошо.

[nick]Sergey Razumovsky[/nick][status]ну вот он и сдохнет[/status][icon]https://i.postimg.cc/BnH3Vh79/tumblr-05da3f0ccc147a03928933b7f47310ac-ff3dfb3f-540.gif[/icon][sign]Твой голос – мой ориентир
Я сам себя казнил. (с)[/sign][fandom]Майор Гром: Чумной Доктор[/fandom][name]Сергей Разумовский, 28.[/name][lz]Лишь дай мне посмотреть в последний раз в твои глаза
Я солнцем обернусь и в них останусь навсегда. (с)[/lz]

Подпись автора

Бѣлый генералъ
Откланялся на вокзалъ
И я пригублю бокалъ
За Маркса и «Капиталъ»!
Ѣшь ананасы и рябчиковъ жуй
День твой послѣдній приходитъ, буржуй!

+1

10

[nick]Valeriya Belova[/nick][status]наивный мозгоправ[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/5cd92bf49b5c4ba1f515abcf83f2112d/d2ca03e6f49bf63e-10/s250x400/077281ed3384b02f07e735ee6f889b5d5e964de3.gif[/icon][sign]Ищи в душе моей сокровища, но все кто бы был там, гибли от зубов чудовища (с)[/sign][fandom]OC[/fandom][name]Валерия Белова, 27[/name][lz]когда во сне приходит тьма, я снова  <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=307" target="_blank">ищу</a>  <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=146" target="_blank">тебя</a>.[/lz]

Лера по своей натуре, казалось, была зеркалом. Призмой, преломляющей свет. Она отражала лучи, переливалась на солнце, словно бриллиант, но на деле же - бижутерия. Ледышка, что легко таяла в тёплых руках тех, кто поднимал ее с грязного асфальта. Светом в ее понимании был Сергей. Белова изучила множество материалов, и ей вполне хватило даже короткого дневного знакомства, чтобы сделать вывод - он невиновен.

В отличие от того, кто, казалось, так и ждал ее в самой тьме подсознания Разумовского. В темноте зеркалу нечего отражать, благодаря чему можно сделать вывод - оно и само изначально тёмное.

Ее забавляло, даже не злило, когда кто-то видел в ней пустоголовую куколку, ведь никто из них не под пролезть под броню девушки, за оторой скрывался настоящий мрак. Знаете, как говорят? «Выглядит как булочка с корицей, но на деле может тебя убить».

Движения того, второго Сергея, казались резкими, почти звериными… или нет. Птичьими. Точно.

Он порвал ее блузку. Тонкая нежно-розовая ткань затещала, и звук этот казался безумно громким, почти осязаемым в крохотном неосвещенном помещении. Хорошо, что пациент не добрался до белого халата, иначе бы санитары все поняли на раз-два.

Лера не ругается за, между прочим, любимую вещицу. Она внезапно согласна, в принципе, расстаться с чем угодно, лишь бы ее касались так, как касаются сейчас. Белова податлива - даже слишком. Птица, так она решила его называть, груб и неудержим, а она, глупая блондиночка, разводит колени в стороны, позволяет задрать свою юбку, позволяет овладеть собой сразу же, как то требуется пациенту.

Заботливая доктор - что ещё тут скажешь?

На задворках ее сознания даже ничего не кричит, не сопротивляется, словно происходящее - до безумия правильно. То, к чему она шла всю свою жизнь маленькими шажочками. Все заключённые, с кем Лера сталкивалась до этого, были.. обычными. Обычные люди со своей болезненной историей, но не более того, а Птица.. В Птице жила первобытная тьма. Он был обаятелен, он пугал, а у неё от этого коленки тряслись. Конечно - от удовольствия.

Девушка прижимается к Разумовскому всем телом, прогибается в спине, кусает собственные губы, чтобы хоть как-то сдержать стоны, дышит часто-часто. Она не знает - можно ли, но, наплевав, уверенно и хаотично водит ладонями по телу парня. Добравшись кончиками пальцев до его шеи, ее прикосновения становятся нежнее. Лера словно и робеет, и грубеет одновременно. Рядом с таким мужчиной нужно быть достаточно сильной, но блондинке хотелось так же подчиниться ему, раствориться в нем, а, главное, - дать понять, что она ему принадлежит в эту секунду телом и душой.

Белова содрогается в экстазе, плотнее прижимается своими бёдрами к его, сжимает пальцами плечи Птицы.

Валерия всегда сама себе напомнила котёнка с бешенством. Увидишь маленького, белого и страшно пушистого на улице. Он будет ластиться к твоим ногам, но протянешь ладонь - он тебя больно цапнет, да ещё и заразит самой смертью. Рядом с Птицей она внезапно казалась себе нормальной. Словно она обрела дом.

Так легко влюбилась? Похоже, что да. Наивный, наивный мозгоправ. Наивнейшая девушка. Все знают, что нельзя привязываться к человеку за один трах. Пусть даже - за очень, очень хороший. Но обстоятельства словно.. словно были другими. Это был не пьяный парень со студенческой тусовки, это был убийца. Безжалостный, сжигавший людей заживо.

И даже если он сейчас убьёт ее, она умрет самым счастливым человеком на свете.

На голову больная.

Лера чувствует, что и парень достиг разрядки, максимального пика удовольствия, и теперь просто ждёт его дальнейших действий. Она и не держит его, но и не отпускает. Просто лежит под его телом и тяжело дышит, блаженно прикрывая веки. На губах ее играет лёгкая ухмылка.

- Мне снились кошмары, - внезапно говорит Белова. - Всегда одни и те же. О темной фигуре, что заставляет меня.. творить ужасные вещи. А я никогда не имела никого, роднее этого образа из сна.

Это мог быть ты?..

+1

11

Ему нельзя было польстить, подмазаться под него, умаслить. Он был первобытной тьмой. Существом из мира безумия и кошмаров. Сложно было сколько-нибудь рассуждать о Птице в рамках логики, ибо логики у него не было. Он был жестоким порождением чужого безумия. Неким страшным сном, за которым не стояло ничего, кроме тьмы. Разумовский знал о Птице многое, но он жил и в его сознании в достаточно скованном виде.

Рядом же с Лерочкой Птица мог развернуться ни на шутку. Она была тем человеком, к кому можно было особенным образом прилипнуть. И не отлипать никогда. Если бы Птица был демоном ада, то он уже давно бы бросил бесперктивного Серёжу, и вселился бы в Лерочку. Но делать это было невозможно, поэтому Птице только и оставалось, что принуждать девушку оставаться рядом с ним столь специфическим способом.

С другой стороны страсть была не менее важна, чем боль, а первое Сергей не особо давал Птице испытать. Более бессмысленного типа было ещё поискать, да и то вряд ли найти. Птица не мог назвать хоть что-то, что его не бесило бы в Разумовском. Разве, что деньги. Да, его деньги были необходимы для того, чтобы получать то, что нужно. Без денег Птица бы не развернулся бы. Но сейчас он понял, что сознание Сергея было ему отвратительно. Другое дело — Лера. Доктор Валерия Белова.

Она дрожала и постанывала под ним. Всего лишь женщина. Как и многие другие. Нельзя сказать, что Птица благодаря Серёже познал многих, однако кое кого успел. Но так как её — никогда. Такую, как она он видел впервые. И ему было приятно, что девушка реагировала на него подобным образом, а не испугалась, как могла бы. Его движения в ней становились всё более резкими, а объятия — всё более крепкими. Он не мог отделаться от чувства, что а конце концов она начала пожирать его самого.

Возможно ли такое?

— Все мы видим сны, — отозвался Птица, когда страсть схлынула с него прохладным потоком, — Вот только не обо всех стоит думать.

Он ведь тоже видел сны. Но они отличались от снов Серёжи. Очень отличались.

Белова лежала рядом с ним на кровати и Птица было потянулся к ней снова, однако что-то остановило его. Рука задрожала. Внезапно стало очень одиноко и страшно. По сердцу заскребли металические когти. Сережа проснулся.

— Валерия А... а-а-а-а-а, — молодой человек вздрогнул, отшатнулся и едва ли закричал в голос глядя на Белову.

Что здесь происходит? Неужели она? Неужели он? Он не верил своим глазам. Его губы, а затем и всё лицо мертвенно побледнели. Перегнувшись через бортик кровати Разумовский выплюнул на пол комок рвоты.

[nick]Sergey Razumovsky[/nick][status]ну вот он и сдохнет[/status][icon]https://i.postimg.cc/BnH3Vh79/tumblr-05da3f0ccc147a03928933b7f47310ac-ff3dfb3f-540.gif[/icon][sign]Твой голос – мой ориентир
Я сам себя казнил. (с)[/sign][fandom]Майор Гром: Чумной Доктор[/fandom][name]Сергей Разумовский, 28.[/name][lz]Лишь дай мне посмотреть в последний раз в твои глаза
Я солнцем обернусь и в них останусь навсегда. (с)[/lz]

Подпись автора

Бѣлый генералъ
Откланялся на вокзалъ
И я пригублю бокалъ
За Маркса и «Капиталъ»!
Ѣшь ананасы и рябчиковъ жуй
День твой послѣдній приходитъ, буржуй!

+1

12

[nick]Valeriya Belova[/nick][status]наивный мозгоправ[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/5cd92bf49b5c4ba1f515abcf83f2112d/d2ca03e6f49bf63e-10/s250x400/077281ed3384b02f07e735ee6f889b5d5e964de3.gif[/icon][sign]Ищи в душе моей сокровища, но все кто бы был там, гибли от зубов чудовища (с)[/sign][fandom]OC[/fandom][name]Валерия Белова, 27[/name][lz]когда во сне приходит тьма, я снова  <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=307" target="_blank">ищу</a>  <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=146" target="_blank">тебя</a>.[/lz]

Птица покорил ее сразу. Тот злодей, о котором мечтают такие девочки, как она. Тот, кто прячется ночью под кроватью, кто стучит из шкафа. Он говорит, что не обо всех снах стоит думать, но что поделать, если встречаешь вполне осязаемый, объемный.. Прямо наяву.

Но что же делать с…

Ох.

Кажется, кто-то вернулся домой.

Сергей кричит, а Лера спешит принять сидячее положение и запахнуть белый халат, словно бы не его тело только что идеально сочеталось с ее. Его тошнит на пол, а девушка чувствует себя максимально и страшно и сконфуженно. В такие ситуации Белова ещё никогда не попадала. Тем не менее, она рывком тянется к парню, аккуратно собирает пальцами его рыжие волосы, пока того рвёт на бетонный пол.

- Боже мой, Сергей, - причитает психолог. - Это всегда так происходит?

Конечно, она имеет ввиду переключение между личностями. Создавалось ощущение, словно они в очень плохой романтической комедии, в которой младший брат твоего парня врывается в комнату в самый пикантный момент. Но то не была комедия. То был чертов Чумной Форт, палата пациента с диссоциантивным расстройством, и…

Белова тянется к карману халата, в котором она очень удачно припасла маленькую пачку одноразовых салфеток. Лера достаёт одну и очень заботливо, словно боясь спугнуть пациента, протирает его губы, пока тот ещё не успел прийти в себя и тяжело дышал после приступа тошноты.

И ее настрой тоже меняется. Словно по щелчку. С Птицей она была одной Лерой, с Сергеем - другой. Но ее это не пугало. Его грани странно прекрасным образом сочетались с ее. Разумовского хотелось оберегать. Убить каждого, кто сделал ему больно, но.. Больнее всех ему делал Птица, верно?

Сергей дрожал, взгляд его был максимально напуганным. И тут прибежала-таки охрана - должно быть, на его крик. Дверь в палату с грохотом распахнулась, и Лера успела порадоваться тому, что застегнула чертов халат, а ее общей растрёпанности не было видно в темноте.

- Валерия Андреевна, что…

Но доктор не дала санитару договорить, подскочив на ноги.

- Срочно принесите мне плед или одеяло, - скомандовала блондинка.

- Где ж я его…

- Возьми на посту охраны, - она начинала раздражаться. - Я успела заметить, как вы с комфортном спите во время ночных дежурств.

Бугай поджал губы, но удалился на несколько мгновений, вернувшись с мягким красным в клеточку пледом.

- Не понимаю, почему мы должны отдавать свои вещи всяким психам, - почти выплюнул санитар, но тут же заткнулся, когда Лера смерила жестким взглядом.

Так матери-волчицы смотрят на тех, кто жаждет покуситься на ее щенков.

Санитар вновь запер палату снаружи и, судя по звукам из коридора, ушёл. Тогда Белова накинула плед на плечи дрожащего Сергея, виновато смотря ему прямо в глаза.

- Бога ради, простите, - она мялась от неловкости как школьница. - Давайте, я попрошу медсестру дать вам снотворное, и…

Доктор, даже как-то боясь услышать ответ, быстро, но слегка пошатываясь на каблуках от некого шока, пошла к двери, и… та оказалась заперта.

- Эй! - позвала она, но ответа не последовало.

Кажется, в Чумном Форте очень обидчивый персонал.

+1

13

Это было просто ужасно. Сергея трясло, он испытывал приступы удушья, у него кружилась голова и его тошнило. Весь комплект, что называется, в действии. Он не верил тому, что осознал. Не мог поверить, что его тёмная сущность воспользовалась доктором Беловой. Возможно — даже изнасиловала её. Нет, это было просто ужасно.

Лера, казалось, не была удручена или обижена. Она очень нежно занималась Разумовским — гладила того по голове, утешала, даже дала ему бумажную салфетку. От всего этого у молодого человека на глазах наворачивались слезы. Он не мог думать о чём-то ином, кроме как о том, что Птица навредил той, что так ему нравилась... Ведь Лера действительно понравилась Сергею. Впервые за долгое время.

На его плечи ложится красный плед. Ткань слегка колется, но Сергей судорожно хватает плед пальцами. Ему холодно. Его бьёт в лихорадке. Страх и волнение мешают ему взять себя в руки. Да и может ли он взять себя в руки тогда, когда это невозможно? Он боится даже смотреть на Леру, говорить с ней. Ему хочется умереть.  В палату входят и выходят санитары. При них ощущать себя ещё более тошно, чем наедине с Беловой. Но вскоре они с ней оказываются одни. Более того — кто-то запирает дверь оставляя Леру вместе с ним. Жестокая, злая шутка.

— Не волнуйтесь. Я в порядке, — придерживая на плечах плед говорит Разумовский, — Наверное они вскоре придут. Это случайно...

И вдруг...

— Они просто хотят, чтобы тебя ещё раз трахнул псих, девочка.

— Я хотел сказать, что шутки врачей бывают жестоки, но не стоит ...

— Не стоит прятать от меня свои сиськи. Их я уже видел.

— Простите...

Серёжу снова начинает тошнить. Более того — вырвав на пол и схватив ещё одну салфетку, он затыкает рот рукой, впиваясь в пальцы зубами до крови. Грудной смех рвётся из его рта.

— Думаешь, что такой умный?

Разумовскому становится настолько невыносимо, что он кидается к стене и бьётся лбом об её гладкую поверхность. Только бы выбить злобные мысли из своей головы. Он почти сползает на пол, закрывает глаза. Птица молчит.

— Держитесь от меня подальше, Лера. Я одержим Дьяволом.

[nick]Sergey Razumovsky[/nick][status]ну вот он и сдохнет[/status][icon]https://i.postimg.cc/BnH3Vh79/tumblr-05da3f0ccc147a03928933b7f47310ac-ff3dfb3f-540.gif[/icon][sign]Твой голос – мой ориентир
Я сам себя казнил. (с)[/sign][fandom]Майор Гром: Чумной Доктор[/fandom][name]Сергей Разумовский, 28.[/name][lz]Лишь дай мне посмотреть в последний раз в твои глаза
Я солнцем обернусь и в них останусь навсегда. (с)[/lz]

Отредактировано Alex Tarasov (2022-06-14 21:08:58)

Подпись автора

Бѣлый генералъ
Откланялся на вокзалъ
И я пригублю бокалъ
За Маркса и «Капиталъ»!
Ѣшь ананасы и рябчиковъ жуй
День твой послѣдній приходитъ, буржуй!

+1

14

[nick]Valeriya Belova[/nick][status]наивный мозгоправ[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/5cd92bf49b5c4ba1f515abcf83f2112d/d2ca03e6f49bf63e-10/s250x400/077281ed3384b02f07e735ee6f889b5d5e964de3.gif[/icon][sign]Ищи в душе моей сокровища, но все кто бы был там, гибли от зубов чудовища (с)[/sign][fandom]OC[/fandom][name]Валерия Белова, 27[/name][lz]когда во сне приходит тьма, я снова  <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=307" target="_blank">ищу</a>  <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=146" target="_blank">тебя</a>.[/lz]

Ты вляпалась, Лерочка. Именно это хотелось ей себе сказать, но она не говорила. Не собиралась. Сердце колотилось как бешеное, но не из-за того, что их заперли. Белова совершенно не боялась за себя, ее страшно беспокоила картина, развернувшаяся перед ее глазами. То, как менялся тон голоса Разумовского, как даже едва ли не менялся цвет глаз.

В них то пылал огонь, то из них лилась река слез. И самым забавным было то, что Лера не была против ни сгореть, ни утонуть.

Она понимала, что человек, что перед ней, - глубоко болен. И, скорее всего, в том, что Сергея сейчас так метало, качало в стороны именно из-за неё. Ее непрофессионализм и дурная тяга к темному плохо сказалась на его психике. Белова ведь читала материалы дела, никто до неё не отмечал таких резких переключений у пациента.

Ее губы задрожали. Как и руки.

Девушка почти онемела, потому не сразу спохватилась, когда Разумовский кинулся к стене в резком, отчаянном порыве навредить себе.

- Нет, стойте, пожалуйста! - взмолилась врач, кинувшись к парню.

Он сползает вниз, говорит вещи, которые Лера отчего-то внезапно совсем не хочет слышать. Держаться подальше?

Нет. Нет-нет-нет.

- Сергей, посмотрите на меня, - жалобно просит Белова, присаживаясь на колени прямо на пол. - Пожалуйста.

Она сглатывает противный ком в горле, с нежностью убирает с его лица выбившиеся пряди волос и замирает. Эти светлые, полные истинной боли глаза. Лера уже уверена - она никогда не забудет его взгляд.

- Это моя вина, - вкрадчиво обьясняет Белова, говорит тихо, спокойно, словно с напуганным грозой ребёнком, держа его лицо в своих руках. - Вы.. Он ничего мне не сделал.

Ничего, чего бы я сама не хотела.

С его виска стекает тонкая струйка крови, Лера хмурится, стирает ее, с медицинской дотошностью разглядывая ссадину.

- Пожалуйста, больше не причиняйте себе вред, - просит девушка. - И я не буду держаться дальше. Я.. - неловкая заминка. - Я ваш врач в конце концов. 

Парень все ещё дрожит, и Лера, поднимаясь на ноги, заботливо увлекает его за собой. Она даже как-то робко ведёт его к койке, словно, и правда, ухаживает да ребёнком. Усадив Сергея, она настойчиво надавливает на его плечо, чтобы он лёг, вновь укрывая пледом.

- Я все равно застряла здесь, - улыбнулась девушка. - Может, поговорим? Не для протокола, я обещаю.

И, наконец, тяжело вздохнув, Лера укладывается рядом, подкладывает ладони лодочкой под голову вместе подушки. Ее лицо ровно напротив его лица.

- Если не хотите.. Не хочешь говорить о себе, я могу что-нибудь рассказать.

Она не справится с этой работой. Она не сможет выдать вердикт - оставить Серёжу гнить здесь или отправить на зону.

В голову Леры приходят лишь губительные для неё самой мысли, но на то она и сумасшедшая, верно?

+1

15

Если бы он мог, то пустил бы себе пулю в лоб. Но Разумовский был тряпкой. Самым жалким и убогим существом на земле. Поэтому он не мог взять и решить вопрос кардинальным образом. Птица всё больше и больше овладевал им. Он не спал в его сознании, а бодрствовал весьма определённым образом. И Сергей вынужден был быть неким переносчиком данного создания. Своего рода сосудом, в котором не было ничего личного. Он ненавидел себя до зубовного скрежета и, одновременно, боялся Птицы. Как ребёнок, который до смерти боится кошмарных снов или монстра под кроватью.

Она просит его остановиться, а он? Что делает он? Слушается её. Потому, что привык это делать. Потому, что у него нет силы воли или чего-то, что хоть сколько-нибудь делало бы из него человека. Одно лишь послушание перед силой. Жалкое ничтожество Разумовский.

Но ведь раньше он не был таким. Мальчик из детского дома сумел добиться многого. И не побоялся тех, кто наезжал на него в пору, когда на всех наезжали тёмные личности с монтировкой в руках. Это Птица высосал из него всю силу воли. Превратил в своего раба. Но возможно — и об этом Серёжа думать не хотел, все его заслуги пренадлежали Птице. Тьме.

— Нет, — помотал головой Разумовский, — Я сделал. И вы знаете, что это так и есть.

Насилие — отвратительное и гнусное. И пусть Лера сейчас говорит иначе, вряд ли это спасёт Разумовского от стыда, который липким ужасом сжимал его нутро.

— Я не могу этого обещать.

Потому, что это единственный выход из положения. Единственный из тех, что он может себе позволить на данный момент. Ничего другого ему не дозволено. У него не осталось ничего — слава, деньги, друзья, работа. Всё это отнято одним взмахом руки. Никто не придёт на помощь. Даже Олег. Воспоминание о другие причинило боль. Разумовский поморщился и взглянул на девушку, которая склонилась над ним.

— Я не уверен, что хороший собеседник.

Ему было чему поучиться у Птицы. Например, умению вести беседу. Но в итоге Серёжа снова стушевался и испугался. Позволил Лере увлечь и уложить себя на кровать, а затем уставился в её лицо невидящим взглядом. Она была красива, но чужая. Совершенно чужая. Быть может в другом месте он бы и полюбил её, но то, что она так легко поддалась на слова и личность Птицы вызывало у Сергея боль и ужас.

— Расскажите, — попросил, наконец, он, — Расскажите о себе.

Невзирая на страх ему было очень интересно узнать — кто же такая эта Валерия Белова. А ещё он хотел услышать сказку на ночь, как любой испуганный мальчик.

[nick]Sergey Razumovsky[/nick][status]ну вот он и сдохнет[/status][icon]https://i.postimg.cc/BnH3Vh79/tumblr-05da3f0ccc147a03928933b7f47310ac-ff3dfb3f-540.gif[/icon][sign]Твой голос – мой ориентир
Я сам себя казнил. (с)[/sign][fandom]Майор Гром: Чумной Доктор[/fandom][name]Сергей Разумовский, 28.[/name][lz]Лишь дай мне посмотреть в последний раз в твои глаза
Я солнцем обернусь и в них останусь навсегда. (с)[/lz]

Подпись автора

Бѣлый генералъ
Откланялся на вокзалъ
И я пригублю бокалъ
За Маркса и «Капиталъ»!
Ѣшь ананасы и рябчиковъ жуй
День твой послѣдній приходитъ, буржуй!

+1

16

[nick]Valeriya Belova[/nick][status]наивный мозгоправ[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/5cd92bf49b5c4ba1f515abcf83f2112d/d2ca03e6f49bf63e-10/s250x400/077281ed3384b02f07e735ee6f889b5d5e964de3.gif[/icon][sign]Ищи в душе моей сокровища, но все кто бы был там, гибли от зубов чудовища (с)[/sign][fandom]OC[/fandom][name]Валерия Белова, 27[/name][lz]когда во сне приходит тьма, я снова  <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=307" target="_blank">ищу</a>  <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=146" target="_blank">тебя</a>.[/lz]

Могла ли она помочь ему? Ведь так, так сильно хотела. Лера неожиданно для самой себя осознавала, что могла бы принять его целиком. Ее влекла тьма Птицы, но Сергей наполнял ее сердце необъяснимой нежностью. И, если они идут в связке, но девушка примет обоих. Каждому из них она могла бы дать, что они хотят. Отчего-то она была уверена в этом - ну, или очень хотела.

Их лица напротив друг друга. Так близко. Поджав ноги, Белова касалась коленями коленей Разумовского, и даже этот мизерный контакт был блондинке крайне приятен до головокружения. Она чувствовала тепло его тела, но видела, что он по-прежнему мёрзнет. Если бы Лера не боялась спугнуть Серёжу, она бы прямо сейчас стала его личным одеялом.

- Я понимаю тебя, - молвила она. - Мне тоже всегда казалось, что со мной что-то не так. Что я делюсь напополам. Но, видимо, я глупая. Ведомая. Я..

Лера сильно боялась, что, если она скажет именно Серёже то же, что говорила Птице, парень отвернётся от неё. Она ведь не была заинтересована лишь в его второй личине, она.. Она почти задыхалась сейчас, кусала свою нижнюю губу.

- Говорят, что демонов нужно кормить по расписанию, - прочистив горло и слегка болезненно скривившись, продолжила Белова. - Чтобы оставаться собой. Если он будет голодать, то будет дальше разрушать тебя.

Медикаментозное лечение при расстройстве идентичности практически бесполезно. Пациенту помог помогать некоторые антидепрессанты, но лишь для снятия побочных реакций - той же депрессии и тревоги. Лера ещё никогда не сталкивалась с этим диагнозом вне учебников и справочников и теперь не особо знала, что нужно делать ей, как врачу. Все многочисленные знания словно бы вмиг испарились. Их затуманили эмоции.

Позволить себе привязаться к пациенту - сама большая ошибка для психиатра. Тем более - судмедэксперта. Она должна быть беспристрастна, а вместо этого Белова выла внутри от желания прижаться к Серёже ближе. Вновь коснуться его лица и мягких волос.

В конце концов, в ней жило что-то почти такое же страшное, как Птица. Хоть сама она и совершенно его не боялась. Ее влекло к нему. А девушка себя знала - она с радостью разрушит всю свою жизнь, лишь бы помочь тому, кого она любит.

Разумовский хотя бы знал имя своего демона. Она же - нет.

- У меня есть собака, - улыбнулась Лера, стараясь отвлечь и себя, и своего пациента. - В Москве. И вообще я очень люблю животных. С самого детства. И, знаешь, мой пёс, Пончик.. он чёрный питбуль. Его все шугаются на улице, но я знаю, что на самом деле.. На самом деле его имя идеально описывает его сущность.

Этой глупой, должно быть, непонятной метафорой, Лера пыталась сказать Разумовскому, что не видит в нем Чумного Доктора. Она видит в нем прекрасного молодого человека. И Птица ее не напугает. Даже наоборот… Внутри девушки словно сложился пазл, ключик оказался идеально подобран к замку.

Темной Лере - темный Сергей.

Светлой - светлый.

Все логично.

- Я не хочу, чтобы ты отчаивался. Может, я прошу слишком многого, но.. Но позволь мне помочь тебе.

Позволь мне быть рядом.

- Доверься мне. Прошу.

Лера шептала. Вытащив одну руку из-под головы, она нерешительно, робко протянула пальцы к его лицу, чтобы вновь с сожалением коснуться кожи около ссадины на его виске. Казалось, самого Серёжи она боялась больше, чем Птицы. Она боялась, что слишком.. плохая для него?

Но Белова готова. Готова балансировать, даже если это ее уничтожит.

+1

17

Слушая Леру Сергей почти разозлился. Она говорит, что понимает его, но на самом деле его никто не понимал. Её тьма вряд ли была столь тяжела, как его. И что она могла знать об этом. Разве что слегка делать вид, что понимает. Но сказать это вслух Серёжа не решился. Потому, что боялся обидеть. Потому, что понимал — она хочет, как лучше. Хочет показать ему, что он не одинок и найдётся кто-то, кто поймёт его и полюбит. От этих мыслей на глазах парня стали наворачиваться слезы. Сергей мотнул головой, чтобы прогнать тяжкие мысли и весь обратился в слух. То, что рассказывала Лера было чудесным. Потому, что она вела разговор о той жизни, в которой нет места боли и раздражению. В ней нет место жестокости. В этой жизни есть только счастливые люди и счастливые же собаки.

— Собака это здорово, — улыбается он, — У меня тоже когда-то была собака.

Тут взгляд его мрачнет и он снова замолкает.

Сергей, сам по себе, всегда мыслил утопично. Он понимал, что нет ничего хуже, нежели чем такие мысли, но никак не мог от них отделаться. Уже тогда, когда он впервые совершил преступление, и до сего часа, этот человек верил в то, что добро победит зло. Оно обязательно победит зло, чего бы ему этого не стоило. Пусть даже ценой чьей-то жизни, но победит. Смерть это малая цена за счастье. За идеал. За то, что впереди всех ждёт награда в виде богатства и торжества справедливости. Из этих мыслей и появилась Птица. Он окреп и взял волю над Сергеем потому, что тот позволил это с собой сделать, ослеплённый фантазиями о высшем благе человечества.

— Мне кажется, что помочь мне уже невозможно, Лера.

Пусть это звучало слишком уныло, но по крайней мере было правдой. Он считал себя пропащим. Птица никогда не отпустит его просто так. Разумовский знал это. Как и то, что отчаянный порыв Леры тронул его сердце. Словно сломил некую ледяную корочку в его сознании.

— Но вы можете попытаться.

Он давал ей надежду. Потому, что знал — иначе она уйдёт. Она никогда не останется с ним, если будет знать всю правду. И оттого Разумовский лукавил. Не потому, что был такой сволочью, а потому, что иначе было нельзя. Он понял, что настолько отчаенно боится потерять Леру, что готов даже заставить её верить в то, что он не безнадёжен. Лишь бы только она была. Лишь бы только не ушла. Пока ещё он не понимал, что это любовь извращенца. Пока ещё не.

— Хорошо, я... Да.

Серёжа взял Леру за руку и закрыл глаза. Он даже не помнил, как заснул. А проснулся от собственного крика. Ему снился кошмар. Он даже не помнил, что именно пришло к нему во сне, но от силы ужаса кричал во все горло.

[nick]Sergey Razumovsky[/nick][status]ну вот он и сдохнет[/status][icon]https://i.postimg.cc/BnH3Vh79/tumblr-05da3f0ccc147a03928933b7f47310ac-ff3dfb3f-540.gif[/icon][sign]Твой голос – мой ориентир
Я сам себя казнил. (с)[/sign][fandom]Майор Гром: Чумной Доктор[/fandom][name]Сергей Разумовский, 28.[/name][lz]Лишь дай мне посмотреть в последний раз в твои глаза
Я солнцем обернусь и в них останусь навсегда. (с)[/lz]

Подпись автора

Бѣлый генералъ
Откланялся на вокзалъ
И я пригублю бокалъ
За Маркса и «Капиталъ»!
Ѣшь ананасы и рябчиковъ жуй
День твой послѣдній приходитъ, буржуй!

+1

18

[nick]Valeriya Belova[/nick][status]наивный мозгоправ[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/5cd92bf49b5c4ba1f515abcf83f2112d/d2ca03e6f49bf63e-10/s250x400/077281ed3384b02f07e735ee6f889b5d5e964de3.gif[/icon][sign]Ищи в душе моей сокровища, но все кто бы был там, гибли от зубов чудовища (с)[/sign][fandom]OC[/fandom][name]Валерия Белова, 27[/name][lz]когда во сне приходит тьма, я снова  <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=307" target="_blank">ищу</a>  <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=146" target="_blank">тебя</a>.[/lz]

Когда Сергей сказал, что ему невозможно помочь, Лера поникла, закусила щеку изнутри почти до боли. Возможно, так глупо с ее стороны так впиваться мало того, что в пациента, а, в принципе, в человека, которого едва знает. Но ей становилось просто невыносимо от мысли, что он страдает, и что она может больше его не увидеть по окончанию своей работы с ним.

Но когда Разумовский исправился, сказав, что она, Лера, может попытаться, внутри все затрепетало. Ей показалось, словно само солнце вышло из-за туч. А вся правда в том, что Белова любит и встречать рассветы, и провожать закаты. И грозы. Опасные, с молниями. Такие, каким был Птица. И штиль. Лёгкую рябь на воде. Такую, какой был Серёжа.

Очень наивно, но Лера подумала о том, что Разумовский способен стать всем ее миром.

А когда он согласился ей доверить, взял ее за руку..

- Спасибо, - облегченно, но с легким надрывом прошептала Белова, чуть крепче сжимая его холодную ладонь.

Вскоре Серёжа уснул. Должно быть - сказался стресс. Что-то подсказывало специалистке, что таких внезапных переключения личностей у него ещё не было. А она.. весь ее мир буквально схлопнулся на Разумовском.

Есть у людей с ее расстройством один термин, означающий именно подобную крепкую привязанность. Почти обреченную одержимость.

«Ты умрешь, я умру».

Внезапно девушка поймала себя на том, что громко шмыгает носом. Плачет. Посмотрите на неё - лежит, почти прижавшись к одному из самых страшных преступников ее десятилетия.. а, может, и века. И видит она в нем самую прекрасную картину. Сломленного человека, но и практически бога сразу. Если в Разумовском и есть божественное начало, то она будет его жрицей.

Нет, у неё и раньше случались фиксации в жизни, но.. Никто, никто из тех не был таким живым и мертвым одновременно. Лучезарно прекрасным и первобытно страшным. И, конечно, ни у одного из тех не было таких бархатисто-мягких рыжих волос. Вновь шмыгнув носом, Лера улыбнулась и выпустила руку Серёжи из своей - но лишь для того, чтобы прижаться поближе и обнять его за талию.

Удивительно, но теперь ей не снились тени. Ей снилась его свобода. Дом у залива. Нежные поцелуи для одной его половины, жаркие - для второй. Вся тревога, что была у Леры, была посвящена лишь состоянию Серёжи. Она волновалась, чтобы ему не было плохо даже в своём сне, потому, когда тишину палаты разрезал его крик уже наяву, Беловой и самой едва не стало плохо. Девушка подскочила на койке, но сразу сориентировалась, где находится. Сразу приняла сидячее положение, обхватила лицо парня обеими руками, со всей нежностью поглаживая острые скулы большими пальцами.

- Тшш, тише, тише, - забеспокоилась Лера. - Ты не один. И не будешь. Я здесь.

Решив, что Разумовскому нужно больше воздуха и пространства, она отняла руки от его лица и взяла в свои ладони его ладонь. Поднесла ее к своим губам, целуя костяшки пальцев.

За высоко расположенным решетчатым окном уже светало, но до подъёма было ещё далеко. А Лере было жаль времени, потраченного на сон, потому что… Будет ли у неё ещё возможность волей судьбы остаться с Серёжей на ночь?

Хорошо, что в этом крыле здания были перебои с электричеством, и камеры в палатах не работали уже неделю. Хорошо, что тот санитар оказался таким козлом, и сам того не ведая, подарил Беловой самую спокойную и прекрасную ночь в ее жизни. Да, в психушке. Да, я убийцей.

И, кстати, о санитаре…

- Я смотрю, вы тут хорошо проводите время, - даже как-то удивленно проговорил зашедший в палату бугай.

Лера была настолько сосредоточена на Разумовском, что не услышала, как отпёрлась дверь. Но теперь девушка не стала отскакивать в сторону и пугаться. Просто злобно зыркнула на санитара и, нехотя выпустив руки Серёжи из своих, встала с койки.

- Знаете, - почесал затылок мужчина. - Думаю, я могу скрыть от начальства ваше ночное рандеву… - он сально усмехнулся. - Но! За небольшую плату.

Вот же мудила!

Он же сам ее запер!

Но Белова понимала, что Рубинштейн ей не поверит. Он поверит своему сотруднику.

И тогда в ее голове появилась новая, отнюдь не самая здоровая мысль.

- Хорошо, - спокойно сказала блондинка, сложив руки на груди. - Я даже заплачу тебе больше. В том случае, если в твои ночные смены я смогу оставаться спать с ним.

Теперь Лера вновь перевела взгляд на Серёжу. Тепло улыбнулась парню. Сейчас ей, действительно, было бы неплохо отправиться домой и привести себя в порядок - не бродить же по клинике всклокоченной и порванной блузке.

Санитар с шумом запер дверь в палату за ее спиной, а затем с азартным блеском в глазах стал болтать с безумной докторшей о сумме. Но Белова даже не злилась.

Это лучшая сделка в ее жизни.

+1

19

В комнате отдыха играла назойливая советская песенка. Даже если бы ты не был сумасшедшим, ты всё равно бы рехнулся прослушивая по кругу один и тот же мотив. У окна сидит пожилая женщина и бесприрывно, что-то чертит огрызком карандаша. Чуть поодаль от неё — мужчина со впалыми щеками, который смотрит в одну точку. Сам Сергей сидит в центре комнаты, сжав руки на столе и замерев в тревожной позе. Ему страшно и одновременно он не чувствует ничего. Даже привычной боли. Разумовский в этом месте испытывал только несколько ощущений — страх и отупение. Всё прежнее сгладилось, истлело. Словно тот Сергей — умер. Есть только два — разбитый Разумовский и Птица. Быть одним и видеть второго не хотелось люто. Но убить себя Сергей не мог. Всё, что он мог это сидеть и тупо глядеть в стол слушая песнку на повторе.

Мерзость. Он мечтал о тишине. Он вспоминал свой кабинет, где впервые за короткое время был счастлив. А потом приступы снова начались и жизнь Сергея превратилась в ад. Песенка играла уже по третьему кругу. Пожилая женщина в углу стала подвывать под мотив и в ответ ей кто-то заорал призывая своим приступом санитаров. Очень скоро должен был быть обед, но Разумовский знал, что до этого тишина будет лишь желанной мечтой. За ним наблюдали особенно по приказу Рубинштейна. Даже Лера и та была послана им.

Разумовский все ещё не знал как ему относиться к Беловой. Она ему очень понравилась, но вместе с этим он понимал, что безоговорочно доверять ей — глупо. Ведь она могла притворяться. Хотя ему этого так не хотелось... Сидя за столом, посреди комнаты отдыха где было полным полно сумашедших — таких же, как он, Серёжа думал над тем, что ему бы не хотелось, чтобы Лера оказалась плохим человеком. Нет, только не она.

— Сергей?

Разумовский вскрикнул и вздрогнул. К нему обратился санитар, который часто работал непосредственно с Рубинштейном.

— Вас ждёт Вениамин Самуилович. И потише, потише.

Сергей встал. От музыки раскалывалась голова. Ему было больно и страшно. Всё внутри трясло от напряжения. Он пошёл вслед за мужчиной по белому коридору, дыша тяжело и надрывно. Кололо в сердце.

Какая же ты тряпка.

В кабинете Рубинштейна было тихо и уютно. Но Разумовский уже знал, что этот уют более чем обманчив.

— Добрый день, голубчик.

Голос Рубинштейна был приятным. Его взгляд — восхищённо-заинтересованный скользил по лицу пациента.

— Как вы себя сегодня чувствуете?

— Н.. Нормально, — пролепетал Серёжа, но доктор покачал головой.

— Как же так. Вот здесь написано, — Рубинштейн зашелестел бумагами, но его прервала вошедшая в кабинет без стука Валерия. Она была искренне возмущена.

[nick]Sergey Razumovsky[/nick][status]ну вот он и сдохнет[/status][icon]https://i.postimg.cc/BnH3Vh79/tumblr-05da3f0ccc147a03928933b7f47310ac-ff3dfb3f-540.gif[/icon][sign]Твой голос – мой ориентир
Я сам себя казнил. (с)[/sign][fandom]Майор Гром: Чумной Доктор[/fandom][name]Сергей Разумовский, 28.[/name][lz]Лишь дай мне посмотреть в последний раз в твои глаза
Я солнцем обернусь и в них останусь навсегда. (с)[/lz]

Подпись автора

Бѣлый генералъ
Откланялся на вокзалъ
И я пригублю бокалъ
За Маркса и «Капиталъ»!
Ѣшь ананасы и рябчиковъ жуй
День твой послѣдній приходитъ, буржуй!

+1

20

[nick]Valeriya Belova[/nick][status]наивный мозгоправ[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/5cd92bf49b5c4ba1f515abcf83f2112d/d2ca03e6f49bf63e-10/s250x400/077281ed3384b02f07e735ee6f889b5d5e964de3.gif[/icon][sign]Ищи в душе моей сокровища, но все кто бы был там, гибли от зубов чудовища (с)[/sign][fandom]OC[/fandom][name]Валерия Белова, 27[/name][lz]когда во сне приходит тьма, я снова  <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=307" target="_blank">ищу</a>  <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=146" target="_blank">тебя</a>.[/lz]

Лера чувствовала себя странно, зайдя к себе домой. Создавалось ярое впечатление, словно Разумовский и вся прошедшая ночь ей просто-напросто привиделись. Словно это был очередной ее сон про тёмную фигуру, ради которой она готова на все. И ведь логично, если речь идёт о Птице, но кое-что не стыковалось с обычными ее сновидениями. Помимо первобытной тьмы, этой ночью она познакомилась кое с кем ещё. Белова познакомилась с Серёжей. С человеком, имя которого и так было у всей страны на слуху, а после ареста и обвинения в убийствах и терроризме - так тем более.

Дома все было.. как обычно. Съемная квартира, которую девушка ещё толком не успела обжить. Лёгкий беспорядок вопил: ты только приехала и ни в каком Чумном Форте ещё не была. Должно быть, сказывалось ещё и то, что Лера очень мало спала этой ночью. Все вокруг казалось резким и выпуклым, хотелось схватиться за голову и зажмуриться, чтобы избавиться от наваждения. Даже кончики пальцев подрагивали. Девушка перевела взгляд на свои руки, осмотрела запястья, на которых уже начали проступать синяки. Следы от его пальцев.

Лишь тогда Белова подошла к зеркалу в прихожей, чтобы оглядеть себя целиком. Волосы все ещё всклокочены, стоит она по-прежнему во врачебном халате. Не могла его снять из-за порванной блузки. Точно.

Ты не спала, Лера. Не спала.

И ты обязана вернуться.

Эта мысль оказалась наиболее объемной, целиком задвигая собой страх за самые задворки сознания. Серёжа. Человек, который напомнил ей.. дом? Никогда вперёд она подобного не ощущала. Даже со своими первыми фиксациями. От всех своих бывших Лера все равно прятала настоящую себя, натужно улыбалась, играла роль красивой куклы. А перед Разумовским Лера оказалась обнажена сразу. Во всех смыслах. И.. перед обоими.

Любой другой человек из ее прошлого, даже самый близкий ранее, теперь казался ей чужим.

Она нашла свой родной дом.

Сердце как-то болезненно заныло, и Лера машинально приложила руку к груди. Глаза на мокром месте. Ну ты и дурочка-блондиночка. Бросив на своё отражение последний взгляд, Белова почти сорвалась с места - в душ. Она должна вернуться в клинику как можно скорее.

Нервозно приводя себя в порядок, Лера забыла даже поесть - даже в голову не пришло, ведь все мысли в ней занял Разумовский. Сегодня на ней бархатное нежно-розовое платье с красивым, но приемлемым для работы декольте и туфли в тон. Девушка с особым упоением наносила лёгкий макияж и укладывала длинные светлые волосы.

В таком виде ей не хотелось ехать в общественном транспорте - она должна быть свежа и словно перевязана алой ленточкой. Подарок для него.

Потому, вызвав такси, Лера забежала в супермаркет напротив своего дома. Она придумала ещё кое-что особенное.

***

Телефон Лера, конечно, оставила в выделенном ей кабинете - средства связи приносить пациентам запрещено. Но о некоторых приятных мелочах никто ничего не говорил. Теперь доктор, звонко цокая каблуками, направлялась к палате Сергея и, когда узнала, что того увёл Рубинштейн, оказалась… взбешена. Белова не то чтобы была наслышана о нем чего-то плохого, но.. Вениамин Самуилович не нравился ей как-то подсознательно. Ее сердце ему не доверяло. И потом - разве Разумовский отныне не ее клиент?

А если этот престарелый пердун что-то ему сделает?..

Ее гнев был абсолютно иррационален. Так злится не лечащий врач. Так, тем более, злится не судмедэксперт. Так злится любящий человек. Даже, скорее - помешанный.

Но, отогнав эти разъедающие ее мозг мысли, Белова буквально ворвалась в кабинет Рубинштейна. Поймав на себе растерянной взгляд Серёжи, девушка разозлилась ещё сильнее. Да она почти пыхтела от злобы.

- Вениамин Самуилович, - Лера растянула губы вежливой, но дёрганной улыбке. - Вы запамятовали, что Сергей ныне - моя юрисдикция?

Брови главврача поползли вверх. Да, он знал, что блондиночка права, но он и думать не смел, что эта москвичка окажется такой нахалкой.

И, главное, для кого она так разоделась?

- Любое ваше вмешательство может помешать моей экспертизе, - холодно отчеканила Белова. - Простите, но я забираю своего пациента.

Сделав особый акцент на слове «своём», Лера беспардонно подошла к Разумовскому, мягко опустив руку ему на плечо в неком защищающем жесте.

- Ваше право, барышня, - вполне интеллигентно кивнул Рубинштейн, умело скрывая собственное недовольство.

Когда Лера и Серёжа вышли в общий коридор, к ним тут же подошел один из молодых санитаров. Павел, кажется. Одарив его приветственной дежурной улыбкой, Белова кивнула Разумовскому идти в противоположную сторону.

- Простите, вы же новенькая, - нагнал их Павел. - Палаты находятся в другой стороне.

- О, мы не идём в палату, - мягко, но с властными нотками пояснила Белова. - Мы идём на улицу.

Санитар опешил. Почти заикнулся, затем посмотрел на шоппер, что висел на плече Леры. Что в нем? Должно быть, ее уже досматривала охрана, но..

- Пациенту данной категории запрещены прогулки во дворе, - вкрадчиво проговорил Павел.

«Данной категории» - то есть преступнику. Внутри Леры вновь закипало раздражение. Этот жалкий санитар, в присутствии Серёжи, говорил о нет так, словно его здесь нет.

- Я - его новый врач, - уже с силой и твердостью говорила блондинка, невольно угрожающе выступив вперёд. - И я говорю, что Сергею можно во двор. Кстати, сопровождение нам не нужно, спасибо.

Миновав пост охраны, блондинка вывела Разумовского на улицу - как она себе прикинула, он не дышал нормальным свежим воздухом уже с месяц. На дворе было самое начало сентября, потому погода была замечательной.

Оставшись с Серёжей наедине, Лера тут же расслабилась. Былую раздражительность словно рукой сняло, и она даже забеспокоилась, не напугала ли парня своими.. выходками. Потому поспешила спрятать все свои шипы внутрь и бодро расправить плечи.

- Прости, я просто подумала.. - кусая нижнюю губы, начала она. - Что тебе было бы неплохо провести время не в четырёх стенах.. и не в вашей ужасной комнате отдыха.

Они шли по небольшой зелёной аллее и, когда отошли достаточно далеко от курящих охранников, Белова кивнула прямо на лужайку.

- Не возражаешь?

В шоппере ее был спрятан небольшой плед, и все то, что она и приобрела в супермаркете. Расстелив его на траве, девушка как-то нерешительно присела, крайне смущенно поглядывая на Разумовского.

Лера очень, очень боялась показаться слишком навязчивой и оттолкнуть его.

- Эм.. Тут пепси с манго, чипсы, шоколадные батончики и.. Я вот дома ещё попкорн сделала. Надеюсь, любишь соленый?

Взгляд, полный нежности и надежды.

+1

21

Рубинштейн смотрел на него, как на свою добычу. По факту — он и был его добычей. Ещё неизвестно, кто из них является истинной жертвой — Рубинштейн, как личность, или Разумовский, как человек. Его выражение лица, улыбка, даже очки демонстрировали личность совершенно непростую. Ту, с которой так сложно было сладить. Но Серёжа и не пытался сделать это. У него было слишком мало сил для подобного. Сейчас он мог только сидеть и смотреть в одну точку, как до этого сидел и смотрел в одну точку в комнате отдыха.

Вениамин Самуилович зазанялся бумагами, отвлекая свой взгляд от Разумовского. И тут в кабинет вошла Лера. Сергей даже не ожидал этого. Привычно вздрогнул всем телом. Она была стремительна и очень зла. Разумовский не сразу понял, что именно является причиной её гнева,  а когда понял, то вздрогнул снова.  Значит они всё таки не в сговоре. Это и порадовало и расстроило Сергея одновременно. Ведь Белова была для него особенным человеком, пусть даже он не собирался себе в этом признаваться.

Она обрушивает на Рубинштейна рассержанную отповедь и помогает Сергею подняться на ноги. Они оба выходят из кабинета, но куда? Он глазам своим не верит. Неужели на улицу? Да на улицу.

Тёплый ветерок касается его лица. Солнце кажется такими удивительно сияющим, словно нарисованным. По аллеям прогуливаются другие пациенты и санитары, но в их фигурах Сергей не видит ничего угрожающего.

— Спасибо. Мне и правда... Правда хотелось бы отдохнуть где-то в другом месте.

Почувствовать себя человеком. Как раньше.

Они пошли дальше. На лужайке прыгали солнечные зайчики. Лера расстелила на траве плед и разложила на нём всё для пикника. Сергей улыбнулся. Всё, что он любил. Она была удивительной девушкой.

— Очень люблю, — Разумовский присел рядом и потянулся к банке с пепси. Он благодарно посмотрел на Лерочку, внезапно поймал её взгляд, смутился, скользнул взглядом ниже, увидел, что сегодня доктор Белова при декольте и от неожиданности пролил пепси.

— Простите я..., — пальцы были липкими и мерзкими на ощупь, Сергей поморщился и вдруг заплакал.

— Это был чудесный подарок, чудесный. А я всё испортил.

Наверное нет ничего хуже, когда мужчина столь жалок и ломок, как был жалок и ломок Разумовский. Ему даже в голову не могло прийти, что он может нравиться кому-то именно таким. Без маски Чумного доктора.

[nick]Sergey Razumovsky[/nick][status]ну вот он и сдохнет[/status][icon]https://i.postimg.cc/BnH3Vh79/tumblr-05da3f0ccc147a03928933b7f47310ac-ff3dfb3f-540.gif[/icon][sign]Твой голос – мой ориентир
Я сам себя казнил. (с)[/sign][fandom]Майор Гром: Чумной Доктор[/fandom][name]Сергей Разумовский, 28.[/name][lz]Лишь дай мне посмотреть в последний раз в твои глаза
Я солнцем обернусь и в них останусь навсегда. (с)[/lz]

Подпись автора

Бѣлый генералъ
Откланялся на вокзалъ
И я пригублю бокалъ
За Маркса и «Капиталъ»!
Ѣшь ананасы и рябчиковъ жуй
День твой послѣдній приходитъ, буржуй!

+1

22

[nick]Valeriya Belova[/nick][status]наивный мозгоправ[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/5cd92bf49b5c4ba1f515abcf83f2112d/d2ca03e6f49bf63e-10/s250x400/077281ed3384b02f07e735ee6f889b5d5e964de3.gif[/icon][sign]Ищи в душе моей сокровища, но все кто бы был там, гибли от зубов чудовища (с)[/sign][fandom]OC[/fandom][name]Валерия Белова, 27[/name][lz]когда во сне приходит тьма, я снова  <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=307" target="_blank">ищу</a>  <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=146" target="_blank">тебя</a>.[/lz]

Рядом с Сергеем в Лере и самой просыпалась какая-то наивная, детская тревожность. Казалось, у самой пальцы дрожат, голос ломается - да она почти заикалась, прилагая много усилий для того, чтобы выглядеть уверенной в себе и своих действиях. Для Беловой очень, очень много значило то, что она смогла порадовать этого парня.

Погода, действительно, была чудесной. На небе и намёка нет на пасмурность, волосы с плеч сдувал лёгкий, тёплый ветерок.

Девушка искренне улыбалась, покусывала нижнюю губу от удовольствия, понимая, что Серёжа тоже рад. Лера одновременно ловила его взгляд, но и одновременно смущенно отводила свой.

Как два подростка на первом в жизни свидании.

Но тут случается лёгкий конфуз, который Разумовский, кажется, воспринял за целую трагедию. Белова заметила, что его взгляд скользнул к ее платью, а затем рыжеволосый просто.. пролил пепси. Ей хотелось легко рассмеяться, но не издевальчески, а просто.. от некого умиления.

Но тут в уголках его глаз появились слёзы, и Лера просто застыла, удивленно приоткрыв рот. Она понимала, насколько он сломлен, но сейчас увидеть подобную экспрессивную реакцию она не ожидала.

- Сергей, ну что вы..

В их общении постоянно скакала субординация. Раскачивалась, как на качелях. То «вы», то «ты».

Лера не могла по очередным причинам воспринимать Разумовского как пациента. Не могла вести себя профессионально. И теперь она вновь потянулась к шопперу, выуживая оттуда пачку влажных салфеток. Отложив пролитую липкую банку подальше, Белова бережно взяла руки парня в свои. Могла бы просто передать ему салфетку, но девушке нестерпимо хотелось его касаться. Снова и снова.

Она с заботой протирала следы от сладкой газировки, периодами украдкой заглядывая ему в глаза.

- Вы.. - Лера осеклась, затем исправившись. - Ты можешь забрать мою банку. И вообще, знаешь.. Я могу приносить их тебе каждый день. Сколько захочешь.

Белова говорила с ним вкрадчиво, как с ребёнком. Да и сама едва не добавила детское «правда-правда».

Мимо, по дорожке, проходил один из курящих охранников, и Лере пришлось неловко одернуть свои руки. Нет, она не боялась за свою репутацию здесь. Ей было плевать. Она боялась, что они отнимут у неё Серёжу, если о чём-то догадаются.

Когда охранник миновал их, отправляясь к своим коллегам, Белова, не справившись с собственными любовными порывами, придвинулась ближе к Сергею. Благо, от всеобщего обозрения их отделял куст давно отцветшей сирени.

- Может, тебе принести ещё что-то? - продолжая терзать зубами собственные губы, вздрогнула Лера, когда их колени соприкоснулись. По спине прокатилась волна приятных мурашек. - И, знаешь.. У меня появилась идея.

Доктор вспомнила о том, что в клинике есть парочка кабинетов для определенной визуальной терапии. А где подобный тип терапии - там и проектор. Да, она не может проносить на работу технику, чтобы пациенты не могли связываться с внешним миром, но протащить кассету или диск с каким-то фильмом…

Это было возможно.

- Но расскажу тебе завтра, - она мягко улыбнулась. - Пусть будет сюрпризом.

Эта странная робость рядом с ним.. Лера так сильно боялась ранить его ещё сильнее, чем он был ранен уже. Хотя внутри себя она уже расчленяла каждого, кто посмел касаться Разумовского. Каждого, кто сделал ему больно.

- Тебе сейчас очень тяжело, - опасливо заговорила психиатр, боясь затронуть не ту тему. - Я предполагаю, что ты можешь считать, что ты больше не полноценная личность.. Но это не так. Все, что было и есть в тебе, делает тебя..

Все так же сильно нервничая, Лера поднесла все же предательски дрожащие пальцы к его скуле. Мягко коснулась.

- Делает тебя моим личным солнышком.

Лера слегка свела брови на переносице, сама готовая вот-вот заплакать.

«Только не отталкивай меня. Пожалуйста».

+1

23

— Извините, — Разумовский вытер слезы и улыбнулся, — Простите, я не хотел вас тревожить.

Он взял пакетик чипсов с зелёным луком и открыл его.

Солнце нагревало голову, заставляя вспомнить прошлое. Ту жизнь, которая у него была до славы, до приступов сумашествия. Хотя не был ли он безумен всегда? Птица говорил, что да, был. Но верить убийце Разумовский не хотел. Это было бы прекрасным показателем того, что он — сдался, а сдаваться Сергей не собирался. Он мечтал, чтобы Птица наконец понял, где его место.

Когда-то давно, быть может в другом мире, который ныне и не существует боле, жили три мальчика. Один из них мечтал о том, чтобы стать лучшим воином. Другой — революционером, а третий, хотел спасти мир от жестокости. Олег, Алекс и Сергей. Всё трое были сиротами и казалось, что у них ничего не получится. Но в итоге получилось всё — шутка судьбы. Сергей вспомнил об этом сейчас, сидя с Лерой на лужайке потому, что когда-то эти мальчики мечтали о том, чтобы иметь всё то, что лежало сейчас перед Разумовском на покрывале.

— Знаете, когда я был маленьким, то у меня не было всех этих вещей, — кивнул мужчина на шоколадные батончики и чипсы, — Я и мои друзья с завистью наблюдали за тем, как другие дети покупают себе лакомства и очень завидовали. Собственно именно поэтому я поставил себе в кабинет автомат со снеками.

Разумовский улыбнулся и принялся за чипсы.

— К сожалению, моё детство было ужасным. Но было в нём и много светлых сторон. Это ведь важнее, правда?

Это действительно было важнее. Чтобы там не думали другие. Чтобы там не говорил Птица. Ведь тому было выгодно, чтобы Сергей чувствовал себя жалким ничтожеством. Каким же был этот молодой человек в действительности? Нервным и бесконечно добрым. Таковым он и остался. Однако семена зла проросли в его сердце нерозвозностью и болезненностью. Сейчас это был совершенно другой человек, нежели чем раньше.

— А каким было ваше детство? — робко поинтересовался у Леры Разумовский.

Ему было интересно знать это. Знать правду о той, кто была так добра к нему. Ведь Лера в действительности была совершенно особенной девушкой. Без лести и преувеличения.

[nick]Sergey Razumovsky[/nick][status]ну вот он и сдохнет[/status][icon]https://i.postimg.cc/BnH3Vh79/tumblr-05da3f0ccc147a03928933b7f47310ac-ff3dfb3f-540.gif[/icon][sign]Твой голос – мой ориентир
Я сам себя казнил. (с)[/sign][fandom]Майор Гром: Чумной Доктор[/fandom][name]Сергей Разумовский, 28.[/name][lz]Лишь дай мне посмотреть в последний раз в твои глаза
Я солнцем обернусь и в них останусь навсегда. (с)[/lz]

Подпись автора

Бѣлый генералъ
Откланялся на вокзалъ
И я пригублю бокалъ
За Маркса и «Капиталъ»!
Ѣшь ананасы и рябчиковъ жуй
День твой послѣдній приходитъ, буржуй!

+1

24

[nick]Valeriya Belova[/nick][status]наивный мозгоправ[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/5cd92bf49b5c4ba1f515abcf83f2112d/d2ca03e6f49bf63e-10/s250x400/077281ed3384b02f07e735ee6f889b5d5e964de3.gif[/icon][sign]Ищи в душе моей сокровища, но все кто бы был там, гибли от зубов чудовища (с)[/sign][fandom]OC[/fandom][name]Валерия Белова, 27[/name][lz]когда во сне приходит тьма, я снова  <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=307" target="_blank">ищу</a>  <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=146" target="_blank">тебя</a>.[/lz]

Сергей вроде как расслабился, и Лера, облегченно выдохнув, наконец, расслабилась тоже. Он сам заговорил о себе и своём детстве, что явно являлось большим прогрессом. И нет - не для позиции врача. Для девушки, которая, казалось, уже успела стать безнадёжно влюблённой. Конечно, она читала материалы его дела сотни раз, но слышать, как Разумовский рассказывает об этом сам, слышать его голос, видеть мимику - это было прекрасно. Словно они взаправду находились не в закрытом дворике Чумного Форта, а где-то в настоящем парке на свидании. Вряд ли Серёжа понимал, что для Леры это значит, но она обязательно, обязательно сделает так, как будет лучше именно ему.

Она внимала, потихоньку поедая твикс по вкусом соленой карамели. Смотрела, как солнечные лучи путаются в его рыжих волосах, что сейчас, на свету, словно горели настоящим пламенем. Но в глазах его Лера замечала спокойствие. Наконец-то.

Могла бы она объяснить, как же для неё ценно все то, чем он сейчас делится!

- Конечно, - согласилась девушка, когда Разумовский заговорил про светлые стороны в прошлом. - Все не может быть лишь чёрным или белым.

Сказала пограничница, ха.

А затем он спросил ее о ее собственном детстве.

- Во-первых, - Белова подняла указательный палец вверх. - Хватит говорить со мной на «вы». А во-вторых.. Детство мое было очень, очень светлым. Не без моментов, которые тяжело повлияли на меня, но.. У меня, кажется, было все - Барби, розовый замок для них, кабриолет и карета с лошадью. Родители никогда ни в чем мне не отказывали, но я не выросла из-за этого избалованной, а скорее.. Я очень люблю их. И своё детство. Но..

Она запнулась, как-то нервозно сжала в кулаке фантик от шоколадного батончика.

- Я не знаю, почему я выросла такой, какой выросла. Ты можешь подумать, что я с жиру бешусь, и я не осужу тебя за это.

Лера не знала, как сказать о своей чертовой тяге ко тьме. Сергей не должен думать, что ей нужен лишь Птица, ведь она любила именно его самого. Без приукрас.

- Я всегда чувствовала в себе тьму, - девушка вновь заговорила опасливо, будто Разумовский сейчас вскочит и уйдёт. - И, возможно, меня подтолкнуло к работе в психиатрии именно то, что.. Что я могу понять своих.. Пациентов. Не говорю, что могу оправдать, но я, в любом случае, выступаю за то, что в каждом есть добро и то, в чем он нуждается. Если говорить наивнее - как правило, это непонятные, травмированные люди, недополучившие любви. Я часто была на практике на зонах и всегда старалась выбить лучшие условия. Но не для того, чтобы обелить себя, я просто хочу… Давать людям понять, что они не одни. Даже если они сами поставили на себе крест.

Белова все ещё нервно теребила пальцами фантик, боясь поднять взгляд.

- Но я хочу, - она вдохнула полной грудью, набравшись сил и уверенности, чтобы сказать следующее: - Хочу, чтобы ты знал, что ты для меня не один из многих. Не пациент. Ты - тот, кого я хотела бы оберегать. Всегда. Всю свою чёртову жизнь.

Вот сейчас она точно выглядет ненормальной, должно быть. Смутившись, блондинка попыталась сменить тему. Даже шмыгнула носом.

- Расскажешь мне о своих друзьях? У меня самой их не так много, если честно.. Многие считают меня, как минимум, странной.

Казалось, доктору сейчас самой нужен был доктор.

Но нет.

Ей был нужен Разумовский.

+1

25

Ветерок становился свежее, но оставался таким же теплым. Мимо них прошла парочка пациентов, окинула их жадными взглядоми и отправилась восвояси. Очень скоро они снова будут вместе, под одной крышей, но не сейчас. Сейчас Сергей делал вид, что всё хорошо. Представлял, что он находится в парке, как любой парень из Питера и наслаждается жизнью. Эта мысль радовала Разумовского, как обычного человека и он даже повеселел, когда ощутил в полной мере удовольствие свободы.

Лера говорила с ним, как с обычным человеком. В ней не было этого отвратительного снисхождения нормального человека, с которым теперь нередко разговаривали с Разумовским. В обычной жизни, в прошлой, он никогда не понимал, как ужасно звучит подобный тон. Теперь же понял, как никто. Прочувствовал на своей шкуре.

— Я не знаю, что это — жить с родителями, — задумчиво сказал Сергей, — Когда-то мне казалось, что это то самое, что сделало бы мою жизнь лучше. То, что превратило бы меня в более спокойного человека. Без надрыва. А с другой — возможно я никогда бы не стал тем, кем стал. Если бы...

Интересно, кем были его родители? И знали ли о Птице? Быть может знали или их самих мучила тьма. Этим могло объясняться то, что Сергей сам страдал от этого ужаса. Но сейчас Птица молчал. То ли считал, что общество Лерочки не для него этим днём. То ли по какой-то другой причине.

— Нет ничего хорошего в тьме, — поморщился Сергей, — Это тяжесть и ужас. Который навечно с тобой. И свободу ты никогда не получишь. Разве что — короткое забвение.

Разумовский взял шоколадный батончик. В теории было так просто рассуждать, а вот на практике.

— Я... Мне очень тяжело думать об этом, — когда Белова решилась на признание, Сергей покраснел. Он даже и думать не мог, что у кого-то он вызывает подобные чувства. От этого было и больно, и страшно одновременно. Приятно, конечно же, но нервный Разумовский везде чувствовал подвох, и сейчас вряд ли  бы кинулся в объятия Леры. Скорее всего она любила Птицу в нём, а не его самого. Его самого по себе любить невозможно.

Проморгавшись, Разумовский ухватился за тему, которая показалась ему спасительной.

— У меня было двое друзей. Олег и Алекс. Можно сказать — единственная моя семья. Мои близкие. Олег защищал меня от всех, а Алекс... Он уже тогда тянулся к знаниям. Но ботаником не был. Скорее напоминал революционера прошлого. Эта дружба спасала меня. Жаль, что сейчас...

Он замолчал. Отложил надкушенный батончик. Ему было больно от собственных воспоминаний. Очень больно.

— А с кем дружили вы? У вас, наверное, много друзей.

И я в том числе.

[nick]Sergey Razumovsky[/nick][status]ну вот он и сдохнет[/status][icon]https://i.postimg.cc/BnH3Vh79/tumblr-05da3f0ccc147a03928933b7f47310ac-ff3dfb3f-540.gif[/icon][sign]Твой голос – мой ориентир
Я сам себя казнил. (с)[/sign][fandom]Майор Гром: Чумной Доктор[/fandom][name]Сергей Разумовский, 28.[/name][lz]Лишь дай мне посмотреть в последний раз в твои глаза
Я солнцем обернусь и в них останусь навсегда. (с)[/lz]

Подпись автора

Бѣлый генералъ
Откланялся на вокзалъ
И я пригублю бокалъ
За Маркса и «Капиталъ»!
Ѣшь ананасы и рябчиковъ жуй
День твой послѣдній приходитъ, буржуй!

+1

26

[nick]Valeriya Belova[/nick][status]наивный мозгоправ[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/5cd92bf49b5c4ba1f515abcf83f2112d/d2ca03e6f49bf63e-10/s250x400/077281ed3384b02f07e735ee6f889b5d5e964de3.gif[/icon][sign]Ищи в душе моей сокровища, но все кто бы был там, гибли от зубов чудовища (с)[/sign][fandom]OC[/fandom][name]Валерия Белова, 27[/name][lz]когда во сне приходит тьма, я снова  <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=307" target="_blank">ищу</a>  <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=146" target="_blank">тебя</a>.[/lz]

Лера видела, что Сергей по-прежнему отгораживается от неё. Его нельзя винить - они практически незнакомы. Но в таком месте, как Чумной Форт, время будто бы текло иначе, и потому ей было невыносимо больно внутри от этого факта. Словно рёбра сдавливались, скрежетали, трещали. Вот-вот сломаются и проткнут легкие.

Белова слегка насупилась, уткнулась взглядом в зелень травы. Конечно, она расстроилась, но не имела никакого права давить на парня.

- Согласна, во тьме нет ничего хорошего, - тяжело вздохнув, кивнула она.

Ей хотелось зачитать целый монолог, но вдруг Лера поняла, что слова растворяются будто бы в кислоте. Конечно, она слишком спешила. Конечно, скорее всего - навязывалась. И сейчас на неё нахлынули чувства стыда и безмерной тоски.

Девушка слушала его рассказ о друзьях, находясь почти в прострации. С чего вдруг? Ах, да. Болезненная фиксация. Нет, ей было очень интересно, но на деле Лере бы хотелось взять и заткнуть Разумовского чертовым поцелуем. Но тогда она его напугает - это точно.

Сергей спросил об ее друзьях, но все, что подметила Белова - он по-прежнему обращается к ней на «вы». Укол в сердце.

- У меня было очень много друзей в юности, - она вновь начала с печальным вздохом. - В школе, в студенческие годы. Но со временем ряды редели. Довольно стремительно. Кто-то считал меня сумасшедшей, кто-то…

Внезапно блондинка всхлипнула. Слёзы собрались в уголках глаз, и Белова постаралась побыстрее их смахнуть, чтобы не потекла тушь.

- Сейчас в Москве меня ждёт только одна подруга - Ангелина. А в Петербурге у меня никого нет.

Лера старалась перевести тему, чтобы уйти от своих ненормальных, девиантных чувств к собственному пациенту.

- Ещё у меня есть два двоюродных брата - Фил и Паша. Оба довольно.. проблемные малые. Но я их люблю.

Но ничего не помогало отвлечься. ФП есть ФП. Она, как психиатр, знает. Как пограничница - тем более.

Нежность ее чувств к Серёже готова была излиться наружу в любой момент. Стать буйным ураганом, оползнем, хлынуть подобно цунами. Лера очень сильно боялась, что ее симпатия невзаимна, и это уже разрушало ее по клеточкам. Хотелось вскочить и убежать, как маленькая обиженная девочка. Она кусала и кусала губы - должно быть, сожрала уже всю помаду. Боялась поднять взгляд, сжимала в кулаки дрожащие пальцы, пока до сих пор мяла фантик.

Должно быть, ее невозможно полюбить. Когда она пыталась раскрыться и поговорить о собственной темной стороне, ее всегда отталкивали. Из Беловой сочилась гниль, лезли черви. Должно быть - все так и есть.

Одна предательская слезинка все же скатилась по щеке, оставляя после себя чёрное очертание, и Лера резко подскочила на ноги, надеясь скрыть собственную глупость и нервозность за суетой. Выходило, однако, не очень. Она вновь шмыгнула носом, ощущая подступающую истерику.

- Я.. - девушка даже заикалась. - Думаю, на сегодня мы закончили.

Закончили же?

+1

27

Его тьма была липкой и зловещей. Сам Серёжа был достаточно светлым человеком для того, чтобы находить её сколько-нибудь привлекательной. Он был мухой в лапах паука. Жертвой, спящей в объятиях ядовитого насекомого, которое нисколько не собиралось отпускать его из своих клейких сетей.

Во тьме нет ничего хорошего, равно как и в жизни. Но за жизнь — светлую, полноценную жизнь, Разумовский старался цепляться как можно ловчее и крепче. У него не получалось, но он всё ещё не утратил надежды. Потому признания Леры его несколько покоробили. Она признавалась в любви не ему, а Птице. Он уверен — это так. Серёжа — тот ещё параноик. Он никогда не поверит в то, что за Птицей можно рассмотреть его самого, особенно после того, как пернатая тварь это продемонстрировала ему.

Разумовский поднял глаза на Леру и увидел, что она бесконечно напряжена. Почему? Неужели он сказал что-то такое, что произвело на девушку подобное впечатление? Но что? Погружённый в себя он думал исключительно о себе. Эгоистично, слепо и чуть было не оттолкнул единственного друга, который у него остался. Но друга ли? Сергей сжал зубы. Боясь, что приступ паранойи вновь завладеет им.

— Разве вы сумасшедшая? Если так, то это прекрасное сумашествие, — Разумовский мягко улыбнулся Беловой.

На них начали косо посматривать. Нужно было собираться, но Сергей не хотел заканчивать пикник. Не хотел уходить, так как это бы означало только одно — их единение разрушилось бы. Он не верил в то, что между ними происходило, но с другой стороны верить хотелось, как хотелось на свободу, к прошлой жизни. Той, что ему так не хватало.

Потому, когда она, вскочив на ноги, сказала, что все закончилось, Сергей протестующе вздрогнул, но на ноги всё же поднялся. Стряхнул с колен крошки, улыбнулся.

— Надеюсь, что это будет не единственный пикник. Конечно, если вам захочется. И... Меня не накажут.

Разумовский вспомнил о холодном карцере, в котором провёл несколько дней, как только появился здесь. Это было не самое лучшее время, более того — далеко не радужное. Обратно не хотелось. Но отчего-то молодой человек подумал, что Рубинштейн так просто не забудет сегодняшнее унижение.

— Знаете, я бы на вашем месте так просто не списывал бы со счётов Вениамина Самуиловича. Он очень обидчивый человек.

И это мягко сказано. Идя по дорожке к зданию больницы, Разумовский все ещё вглядывался в лицо Леры. Бросал на неё косые взгляды.

— Я вас обидел, да? Я очень сожалею. Совсем этого не хотел. Иногда мне кажется, что я просто дурачок. Сам не знаю, что говорю.

[nick]Sergey Razumovsky[/nick][status]ну вот он и сдохнет[/status][icon]https://i.postimg.cc/BnH3Vh79/tumblr-05da3f0ccc147a03928933b7f47310ac-ff3dfb3f-540.gif[/icon][sign]Твой голос – мой ориентир
Я сам себя казнил. (с)[/sign][fandom]Майор Гром: Чумной Доктор[/fandom][name]Сергей Разумовский, 28.[/name][lz]Лишь дай мне посмотреть в последний раз в твои глаза
Я солнцем обернусь и в них останусь навсегда. (с)[/lz]

Подпись автора

Бѣлый генералъ
Откланялся на вокзалъ
И я пригублю бокалъ
За Маркса и «Капиталъ»!
Ѣшь ананасы и рябчиковъ жуй
День твой послѣдній приходитъ, буржуй!

+1

28

[nick]Valeriya Belova[/nick][status]наивный мозгоправ[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/5cd92bf49b5c4ba1f515abcf83f2112d/d2ca03e6f49bf63e-10/s250x400/077281ed3384b02f07e735ee6f889b5d5e964de3.gif[/icon][sign]Ищи в душе моей сокровища, но все кто бы был там, гибли от зубов чудовища (с)[/sign][fandom]OC[/fandom][name]Валерия Белова, 27[/name][lz]когда во сне приходит тьма, я снова  <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=307" target="_blank">ищу</a>  <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=146" target="_blank">тебя</a>.[/lz]

Лерочка Белова. Золотая девочка. Единственная дочь в семье, которой уделяли все внимание, покупали все, что она хотела. На неё возлагали кучу надежд. Девочка-умница - на барабанах играет, акробатикой занимается, поступает на врача. Должно быть, она взаправду капризна и избалованна, ведь, не получая той реакции от Сергея, что Лере хотелось бы, девушка начинала мелко трястись от боли, потихоньку переходящей в агонию. Ночью, в своей квартире, в одиночестве, Белова испытает ее на полную.

Когда Разумовский сказал про прелесть ее сумасшествия, уголки ее губ нервно дрогнули. Да что он понимает? Думает, что самое страшное, что может быть в жизни, это - Птица? А вот интересно - знает ли парень, каково это, когда твои кости обжигает щёлочью, а сердце словно оборачивает грубой веревкой, завязывая в морской узел? Так, что оно больше не может качать кровь, а по всему телу расплывается онемение? Легкие сворачиваются в трубочку, лишая возможности дышать собственной токсичностью?

И все это продолжается ровно до того момента, пока тот, от кого ты зависим, не даст тебе ещё одну «дозу» себя. Не успокоит тебя парой тёплых слов или, лучше, ласковых действий.

Лера знает, что Серёжа недоверчив. Это было очевидно, учитывая ситуацию, в которую он попал. Этот парень не мог доверять даже сам себе. Она не может эгоистично давить на него, но..

Но и сама зачахнет, если не добьётся его расположения.

Белова мялась и не знала, что ответить на его пожелания о ещё одном пикнике. Она просто, поджав губы и по-прежнему пряча глаза, собирала плед и оставшийся после них мусор обратно в шоппер. С одной стороны - она хотела продолжения. Даже не просто хотела - нуждалась до головокружения и последующего обморока. Но с другой..

С другой стороны из неё лезло ее собственное чудовище. Лере хотелось метнуть в сторону Серёжи гневный взгляд, нагрубить ему. Да, такое бывает, когда у тебя пограничное расстройство. Невыносимая боль от безответной любви копится в тебе, наслаивается, желая вырваться на волю. И страдают всегда именно ФП. А что Разумовский стал им - Белова не сомневалась.

Ей хотелось накричать на него, чтобы он понял, как он ей нужен.

Противоречиво, да?

Потому девушка просто тяжело вздохнула, ничего не отвечая. Сначала. А затем ее мозг зацепился за другой триггер. Серёжа сказал, что его могут наказать. Лера моментально подобрала свои распустившиеся «нюни» и засунула их куда поглубже. Посмотрела на рыжеволосого со смесью злости и страха за него самого.

- Если они посмеют тебя наказать, то я натравлю на них своё начальство, - мрачно проговорила Лера. - Институт «Сербского» не будет доволен тем, что кто-то мешает мне.. проводить экспертизу.

Затем Сергей предостерёг ее насчёт сраного деда Рубинштейна. Пусть себе пилюли и гипноз пропишет, мудак.

- Я его не боюсь, - кратко бросила Белова.

И это было чистой правдой. Что этот докторишка ей сделает? Куда важнее было то, что он может сделать ее любимому человеку. Угроза про начальство была лишь… частью всего того, что Лера сделает с ним, если хоть один рыжий волосок упадёт с головы ее пациента.

Но в глубине души Белова все ещё чувствовала себя униженной и отвергнутой. Она практически напрямую призналась в своих чувствах сегодня. И не один раз. А Разумовский все соскакивал с темы, явно демонстрируя собственную незаинтересованность. Потому, когда Сергей вдруг спросил, не обидел ли он ее, блондинка аж затормозила на месте от неожиданности. Сердце пропустило удар, будто опутывающий его узел слегка подраспустился.

Лера остановилась, повернулась к парню и просто пялилась на него вовсе глаза.

В своих фантазиях она уже схватила его за ворот белой формы пациента и со всей страстью поцеловала. Но то лишь в фантазиях. На деле она стояла и завороженно переводила взгляд с его глаз на губы и обратно.

Тяжело сглотнув, Белова, наконец, молвила:

- С-спасибо..

С придыханием, с искренней благодарностью. От ненависти до любви - одна мягкая улыбка.

Доктор лично проводила Сергея до его палаты, чтобы убедиться, что санитары не станут его грубо таскать.

Каждый новый синяк на предплечье Разумовского - гвоздь в гроб стабильности психики Валерии Беловой.

***

Однако, на удивление, вернувшись домой вечером, Лера не ударилась в истерику, как ожидала. Более того - злоба ее оттаяла, и девушка смогла начать размышлять более-менее здраво. Оценила свои возможности и перспективу развития событий. Да, для Сергея сейчас она, должно быть, скорее, - друг? Ну, да, это логично. Он уже почти месяц совсем один в Чумном Форте. Хотя и до ареста молодой человек, похоже, вёл довольно асоциальный образ жизни. А тут появилась мисс Белова. И давай долбиться к нему в душу.

Конечно, это было неправильно, но на то она и блондинка, наверное. Терялась и не могла управлять своим разумом рядом с Серёжей. Ею целиком овладевали ее эмоции. И, в том числе, ее ментальный недуг.

Так что, проснувшись, Лера решила встречать новый день, как новый шанс увидеть его. Решив сегодня обойтись без смущающих декольте, она оделась на работу довольно стандартно - юбка, блузка, высокие сапоги. В конце концов, сегодня ее на улице ожидал знаменитый Питерский дождь.

Половину ночи она размышляла над тем, как ещё порадовать Разумовского. Привнести в его скупую жизнь в стенах желтого дома частичку нормальности. Частичку хороших воспоминаний. И идея пришла в голову глупая, девчачья, чересчур сопливая, но…

Отправляясь в Чумной Форт, Лера захватила из дома попкорн, флэшку с фильмами и свою любимую плюшевую собачку. Родители подарили ее маленькой Лерочке, когда ей было ещё около пяти лет. Игрушка была слегка потрёпанной, но от этого, казалось, - была более настоящей. Живой.

Сегодня доктор Белова приехала пораньше, желая заранее перехватить своего пациента, пока его, не дай бог, снова кто-то не увёл. Но все оказалось в порядке. Сергей был у себя в палате.

Медсестры как раз совершали утренний обход, выдавая пациентам таблетки. Лера вошла в палату вместе с грузной дамой средних лет, и, когда та протянула Разумовскому его «счастливые пилюли», доктор вдруг выхватила их прямо из ее рук.

- Вы издеваетесь? - прошипела Белова. - Это Вениамин Самуилович прописал?

Она переводила взгляд с самого Сергея на удивленную медсестру.

- Да это же хлорпромазин! Ваш главврач прописал ему лошадиный нейролептик, даже не удосужившись дождаться постановки диагноза? - Лера отчитывала женщину так, словно она отвечала за действия Рубинштейна. - Унесите это и дождитесь, пока лично я выпишу новые рецепты на другие препараты.

Медсестра, сжившись, почти выбежала из палаты, а Лера, все ещё злобно пыхтя, присела рядом с Серёжей на койку, сложила руки на груди.

- Этот старый мудак лечит тебя гипнозом и препаратом, усугубляющим депрессию, - пояснила она свою бурную реакцию, немного успокоившись. - Ладно. Я тебе кое-что принесла. Надеюсь, ты расценишь это милым, а не глупым, - Белова тихо рассмеялась, выуживая игрушку. - Ты говорил, что у тебя была собака в детстве. И я подумала… В общем, вот.

Девушка слегка смущенно протянула Разумовскому черно-белого плюшевого пёсика.

+1


Вы здесь » Nowhǝɹǝ[cross] » [no where] » каждый, кто сделал тебе больно, - покойник vol.2


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно