Nowhǝɹǝ[cross]

Объявление

Nowhere cross

Приходи на Нигде.
Пиши в никуда.
Получай — [ баны ] ничего.

  • Светлая тема
  • Тёмная тема

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Nowhǝɹǝ[cross] » [no where] » ... и нас уже не спасти


... и нас уже не спасти

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

[nick]William Darcy[/nick][status]the end.[/status][icon]https://i.ibb.co/VqJb8rd/photo-2022-02-18-18-08-12.jpg[/icon][sign]your end, my start
your taste, my mouth
your game, my crown
my words, your heart
your end, my start
[/sign][fandom]Pride and Prejudice and Zombies[/fandom][name]<a href="link" target="_blank">Уильям Дарси</a>[/name][lz]Я хотел бы покончить с миром вместе с тобой[/lz]

Lady Catherine de Bourgh ¤ Mr. William Darcy
https://i.ibb.co/KxqDjx3/tumblr-p06ebj-Gk-UJ1rrbivso6-250.gif https://i.ibb.co/ckTphvV/tumblr-p8b75jt52-L1wcg8fso5-250-2.gif
"JPOLND - The End"

Мне нравится, что вы больны не мной,
Мне нравится, что болен я не вами,
Что никогда тяжелый шар земной
Не уплывет под нашими ногами
.

Подпись автора

Копья и стрелы ровно в шесть подадут на чай,
Вместо лимона – печаль.
Плохие манеры, столько сказано сгоряча –
Такая примерно ничья.

https://i.ibb.co/yyg3Qc3/tumblr-0f03577129e3643637a7d159397411ca-79ef197f-540-2.gif

+2

2

Леди Кэтрин уже и не помнила рассказов о тех временах, когда люди жили без зомби. Вся её жизнь прошла в боях и сражениях, она потеряла глаз и мужа. О последнем она ничуть не жалела, без него стало как-то легче, но теперь заботы о единственной дочери, Энн, чья болезнь не позволяла ей освоить боевые искусства ложились на плечи леди Кэтрин. Как она мечтала выдать её замуж за своего племянника. Тогда бы она могла не беспокоиться о будущем Энн.
Увы, Фицуильям, обрученный с Энн практически с рождения, предпочел долг и обязательство некой Элизабет Беннет. И только увидев её мастерство и силу духа, Кэтрин допустила слабость племянника по отношению к этой особе. Однако, новость о падении Пемберли, где проходила скорая свадьба после победы на Хингемском мосту обеспокоила её. Ни о племяннике, ни об его молодой жене, как и всей её семье не было никаких известий. Если бы Дарси и Элизабет выжили, они бы без промедления направились в Розингс-парк, в самое безопасное местов Англии... Кэтрин откинулась на спинку кресла, пробегая пальцами по подлокотнику и сглатывая вязкую слюну. Прошло уже несколько дней после бойни, племянник не явился, о Беннетах нет известий. Ноготь отбивал четкие удары по позолоченному подклокотнику:  за недели лечения молодоженов и подготовки к свадьбе она многое узнала о том, кто готовил нападения на Лондон и шанс... шанс был. Уикхем всегда питал ненависть к Дарси и не мог убить его так скоро, он одержим местью, хочет видеть падение и унижение Фицуильяма, хочет получить его признание. Джордж мог разве что заразить и заставить помучиться. Или, сделать что-то с Элизабет, что так же могло испытать стойкость и силу воли Дарси.
— Мама, вы поедете в Пемберли? — Энн стояла рядом, завернувшись в одеяло. Кэтрин отвлеклась от размышлений и волнений о племяннике, оглядывая зал: почти ночь, как быстро пролетело время.
— С чего ты взяла? — она подперла голову рукой, оглядывая дочь. — Ты босиком? Энн, ступай немедленно в постель, если ты замерзнешь снова, то простынешь.
Иногда слабое здоровье дочери так нервировало леди Кэтрин, что она начинала злиться. Энн покорно развернулась и пошла в сторону лестницы, но обернулась в самом проходе.
— Я боюсь за Уильяма, мама. Он ведь сбежал из Пемберли, правда?
Кэтрин попыталась улыбнуться, но вышло только скривить губы.
— Он может о себе позаботиться.
Фицуильям мог о себе позаботиться. О себе и об Элизабет. Ей не стоило покидать безопасный Розингс-парк и оставлять единственную дочь одну. Теперь, когда надежда на Дарси исчезла, кто кроме неё позаботится об Энн?
— Леди Кэтрин, — Вильгельм даже не спрашивал, он просто обозначил свое сопровождение, выводя свою лошадь следом за лошадью леди де Бёр. Она не звала Вильгельма потому что знала — он явится сам, потому что знал хозяйку лучше, чем кто-либо еще.
— Мы только посмотрим, что осталось от Пемберли и сколько там зомби, — сказала она, сверкая глазом. Вильгельм кивнул, пуская коня вскачь за леди Кэтрин.
Избегая дорог и посылая лошадей напрямик, сквозь лес и поля, даже переходя на шаг, а иногда и вовсе спешиваясь, чтобы не загнать лошадей, всадники доехали до Пемберли к середине ночи. У разбитых ворот стояли дозорные зомби, с ружьями.
— Идти напролом самоубийство, — леди Кэтрин часто шла в лобовую атаку, игнорируя обходные пути. Её ярость и жестокость по отношению к неупокоенным мертвецам оказывали неизгладимый эффект и прокладывали дорогу даже в самые трудные моменты. Но в этот раз она кивнула. Не настроенная рисковать, да еще являясь в пемберли только вдвоем, она хотела только разузнать.
— В подвалах Пемберли были темницы, их построили для содержания дезертиров. Там не должно быть слишком много зомби. Проверим их и покинем это место.
Привязав лошадей, Кэтрин и Вильгельм двинулись вдоль забора. Она искала какой-нибудь лаз или выбоину в решетке, сквозь которую можно было пролезть.
— Мало охраны, леди Кэтрин, — заметил Вильгельм, кивая на зомби. По периметру стояли дозорные. — Убить?
— Мы не знаем когда сменяется караул. Убьем одного и сразу поймут, что мы здесь. Обойдем его, — двигаясь почти бесшумно, женщина обошла зомби и увидела то, что искала. В паре футов от него было выбито несколько прутьев.
— Я там пролезу. Приведи лошадей и жди здесь, я скоро.
Кэтрин бросила камень в сторону и когда дозорный отошел проверить, что за шум, кошкой пролезла в дыру, оказываясь на территории поместья.
Пригибаясь, Кэтрин пробежала до дома, на первых этажах которого горел неяркий свет от свечей. Внутри она не видела никакого движения и приподняла створку окна, забираясь внутрь. Чего стоила эта вылазка? Разве скупая надежда стоила риска? Умрет она и боевой дух Англии падет, а так нелепо, пробираясь в дом племянника — и Англия обречена. Кэтрин воткнула кинжал в висок стоящего к ней спиной зомби, у самого подвала, оттаскивая его в сторону и открывая дверь чулана: как удобно было войти со стороны кухни. Спрятав там упокоенное тело и обыскав, найдя ключи, Кэтрин спустилась вниз, в подвал, где хранилась еда и дальше, вглубь подвала, к темницам. Дарси старший переделал подвал по своему усмотрению. А Кэтрин оставила бы темницы в доступности... она толкнула тяжелую дверь, та не поддалась. Кэтрин, стараясь не звенеть связкой ключей, подобрала нужный и вошла в темницы.
Здесь горели свечи. В желтых лужах света блестела черным кровь и паутина. Бесшумно шагая, женщина подошла к одной из камер, где у стены, склонив голову сидел человек, то ли спал, то ли без сознания. Эту темноволосую макушку Кэтрин узнала бы из сотни.
Она не зря пришла. Дверь в камеру она открыла даже не ища ключ, он сам лег ей в пальцы и Кэтрин, обнажив кинжал, вошла внутрь. Могла ли это быть ловушка от Уикхема для неё? Охраны поместья так мало: беззаботность или продуманный шаг? Времени думать уже нет, она здесь и нужно что-то делать. Кэтрин присела на корточки, глянула на связанные руки Фицуильяма и прижала холодное лезвие к его горлу, заставляя поднять голову.
— Фицуильям, — позвала она тихо. — Ты заражен?

[nick]Catherine de Bourgh[/nick][status]Keep your breath on me[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/151/626266.jpg[/icon][sign]Keep your eyes on me[/sign][lz]<div class=lzname><a href="http://gemcross.rusff.me/">Кэтрин де Бёр ∞</a></div><div class=lztext>I'm the last thing you see</div>[/lz]

+2

3

[nick]William Darcy[/nick][status]the end.[/status][icon]https://i.ibb.co/VqJb8rd/photo-2022-02-18-18-08-12.jpg[/icon][sign]your end, my start
your taste, my mouth
your game, my crown
my words, your heart
your end, my start
[/sign][fandom]Pride and Prejudice and Zombies[/fandom][name]<a href="link" target="_blank">Уильям Дарси</a>[/name][lz]Я хотел бы покончить с миром вместе с тобой[/lz]

Уильям Дарси не знал жизни без зомби, и, наверное, никто из ныне живущих не знал иной жизни. И всё, что оставалось – это борьба и надежда. Именно надежда в скорую победу и приносила в жизнь некий свой смысл. После падения Хингемского моста, казалось, что они победили, зомби оказались в ловушке, из которой уже не выберутся ещё очень не скоро, если вообще выберутся когда-нибудь. Но как это обычно бывает, никогда нельзя говорить «никогда».

Уильям никогда не забудет то удивление и шок, которое он испытал глядя на то, как к Пемберли бежит целая армия живых мертвецов во главе с (кто бы мог подумать) Джорджем Уикхемом. После падения Хингемского моста он, как оказалось, не терял времени даром – собрал вокруг себя новых мертвецов и обзавелся весьма интересным протезом взамен своей отрубленной правой руки.

Пемберли держался долго, прежде чем уступить в этом неравном поединке. Все они сражались храбро и готовы были отдать свои жизни за тех, кто им был так дорог. И Дарси никогда не простит себя и никогда не забудет тот момент, когда на него брызнула горячая кровь Элизабет – Уикхем ловко воткнул клинок ей в шею и отбросил в сторону, где на Лиз сразу же накинулась пара голодных зомби, а после ударил Дарси рукоятью своего клинка по виску заставляя того потерять сознание.

Пробуждение было не из приятных – голова готова была разорваться на части, а тело болело, словно по нему пробежало стадо лошадей, раненное плечо ныло, и Уильям почти не чувствовал правой руки. В довесок ко всему кто-то, увидев, что Дарси зашевелился и начал приходить в себя, пнул его ногой в бок, заставляя застонать от боли.

– Вот до чего довела тебя твоя гордость, – Уикхем, а это был именно он, что-то держал в руке и презрительно усмехался над своим давним соперником. Он поднял то, что держал в руке, показывая своему пленнику. Эти глаза Дарси узнает из миллионов других глаз – Уикхем держал отрубленную голову Элизабет.

– Но не переживай, на тебя у меня несколько иные планы. Подготовка к большому Балу только начинается, а ты мне нужен живым, – он перехватил голову поудобнее, запирая за собой двери камеры, а Уильям так ничего и не смог ему ответить, будучи в шоке от увиденного.

Он давно потерял счет времени и не знал, сколько он находится здесь. Уикхем приходил еще несколько раз, но не говорил ничего конкретного, а в последнее посещение, весьма неосмотрительно склонившись над своим пленником, получил плевок в лицо и едкий комментарий по поводу случившегося в Пемберли и обещание Дарси также отрубить ему его глупую голову. Больше он не приходил – то ли делал вид, что глубоко оскорблен, то ли был занят, как он сам сказал, подготовкой к своему балу, что не сулило, в общем-то, ничего хорошего.

Два раза Уильям  пытался сбежать, но все попытки обратились полным провалом – при попытке подняться на ноги голова кружилась и не думала прекращать это делать, а раненая рука была будто чужой. Тем более Дарси отлично знал эти темницы и то, что сбежать отсюда практически невозможно.

Он спал когда его шеи коснулось что-то ледяное. Сначала ему показалось, что это один из живых мертвецов, но потом он с удивлением обнаружил возле себя леди Кэтрин. Но что она делает здесь? После того, как он нанес ей достаточно сильное оскорбление, разорвав помолвку с её дочерью Энн и женившись на мисс Беннет, Дарси был уверен, что леди де Бёр его ненавидит и не желает более видеть.

– Нет, – он был уверен в своем ответе, так как в случае заражения первые признаки должны были появиться уже давно.

А она всё также продолжает называть его полным именем, прекрасно зная о том, как сильно он его ненавидит, предпочитая сокращение. Некоторые вещи не меняются.

– Что вы здесь делаете? – Дарси не был уверен, что леди Кэтрин пришла в Пембери ради помощи, если учесть разорванную им помолвку. Но несмотря на всё, он был рад видеть её сейчас. – Я должен найти Уикхема, он должен за всё ответить, – Уильям попытался встать, но у него ничего не вышло.

Подпись автора

Копья и стрелы ровно в шесть подадут на чай,
Вместо лимона – печаль.
Плохие манеры, столько сказано сгоряча –
Такая примерно ничья.

https://i.ibb.co/yyg3Qc3/tumblr-0f03577129e3643637a7d159397411ca-79ef197f-540-2.gif

+1

4

Могла бы она убить племянника, будь он заражен? Леди Кэтрин сжала рукоять кинжала крепче, осознавая, что да. Если бы его глаза побелели, а на лице появилось бы хоть одно трупное пятно — да. Без сожаления и раздумий.
Дарси открыл глаза — темно-карие, измученные, человеческие. Не выказав облегчения, которое она испытала увидев живого, а не мертвого племянника, Кэтрин убрала лезвие от горла Фицуильяма и разрезала веревки на запястьях. Дарси жив, а это уже что-то. Уикхему следовало убить его, без жалости, без пощады, но желание отомстить и покрасоваться перед врагом играло не в его пользу. Кэтрин таких ошибок не совершала. И все же, живой Дарси вполне мог оставаться ловушкой, даже при недалеком уме Уикхема.
— Хоть ты и нанес мне сильное оскорбление, пренебрегая своим обязательством и долгом, женившись на мисс Беннет, ты все еще мой племянник, — она перешла на пренебрежительное "ты", вместо обычного уважительного "вы", показывая Дарси насколько она сердита на него, и что он лишился большей части уважения, которое она питала к нему ранее. Но явившись за ним, показывала, как сильно он ей дорог. — Уикхем обязательно ответит за все, но не сейчас. Нам нужно уходить и набраться сил, чтобы отбить Пемберли. Я пришла сюда только с Вильгельмом, он ждет снаружи. — Она взглянула на свои пальцы: при тусклом освещении она все равно увидела на них кровь и ощупала руку Дарси, быстро найдя рану и надавив на неё пальцами. Через одежду стала сочиться кровь. —  Ты ранен, — с толикой горечи произнесла Кэтрин. Если их обнаружат, Фицуильям не сумеет драться, а она, как бы хороша не была, не отобьется от орды зомби. — Где Элизабет?
Её боевые навыки пригодились бы им сейчас. Тем не менее, леди Кэтрин догадывалась, что с Элизабет — она мертва, но спросила, безо всякой надежды на положительный ответ. Кэтрин не видела её в этих камерах, а значит девушка наверняка убита или же обращена и бродила где-то на территрии Пемберли, лишившись своего рассудка, в поисках пищи. И если так, она с радостью упокоила бы мисс Беннет, что хоть как-то помогло бы ей унять злость. Все прошлые ухаживания Уикхема за молодой леди были лишь средством достижения цели — убедить кого-то из высшего света в его добрых намерениях и подобраться ближе к ней, ведь леди де Бёр никогда не уделяла внимания и времени "прихоти" Дарси старшего, считая глупостью воспитание мальчика, не имеющего с ними никакого родства.
— Фицуильям, ты можешь идти? — Какой же Уильям бледный. Наверняка Уикхем даже не кормил все эти дни своего пленника. На себе Кэтрин не унесет Дарси, а Вильгельм будет слишком заметен, если она сходит за ним. Ко всему прочему это большая потеря времени.
Леди Кэтрин аккуратно отодвинула плащ, осматривая рану на плече. Вся белая рубашка и жилет были в крови, но по крайней мере кровь сочилась только когда она касалась раны. Она выправила его рубашку и оторвала конец, обматывая вокруг плеча, чтобы кровь шла медленнее при движении.
— Обопрись на меня, Фицуильям, я выведу тебя из поместья, — убрав кинжал в ножны, женщина обняла Дарси, почти поднимая его на себе. Она бы дала ему мушкет, но выстрел слишком громкий, он переполошит всех в округе и у них вряд ли получится сбежать. Она торопливо, насколько позволял ей Фицуильям, двинулась к лестнице. Зомби в чулане у кухни еще не нашли — иначе бы проверили подвал, значит, время было. Но в любую минуту все могло измениться.

[nick]Catherine de Bourgh[/nick][status]Keep your breath on me[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/151/626266.jpg[/icon][sign]Keep your eyes on me[/sign][lz]<div class=lzname><a href="http://gemcross.rusff.me/">Кэтрин де Бёр ∞</a></div><div class=lztext>I'm the last thing you see</div>[/lz]

+1

5

[nick]William Darcy[/nick][status]the end.[/status][icon]https://i.ibb.co/VqJb8rd/photo-2022-02-18-18-08-12.jpg[/icon][sign]your end, my start
your taste, my mouth
your game, my crown
my words, your heart
your end, my start
[/sign][fandom]Pride and Prejudice and Zombies[/fandom][name]<a href="link" target="_blank">Уильям Дарси</a>[/name][lz]Я хотел бы покончить с миром вместе с тобой[/lz]

Несмотря на то, как леди Кэтрин была сердита и зла на него, но то, что она сейчас была здесь говорило само за себя, и осознавая это, было чуточку легче. Но вряд ли когда-нибудь Дарси искупит свою вину перед Кэтрин, а в частности перед её дочерью. Им обоим будет нелегко перешагнуть через свою гордость и забыть нанесенное оскорбление.

Вопрос о том, где Элизабет, сильно уколол его в душу и сердце, и его молчание и взгляд на тётушку был куда красноречивее всех слов, которые он мог бы сказать. Но это наконец-то привело Дарси в чувства, и он понимал, что сейчас им действительно лучше уходить отсюда. Уикхем мог явиться в любой момент и тогда у них не будет ни единого шанса уйти отсюда живыми. И одно Уильям знал точно: Уикхем ответит за всё что сделал, но не сейчас, а позже. Жаль он не убил Уикхема ещё тогда, у церкви, когда была возможность это сделать, а сейчас всем людям придется расплачиваться своими жизнями за ошибку Дарси. А многие уже расплатились.

Змею нужно давить сразу, иначе впоследствии она снова укусит. Эти слова когда-то давно сказал ему его отец, даже не подозревая о том, что уже пригрел эту самую змею у себя на груди.

– Да, идти смогу, но не могли бы вы мне помочь.

Леди де Бёр помогла Уильяму подняться на ноги, и он крепко ухватился за неё, понимая, что больше не может доверять своему телу. К счастью обратная дорога до Розингс-парк прошла без неприятных приключений и встреч с живыми мертвецами. По прибытию в Розингс-парк Дарси был осмотрен врачом, а его раны тщательно промыты и перебинтованы, после чего, он и сам не заметил, как ему помогли добраться до постели, где он провел в лихорадке не меньше недели.

Спустя некоторое время

Рана на плече и сама рука всё ещё болели, поэтому Дарси пока ещё не мог в полной мере наносить мечом удары. Он попросил леди Кэтрин потренироваться с ним, и проиграл в первые же минуты – одним точным ударом тётушка выбила клинок из рук племянника и насмешливо прижала клинок к его горлу.

Из Пемберли не было никаких новых вестей. Разведка леди де Бёр сообщила, что живые мертвецы по-прежнему там и их стало гораздо больше, чем было изначально, но при этом новые нападения на поместья временно прекратились, однако они были замечены недалеко от поместья де Бёр, но не стали ничего предпринимать. Под руководством Уикхема зомби перестали сумбурно убивать, и в их действиях стал читаться некий смысл, к сожалению пока непонятный.

Сидеть в Розингс-парк было невыносимо. Уильям попытался было совершить разведывательную поездку до Пемберли, но был остановлен солдатами леди Кэтрин, которые дали ему понять, что не выпустят его отсюда ни при каких обстоятельствах, даже если он задумает сбежать тайно под покровом ночи. Конечно, ничто не могло остановить Дарси от побега, но пока что, в силу сложившихся обстоятельств, о нём приходилось позабыть.

Как-то днём он тренировался в саду – стрелял из мушкета по нарисованным им мишеням. Результаты его не радовали. Там его и нашла мисс де Бёр – юная Энн. Оказывается, она уже давно наблюдала за ним, но подошла только сейчас.

– Я рада, что тебе уже лучше, – она разглядывала оружие в его руке, и словно, хотела о чем-то попросить. – А ты... можешь научить и меня? Матушка мне не разрешает.

Дарси не единожды говорил леди Кэтрин, что она должна научить Энн постоять за себя при встречи с живым мертвецом, но та слепо верила, что после того, как её племянник женится на Энн, ей не будет грозить опасность. Может и сейчас, когда юная жена Дарси мертва, леди де Бёр надеется возобновить их помолвку. Но в любом случае, и Уильям это знал, помолвка невозможна.

А вот причин для отказа в просьбе Энн у него не было. Он протянул ей мушкет, объясняя как нужно правильно держать его в руке.

– … а потом задержи дыхание и стреляй, – пуля просвистела рядом с мишенью, даже не задев её. – С первого раза не получается ни у кого, не переживай, но если будешь тренироваться каждый день, то очень скоро попадешь, – Дарси улыбнулся, наверное, в первый раз за всё прошедшее время. – Я научу тебя.

– Даже матушка не попала в мишень с первого раза? – она удивилась.

– Да, даже она.

Подпись автора

Копья и стрелы ровно в шесть подадут на чай,
Вместо лимона – печаль.
Плохие манеры, столько сказано сгоряча –
Такая примерно ничья.

https://i.ibb.co/yyg3Qc3/tumblr-0f03577129e3643637a7d159397411ca-79ef197f-540-2.gif

0

6

Когда они втроем, на двух лошадях добрались до Розингс-парка не попав никому на глаза, леди Кэтрин сочла происходящее чудом, не иначе. Доктор осматривая его рану и вправляя вывих, сказал, что он вряд ли протянул бы несколько дней в плену. Тяжелая поездка истощила и так измученное тело. К счастью, теперь все могло наладиться, но о скором выздоровлении речи не шло.
Леди Кэтрин несколько дней провела у постели больного, слушая его лихорадочный бред и успокаивая. Он все бредил, говорил об Элизабет, об Уикхеме, просил прощения, клялся в любви и отмщении. Сердце леди де Бёр разрывалось. Она понимала, как сильно Фицуильям любил Элизабет и понимала, что он не испытывал к Энн и десятой доли такой любви. Нежность и симпатия — но это все. И он... не испытывал таких чувств к ней.
Женщина провела ладонью по бледной щеке Уильяма, которого лихорадило уже второй день и покинула его спальню. Мистер Дарси был болен, но вряд ли сильнее, чем её дочь. Горничная сообщила о крови в платках, которыми Энн прикрывала рот когда кашляла. Доктор сказал, что она вряд ли доживет до лета. А до него оставалось два месяца... Кэтрин боялась об этом думать. Чахотка не та болезнь, что создает живых мертвецов, ей не отомстить и её не вылечить. Впрочем, как и ту хворь, что пришла к ним больше полувека назад.
Энн вышивала у окна, когда леди де Бёр вошла в её комнату и окинула взглядом рукоделие.
— Чему ты так радуешься, Энн? мистер Дарси не женится на тебе, он ясно дал тебе понять, что не любит и никогда не любил тебя. Я бы на твоем месте не была с ним так любезна и не делала таких подарков.
Энн опустила глаза, кладя рукоделие на колени.
— Я знаю, мама. Но... я рада, что он жив. Рада, что он здесь и возможно... — в голосе дочери звучала робкая надежда. Энн всегда была скромная и тиха, не перечила и не мечтала, по крайней мере, вслух. И никак не показала, что огорчена свадьбой митера Дарси с другой. Леди Кэтрин даже не знала, что чувствовала по этому поводу Энн. И не знала, хочет ли.
— Это не возможно, Энн.
— Мама, прошу. Летом... летом будет чудесная свадьба. Небольшая.
Она подняла полный отчаяния взгляд.
— Летом, — эхом повторила Кэтрин, сжав пальцами спинку стула. Сердце было готово выскочить из груди и странная, темная надежда затопила все. — Он воспротивится, Энн. Ты хочешь его заставить?
— Я не смогу, — Энн снова взялась за рукоделие. Кэтрин поджала губы, выходя из комнаты дочери. Энн права, она не сможет. Фицуильям гордый, себе на уме и упрямый. Впрочем, это у них семейное. И еще никто не мог одолеть леди Кэтрин в упрямстве. Если её дочь хочет, то она исполнит её желание, даже вопреки собственным низменным желаниям плоти.

— А вы, мистер Дарси, не теряете времени даром, разрушая мой образ меткого стрелка? — леди Кэтрин подошла к ним не слышно, но улыбалась, нисколько не сердясь на него за то, что он сказал Энн. Перемены в общении леди де Бёр были не значительны, но когда он впервые попросил позаниматься с ним, она стала обращатсьяк нему привычным "вы". Её благосклонность вернулась просто так и этого следовало опасаться. Впрочем, перемены настроения были присущи женщине и никто не удивился.
— Энн, мне нужно поговорить с Фицуильямом наедине.
— Хорошо, мама, — Энн посмотрела в глаза Дарси и отдала ему мушкет, сразу же удаляясь. И едва она ушла достаточно далеко, чтобы не слышать разговора, Кэтрин посерьезнела.
— Кто разрешил вам учить мою дочь стрелять?

[nick]Catherine de Bourgh[/nick][status]Keep your breath on me[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/151/626266.jpg[/icon][sign]Keep your eyes on me[/sign][lz]<div class=lzname><a href="http://gemcross.rusff.me/">Кэтрин де Бёр ∞</a></div><div class=lztext>I'm the last thing you see</div>[/lz]

+1

7

[nick]William Darcy[/nick][status]the end.[/status][icon]https://i.ibb.co/VqJb8rd/photo-2022-02-18-18-08-12.jpg[/icon][sign]your end, my start
your taste, my mouth
your game, my crown
my words, your heart
your end, my start
[/sign][fandom]Pride and Prejudice and Zombies[/fandom][name]<a href="link" target="_blank">Уильям Дарси</a>[/name][lz]Я хотел бы покончить с миром вместе с тобой[/lz]

– И в мыслях не было разрушать его, – честно ответил Уильям, слегка прищурив глаза от яркого весеннего солнца. – Но никто ещё не появлялся на свет с оружием в руке, и все когда-то учились стрелять.

Леди Кэтрин подобралась к ним слишком незаметно. Пожалуй, будь она живым мертвецом, то у Дарси не было ни единого шанса. Она всегда ходила так, словно её ноги совсем не касаются земли.

Дарси забирал у Энн свой мушкет, провожая её взглядом. Ему вдруг подумалось о том, что она изменилась: раньше и шага в сторону не ступала без одобрения своей матери, а сейчас сама просит научить её стрелять. И, кажется, леди Кэтрин хотела поговорить именно об этом.

– У меня не было причин отказать ей в просьбе, – ни тени улыбки, а в глазах лёд. – Я знаю, что болезнь Энн не позволяет ей обучиться боевому искусству, но научиться держать оружие в руках и стрелять ей под силу. Быть может, однажды это спасет ей жизнь. И не только от живого мертвеца.

И если сейчас леди де Бёр подумает о том, что её в чём-то обвиняют, то она ошибется. Энн кажется прекрасной партией только потому, что является наследницей огромного состояния. Но, женившись на ней, не придут ли в голову её мужа дурные мысли? Быть богатым вдовцом куда перспективнее, чем быть женатым на болезненной девушке. Особенно если учесть то, что отцы состоятельных семейств вряд ли позволили своим сыновьям породниться с де Бёр, даже несмотря на репутацию и состояние. Дарси же знал Энн большую часть своей жизни, и само собой таких мыслей в его голову никогда не могло прийти, и если бы он не встретил Элизабет, то его помолвка с мисс де Бёр осталась бы в силе. Уильям прекрасно знал, что Кэтрин мечтала выдать Энн замуж за своего племянника, и тогда бы она могла не беспокоиться о будущем своей дочери. Вот поэтому беспокойство леди Кэтрин было обоснованным.

Дарси взял леди де Бёр под руку приглашая пройтись по саду.

– Вы же всё прекрасно понимаете, – он кинул мимолётный взгляд на главный въезд в поместье. Несомненно, и даже в ночное время он охранялся так же отлично как и сейчас. Придется поискать другие пути. – Есть тот тип мужчин, что предпочтут быть состоятельными вдовцами, нежели иметь слабую здоровьем жену.

Что Дарси нравилось в леди Кэтрин, так это то, что он всегда мог прямо говорить ей о том, что думает, и не бояться её реакции, в отличии от многих других людей. Наверное, она осталась единственной, с кем он может быть честен. Но и об осторожности забывать не стоит. Она женщина, а женщины ветрены и переменчивы.

– Очень жаль, что вы не позволяете делать Энн то, что у неё могло бы хорошо получиться, – но это не означало то, что Уильям передумает и откажет Энн в её просьбе. Если Дарси что-то делает, то делает это до конца, чтобы не случилось.

– Что вы думаете о появлении Уикхема? – при упоминании его имени, он вдруг подумал о Джорджиане, свой младшей сестре, которая была на той свадьбе. Вероятнее всего и она была мертва, как и все остальные. Дарси видел её  раны, и с ними не живут очень долго. – Говорят, живых мертвецов видели недалеко от Розингс-парк.

Они дошли до фонтана и остановились возле него. День был непростительно солнечный и теплый. И временами казалось, что оживших мертвецов нет и никогда не было.

Подпись автора

Копья и стрелы ровно в шесть подадут на чай,
Вместо лимона – печаль.
Плохие манеры, столько сказано сгоряча –
Такая примерно ничья.

https://i.ibb.co/yyg3Qc3/tumblr-0f03577129e3643637a7d159397411ca-79ef197f-540-2.gif

+1

8

Мгновение назад на лице Фицуильяма была редкая, легкая улыбка, а глаза смотрели со спокойствием и добротой. Но стоило ей появиться, как он сразу же замкнулся и похолодел. Может и впрямь лучше ему быть с Энн? Злость поднимала змеиную голову и желание сделать Дарси больно вдруг стало самым важным. Леди Кэтрин хмыкнула, пожимая плечами. попыталась успокоить себя мыслью о том, что он счел её вопрос простой выволочкой.
Он заговорил о вдовцах и браке. Кэтрин понимала, что он так же как и она, думал о разорванной им помолвке. Мистер Дарси пошел против общественных устоев, разорвав помолвку и даже не извинившись за это перед Энн и ней. Женился вопреки всем, променяв обещание на любовь. Отчасти она понимала его и была согласна: когда чувства обуревают становится безразличным общественное мнение, мнение семьи и даже данные когда-то обещания. Она могла простить его женитьбу на Элизабет, особенно, когда та умерла в день свадьбы.
— Я хочу чтобы моя дочь не знала горечи битвы и убийства, мистер Дарси. Потому и запрещаю ей учиться сражаться. Она слаба не только телом, но и духом. К сожалению, этим она пошла не в меня, а в своего покойного отца, — она чуть поморщилась. Брак по расчету, заключенный еще в детстве не принес хлопот, но и не оставил её старой девой. Еще будучи девушкой, она, изучая окружение, приходила к выводу, что никто из кавалеров не мог быть достоин её, а жених по крайней мере, обладал хорошим положением в обществе и состоянием, что сглаживало углы.
— Вы правы. Найти достойного джентльмена, который сдержит свое слово и не причинит Энн вреда не просто, — Кэтрин умолкла, хотя слова рвались с языка, а сердце гулко билось о ребра. Сейчас не тот момент, надо еще чуть-чуть подождать, всего мгновение, чтобы Фицуильям ощутил себя в безопасности и тогда нанести ему удар. Ей невыносимо сильно хотелось выбить у него почву из под ног, увидеть смятение и возмущение, дать ему хлесткую пощечину, хотя бы словами.
Некоторое время она молчала, когда Фицуильям вновь заговорил, упоминая Уикхема и леди Кэтрин рассмеялась.
— Хотела бы я посмотреть на его лицо, когда он не обнаружил вас в темнице. И долго ли он ломал голову, куда вы могли исчезнуть? — чуть щурясь, женщина взглянула на Дарси. — Джордж догадался, кто мог помочь вам сбежать, ведь и других кандидатур, кроме моей, нет. И Розингс-парк достаточно близко, чтобы мы совершили вылазку. С другой стороны, у него нет свидетелей, я уверена, нас никто не видел, а значит, может подумать, что вам побег удался самостоятельно. Без твердой уверенности на Розингс он не нападет, мы слишком сильны и отразим его атаку.
Выпустив локоть мистера Дарси, Кэтрин остановилась, глядя на фонтан. Его еще не включали, погода наладилась только недавно и стоило провести много работ, прежде чем включать фонтан. Она присела на его бортик, жестом указав Уильяму сесть рядом.
— Мне сообщили, что недавно вы хотели покинуть Розингс-парк. Что вы хотели сделать, Фицуильям? Вам стоило спросить моего разрешения чтобы покинуть розингс-парк. Без него солдаты вас не выпустят. и я послала бы кого-нибудь с вами, для вашей безопасности. — Леди Кэтрин подставила лицо солнцу и прикрыла глаз. — Вы еще недостаточно окрепли, чтобы покинуть меня и Пемберли занят Уикхемом. Мне бы не хотелось, чтобы он снова поймал вас и мои труды оказались напрасны.
Тебе некуда идти.

[nick]Catherine de Bourgh[/nick][status]Keep your breath on me[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/151/626266.jpg[/icon][sign]Keep your eyes on me[/sign][lz]<div class=lzname><a href="http://gemcross.rusff.me/">Кэтрин де Бёр ∞</a></div><div class=lztext>I'm the last thing you see</div>[/lz]

+1

9

[nick]William Darcy[/nick][status]the end.[/status][icon]https://i.ibb.co/VqJb8rd/photo-2022-02-18-18-08-12.jpg[/icon][sign]your end, my start
your taste, my mouth
your game, my crown
my words, your heart
your end, my start
[/sign][fandom]Pride and Prejudice and Zombies[/fandom][name]<a href="link" target="_blank">Уильям Дарси</a>[/name][lz]Я хотел бы покончить с миром вместе с тобой[/lz]

– Вы правы. Пожалуй, Уикхем был вне себя от гнева, – он снова улыбнулся, отвечая взглядом на взгляд леди де Бёр, и представляя себе недовольную гримасу Уикхема. – Конечно, если ожившим мертвецам знакомо это чувство.

Он невольно думает о словах леди Кэтрин о том, что ей хочется чтобы Энн не знала горечи битвы и убийств. Но существует ли такая жизнь? Зомби уже столько лет не дают покоя, что невольно думается о том, что иной жизни никогда не было и быть не может. Дарси хочет ответить, что горечь бывает не только сражения и убийства, а ещё и потерь, но так и не говорит. И кончики пальцев начинают сразу неметь. Он сжимает и разжимает пальцы и оцепенение проходит.

Уильям отпускает руку леди де Бёр, вдруг замечая, что ему по какой-то неизвестной даже ему причине не хочется этого делать.

– Я не собирался покидать Розингс-парк, равно как и вас, – Дарси взглянул на неё, наблюдая за тем, как солнечные лучи падают на её лицо. – И несомненно, я помню про Пемберли. Пожалуй, я бы мог назвать это всего лишь разведывательной поездкой  и не более того, – он сложил пальцы в замок и посмотрел куда-то в сторону. – И разумеется, я бы не стал подходить к поместью настолько близко, чтобы его нынешние обитатели смогли бы меня поймать.

В любом случае прямо сейчас он не станет этого делать. Необходимо было посмотреть на сложившуюся ситуацию с другой стороны и обдумать последние слова леди Кэтрин. Да и в чём-то она была права: при желании Уикхем мог снова пленить Дарси, и тогда всё закончится фатально.

– Но сидеть без дела просто невыносимо, – а ведь леди Кэтрин и сама была такой. Той, которой трудно долго находиться в одном месте, особенно когда живых мертвецов становится всё больше. Не ей ли знать лучше всех, что происходит в душе, когда вдруг твой мир старательно разрушают.

Уильям понимал, что сейчас у него нет ни единого шанса, пока плечо всё ещё болело, и сейчас он с сожалением думал, что кроме всего прочего нужно было научиться сражаться левой рукой. Быть может, пока есть время, попросить леди де Бёр вновь потренироваться с ним, только в этот раз он хочет держать оружие в левой руке. Хотя… нет, он не будет просить её ни о чём. Временами Дарси начинало казаться, что она как-то странно на него смотрит. Взгляд, от которого ему становилось не по себе, хотя он толком и не мог сказать себе в чем именно было дело.

Некоторое время спустя

– Леди де Бёр, – поприветствовал её Дарси однажды утром, когда она сидела в главной зале и заботливо заплетала волосы Энн. – Я собираюсь проехаться до Пемберли, посмотреть сколько в округе живых мертвецов. Вы обещали мне кого-нибудь для сопровождения, – на самом деле ему никто не нужен, но Уильям понимал, что без этого его не выпустят отсюда. – Но можете не волноваться, я не приближусь к поместью ближе разумного расстояния, – он умел врать, но сейчас говорил правду. Если он хочет убить Уикхема, то не к чему сейчас сильно рисковать.

В темницы Пемберли вёл тайный ход, о котором тогда Дарси совсем позабыл. Ход начинался в лесах в паре милей от поместья, и Дарси хотел только лишь проверить, помнит ли он сам где именно располагается место ведущее в подземный туннель. Как и в самом поместье, так и в лесу, вход был так хорошо спрятан, что если не знать о точном расположении, то найти его было практически невозможно.

Поэтому Дарси не думал о том, что Уикхем мог его обнаружить. Он не знал о его существовании, даже несмотря на то, что долгие годы жил в Пемберли.

Подпись автора

Копья и стрелы ровно в шесть подадут на чай,
Вместо лимона – печаль.
Плохие манеры, столько сказано сгоряча –
Такая примерно ничья.

https://i.ibb.co/yyg3Qc3/tumblr-0f03577129e3643637a7d159397411ca-79ef197f-540-2.gif

+1

10

Но сидеть без дела просто невыносимо.
Сидеть без дела невыносимо.
Невыносимо.
Слова Фицуильяма еще долго эхом следовали за Кэтрин. Ей тоже было невыносимо сидеть без дела и заниматься Энн. Дочь требовала внимания, заботы и она давала ей столько, сколько могла. Мужчинам, конечно же, было бы легче: уйти на войну, сражатся, тем более, что было с кем. Леди де Бёр даже не возражала, когда Энн снова начала стрелять под присмотром Фицуильяма — пусть радуется. На свежем воздухе её кашель становился реже, но порох, витавший в воздухе все равно забивал её легкие. Сейчас Энн сидела с ровной спиной, когда Кэтрин заплетала её волосы, вспоминая как делать прически и выходило у неё не слишком хорошо. Впрочем, горничная все равно переделает все после. Энн иногда вздрагивала, подавляя кашель, а когда в главный зал вошел Дарси, улучив момент тихонько кашлянула в платок, зажатый в кулаке. Кэтрин сделала вид, что ничего не заметила и посмотрела на Фицуильяма.
— Ближе разумного расстояния, — повторила она задумчиво и насмешливо фыркнула. — У всех это понятие разное. Когда я выбиралась с той же целью из Розингс-парка в прошлый раз, то привезла с собой вас и по моему мнению только на самую малость нарушила "разумное расстояние".
Леди де Бёр поправила свою повязку на глазу, чуть приподнимая подбородок.
— А что вы подразумеваете под "разумным расстоянием"? — Энн снова закашляла, теперь громче и надрывнее, судорожно прижимая платок к губам. Кэтрин повернуласьк своей дочери, кладя руки на хрупкие плечи. — Принесите теплой воды! — громко крикнула она и слуга у прохода тут же кинулся на кухню, скрываясь за гобеленом, прятавшим черный ход для слуг. Энн мельком глянула на платок и свернула его, но в нем на секунду четко был виден красный след.
— Мама, я пойду к себе, — тихо произнесла она, тяжело поднимаясь со стула и опираясь на трость, с которой ходила уже пару дней. Горничная почти сразу оказалась рядом, помогая ей.
— Ступай, отдохни, — Кэтрин ловко выдернула у неё из волос торчащую шпильку и позволила тонким волосам закрыть от взгляда Дарси изможденное и бледное лицо. Кажется, сегодняшний урок стрельбы Энн пропустила. Кэтрин некоторое время глядела вслед Энн, но когда она скрылась из виду, а её кашель не стал слышен, она повернулась к Фицуильяму и немного прошла в его сторону, заламывая свои пальцы. Она не могла справиться с нервозностью и отчаянием, её дочь умирала и леди де Бёр ничего не могла сделать, а тот, кого она прочила ей в мужья... она повернулась к Дарси, глядя прямо в его бездонные черные глаза. Он хотел уехать сегодня на разведку? Что ж, у него будет о чем подумать, во время поездки. А ей решить, стоит ли ехать с ним. После короткой внутренней борьбы, Кэтрин решила остаться в Розингс-парке. Все равно он никуда не денется.
— Я больше не могу откладывать, мистер Дарси. Энн... больна, вы и сами видите, что она умирает. Она не доживет до лета, так говорят врачи... — Она сжала губы, сделала глубокий вздох. — От этой хвори нет спасения, и все, что я могу — это сделать её последние недели счастливыми, — Кэтрин многозначительно посмотрела на Уильяма. Он должен понимать. — Я думаю, что июнь прекрасный месяц. И я хочу напомнить вам о ваших нарушенных клятвах и обещаниях, мистер Дарси. И о вашем долге мне, — Кэтрин многозначительно выделила последнее. — Я скажу Вильгельму, он сопроводит вас. А вы подумайте... как сообщить Энн, — Кэтрин подошла к Фицуильяму совсем близко, не сводя глаз с его лица. Провела пальцами по воротнику. — И будьте благоразумны.

[nick]Catherine de Bourgh[/nick][status]Keep your breath on me[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/151/626266.jpg[/icon][sign]Keep your eyes on me[/sign][lz]<div class=lzname><a href="http://gemcross.rusff.me/">Кэтрин де Бёр ∞</a></div><div class=lztext>I'm the last thing you see</div>[/lz]

+1

11

[nick]William Darcy[/nick][status]the end.[/status][icon]https://i.ibb.co/VqJb8rd/photo-2022-02-18-18-08-12.jpg[/icon][sign]your end, my start
your taste, my mouth
your game, my crown
my words, your heart
your end, my start
[/sign][fandom]Pride and Prejudice and Zombies[/fandom][name]<a href="link" target="_blank">Уильям Дарси</a>[/name][lz]Я хотел бы покончить с миром вместе с тобой[/lz]

Он хотел было ответить леди де Бёр, что именно подразумевает под «разумными границами», но Энн его отвлекла. Дарси и прежде замечал её кашель, но не придавал этому большого внимания. Его голова всегда была занята другими мыслями, и времени думать о чём-то другом попросту не было. Но сейчас он заметил красный след на платке Энн, которым она всегда прикрывала рот при кашле и вся мозаика сложилась в единую картину. Человек ведь не кашляет кровью просто так, и конец обычно бывает до обыкновения банален. И леди Кэтрин могла не стараться, прикрывая распущенными волосами лицо дочери, Уильям уже всё понял.

– Доктора много чего говорят, и половина из этого неправда, – пожалуй, эти слова были слабым утешением для леди Кэтрин, но это сейчас это было всё, что мог сказать ей Дарси. Он думал о том, как же он раньше не придавал кашлю Энн значения, и, несомненно, винил себя в этом. Возможно, он смог бы найти доктора, который сумел помочь Энн, Англия ведь была большая. Но сейчас, судя по всему, было уже поздно.

Конечно, Уильям понимал, о чём говорит его тётушка и что она имеет в виду. Но даже сейчас он остается непоколебим в своём решении, но молчит, давая этим ложную надежду. И Дарси конечно же скажет ей об этом, но после того как вернется. И также скажет Энн.

Он не хочет больше жениться. Ни на ком и никогда.

– Вы могли сказать мне об этом раньше, всё можно было исправить, – он не хотел винить её в том, что она молчала и скрывала, но если бы леди Кэтрин сказала раньше, то время не было бы так безнадежно упущено. И тогда Дарси придумал бы что-нибудь, как и всегда.

Леди де Бёр подходит к Уильяму слишком близко, нарушая все рамки дозволенных приличием границ, проводит своими длинными пальцами по воротнику его рубашки. Ему показалось, что острая игла кольнула его в шею и под сердце, но леди Кэтрин была безоружна, а наваждение прошло. Однако напоминать о нарушенных клятвах было ошибкой. Дарси не был виноват в том, что чувства, вспыхнувшие к другой, оказались сильнее, чем его обещания. И если бы эти чувства оказались не взаимны, тогда и обещания были нерушимы.

– И как же сделать человека счастливым, когда ты сам несчастен? – в голосе можно различить плохо скрытую боль, грусть и усталость. И именно теперь Уильяму кажется, что леди Кэтрин говорит так, только потому, что сама никогда не… любила. Браки без любви – обыденность, а любовь это роскошь, которую не могут себе позволить даже состоятельные люди.

Обратно в Розингс-парк Дарси вернулся к вечеру, когда солнце почти зашло за горизонт, и он оказался прав в своих размышлениях насчет подземного хода. Вход был всё там же, в старом и высохшем колодце, что был опутан ветвями склонившихся над ним деревьев. Уильям предусмотрительно пошел туда один, приказав Вильгельму сторожить лошадей. Осмотрев место, он быстро понял, что Уикхем о нём ничего не подозревает, и за последнее время эта новость была единственной приятной. Дарси посветил фонарем – вход вроде бы не завален, но проверять так ли это он не стал. Хоть он и приказал Вильгельму оставаться на месте, он не хотел, чтобы тот узнал про подземный тоннель и побежал рассказывать об этом леди де Бёр. Когда это будет необходимо, Уильям сам ей обо всём расскажет.

– После смерти сэра де Бёр, сколько времени вы носили по нему траур? – спросил её Дарси за ужином, после того как Энн уже ушла в свою комнату и они остались в зале вдвоём.

Правила приличия предписывают всем без исключения носить траур по меньшей мере год после смерти ребёнка или супруга. И сокращение этого срока всегда и неизменно осуждалось обществом. И леди Кэтрин конечно же об этом прекрасно осведомлена.

Он отложил столовые приборы в сторону и пристально посмотрел на леди де Бёр своими чёрными, как тьма, глазами. Ему и правда было жаль, что совсем скоро и ей предстоит испытать ту же боль, что испытал он сам.

– Я сожалею, – Уильям протянул руку вперед, касаясь пальцев леди Кэтрин, а после накрывая её руку своей. – Обо всём, что случилось.

Подпись автора

Копья и стрелы ровно в шесть подадут на чай,
Вместо лимона – печаль.
Плохие манеры, столько сказано сгоряча –
Такая примерно ничья.

https://i.ibb.co/yyg3Qc3/tumblr-0f03577129e3643637a7d159397411ca-79ef197f-540-2.gif

+1

12

Кэтрин могла бы так много рассказать Фицуильяму о том, как сделать другого счастливым, будучи несчастной самой: она делала это прямо сейчас, отправляя его к дочери. Заставляя его быть с Энн, а не... с ней. Леди де Бёр ничего не ответила Дарси, только провела ладонью по его груди и скупо кивнула, разрешая покинуть Розингс-парк.
Вильгельм по возвращении не смог ей ничего доложить. Обрисовал в двух словах всю поездку и что Фицуильям отлучился на пару минут, явно не желая, чтобы Вильгельм следовал за ним и тот послушался: лошади могли уйти, и в округе бродили зомби. Требовалась осмотрительность, он не мог отлучиться. Но подкинул леди де Бёр много сведений для размышления.

— Официально год, — понимая, к чему клонил Фицуильям ответила леди Кэтрин. — Но наш с ним брак был консумирован, а значит, действителен.
Она не смотрела на него с тех пор, как он вернулся. В черных глазах Фицуильяма Кэтрин видела тоску и боль, которую переживала сама. Она была в нем словно эхо её собственной грядущей утраты. Леди де Бёр не помнила, чтобы видела в глазах Дарси что-то еще всю его взрослую жизнь, а глядя в них — окуналась в боль как в свою. Хотела стереть её, прикасаясь к его губам и зарываясь пальцами в густые темные волосы, но не могла. Когда горячая рука Дарси накрыла её пальцы, Кэтрин словно ударило током. Она сразу же отдернула руку, будто бы обжегшись.
Кэтрин поднялась, выходя из-за стола. Рука все еще горела там, где её коснулся Фицуильям. Леди де Бёр зажала её своими пальцами и посмотрела в сторону Фицуильяма, но избегая смотреть на него.
— Я хочу, чтобы вы знали, мистер Дарси, я пойду до конца, нравится вам это или нет. Когда вы уезжали... то спросили меня, как можно сделать кого-то счастливым, будучи несчастным самому. Ответ у меня есть, мистер Дарси, — Кэтрин холодно взглянула на него. В тоне был только лед, который не растопить и за тысячу лет. — Можно солгать. Можно подарить крупицу счастья другому, и эта цена — ложь. Её не заплатит никто, кроме вас и... меня. Я уже плачу эту цену, делая свою умирающую дочь счастливой. И в ваших силах поддержать её, дать ей умереть счастливой, а не усугубить болезнь Энн своей гордостью и подточить и так слабое здоровье упрямством. Вы дали ей надежду, так не отнимайте её.
Кэтрин могла быть упрямее Дарси. Могла надавить на него сильнее, принудить силой, но все это было бы наигранное: Энн обладала тонким чутьем и поняла бы это. Кэтрин хотела, чтобы её дочь, умирая, думала, что Фицуильям и правда хотел быть с ней. Ему было бы легко солгать, осчастливить хотя бы на пару дней... она стояла перед выбором — позволить ему принять это решение самому или заставить силой.
— Все, чего я хочу: чтобы моя дочь ушла счастливой. Мы ничего не можем сделать, Фицуильям, и не могли. Думаете я не искала докторов и лекарств? — голос сорвался на хрип, эмоции вырвались наружу.
Её дочь умирала, а любимый мужчина был слишком горд, чтобы... чтобы что? Внутри леди де бёр все клокотало от ярости. Она бы дала ему пощечину, ведь стояла уже в трех шагах от него, но вовремя взяла себя в руки.

[nick]Catherine de Bourgh[/nick][status]Keep your breath on me[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/151/626266.jpg[/icon][sign]Keep your eyes on me[/sign][lz]<div class=lzname><a href="http://gemcross.rusff.me/">Кэтрин де Бёр ∞</a></div><div class=lztext>I'm the last thing you see</div>[/lz]

Отредактировано Bruce Wayne (2022-05-08 19:31:24)

+1

13

[nick]William Darcy[/nick][status]the end.[/status][icon]https://i.ibb.co/VqJb8rd/photo-2022-02-18-18-08-12.jpg[/icon][sign]your end, my start
your taste, my mouth
your game, my crown
my words, your heart
your end, my start
[/sign][fandom]Pride and Prejudice and Zombies[/fandom][name]<a href="link" target="_blank">Уильям Дарси</a>[/name][lz]Я хотел бы покончить с миром вместе с тобой[/lz]

Рука Дарси дернулась, когда леди де Бёр, словно ужаленная, вскочила со своего места. Он не понимал, что случилось, и поэтому лишь наблюдал за ней непонимающим взглядом. Дарси заметил, что она избегает смотреть на него и не смотрит ему в глаза. Она была обижена на него? Да, скорее всего.

Но, наверное, леди Кэтрин была права и всегда можно солгать, сказать человеку то, что он так жаждет услышать, но при этом цена – ложь. Но Дарси и вправду не хотел, чтобы Энн умирала несчастной и одинокой, потому что такая смерть самая ужасная из всех. А они знали друг друга с самого детства, и Уильям любил её как можно любить друга, как можно любить сестру. И ему было горько осознавать, что Энн так хочет этот брак, а Дарси ему противится. Солгать один раз это совсем не сложно, зато Энн будет действительно счастлива, пусть и не долго.

– Хорошо, – он перешагнул через свою боль и протест. – Я женюсь на Энн так скоро, как это только возможно. Но и вы должны мне пообещать, что поможете мне покончить с Уикхемом раз и навсегда, а после я уеду из Великобритании, и вы не будете меня останавливать.

Либо так, либо никак.

– И прошу, не называйте меня Фицуильям, вы же знаете, как мне это не нравится.

Когда леди Кэтрин наконец даёт выход своим эмоциям, её голос почти срывается на хрип и она умолкает, Уильям вдруг ловит себя на внезапной мысли, что сейчас она очень красива. А ведь когда-то очень давно, ещё во времена своей далёкой юности, Дарси был влюблен в Кэтрин. Он любил её даже тогда, когда она вышла замуж, и любил, когда он родила ребенка. А потом Уильям уехал в Японию, чтобы научиться боевому искусству, и там забыл свою любовь. Они ещё обменивались письмами, но ответы Дарси становились всё реже и меньше, пока не прекратились вовсе. А когда через несколько лет он вернулся обратно, то очень сильно изменился, и внешне и внутренне, и уже не вспоминал о своей давно прошедшей любви. Он решил, что это лишь детское и мимолётное увлечение и не более того, тем более что теперь у каждого из них была своя жизнь со своими заботами и проблемами. И ожившими мертвецами.

Когда совсем недавно, несколько недель назад, Уильям разглядывал на стене висевший портрет леди де Бёр, то он понял, что уже и не помнит то время когда она не носила повязку прикрывающую раненый глаз. И в это время с портрета на его смотрела Кэтрин ещё без этой своей повязки. И именно сейчас она вдруг напомнила ему Элизабет. Тот же гордый взгляд, острые черты лица и совсем мимолётная улыбка. Они обе были храбрые и защищали тех, кого любили всем сердцем и душой. Они любили, но… не успели стать любимыми.

Сочтя их ужин уже законченным, Дарси поднялся с места и задвинул за собой стул. Леди Кэтрин стояла совсем рядом с ним, и он заметил, как её рука подрагивает. Повинуясь какому-то внезапному и неясному порыву он подошёл к ней ближе, заключая в объятия и касаясь ладонью её щеки, медленно проводя большим пальцем по тёмной повязке на её глазу. Он слегка наклонился, целуя её в губы и прижимая к себе лишь сильнее. Целуя снова и снова и снова…

И только потом, через некоторое время, словно очнувшись, Дарси отпустил леди Кэтрин, и не говоря ни слова развернулся и пошёл к двери, намереваясь покинуть комнату. Он и так позволил себе сказать и сделать больше чем нужно. И уже почти выходя из комнаты, Уильям обернулся, опаляя леди де Бёр взглядом своих тёмных как ночь глаз.

Подпись автора

Копья и стрелы ровно в шесть подадут на чай,
Вместо лимона – печаль.
Плохие манеры, столько сказано сгоряча –
Такая примерно ничья.

https://i.ibb.co/yyg3Qc3/tumblr-0f03577129e3643637a7d159397411ca-79ef197f-540-2.gif

+1

14

Она думала — он будет спорить. Она думала — он будет отказываться. Она думала — он проявит упрямство. Она думала — он попробует сбежать. Она думала — он пойдет к Энн и скажет, что не может жениться на ней. Она думала — он будет искать другие причины. Она думала... слишком много. Когда Дарси поставил ей условия, дав перед этим согласие, Кэтрин просто согласно кивнула, не торгуясь с ним. Просто кивнула, — ей было так удобно. Все равно она не собиралась держать все обещания — леди де Бёр не согласилась бы отпустить Фицуильяма после убийства Уикхема. И если надо будет... она удержит его.
— Мне всегда было интересно чем вам так не угодило ваше имя. Уильям, — Кэтрин не спорила и сейчас. Какая ей разница, если он согласился? — Энн хочет свадьбу летом, в июне. И погода будет стоять чудесная... — она успела отойти на полшага назад, когда попала в сильные объятия Фицуильяма и беспомощно посмотрела в его лицо. — Вы так не считаете?..
От прикосновений к щеке дыхание сбилось. Кэтрин понимала, к чему вел Фицуильям, но не находила в себе сил отойти, сбросить его руки и уйти, резко оборвав все, что происходило сейчас. Не надо рвутся из горла, потому что Кэтрин знает, если он перешагнет через эту черту, она не сможет себя сдержать.
Все стены рушатся, когда Фицуильям целует Кэтрин. Внутри неё что-то лопается, распадается и тает, вспыхивая жаром в груди и голове. Кэтрин обняла его, отвечая на поцелуй со всей страстью, на которую была способна. Её руки скользнули по его груди, шее и зарылись в темные волосы. Она так долго думала об этом, просыпалась ночами ощущая тяжесть и жар его тела на себе, в пустой постели, а сейчас он безжалостно дразнил её.
Что же ты наделал, Фицуильям.
Она целовала бы его и дальше и дольше, но, видимо сбросив наваждение, Дарси отстранился, уходя. Кэтрин так и стояла, когда он оглянулся, будто бы жалея о содеянном.
— Мой глупый Фицуильям, — прошептала Кэтрин, когда Дарси уже не мог её слышать. — Теперь тебе нет дороги назад.
Покидая столовую, леди де Бёр точно знала, что когда бы ни собрался уезжать Дарси, из её поместья он не уедет, без её на то позволения, а она его не даст. А он, возможно и не спросит.

Последующие дни она не встречалась с племянником, занятая подготовкой к салону: весть о скорой возобновленной помолвке Энн и Дарси разлетелась быстро. Скромный прием на двадцать человек слуги организовывали быстро.
— Рада что вы в добром здравии, мне казалось, вы приболели с момента нашего последнего разговора, — Кэтрин без улыбки подошла к Дарси почти вплотную, глядя в его глаза. — Могу я рассчитывать, что вы будете дружелюбны с гостями?
Ладони Кэтрин легли на его грудь, совсем как тогда, когда он поцеловал ее.
Она много думала о том, почему Фицуильям поцеловал ее. Почему сейчас, а не позже или раньше. Ответ пришел к ней случайно, когда она открыла секретер, чтобы написать письмо и вспомнила о письмах которые писал ей племянник.
— Я храню их. Твои письма. Все до единого.
Далекие и казавшимся ей чем-то несерьезным разговоры вдруг обрели смысл. Как и каждое слово в письмах, что она получала многие годы назад. Сердце билось часто и глубоко. Она даже не допускала мысли, что Дарси прогонит её сейчас. Кэтрин привстала на носочки, касаясь губ Дарси.

[nick]Catherine de Bourgh[/nick][status]Keep your breath on me[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/151/626266.jpg[/icon][sign]Keep your eyes on me[/sign][lz]<div class=lzname><a href="http://gemcross.rusff.me/">Кэтрин де Бёр ∞</a></div><div class=lztext>I'm the last thing you see</div>[/lz]

+1

15

[nick]William Darcy[/nick][status]the end.[/status][icon]https://i.ibb.co/VqJb8rd/photo-2022-02-18-18-08-12.jpg[/icon][sign]your end, my start
your taste, my mouth
your game, my crown
my words, your heart
your end, my start
[/sign][fandom]Pride and Prejudice and Zombies[/fandom][name]<a href="link" target="_blank">Уильям Дарси</a>[/name][lz]Я хотел бы покончить с миром вместе с тобой[/lz]

Он и сам до конца не понимал, чем же ему не угодило его собственное имя, раз он всегда предпочитал сокращение. Возможно, всё было в его бабке по отцовской линии, которая настояла на том, чтобы назвать новорожденного внука в честь своего покойного мужа. Дарси ненавидел и бабку, и имя, что выбрала она. Возможно, он ненавидел своё имя, потому что в детстве и юности Уикхем, живший с ним под одной крышей в пылу ссор называл его Фици, или потому что… И вот его мысли снова споткнулись об Уикхема. Уильям ещё при первой их встречи понял, что узы дружбы их никогда не свяжут, уж слишком они были разные, а покойный отец всегда полагал иначе. Дарси хорошо помнил момент, который раз и навсегда поставил крест на их дружбе: когда во время очередной ссоры отец заставил Джорджа извиниться перед Дарси, сказав, что «братья не поступают так», а Уикхем выкрикнул в сторону Уильяма, что тот ему не брат, и Дарси тогда сказал, что ему вообще не нужен брат. Это и было концом всего и началом взаимной неприязни и последующей вражды.

Уильям не виделся с леди Кэтрин уже несколько дней, и возможно, оно было и к лучшему – у него было время подумать об произошедшем между ними. И снова он чувствовал себя отвратительно  по отношению к Энн. Он видел этот её влюблённый взгляд, которым она всегда смотрела на него, и от этого сердце разбивалось на миллионы осколков. Дарси всегда улыбался ей в ответ, отчего та улыбалась ему тоже и что-то счастливо щебетала. Если она выбрала июнь, то путь будет так. А между тем Дарси думал вовсе не об Энн, а о её матери и том поцелуе в столовой Розингс-парк. И думал о нём даже ночью, когда в порыве гнева вдребезги порубил саблей несколько кустов в саду, представляя на месте куста зомби или Уикхема. Было ли всё это правильно? Он не знал ответа на этот вопрос, но он не жалел ни на секунду о том, что произошло. И не пожалеет в последующем. Когда-то он так мечтал об этом поцелуе, а поцеловал Кэтрин только сейчас, в самый неподходящий для них обоих момент. Но противиться сам себе он больше не мог.

Окончательно испортило настроение письмо, которое он получил от Кэтрин Беннет и её отца. Их не было на свадьбе в Пемберли: Китти внезапно свалилась с лихорадкой, а мистер Беннет остался дома, чтобы присмотреть за дочерью. Конечно же, они услышали о скорой помолвке Дарси и мисс де Бёр, и теперь высказали всё, что думали о нём и о предстоящем браке. Конечно, Уильям бы мог ответить и объяснить им истинное положение вещей, но не стал, это не изменило бы абсолютно ничего. В их глазах он уже давно упал и никогда не поднимется. Письмо отправилось в горящий камин. Голова болела так, словно он напился до беспамятства, и поэтому весь следующий день он пробыл в своей комнате, передав через слуг, чтобы сегодня к завтраку его не ждали, впрочем, также как и к обеду и ужину.

– Ничего серьезное, просто мигрень, – отмахнулся он от слов леди Кэтрин при их следующей встречи.

Наблюдать за тем как суетятся слуги в преддверии свадьбы было тошно, но сидеть в комнате еще тошнее. Уильям бродил по Розингс-парку без какой-либо особой цели, пока внезапно не столкнулся чуть ли не нос к носу с леди де Бёр. Погруженный в собственные мысли он совсем её не заметил. Они стояли в тускло освещенном коридоре недалеко от его комнат.

– Разумеется, вы можете рассчитывать на это, – но что-то подсказывало Дарси, что это вряд ли случится, но он постарается держать себя в руках, чтобы не отпустить какого-нибудь едкого комментария. Леди Кэтрин его прекрасно знает.

Когда она положила свои ладони на его грудь, совсем как тогда, она поднял взгляд и заглянул в её глаза. Сложно было сказать, что чувствовала она, так же как и что чувствовал он сам. Но ведь тогда, в столовой, Кэтрин не отшатнулась от него, не прогнала прочь и не ударила его, а ответила поцелуем на поцелуй. И в тот момент всё изменилось. Что же они действительно чувствовали по отношению друг к другу?

– Правда? – он улыбнулся. Неужели она действительно хранила те его глупые письма, которые он когда-то писал ей. Её ответы от сжёг сразу же по возвращении обратно в Пемберли. она ведь была уже замужем и хранить у себя подобные письма, написанные её рукой, означало возможность скомпрометировать леди Кэтрин в глазах её мужа и общества. За свою репутацию он не боялся, а поэтому не стал просить её об обратном. Да Уильям и не ожидал, что она сохранит все эти письма. – И не хотела их сжечь, выбросить и забыть?

И что если он полюбил Элизабет только потому, что она напомнила ему леди Кэтрин при их первой встречи, когда на бал вдруг заявились ожившие мертвецы. А на самом же деле все эти годы он любил её, Кэтрин. И эта мысль внезапно пугала и очаровывала одновременно.

Когда она чуть привстала на носочки, легко касаясь своими губами губ Дарси, ему показалось, что он прав в своих догадках. Уильям потянулся к ней, касаясь губами её щеки, как вдруг где-то в стороне от них что-то упало, и, судя по звуку, разбилось.

– Мама?... – Энн стояла чуть в тени и эмоций на её лице было не разобрать. Ваза, что стояла позади нее на тумбочке, лежала осколками у её ног. В руках она держала вышивку с изображением какого-то дома и чего-то зелёного, в темноте было не разобрать. Но пламя свечи упало на лицо девушки – губы её дрожали и Энн была готова расплакаться. – Как вы могли?...

Дарси отпустил Кэтрин и сделал шаг назад, не находя слов для объяснения.

– Энн, это не значит, что… – но Уильям не успел договорить, девушка бросила вышивку на пол и быстро, насколько это был ей подвластно, побежала прочь, но тут же упала, словно подвернув ногу, и замерла не двигаясь.

Дарси подбежал к девушке, понимая, что она лишилась чувств.

– Нужно отнести её в постель и позвать доктора, – он предельно осторожно взял её на руки, смахивая волосы с её лица. Энн была совсем бледна.

Она не должна была видеть то, что увидела. Именно этого Дарси и боялся, ведь Энн этого не поймет.

Стоя возле её постели, он взглянул на леди Кэтрин: она сидела рядом и гладила дочь по руке. Доктор только что ушёл, убедив их в том, что её жизни сейчас ничего не угрожает: она устала и, судя по всему, испытала нервное потрясение, и сейчас нуждается в длительном отдыхе.

Дарси отошёл к окну и скрестил руки на груди. И вот он снова разрывался между долгом и чувством.

Подпись автора

Копья и стрелы ровно в шесть подадут на чай,
Вместо лимона – печаль.
Плохие манеры, столько сказано сгоряча –
Такая примерно ничья.

https://i.ibb.co/yyg3Qc3/tumblr-0f03577129e3643637a7d159397411ca-79ef197f-540-2.gif

+1

16

Кэтрин не успевает ответить Фицуильяму, когда случается ужасное. Все дальнейшее мелькает для неё в калейдоскопе ярких фрагментов, застывает в памяти ужасными сценами и на смену секундному счастью приходит тяжелое чувство вины. Она сидит у постели умирающей дочери, понимая, что едва не погубила её своей же неосмотрительностью. Было безответственно обнять Дарси в коридоре, когда Энн еще не спала, у всех на виду... слуги промолчали бы, но то, что видела Энн!.. Решение пришло быстро и она, едва дочь открыла глаза, строго сказала, что та ошиблась и Дарси благодарил её за предоставленный шанс исполнить свои обещания, данные раньше. Кэтрин не хотела винить дочь за допущенные вульгарные мысли, не хотела обвинять её, тем более, что они были правдивы. Снова лгать — это вошло в привычку. Но ради того, чтобы Энн ушла из мира с легким сердцем, Кэтрин готова была пойти и не на такое.
— Энн, — голос леди де Бёр звучал строго, но в то же время мягко. — Фицуильям всего лишь благодарил меня за то, что я дала ему второй шанс выполнить свои обещания и устраиваю скромный салон в честь вашей помолвки. Я не знаю, что ты придумала себе, но эти фантазии пагубно сказываются на твоем здоровье, — она чуть нахмурилась.
— Мне казалось... он поцеловал вас, мама, — в слабом голосе Энн звучало легкое недоверие и упрек. Кэтрин только скривила губы.
— Да, в щеку, в знак своей благодарности. Ты забываешь, что он мой племянник, Энн. И я не припомню, чтобы кто-то жаловался или падал в обморок, когда ты целовала в шею своего троюродного брата, который старше тебя на два года.
Энн отвела глаза и вздохнула. её щеки чуть заалели.
— Да... мама, простите. Уильям... я так виновата перед вами, — леди де Бёр обенулась, сверкнув одним глазом на Фицуильяма. Если сейчас он не подыграет ей, она запрет его в подвале, Кэтрин была в этом уверена.
— Ты ни в чем не виновата, моя дорогая. Это болезнь затмевает твой ум, тебе нужно больше отдыхать. ты ведь хочешь танцевать на салоне?
— Да.
Кэтрин погладила её руку и встала.
— Тогда мы оставим тебя, отдыхай. Я займусь всеми приготовлениями, а Фицуильям... чем-нибудь займется. От мужчин никакого проку в подготовке к празднику.
Энн хихикнула и чуть улыбнулась.
— Пойдемте, — она едва взглянула на мужчину и только когда дверь закрылась и они оказались за пределами слышимости, Кэтрин втолкнула мужчину в первые попавшиеся двери.
— Больше никаких объятий и поцелуев... не при закрытых дверях, Уильям. Второго удара Энн не выдержит. Я хочу, чтобы она ушла счастливой и клянусь, я это сделаю.

[nick]Catherine de Bourgh[/nick][status]Keep your breath on me[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/151/626266.jpg[/icon][sign]Keep your eyes on me[/sign][lz]<div class=lzname><a href="http://gemcross.rusff.me/">Кэтрин де Бёр ∞</a></div><div class=lztext>I'm the last thing you see</div>[/lz]

+1

17

[nick]William Darcy[/nick][status]the end.[/status][icon]https://i.ibb.co/VqJb8rd/photo-2022-02-18-18-08-12.jpg[/icon][sign]your end, my start
your taste, my mouth
your game, my crown
my words, your heart
your end, my start
[/sign][fandom]Pride and Prejudice and Zombies[/fandom][name]<a href="link" target="_blank">Уильям Дарси</a>[/name][lz]Я хотел бы покончить с миром вместе с тобой[/lz]

Он понимал и принимал эту ложь. И врал сам. Но поверит ли в неё Энн или остаток дней так будет мучиться, вспоминая сегодняшний вечер. И именно сейчас, стоя возле окна в комнате мисс де Бёр, он вдруг задумался, а его отец любил ли когда-нибудь матушку, или это был всего лишь один из браков по договоренности, и их сердца были навсегда отданы другим людям. Жаль, что никогда прежде Дарси не задумался об этом, и не спросил, когда такой шанс ещё имелся.

«– …я ошиблась и Дарси благодарил за предоставленный шанс исполнить свои обещания, данные раньше», – какая нелепость, и кто только поверит в это, думал Уильям, глядя на Энн, но к удивлению, кажется, это действительно получилось. Вероятно, помимо боевого искусства, леди Кэтрин также обладает даром убедительно лгать.

Кажется, Дарси даже присутствовал на том приеме несколько лет назад, когда Энн так осчастливила троюрного брата, и кажется, даже догадывался кто именно счастливчик. И едва сдержал усмешку.

– Леди де Бёр абсолютно во всём права. Энн, ты не виновата, – по крайней мере, тут он не врал, ведь Энн и вправду не была ни в чём виновата, просто обстоятельства сложились именно так как сложились. – Просто отдыхай и не думай больше об этом, – Уильям подошел к её кровати, и наклонившись, поцеловал её в уголок губ, а после вышел их комнаты и последовал за леди Кэтрин, когда та позвала его.

– Вы правы, – ответил Дарси, когда они остались с леди Кэтрин тет-а-тет. – И их больше не будет, – как бы ни было тяжело это говорить, но он должен это сделать и как можно скорее. – Я уже говорил, что женюсь на Энн, а после уеду навсегда, и я по-прежнему собираюсь поступить именно так.

Дарси всегда выбирал тех женщин, с которыми ему не суждено быть вместе. И вот история повторяется. И когда он уедет, будет определенно лучше, всем им.

– Мне так жаль, но я не останусь, – он вновь провел пальцами по её щеке, так, будто делал это в последний раз в своей жизни. – Я всегда любил только тебя и буду любить остаток жизни, но я должен уехать и сделаю это.

И после этих слов, Дарси должен уйти, чтобы Кэтрин не успела возразить ему в ответ, но не может этого сделать. Он убеждает себя в том, что ему необходимо уехать, но он так не хочет этого делать. Он должен сказать, что всё произошедшее между ними лишь ошибка, пустое наваждение, и он её никогда не любил, но говорит совсем другое, говорит то, что действительно хочет сказать, а не то, что должен.

Дарси наклоняется к ней, целуя так, как не целовал ещё никогда. Горько и горячо, будто это действительно в последний раз. Скользит пальцами по повязке на глазу и вплетает ладонь в волосы, собранные в замысловатой причёске, которая нарушается от прикосновений. Пальцы задевают узелок на затылке, что удерживал повязку на глазу леди Кэтрин, а остальное происходит уже само собой. Дарси не помнит чтобы когда-либо видел её не закрывающий раненый глаз, и кажется, она сама рьяно следила за тем чтобы никто не увидел её рану. Но ведь чем строже запреты, тем так слаще их нарушать. Он развязывает узелок, снимая повязку и не отрывая взгляда от лица Кэтрин. Давно раненый глаз был полузакрыт и перечеркнут ярко-красным шрамом, который все остальные явно сочли бы некрасивым и до ужаса безобразным. Но только не Уильям. Из-за раны, глаз видимо уже не видел, или видел плохо, а вот шрам… Шрам так и притягивал взгляд, но не потому что был страшным, а потому что был красивым и совершенным. Дарси коснулся его пальцами, осторожно проводя по нему, шрам выступал над кожей и был шершавым и неровным. Он снова ведёт по нему пальцами, и прижимается к нему губами.

Подпись автора

Копья и стрелы ровно в шесть подадут на чай,
Вместо лимона – печаль.
Плохие манеры, столько сказано сгоряча –
Такая примерно ничья.

https://i.ibb.co/yyg3Qc3/tumblr-0f03577129e3643637a7d159397411ca-79ef197f-540-2.gif

+1

18

Кэтрин не знала переходит ли её коварство и аморальность все границы дозволенного, или это Фицуильям до неприличия наивен. Она покачала головой в ответ на его слова об отъезде. Откуда в нем столько отречения и жертвенности, почему он не хочет позволить себе быть счастливым? Фицуильям это заслужил. Кэтрин сжала его пальцы, горький смешок сорвался с губ.
— Какой ты глупый, — она, поначалу, останавливает его, когда узел повязки ослабевает, но отчего-то прекращает сопротивляться. Повязка спадает и до неё никому нет дела. Кэтрин замирает, прикрывая здоровый глаз, подставляя лицо под губы Дарси. Он не счел её уродилвой или обезображенной: сердце в груди плавится от ласки и сильная, несгибаемая леди Кэтрин дрожит в руках Фицуильяма.
— Мой милый, глупый Уильям, — руки леди де Бёр скользят по его груди, расстегивая жилет и рубашку. Звякает пряжка ремня. — Поверни ключ в замке. Вы ведь не забыли?.. не при открытых дверях.
Ей не нужны свидетели, хотя кто-нибудь из слуг обязательно, хотя бы краем глаза заметит или услышит. Но это слуги, они будут молчать. Леди Кэтрин тянется к его губам, повторяя жадный поцелуй, увлекает за собой, к камину, где лежит ковер. В комнате мало мебели, стол и пара стульев с узким диваном, а в камине не горит огонь и комната тонет в темноте. Только тонкая полоска желтого света сочится под дверь. Она только что лгала дочери об отсутствии связи с Фицуильямом, они оба лгали и... могла ли она поступить так бесчестно? Не прошло и получаса после её заверений.
Леди де Бёр останавливает саму себя, уже уложив Фицульяма на пол, но так и не успев стянуть с него штаны. Они не должны сейчас, вот так. Разве они моли позволить себе такое? Её дочь при смерти, а она, настолько аморальна, чтобы лгать и прелюбодействовать. Их связь не одобрят люди, браки между кузенами и кузинами не осуждались, а племянник и тетка — обществу будет что обсудить. Но в то же время, кто узнает?
— Если не сейчас, то никогда. Мы имеем право на счастье, — твердо сказала Кэтрин. — И раз ты все равно покинешь меня...
Последние слова вырвались с горечью. Она не сомневалась в себе и своих чувствах ни минуты.
— Сделай все, что так хотел написать мне в письме, но не решился. Другого шанса у нас больше не будет.

[nick]Catherine de Bourgh[/nick][status]Keep your breath on me[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/151/626266.jpg[/icon][sign]Keep your eyes on me[/sign][lz]<div class=lzname><a href="http://gemcross.rusff.me/">Кэтрин де Бёр ∞</a></div><div class=lztext>I'm the last thing you see</div>[/lz]

+1

19

[nick]William Darcy[/nick][status]the end.[/status][icon]https://i.ibb.co/VqJb8rd/photo-2022-02-18-18-08-12.jpg[/icon][sign]your end, my start
your taste, my mouth
your game, my crown
my words, your heart
your end, my start
[/sign][fandom]Pride and Prejudice and Zombies[/fandom][name]<a href="link" target="_blank">Уильям Дарси</a>[/name][lz]Я хотел бы покончить с миром вместе с тобой[/lz]

Когда же Дарси успел стать таким двуличным и эгоистичным: только недавно он сам врал Энн, а сейчас стоит в тёмной комнате с её матерью и прижимает её к себе. И между этими двумя вещами не прошло и часа времени. Иногда Уильям не понимает сам себя, но когда он смотрит на леди Кэтрин, то забывает обо всем остальном и все прочие вещи, люди становятся уже не важными. Но потом осознание произошедшего вернётся, так же как и чувство вины, но это будет потом, не сейчас.

А сейчас он позволяет Кэтрин увлечь себя на ковёр перед камином, который не горит, но при этом в комнате тепло. И темно. И это было всё, что сейчас нужно. Дарси расшнуровывает корсет платья Кэтрин, скользя пальцами по её спине и пояснице. Сейчас, в этой темноте, леди де Бёр была действительно прекрасна, даже со шрамом на глазу и небольшим на спине. И Уильям, не отвечая на слова Кэтрин, увлекает её за собой и целует в шею, ведя пальцами по её выступающим ключицам и груди. Он видит это её секундное сомнение, что отражается в глазах, и понимает его. Дарси тоже чувствует вину перед Энн, но именно сейчас это вдруг тоже перестает быть важным, по крайней мере, на время.

Важно лишь то, что происходит сейчас, в этот самый момент.

И сейчас желание и страсть сильнее всего остального. В одно мгновение Уильям уже прижимает своим телом Кэтрин к ковру и жалеет лишь о том, что не сделал этого раньше. И жар охватывает всё тело, с головы до самых ног. Дарси целует Кэтрин в шею и плечи, опуская одну из рук вниз, ведёт пальцами по её бедру. Он больше не думает ни об Энн, которая сейчас одна лежит в своей кровати, ни об Элизабет, которая точно не заслужила того, что с ней стало, а думает только о ней, Кэтрин. Сожалению больше нет места.

А потом случается то, что должно было случиться уже давно.

Но всё останется здесь, в этой комнате с давно потухшим камином.

– Снимай её при мне чаще, – после говорит ей Дарси, когда они лежат на ковре в обнимку, имея в виду её повязку на глазу.

Подпись автора

Копья и стрелы ровно в шесть подадут на чай,
Вместо лимона – печаль.
Плохие манеры, столько сказано сгоряча –
Такая примерно ничья.

https://i.ibb.co/yyg3Qc3/tumblr-0f03577129e3643637a7d159397411ca-79ef197f-540-2.gif

+1

20

Кэтрин никогда не позволяла ничему вставать у себя на пути, пренебрегая мелкими неурядицами и перешагивая через преграды. Или снося их, если они чересчур мешали.
С дочерью все было иначе, но... Кэтрин прижалась к горячему телу рядом с собой, глядя в лицо Фицуильяма здоровым и изувеченным глазами.
— Тогда нам придется чаще видеться наедине, — приподнявшись на локте, женщина поцеловала его.
Энн похоронили в конце той же недели. Однажды утром она просто не проснулась. Когда горничная вошла, чтобы разбудить хозяйскую дочь, та лежала на подушках с умиротворением на лице и не дышала. В руках у неё был скомканный кровавый платок, а ночью, как говорили слуги, она кашляла очень сильно, а потом перестала.
Кэтрин похоронила Энн очень быстро, в семейном склепе, на кладбище неподалеку от Розингс-парка. Она не чувствовала боли, только что-то сродни пустоте и облегчению — наконец-то её дочь перестала мучиться от своих многочисленных болезней и, что самое главное, умерла с улыбкой на лице: она не страдала в последние минуты и была спокойна.Ну а Кэтрин теперь и сама могла дышать легче.
Ветер едва затрагивал черную вуаль, которой она прикрыла лицо, возвращаясь с кладбища.
— Полагаю, ваши намерения об отъезде меняются, Уильям, — она легко взбежала по ступеням. Прошла уже неделя со дня похорон. — Но мы могли бы с вами обсудить планы по поводу Уикхема. Его мертвецы все чаще появляются у Розингс-парка. Я предложила бы нам уехать из поместья, к друзьям. После произошедшего нам обоим нужно развеяться... не надо так смотреть на меня.
Она облокотилась на стол и незаметно написала на клочке бумаги карандашом записку Фицуильяму "в комнате шпион Уикхема. Он замоей спиной. Не делайте ничего, подыграйте мне. дезинформируем Уикхема, пусть думает, что мы уедем.". Смяла и ловко толкнула Дарси записку, встав спиной к темнеющему проему в дверях, будто бы закрывая племянника от чьих-то глаз.
— У нас военное положение, для траура нет времени. Нужно приободриться, чтобы продолжать войну. Наши соседи как раз устраивают бал в чертверг, мы должны быть там.
Она отошла в сторону.

[nick]Catherine de Bourgh[/nick][status]Keep your breath on me[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/151/626266.jpg[/icon][sign]Keep your eyes on me[/sign][lz]<div class=lzname><a href="http://gemcross.rusff.me/">Кэтрин де Бёр ∞</a></div><div class=lztext>I'm the last thing you see</div>[/lz]

+1

21

[nick]William Darcy[/nick][status]the end.[/status][icon]https://i.ibb.co/VqJb8rd/photo-2022-02-18-18-08-12.jpg[/icon][sign]your end, my start
your taste, my mouth
your game, my crown
my words, your heart
your end, my start
[/sign][fandom]Pride and Prejudice and Zombies[/fandom][name]<a href="link" target="_blank">Уильям Дарси</a>[/name][lz]Я хотел бы покончить с миром вместе с тобой[/lz]

Дарси не явился на похороны Энн, предпочтя этому запереться в комнате и отдаться хандре. Да, он сбежал как последний трус, но заставить себя пойти туда он просто не мог. Уильям всё ещё чувствовал себя последним мерзавцем, который до окончания своих дней, а может даже и после, будет виноват перед Энн, которая не заслужила ничего из того, что с ней произошло. И все эти мысли наваливались сверху и душили, вышибая из лёгких остатки воздуха, и оставляли задыхаться.

Через три дня Дарси всё же спустился в склеп, где Энн нашла своё вечное упокоение, и не почувствовал абсолютно ничего. Пустота. Будто бы это не он переживал из-за её смерти, будто бы это не он не пошел на похороны, будто бы это не он чувствовал себя так отвратительно в последние дни. Он провел ладонью по холодному камню и подумал о том, что, возможно, мертвые умеют прощать. Даже тех, кого прощать не следует. Даже тех, кто не может простить сам себя.

Зомби, которых вокруг Розингс-парка раньше не было, вдруг стали появляться и сновать вокруг поместья, будто бы им там намазали медом (лично в их случае, разбросали мозги). Так как сидеть в четырех стенах без дела было всё также, как и раньше, невыносимо (тем более, леди де Бёр подсуетилась и теперь Дарси вообще не мог покинуть поместье, оказавшись, словно, пленником по доброй воли). Зато это дало возможность найти планы Розингс-парка и обнаружить там несколько слабых мест, которые с лёгкостью могли бы преодолеть ожившие мертвецы, которые теперь старательно укреплялись людьми Кэтрин.

Леди де Бёр и еще несколько её верных слуг застали Уильяма как раз за рассмотрением плана подземелья.

– Я заметил, – несколько холодно ответил он ей из-за напоминания о его отъезде и о тех словах, что сам ей говорил.
Но сейчас не об этом.

Последующие её слова заставили Дарси всё же оторваться от созерцания документов и поднять на неё взгляд.

– Это вы сейчас серьёзно? – бросить всё сейчас и уехать, как это она сказала, развлечься? Или это после всего того, что произошло за последние  недели?...

Он хотел резко ей возразить, но скомканная бумажка, что оказалась в его руках сказала всё сама. И Уильям понял, что по какой-то причине она не может говорить открыто. Улучив подходящий момент, он развернул послание и пробежался по нему глазами, и прочитанное было, мягко говоря, пугающим.

– Хорошо, пожалуй, вы правы, – записка была засунута в карман, чтобы после сжечь её когда в комнате уже не будет никого. – Конечно, нет времени для траура, когда мертвецы появляются всё чаще и чаще, – оглядываться по сторонам он не стал, Дарси и так помнил всех тех, кто был сейчас в комнате. Но кто именно? Уильям неплохо знал этих троих доверенных лиц леди де Бёр, и то, что один из них был предателем просто не укладывалось в голове. Но чем-то он себя ведь выдал.

– Значит, четверг, – он улыбнулся Кэтрин. – А теперь прошу меня простить, но мне нужно вернуться к этому, – Дарси окинул взглядом лежащие на столе карты.

Теперь никто и нигде не мог говорить открыто в Розингс-парк. И это было страшнее всего.

///

Дарси всё ещё не понимал, зачем Уислдауны решили устроить роскошный прием именно сейчас, в не самое лучшее время, но и осуждать их он не мог. Зомби не помеха обычным человеческим радостям, которых осталось уже не так много.

– Так кто именно? – спросил Уильям у Кэтрин, ведя её в танце, и не сомневался, что она поймет о ком речь и сумеет ответить так, что никто не поймет кроме них двоих.

В какой-то момент он поймал не себе осуждающий взгляд Кэтрин Беннет. Она стояла в стороне и о чем-то перешептывалась с незнакомой ему молодой леди.

Отредактировано Gavin Reed (2022-05-14 10:34:54)

Подпись автора

Копья и стрелы ровно в шесть подадут на чай,
Вместо лимона – печаль.
Плохие манеры, столько сказано сгоряча –
Такая примерно ничья.

https://i.ibb.co/yyg3Qc3/tumblr-0f03577129e3643637a7d159397411ca-79ef197f-540-2.gif

0


Вы здесь » Nowhǝɹǝ[cross] » [no where] » ... и нас уже не спасти


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно