no
up
down
no

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Приходи на Нигде. Пиши в никуда. Получай — [ баны ] ничего.

headImage

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

headImage

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Nowhǝɹǝ[cross]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Nowhǝɹǝ[cross] » [no where] » deal with the devil.


deal with the devil.

Сообщений 31 страница 60 из 60

31

— И что? Пришла похвастаться этим? — холодно поинтересовался Ричард.

Бель спасла ему жизнь. Ну хорошо — не жизнь, а свободу, но сейчас для Рамиреса собственное существование было неотрывно связано с Бель. По непонятной причине. Это раздражало. До такой степени, что ему хотелось придушить её собственными руками. Пустить кровь — она была особенной, но и смерть может стать для неё самой особенной — уж он-то постарается убить девушку особенно изощренно. С любовью.

Но между тем у него, что называется, рука не поднималась. Он начал понимать и сознавать свою власть над этой девушкой — она не проболталась, не выдала его, значит действительно что-то чувствовала к нему. Тем лучше. В любой другой ситуации Рамирес бы повёл себя, как подонок. Но не с Бель. С ней — почему-то не мог. И снова приступ ярости. Той, что не имела выхода, и была отчего-то особенно губительной.

Они сидели друг напротив друга. Рамирес не сводил с девушки тяжёлого взгляда. От еле сдерживаемого раздражения у него слегка подергивались губы.

— Чего ты хочешь? — наконец спрашивает он, постукивая пальцами по столешнице.

Чего хочет он ему известно — трахнуть её прямо здесь, на столе, и заставить поклясться Сатаной, что она не посмеет более взглянуть в сторону другого мужчины, пусть даже этот мужчина — давно любимый жених. Но скорее всего Бель для этого слишком хорошая девочка. Или он не прав?

[nick]Richard Ramirez[/nick][status]Night Stalker[/status][icon]https://i.postimg.cc/sX8gRHDQ/tumblr-noelhh-Yv2p1upeuuno1-500.gif[/icon][sign]Увидимся в Диснейленде.[/sign][fandom]ОС[/fandom][lz]Жизнь — это всего лишь шутка, и мне нравится высмеивать то, что все воспринимают ***ть как серьезно.[/lz]

Отредактировано Alex Tarasov (2022-01-09 00:45:36)

Подпись автора

Бѣлый генералъ
Откланялся на вокзалъ
И я пригублю бокалъ
За Маркса и «Капиталъ»!
Ѣшь ананасы и рябчиковъ жуй
День твой послѣдній приходитъ, буржуй!

+1

32

[nick]Annabelle Bennet[/nick][status]night stalker's girl[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/01e62eb55fb0f81249fb927d3fdd8c01/26b88125fb452ddf-36/s540x810/d8a6d3d88eaf9537fa42bc19ffde5045bc43243b.gifv[/icon][fandom]OC[/fandom][lz]nothing to lose [/lz]

По телу прошла волна жара просто от одного факта нахождения с этим парнем в одном закрытом помещении. Белль должна ненавидеть его. Должна. Он лишил ее мужа. Да даже милой старушки-соседки. Но вместо этого девушка чувствовала все более сильное накатывающее возбуждение из-за исказившей его лицо гримасы ненависти. Это нормально? Ей нравится, что он ее ненавидит?

Она пропускает мимо ушей его едкие комментарии. Нет, она не рисуется перед Ричардом. Может, только чуть-чуть.

«Чего ты хочешь?»

«Я хочу, милый, тебя».

Но Белль ничего не говорит вслух, просто поднимается с жесткого стула, обходит железный стол и садится на его краешек - совсем рядом с убийцей Питера. Пора признать, девочка, ты не можешь иначе. Так зачем противиться искушению? Крест-то уже сняла. А на втором шаге спасовала. Но не теперь.

Беннет смотрит ему в глаза, очень нерешительно подносит к любимым скулам по-прежнему дрожащие холодные пальцы. Касается его, словно паломник самой священной иконы - с трепетом, страхом и чувством великого. И, стоило ей дотронуться до его кожи, с девушки словно опадают все оковы: она с остервенением впивается в его губы своими, все так же по привычке, известной только ему, кусая. Кусая до крови. Тянет его на себя, зарываясь пальцами в кудри, прижимается всем телом.

- Прости меня, - шепчет самозабвенно, опьяненная его близостью. - Прости меня, прости..

Перед глазами вновь, словно в замедленной съемке, мелькает момент, когда три пули пробили лицо Питера. Как заботливо с ее лица, пока она истерически рыдала, медсестра стирала остатки мозгов Коулмана. Вспомнила эти чертовы глаза какой-то из его жертв, уже засохли и до сих пор лежали в шкатулке в шкафчике ее ванной.

Белль не решилась выкинуть его «валентинку».

+1

33

Он сидит неестественно прямо, сложив руки на груди и смотрит перед собой, силясь хоть как-то справиться с той волной ярости, которая до сих пор им владеет. Она никогда бы не решилась на то, что делает теперь сама. Если бы он не принял решение за неё, то Бель уже была бы женой, и жила бы счастливой пластиковой жизнью со своим Питером. А сам Ричард… Мало она думала о нём в действительности. Могла причинить страшную боль и даже не заметить. Ведь он ей интересен лишь потому, что залез к ней ночью в окно. Потому, что у него мозги набекрень. Потому, что она любит ту опасность, которой он пропитан, а не его самого. Она любит Ночного сталкера.

Эти мысли вызывают болезненную гримасу на лице Рамиреса. Он был очень странным молодым человеком — сего не отнять. Но даже самые странные и страшные люди нуждаются в понимании. Но Ричард вряд ли нашёл его даже здесь. Он скоро наскучит ей и она поспешит от него избавиться. Рано или поздно.

Но пока Бель садится на край стола, тянется к нему и дотрагивается кончиками пальцев до лица. Она нежна, как и раньше, а затем — горяча. Целует его, впиваясь зубами в его губу, прикусывает ту до крови. Шепчет: «Прости». Мгновение и вот уже Бель прижата спиной к столешнице, а руки Рамиреса настойчиво лезут к ней под юбку.

— Поклянись, — шепчет он погодя, когда, освободившись от пут, входит в неё, — Поклянись Сатаной, что никогда не оставишь меня. Клянись!

Безумие делать это здесь и сейчас, но ему наплевать. Он крепко держит Бель за шею, его движения в ней резки и грубы, но поцелуи, которыми Ричард покрывает лицо девушки — удивительно трепетны и нежны.

[nick]Richard Ramirez[/nick][status]Night Stalker[/status][icon]https://i.postimg.cc/sX8gRHDQ/tumblr-noelhh-Yv2p1upeuuno1-500.gif[/icon][sign]Увидимся в Диснейленде.[/sign][fandom]ОС[/fandom][lz]Жизнь — это всего лишь шутка, и мне нравится высмеивать то, что все воспринимают ***ть как серьезно.[/lz]

Подпись автора

Бѣлый генералъ
Откланялся на вокзалъ
И я пригублю бокалъ
За Маркса и «Капиталъ»!
Ѣшь ананасы и рябчиковъ жуй
День твой послѣдній приходитъ, буржуй!

+1

34

[nick]Annabelle Bennet[/nick][status]night stalker's girl[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/01e62eb55fb0f81249fb927d3fdd8c01/26b88125fb452ddf-36/s540x810/d8a6d3d88eaf9537fa42bc19ffde5045bc43243b.gifv[/icon][fandom]OC[/fandom][lz]nothing to lose [/lz]

Если кто-то сейчас застанет их, то дело со стрельбой на свадьбе очень быстро будет закрыто. Абсолютно бытовая ситуация: любовник убивает жениха. И присядут вместе - Белль станет соучастницей, так как дала ложные показания. Но сейчас все это маячило где-то далеко, сейчас важен был только Ричард и его ритмичные движения меж ее ног. Сердце теперь уже билось даже почти в такт, и девушка не боялась прикосновений его сильных длинных пальцев к своей шее. Соскучилась.

Он просит ее поклясться, что она никогда его не бросит. Неужели, он и впрямь ее любит? Что ж, ей же лучше. Потому что, кажется, она его тоже тоже. Может, началось все с девиантного влечения к по-настоящему плохому парню, но Беннет не могла отрицать: в нем было прекрасно все. Он казался сломанным, пережеванным, пропущенным через мясорубку, но каждая трещина на его чёрной душе источала красоту. Истинную красоту, а всем известно - она ближе к Дьяволу. И чем ближе к нему была сама Белль, тем больше понимала, что и зачем происходило в ее жизни. Чертова фаталистка.

- Клянусь, - шепчет, облизнув пересохшие от частого дыхания губы. - Я клянусь, Ричи.

Изрезанная кожа на бедре натягивается, и, кажется, порезы начинают кровоточить. Они саднят, а боль отчего-то кажется приятной. Брюнетка тянется к ним кончиками пальцев, а затем, стянув через голову розовый пушистый свитер, рисует на своей груди собственной кровью пентаграмму.

- Можешь считать это продажей души.

Что она делает? Чистое безумие. Но разве кто-то может остаться в своём уме после подобного пережитого? Или же Аннабелль Беннет всегда была безумна? Складывается ощущение, что единственный человек, который это знает, - Ричард. Он словно читал ее мысли и был целиком и полностью подогнан под неё. Или, может, она под него, и просто не понимала до этого момента.

+1

35

Он считает — будь, что будет. Ведь ему на самом деле наплевать на то, что может с ним случиться, если их застанут. Страсть и желание захлестывают Рамиреса с головой. Его движения резки и порывисты. Хочется выбить из Бель всю дурь.

Ричард до сих пор злится на неё, словно она ему и вправду изменила, но злость его сменяется в итоге чувством удовлетворения. Она пришла к нему. Хотя могла бы и остаться в мире, где всё удивительно идеально и следовать своим унылым законам. Могла бы сдать его, но этого не сделала. Значит… Любила? Не обязательно. Совсем не обязательно.

Удивительно, но Ночной сталкер был достаточно мягким человеком — во всём том, что касалось личных отношений. Он часто испытывал тревогу и не мог побороть её. Зато научился скрываться от неё за выдуманной личностью.

Когда Бель произносит свои клятвы и рисует пентаграмму на своей груди, Рамирес усмехается. Он склоняет голову и слизывает кровь с кожи девушки. Пару минут и его тело сотрясает судорога наслаждения. Ричард сжимает зубы до боли, чтобы сделать стон, и наконец отпускает Бель.

— Одевайся.

Медлит. Интересно, его всё таки отпустят? Если постараются пришить какое-нибудь дельце, то будет паршиво.

— Мне нужна машина и кое-какие деньги. Из-за твоего муженька придётся на время залечь на дно.

На самом деле он мог этого не делать. Но ему мучительно хочется, чтобы Бель чувствовала свою вину перед ним. К тому же перспектива завалить её на заднем сидении автомобиля была очень увлекательна. Настолько, что Рамирес даже произнёс её вслух, заставив девушку покраснеть. Наконец он обнимает Бель с былой нежностью.

— Справишься?

[nick]Richard Ramirez[/nick][status]Night Stalker[/status][icon]https://i.postimg.cc/sX8gRHDQ/tumblr-noelhh-Yv2p1upeuuno1-500.gif[/icon][sign]Увидимся в Диснейленде.[/sign][fandom]ОС[/fandom][lz]Жизнь — это всего лишь шутка, и мне нравится высмеивать то, что все воспринимают ***ть как серьезно.[/lz]

Подпись автора

Бѣлый генералъ
Откланялся на вокзалъ
И я пригублю бокалъ
За Маркса и «Капиталъ»!
Ѣшь ананасы и рябчиковъ жуй
День твой послѣдній приходитъ, буржуй!

+1

36

[nick]Annabelle Bennet[/nick][status]night stalker's girl[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/01e62eb55fb0f81249fb927d3fdd8c01/26b88125fb452ddf-36/s540x810/d8a6d3d88eaf9537fa42bc19ffde5045bc43243b.gifv[/icon][fandom]OC[/fandom][lz]nothing to lose [/lz]

Ричард отпускает ее, командует одеться, а Белль просто продолжает лежать на холодном железном столе в попытках выровнять дыхание и осознать произошедшее. У девушки создавало ощущение, словно она падала, падала и падала в кроличью нору. Мозги совсем уже набекрень. Это было понятно ещё в первую ночь, когда она связалась с Ночным Сталкером, но теперь достигло своего потолка. Он убил ее жениха. Прям на свадьбе. Жениха, которого она знала с младенчества, который был не таким уж и плохим - смерти не заслуживал уж точно. Но погиб из-за неё, из-за того, что она оказалась настолько сумасшедшей, чтобы предложить себя убийце вместо нормальной реакции нормального человека. А сейчас, вместо того, чтобы скорбеть, Белль вновь переспала с Ричардом. Ещё и в полицейском управлении. Она должна ненавидеть его. Должна ненавидеть себя. И, если второе у неё отлично получалось, то первое казалось невозможным. Беннет более не могла отрицать своё абсолютно нечеловеческое влечение к этому парню. К убийце.

В итоге она все же поднялась со стола, немного рассеянно проморгавшись. Поправила юбку, надела свой свитер и глупо вылупилась на Ричарда. Машина и деньги. На что она подписалась? Ещё и мужа приплёл. Где-то за грудиной растёт ярость небывалого масштаба, и Белль даже успевает сжать губы в тонкую линию и начать рассерженно пыхтеть. Но длится это ровно до его прикосновения к ней.

Что ты делаешь, дура? Нужно оттолкнуть его, закричать, рассказать всем, что Ричард - Ночной Сталкер. Но вместо этого ты млеешь, растаяла вся, словно масло на разогретой сковороде. Это не поведение здорового человека. Даже у влюблённой должен быть разум, должно быть трезвое осознание происходящего - но, кажется, для Белль связь с Землей потеряна.

- Я не умею угонять машины, - говорит растянуто, все ещё находясь в прострации, близкой к настоящей дереализации. - А сбережения какие-то есть, да…

Стало очевидно - она останется с ним вне зависимости от своего выбора. Но выбирать и не хотелось. Жизнь уже сломана и разграблена.

Покидать участок вместе было би нелогично, ибо подозрительно. Потому девушка решила дождаться Ричарда в ближайшем кафе.

- Я уйду первой, подожду, пока тебя отпустят, - Белль мягко освободилась из его объятий. - Посижу в кофейне напротив.

Ее объял страх. Нормальный, обычный страх перед будущим. Что они теперь будут делать? Жить как Бонни и Клайд? Прямая дорога к скорой смерти или аресту, а сидеть в женской тюрьме отдельно от него в ее планы как-то не входило. На какую-то секунду Белль даже пожалела, что не умерла в первую ночь - тогда бы все было гораздо проще. Последний раз окинув Ричарда горестным взглядом, она на ватных ногах покинула допросную.

+1

37

Ричард с некоторым злорадством наблюдал за Бель. Он понимал и чувствовал, что девушка испытывает к нему сильное влечение. Граничащее с помешательством. Она хотела его столь страстно, что была готова отдаться ему где угодно — даже на столе в допросной комнате. Рамирес слыхал о том, что некоторым девушкам нравятся плохие парни, но никогда не предполагал, что встретит такую, как Бель. Вряд ли, если бы он был простым парнем, она обратила бы на него внимание. Почему-то его не оставляло это убеждение. Оно не рождало злости. Скорее — удовлетворение совмещённое с тревогой. Всё таки он помнил кем был до того, как стал Ночным сталкером, и очень не хотел, чтобы об этом узнала Бель. Он будет играть свою роль. Она — свою. И тогда всё будет отлично. Наверно.

— Раз не можешь угнать — помоги это сделать другому, — усмехается Ричард, когда Бель отвечает ему — она явно чувствует себя потерянно, и не в своей тарелке.

Возможно уже жалеет, что связалась с ним. Но поздно жалеть — сделанного не воротишь. Должно быть, при всей её любви к тьме, в ней оставалось нечто от обычных, ничем не примечательных женщин, которые лишь щекотали себе нервишки, прикасаясь к потаенной стороне, но никогда не переступали грань. И сколько бы плоть не тянулась к Рамиреса, разум всё равно говорил о том, что она поступает не так, как должно. Но с этим он намерен справиться. Ричард уже знал — как именно.

Если Бель будет артачиться — он украдёт её. Просто и ясно. У него на примете был дом на побережье — уютный, двухэтажный, с окнами выходящими на море. Рамирес пробрался туда однажды и даже успел кое-чем поживиться, а затем — вернулся снова. Ящик был забит невостребованной корреспонденцией. Хороший знак.

Он украдёт её потому, что не сможет жить без неё. Она не лучше многих. Она — единственная в своём роде. Пусть подержится за свои католические устои, пока может. Очень скоро он докажет ей как мало они стоят.

Вопреки ожиданиям Рамиреса отпустили. Им нечего было ему предъявить. Криво усмехнувшись, Ричард вышел из полицейского участка и направился в сторону кофейни. Когда он вошёл, то Бель только-только принесли заказ.

— Ты что-то выглядишь какой-то встревоженной. У тебя что-то случилось?

По вопросу и тону было понятно — Ричард всё ещё злится. И возможно — сильнее, чем он думал.

[nick]Richard Ramirez[/nick][status]Night Stalker[/status][icon]https://i.postimg.cc/yYT93yFs/6e8c7091cc6c4a976e00cb074ac3c492.gif[/icon][sign]Увидимся в Диснейленде.[/sign][fandom]ОС[/fandom][lz]Жизнь — это всего лишь шутка, и мне нравится высмеивать то, что все воспринимают ***ть как серьезно.[/lz]

Подпись автора

Бѣлый генералъ
Откланялся на вокзалъ
И я пригублю бокалъ
За Маркса и «Капиталъ»!
Ѣшь ананасы и рябчиковъ жуй
День твой послѣдній приходитъ, буржуй!

+1

38

[nick]Annabelle Bennet[/nick][status]night stalker's girl[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/01e62eb55fb0f81249fb927d3fdd8c01/26b88125fb452ddf-36/s540x810/d8a6d3d88eaf9537fa42bc19ffde5045bc43243b.gifv[/icon][fandom]OC[/fandom][lz]nothing to lose [/lz]

Она заказала себе лишь кофе и смиренно ждала за столиком, держа в руках кружку с горячим напитком. Это причиняло боль, обжигало ладони, но только боль и держала Белль, заставляла ощущать реальность. А реальность была такова: она связалась с настоящим преступником. Не с простым плохим мальчиком, даже не с вором - с настоящим садистом-убийцей. Да соседним столиком сидел грузный мужчина и читал газету. Статью об убийстве на свадьбе. Перелистнул страницу. Прямо на статью о Ночном Сталкере. Кажется, весь мир сейчас насмехался над ней, хохотал до слез. Нет, Беннет не жалела о принятых ею решениях, просто… Просто было страшно. И слишком сюрреалистично. Она не знала, не могла знать, какой жизнь станет теперь. Одной части хотелось помочь Ричарду исправиться, встать на путь истинный - эта самая часть была неразделима с учениями в воскресной школе, а вторая часть.. Вторая часть понимала, принимала и любила его таким. Таким, какой он есть. И эта борьба была слишком сильна, настоящая кровавая битва. И жертвы в ней уже были. Как минимум, в лице миссис Коллинз, Питера и той девушки, что Ричард убил в ту ночь, когда они поругались. Белль тихо всхлипнула и вздрогнула, услышав его голов. Этот парень точно умел подбираться бесшумно. И был явно недоволен.

- У меня что-то случилось? - так глупо и рассеянно повторила девушка, когда Ричард присел напротив неё. - А, нет, нет…

В газете тучного посетителя кафе мелькнул фоторобот Ночного Сталкера. Совсем не похож. Брюнетка горько усмехнулась одним уголком губ. А хотела бы она, чтобы был похож? Чтобы сейчас сюда вновь вломились полицейские, скрутили его, заламывая руки? Принесло бы это спасительно облегчение? Ощутила бы она себя в безопасности?

Белль устало провела руками по лицу, потёрла глаза, чтобы парень не успел заметить собравшихся в уголках глаз слез. Почему-то она боялась, что это бы его разозлило. Но ведь она и она тоже злилась! Имела право на это чувство точно. Она изменила его жизнь? А насколько он изменил ее!

- Хотя ты прав, случилось, - с ноткой раздражения начала брюнетка. - Моего жениха убили на свадьбе. Человека, которого я знала с самого рождения. И каждый раз, когда я закрываю глаза, я вижу его обезображенное лицо, - она старалась шипеть, чтобы не перейти на крик в общественность месте. - Почему ты решил, что имеешь на это право?

Она понимала, что сейчас играет с огнём, но из-за разливающийся по венам ярости стало даже как-то все равно на то, что он теперь может выкинуть. Убьёт ее семью? Всех, кого она знает? Ее саму? О, может не спешить, ибо Белль сама в одном крохотном шажке от последнего. Голова шла кругом, в ушах шумело, создавалось чувство, будто бы она уже умерла, а в ее мозгах уже копаются опарыши.

- Что мы теперь будем делать? - с отчаянием в голосе спросила девушка, отведя взгляд к окну. Нижняя губа подрагивала.

Тонкая грань между спасительным ступором и накатывающей истерикой.

+1

39

Рамирес усмехался, слушая Бель. Сложив руки на груди, чуть откинувшись назад, он глаз не сводил с девушки, которая выглядела сейчас особенно потерянной. Переживает из-за сделанного выбора? Ей придётся смириться. Сделанного уже не вернуть. Равно как и не заставить Ричарда отступиться от неё. Она ещё плохо его знает. О, очень плохо.

— А почему нет? — живо поинтересовался Рамирес. Он сел поудобнее и наклонился ближе к Бель, чтобы заглянуть той в лицо. — Разве ты так уж против того, что произошло?

Его взгляд сейчас был нагл и дерзок. Он понимал, что вслух сейчас Бель может сказать, что угодно, однако он помнил, как она отдавалась ему в допросной комнате. Дрожь её нежного тела, когда девушку охватывало наслаждение. Он всё это помнил. И всё это так не вязалось с тем, что сейчас говорила Бель, что Рамирес просто отказывался верить в этот детский лепет. Чушь. Полная чушь.

— Жить. А что ты предлагаешь? Думаешь,  я не понял, что тебе твоя прошлая жизнь опостылела? — он снова зло улыбнулся, — А если нет — то почему ты до сих пор здесь?

Он накручивал себя. Изводил сверх меры. И в конце концов, именно Рамирес встал первым из-за стола и ушёл из кофейни. Не хотел, чтобы слов было мучительно много. Важны ведь не слова — важны дела. А дел у него было много. Первое —  он отправился на побережье, чтобы проверить — не вернулись ли его хозяева того самого особняка. Почтовый ящик и несколько часов наблюдений дали ему ответ на вопрос. Нет, дом по прежнему пустовал. Подходящая машина тоже нашлась неподалеку — Ричард угнал черную Тайоту. Оставалось выбрать время. Вокруг дома Бель теперь постоянно кто-то торчал — сочувствующие, родственники, просто зеваки. Ему пришлось подождать, пока она осталась одна. Прекрасно, что это была ночь. Темнота вдохновляла, поселяла в голове всевозможные фантазии и мысли о том, что Ночной сталкер мог сделать, если захочет.

Он не стал залезать к Бель в окно или вскрывать дверь чёрного хода. Поднялся по ступенькам и позвонил в дверь. Как хороший парень, каким не являлся.

— Нам нужно поговорить. Правда. Последний раз и я уйду.

Рамирес улыбнулся, склонил голову на бок. В его глазах не горела ярость, нет. Взгляд был тёплым и почти ласковым.

[nick]Richard Ramirez[/nick][status]Night Stalker[/status][icon]https://i.postimg.cc/yYT93yFs/6e8c7091cc6c4a976e00cb074ac3c492.gif[/icon][sign]Увидимся в Диснейленде.[/sign][fandom]ОС[/fandom][lz]Жизнь — это всего лишь шутка, и мне нравится высмеивать то, что все воспринимают ***ть как серьезно.[/lz]

Подпись автора

Бѣлый генералъ
Откланялся на вокзалъ
И я пригублю бокалъ
За Маркса и «Капиталъ»!
Ѣшь ананасы и рябчиковъ жуй
День твой послѣдній приходитъ, буржуй!

+1

40

[nick]Annabelle Bennet[/nick][status]night stalker's girl[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/01e62eb55fb0f81249fb927d3fdd8c01/26b88125fb452ddf-36/s540x810/d8a6d3d88eaf9537fa42bc19ffde5045bc43243b.gifv[/icon][fandom]OC[/fandom][lz]nothing to lose [/lz]

«Почему ты ещё здесь?»

Интересный вопрос. Очень интересный. Если бы Белль знала на него ответ, непременно бы сказала. Но так девушка продолжала молчать, покусывая нижнюю губу, чтобы не расплакаться, и пялилась в окно.

Кто ты такая, девочка? Разве это ты?

Чёрное смешалось с белым, правильное с неправильным, и было понятно лишь то, что ничего не понятно. Земля словно уходила из-под ног, она словно разверзлась, и Белль утягивали вниз, на дно, на последний круг Ада, когтистые лапы. Не видать ей света, не видать ей Небес. Конечно, она бы так и так туда не попала - слишком мелка, слишком заурядна. Но теперь ее жизнь преломилась на одной отметке красным, разделилась на «до» и «после». Вскоре Ричард поднялся и ушёл, и тогда брюнетка смогла дать волю слезам. Тихонько стирала их с щек тыльной стороной ладони, но некоторые все же капали прям в отвратительно горький кофе. Она не знает, сколько ещё просидела в этой проклятой, забытой Богом кофейне, и поднялась лишь тогда, когда на неё стали косо поглядывать официантки. Небось, решили, что этот «невероятно красивый молодой человек», о котором они шептались, бросил ее. Если бы.

Беннет поймала такси и добралась до дома, находясь в уже такой привычной, почти родной прострации. Там ее, конечно, уже поджидала мать.

- Опознала?

- Да.

- Они его взяли?

- Не знаю.

Механические, пустые, бесцветные ответы. Иной раз Белль и вовсе просто пожимала плечами вместо ответа. Тиффани вновь стала наседать, чтобы дочь переехала к ним с отцом, но та лишь слегка хмурилась и отрицательно покачивала головой. А что, если Ричард и их убьёт? За то, что они из той, ее «прошлой» жизни? В горле пересохло, сердце ухнуло вниз и сжалось от страха за родных.

Что же ты, девочка, натворила?

Вскоре ей удалось выпроводить мать под предлогом, будто бы она решила лечь поспать. А, может, это и стоило сделать - закинуться успокоительными, что ей прописали, и отключиться. Желательно, насовсем и со смертельной дозы.

Нужно уехать. Это, пожалуй, единственный верный вариант. Кажется, какая-то ее двоюродная тетушка жила и работала в Бруклине. Может, туда и податься? Покорять «Большой Яблоко», оставив «Город Ангелов» за плечами навсегда? Но какова вероятность, что Ричард не последует туда за ней? И, главное, какова вероятность, что она не вскроется там без возможности видеть его темные глаза и зарываться пальцами в густые кудри? Стало противно от самой себя. От того, что она не чувствует то, что должна чувствовать. Должно быть отвращение к нему, должна быть ненависть, но Белль вместо этого оболгала невиновного. Как скоро копы это поймут? А что, если они видели их вместе в кофейне? Гнить в женской тюрьме ей тоже как-то не хотелось, но иной дороги для них с Ричардом нет. Потому Беннет, тяжело вздохнув и не веря в то, что делает, отправилась паковать вещи. Уложила лишь то, что сейчас влезет в сумку, только самое необходимое.

Собрала свои сбережения, открыла ящик у кровати, чтобы забрать своё помолвочное кольцо, и тут наткнулась на кое-что ещё. Рука ее дрогнула. Полароид с того дня. Счастливые Белль и Ричард обнимаются на роллердроме. Не выдерживает. Она просто больше не выдерживает. Тут в дверь позвонили, и девушка вздрогнула уже всем телом, прижав к груди фотографию.

Белль с опаской подошла, отперла замки. На пороге стоял он. Ночной Сталкер. Просил поговорить, а глаза его источали лишь неизмеримое тепло. Вначале она так и застыла на месте с отсутствующим выражением лица, но затем поджала губы. Лицо ее исказила гримаса боли. Брюнетка кивнула и впустила своего ночного визитера в дом.

То, что он пришёл к ней поговорить, как нормальный парень, утешало. Мелькнула Надежда. А что, если они все же смогут?..

Лишь бы он не зашёл в комнату и не обнаружил сумку с вещами. Клялась Сатаной, что никогда его не бросит, но собралась бежать. И снова - трусиха.

Потому она повела его на кухню.

- Конечно, давай поговорим, - кивнула Белль, облокачиваясь на кухонную стойку. - Прости. Я не должна была.. Не должна была… - она не могла подобрать слов.

За что она вообще извиняется? Это не она убила кого-то ей дорогого, не она решила всю его жизнь за него. Чем же он тогда лучше ее родителей, что навязывали ей свои планы? И все же ее невероятно к нему тянуло. Нет, больше не оттого, что он опасный преступник и маньяк, ей просто нравился этот парень. Сам по себе. Такой сломленный и обозлённый на мир.

Но возможно ли для них какое-то будущее?

Отредактировано Camilla Macaulay (2022-01-12 02:57:49)

+1

41

Он даже не ожидал, что она так быстро его впустит. Потому, войдя в дом, Ночной сталкер скользнул взглядом по сторонам — не ждала ли его где-то здесь засада. Но никого постороннего не было. Повернувшись к Бель, Рамирес ещё раз пристально взглянул на неё. Она была всё так же встревожена, как и раньше. Значит точно не согласится садиться в машину добровольно. Впрочем для этих целей у него в кармане куртки лежал хлороформ — прекрасное средство от многих проблем.

— Чего не должна была? — эхом повторил Ричард, — Спать со мной? Или скрывать мою личность от полиции? Возможно не должна, но ты это сделала, Бэль. И я тебя не заставлял. Даже не просил.

Он проснулся сегодня в злом настроении. В ужасном настроении. И оно нисколько не становилось лучше. Скорее напротив — всё хуже и хуже. Рамирес скользит взглядом по лицу Бель, но не задерживается на нём. Ждёт, сам не зная чего.

Но в конце концов нечто ломается в нём. Слишком Бель его к себе притягивает. Слишком. Рамирес протягивает руку и касается волос девушки, затем — щеки.

— Почему ты считаешь, что у нас не может быть будущего? Только потому, что есть Ночной сталкер? Но ты ведь хочешь его, ведь так?

Ричард нередко говорил о себе в третьем лице. Он был Ночным сталкером, но одновременно с этим человеком в нём жил и ещё один — тот самый парень, который любил сладости и громкую музыку. Самый обычный парень, который вряд ли был ровней девочке из хорошей семьи. Ночной сталкер мог взять то, что ему хотелось и не сомневаться — и этим завидно отличался от второй своей половины.

— Я же знаю, — он горячо, дерзко смотрит на Бель, а затем слегка толкая её, прижимает к дверце холодильника, — Знаю, что тебя тянет к этому, как магнитом.

Грубо, он проводит рукой по её груди, спускается к животу, а затем ниже.

— Тогда чего же ты бежишь?

Сам того не ведая Рамирес оказался очень близок к истине.

[nick]Richard Ramirez[/nick][status]Night Stalker[/status][icon]https://i.postimg.cc/yYT93yFs/6e8c7091cc6c4a976e00cb074ac3c492.gif[/icon][sign]Увидимся в Диснейленде.[/sign][fandom]ОС[/fandom][lz]Жизнь — это всего лишь шутка, и мне нравится высмеивать то, что все воспринимают ***ть как серьезно.[/lz]

Подпись автора

Бѣлый генералъ
Откланялся на вокзалъ
И я пригублю бокалъ
За Маркса и «Капиталъ»!
Ѣшь ананасы и рябчиковъ жуй
День твой послѣдній приходитъ, буржуй!

+1

42

[nick]Annabelle Bennet[/nick][status]night stalker's girl[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/01e62eb55fb0f81249fb927d3fdd8c01/26b88125fb452ddf-36/s540x810/d8a6d3d88eaf9537fa42bc19ffde5045bc43243b.gifv[/icon][fandom]OC[/fandom][lz]nothing to lose [/lz]

Она молчит. Просто слушает парня, не сводя с него настороженного взгляда. Губы слегка приоткрыты - через нос дышать не получается, воздуха не хватает.

Ричард рассуждает об их будущем. Похоже ли происходящее между ними на любовь? Скорее на какую-то больную привязанность, на необъяснимое, животное влечение. Белль откладывает на стол их общий снимок на полароид, словно готовясь к тому, что сейчас ещё выкинет маньяк. И оказывается права - он мягко, но настойчиво прижимает ее к холодильнику, рука его скользит по ее телу и, самое ужасное, тело ее откликается на каждое прикосновение. Между ног становится жарко. Она блаженно прикрывает глаза, тяжело вздыхает, позволяя убийце делать с ней все, что он захочет.

«Пусть и в последний раз» - думается ей.

И вновь война разума и чувств. Беннет обвивает его шею руками, притягивая к себе, проводит языком по его нижней губе. Все так же молчаливо.

Он не понимает. Не понимает, что такое, когда твоя жизнь резко меняется. По щелчку. По хлопку от выстрела. И даже трёх - тех трёх пуль, что вонзились в лицо Питера, которого хоронили в пустом гробу. У Белль складывалось такое ощущение, словно Ричард всегда жил в обстановке, где в воздухе витала смерть. Но она - нет. Для неё это не просто в новинку, для неё это даже не просто стресс - для неё это конец существования. Она не знает, что ждёт ее там. За этой гранью. Но, сама того не сознавая, одной ногой она уже стоит там, за колючей проволокой.

Поцелуи у неё сейчас страстные. Ещё более, чем были раньше - она ведь прощается. Или ей кажется, что она прощается. Все ещё держась за его шею, она отталкивается от пола так, чтобы он мог поднять ее за бедра, и обвивает ногами его пояс. Главное, чтобы он не понёс ее в комнату, где лежат сложенные в сумку вещи.

Но, благо, они остаются на кухне. В этот раз все происходит смазано, быстро, но настолько опьяняюще, что в какой-то момент у Белль начинает звенеть в ушах после полученного удовлетворения. Оказавшись на ногах, она поджимает губы, хмурится, одергивает задранную юбку.

Нужно сказать Ричарду, что ему пора уходить. Но от чего, черт возьми, это так сложно?

- Ричи, я… - надломленно начинает девушка. - Мне нужно поехать к родителям.

Врет. На самом деле она собирается в аэропорт. Возьмёт ближайший рейс до Нью-Йорка, тетушка уже предупреждена о приезде племянницы. Просидит сколько угодно в зале ожидания, лишь бы не возвращаться в этот дом.

+1

43

Отчего-то с ней — не так как с другими. Это очень раздражает. Почти до бешенства. Потому, что заставляет думать — а что будет после? Тогда, когда она уйдёт. Что с ним будет после, и не сойдёт ли он с ума окончательно, так как большую часть времени Ричард ощущает себя так, будто нечто или некто в нём действительно сводит его с ума.

Ему нравится двигаться в ней, доводить её до пика, чтобы ощутить приятную дрожь. Даже своё собственное удовольствие отходит на второй план — чего с Рамиресом и вовсе не бывает. Его увлекает процесс — охота за наслаждением, которого он желает добиться у Бель любыми путями. Он превращался в зверя, когда трогал её. Словно от одного прикосновения в нём подзаряживалась батарейка, которая обеспечивала Ричарда запасом мужских сил на несколько дней к ряду.

Он отпускает её и Бель, слегка покачиваясь, начинает поправлять юбку. Смотрит на него со всё той же тревогой и говорит, что ей нужно уехать. Внутри у Рамиреса что-то ухает вниз и разбивается вдребезги. Он хватает Бель за руку, притягивает к себе. Конечно, она никуда не поедет. Но вслух он говорит другое:

— Значит нужно поторопиться и как следует потрахаться. Впрок, да. Пошли.

Рамирес не знает — чувствует, что его ждёт в спальне, когда едва ли не насильно тащит Бель вверх по лестнице. Она очевидно не хочет и это лишь подстегивает его. Сумка с вещами стоит на кровати. Злобная гримаса искажает лицо Рамиреса, но Бель вряд ли способна сейчас его увидеть, так как он прижимает её спиной к своей груди. Запускает руку в карман. Всё происходит едва ли не мгновенно, когда он достаёт хлороформ, смачивает бандану, удерживая Бель за шею. Всё так просто. Особенно, когда твоя жертва так вяло сопротивляется или это ему кажется в объявившей его ярости?

В особняке большая двуспальная кровать. Спинка витая, железная — очень удобно застёгивать кольцо наручника. Она приходит в себя не сразу — он даже начинает беспокоиться.

— Доброе утро, — хотя на дворе ночь, — Надеюсь, что поспала ты неплохо.

Сам Ричард сидит на кровати по пояс голый и играется со своим складным ножом.

[nick]Richard Ramirez[/nick][status]Night Stalker[/status][icon]https://i.postimg.cc/yYT93yFs/6e8c7091cc6c4a976e00cb074ac3c492.gif[/icon][sign]Увидимся в Диснейленде.[/sign][fandom]ОС[/fandom][lz]Жизнь — это всего лишь шутка, и мне нравится высмеивать то, что все воспринимают ***ть как серьезно.[/lz]

Подпись автора

Бѣлый генералъ
Откланялся на вокзалъ
И я пригублю бокалъ
За Маркса и «Капиталъ»!
Ѣшь ананасы и рябчиковъ жуй
День твой послѣдній приходитъ, буржуй!

+1

44

[nick]Annabelle Bennet[/nick][status]night stalker's girl[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/01e62eb55fb0f81249fb927d3fdd8c01/26b88125fb452ddf-36/s540x810/d8a6d3d88eaf9537fa42bc19ffde5045bc43243b.gifv[/icon][fandom]OC[/fandom][lz]nothing to lose [/lz]

Последнее, что она помнит - хватку Ричарда и панику, когда он тащит ее в спальню. Белль даже особо не отпиралась, смирилась с тем, что вот сейчас, именно сейчас, все станет совсем плохо. Сумасшествие разливалось по венам, и наступила черноту. Темнота, в которой девушка бродила по коридорам, полных искаженных зеркал, в которых то и дело проскальзывала ухмылка маньяка. И все то же превращенное в месиво лицо Питера. Может, это все сон? И проснётся она сейчас дома у мамы с папой. Или в салоне самолета до Нью-Йорка. Но сладкая иллюзия разбивается о рифы реальности, когда Беннет открывает глаза. Голова кружится, ее слегка мутит. Она в незнакомой комнате. Удивительно, что не завёрнута в чёрный полиэтилен.

Затем она замечает его. Ричард сидит совсем близко с ножом в руках, и у Белль перехватывает дыхание. Она выпрямляется на кровати, пытается дёрнуться, но чувствует, что запястье ее чем-то сковано. В панике озирается по сторонам, все дергает и дёргает рукой - железо больно стесало кожу.

- Какого хрена происходит? - ей приходится прокашляться, чтобы сипло задать вопрос, на который она уже знает ответ.

Ее больше никто и никогда не найдёт. Брюнетка всхлипывает, вжимается в подушки, подбирая под себя ноги. Почти в позе эмбриона. Лишь бы быть от него подальше.

- Такое будущее ты для нас видишь? - с голосе сквозят страх и осуждение, пока она демонстративно вновь дергает закованной рукой. - Я не хочу. Я не хочу этого, ясно?

Но внутри что-то трепыхается на этих словах так, словно она снова лжёт. А она и сама разобрать не может. Не понимает, где она настоящая, где начинается страна кошмаров, где страна чудес.

- Я ненавижу тебя. Так сильно ненавижу.

А сердце бьется быстро-быстро, ритм сбивается. Говорить ещё тяжело, язык словно опух и являлся чем-то чужеродным в ее рту. Но слёзы - слёзы льются таким потоком, что Белль даже не замечает. Она смотрит на Ричарда в упор и понимает, что уже третий раз солгала. Белль не может ненавидеть ни его чёрные, пропитанные первобытной тьмой глаза, ни его кудряшки, ни даже то, как гневно дергаются уголки его губ.

+1

45

Он смотрит на неё и задумчиво вертит в руке нож. В самом деле — мог бы и отпустить, но он понимает — сделай это и всё, что взросло внутри него погибнет. Потому, что Ричард испытывал к Бель странную, но при этом вполне крепкую привязанность. Такого рода, что не мог справиться с самим собой. Да и не пытался — зачем? Может быть это был его подарок от Сатаны. А быть может — проклятие от него же. Наказание за слишком плохое исполнение сатанинского замысла.

Бель начинает дёргаться в своих путах, поджимает ноги, отстраняется от него. Рамирес с усмешкой смотрит на эти попытки сохранить интимность и играет ножом. Она отнимает его у него сама, и непрошенная боль сковывает движения Ричарда. Он не пытается усмирить Бель. Даже тогда, когда та говорит, что ненавидит его — лишь грустно улыбается в ответ. Пусть себе. Пусть ненавидит. Пусть проклинает. Но отпускать её от себя Рамирес не намерен.

— Мне насрать, — отвечает он Бель, — Насрать. Ненавидь, мучай меня — сколько угодно. Но я никуда тебя не отпущу.

Он ложится рядом, даже не дотрагивается до неё. Положив руки за голову — смотрит в потолок.

— Будущего нет ни у кого. Это всё — фикция и мираж. Ты думаешь, что у тебя с твоим Питером было бы будущее? Ты бы завыла спустя неделю и полезла бы в петлю. Потому, что на самом деле — ты совсем не та, какой хочешь себе казаться. Так вот.

Ричард даже не смотрит в сторону Бель. Его взгляд направлен в пустоту. Наверное ему должно быть противно от самого себя. Но больше всего сейчас он ощущает себя так, словно его встретили в тёмном переулке и обокрали.

— Можешь даже убить меня, если освободишься. Думаю новые ощущения тебе не повредят.

[nick]Richard Ramirez[/nick][status]Night Stalker[/status][icon]https://i.postimg.cc/sX8gRHDQ/tumblr-noelhh-Yv2p1upeuuno1-500.gif[/icon][sign]Увидимся в Диснейленде.[/sign][fandom]ОС[/fandom][lz]Жизнь — это всего лишь шутка, и мне нравится высмеивать то, что все воспринимают ***ть как серьезно.[/lz]

Подпись автора

Бѣлый генералъ
Откланялся на вокзалъ
И я пригублю бокалъ
За Маркса и «Капиталъ»!
Ѣшь ананасы и рябчиковъ жуй
День твой послѣдній приходитъ, буржуй!

+1

46

[nick]Annabelle Bennet[/nick][status]night stalker's girl[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/01e62eb55fb0f81249fb927d3fdd8c01/26b88125fb452ddf-36/s540x810/d8a6d3d88eaf9537fa42bc19ffde5045bc43243b.gifv[/icon][fandom]OC[/fandom][lz]nothing to lose [/lz]

Белль заметно смягчилась, когда Ричард отреагировал на ее слова о ненависти совсем не так, как она ожидала. Она ждала, честно говоря, чего угодно. Что он глотку перережет, брюхо вспорет или просто задушит, предварительно превратив ее лицо в месиво. Но вместо этого парень просто ложится рядом, не касаясь ее. И это было мучительно, мучительно далеко, хоть он лежал всего и в паре дюймов. А это ведь она сама провела черту, отшатнулась от него.

Действительно, чего ты хочешь, Аннабелль?

Девушка спокойно выслушивает его слова о будущем, нехотя соглашаясь с частью про Питера. За ширмой горя и шока она и забыла, что вообще вряд ли любила жениха. Привычка, попытка найти в нем опору - не более. А опора ей была необходима. И страх весь ее заключался в том, может ли она опереться теперь на Ричарда. Конечно, каждый человек должен иметь свой собственный внутренний стержень, но Белль словно родилась в мягком теле, без костей. А Питер был ее каркасом. Наверное.

А затем Ричард говорит, нет, даже практически предлагает убить его самого. Сердце сжимается как мерзкая личинка, в которую ткнули иглой. Странно ещё, что беззвучно, без мерзкого писка. Только теперь до неё доходит - эта одержимость ею все же берётся от… любви? Да, он думал лишь о себе, когда убивал Питера, когда крал ее. Но это лишь одна из причин. Под всем напускным скрывалось нечто другое, будто бы даже важнее страха ее потерять. Сейчас Белль показалось, что, мысля в своей, странной, маньячной парадигме, Ричард надеялся спасти ее. Она же сама в первую же ночь жаловалась ему на свою жизнь - и что сделал парень? Может, он и сам этого не сознавал, но Беннет поняла - это все, в какой-то мере, было сделано для неё. Весь ее рыл вмиг стушевался и утих.

Она виновато поджала губы и сама подползла ближе к нему - настолько, насколько позволяли наручники. Положила голову ему на грудь, свободной рукой стала водить по его коже, самыми кончиками пальцев, едва касаясь.

- Ладно, - выдохнула она. Страх отступил. Брюнетка вновь ему доверяла, как тогда, когда спокойно уснула в объятиях Ночного Сталкера. Сейчас же перед ней был Ричард. Просто Ричард, израненный настолько, что просто не умеет выражать свою любовь иначе. Она бы могла испытывать отвращение, будь на его месте кто другой, но правда была такова - ее тоже к нему тянуло. - Прости меня. Но, согласись, было бы странно на моем месте не вспылить, разве нет?

Лежать в таком положении было неудобно - правая рука ужасно ныла в запястье. Оставив невесомый поцелуй на его шее, под самым Адамовым яблоком, Белль вновь тяжело вздохнула и прикрыла веки. От тепла его тела было приятно.

- И не стану я тебя убивать, - сказала она почти оскорбленно, словно дулась, как маленькая девочка. - Ты можешь меня отстегнуть. Я никуда не денусь. Правда.

+1

47

Она подползла к нему, примостила голову ему на грудь. Первым желанием Ричарда было столкнуть с себя Бель. Пусть не думает, что всё так просто. Но потом он не стал этого делать. Он всё таки… Любил её? Да, похоже на то. Рамирес скривился как от зубной боли. Осторожно погладил по волосам девушку. Всё же между ними была какая-то особенная связь. И это раздражало парня столь сильно, что он не в силах был совладать с собой. Ему одновременно очень хотелось избить Бель до полусмерти и хорошенько трахнуть её. Так, чтобы она вопила на весь дом от наслаждения. И второй вариант казался куда лучше первого. Намного лучше.

— Наверное, — неопределенно ответил Ричард, — Хотя мне кажется, что я бы не стал сбегать.

Сумку Бель он принёс с собой, радуясь тому, что не пришлось переворачивать спальню девушки вверх дном. Она попросила его снять наручники. Рамирес помедлил, но замок всё таки открыл.

— Только это ничего не значит. Всё равно останешься со мной.

Он притянул её к себе, жадно поцеловал, запустил руку ей между ног. Слишком приятно, чтобы останавливаться. Слишком приятно. Ричард как всегда был груб, но теперь эта грубость изменила свой тон. Он сдерживал себя там, где мог переступить грань. Когда Бель начала вскрикивать в его руках, Рамирес зажал ей рот ладонью. Дрожь в теле сменилась сладкой лекостью. Ричард замер, всё ещё накрывая губы девушки, и только тут понял, что она как-то слишком обмякла в его объятиях.

— Эй, — позвал парень, — Детка? Эй!

Он встряхнул её и очень медленно Бель открыла глаза.

— Что с тобой?

[nick]Richard Ramirez[/nick][status]Night Stalker[/status][icon]https://i.postimg.cc/sX8gRHDQ/tumblr-noelhh-Yv2p1upeuuno1-500.gif[/icon][sign]Увидимся в Диснейленде.[/sign][fandom]ОС[/fandom][lz]Жизнь — это всего лишь шутка, и мне нравится высмеивать то, что все воспринимают ***ть как серьезно.[/lz]

Подпись автора

Бѣлый генералъ
Откланялся на вокзалъ
И я пригублю бокалъ
За Маркса и «Капиталъ»!
Ѣшь ананасы и рябчиковъ жуй
День твой послѣдній приходитъ, буржуй!

+1

48

[nick]Annabelle Bennet[/nick][status]night stalker's girl[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/01e62eb55fb0f81249fb927d3fdd8c01/26b88125fb452ddf-36/s540x810/d8a6d3d88eaf9537fa42bc19ffde5045bc43243b.gifv[/icon][fandom]OC[/fandom][lz]nothing to lose [/lz]

Ричард вскрывает наручники, притягивает Белль к себе, и она невольно улыбается. Должна ли улыбаться заложница? Вся ее жизнь сейчас похожа на королевство кривых зеркал, в которых пляшут черти, стучат из шкафа. И один лишь маньяк, успевший стать городской легендой, может ее от них защитить. В момент жаркого поцелуя его рука потянулась к ней меж ног. «Опять?» - про себя усмехнулась девушка, поражённая ненасытностью своего убийственно горячего бойфренда. Его движения были грубы, но и нежны одновременно. За их недолгое, но очень значимое знакомство парень, похоже, успел выучить каждую струну ее тела. Знал, где и как двигаться, доводя ее до пика за считанные минуты. Ричард зажимает ей рот свободной рукой, а Белль кусает и облизывает его пальцы. В момент нахлынувшей горячей волны удовольствия голова начинает невообразимо кружиться так сильно, что перед глазами начинают скакать чёрные точки. Беннет невольно обмякает, почти теряя сознание, а когда открывает глаза, видит перед собой его встревоженное лицо. Он беспокоится. Девушка не выдерживает - звонко смеётся, опадая на мягкие подушки. Она только что, действительно, рухнула в обморок от удовольствия. Как поэтично.

- Должно быть, давление упало, - сквозь смех обьясняет Белль. - Затрахаешь до смерти.

И правда, какой это по счету их раз за последние сутки? Питер бы таким похвастаться не смог. Точно бы не смог. Земля ему пухом.

Беннет расслабляется, до сих пор чувствуя дрожь в бёдрах, и прикрывает глаза. Пытается сосредоточиться на чём-то другом, чтобы вестибулярный аппарат больше не навязывал ей качку как на морском судне. Все ещё растягивает губы в улыбке. Нет, в принципе, такое существование ее устраивает. Только Ричарду она пока об этом не скажет - все же им ещё придётся решить вопрос: как же жить дальше?

А пока она, стаскивая с себя неудобные вещи, забирается под одеяло и притягивает парня к себе. Ей сильно хочется пить и даже курить, но сильнее хочется прилипнуть к нему, как мухи попадаются в паучьи сети. Противоречивые чувства все ещё атаковали Белль, светлая часть не была сломлена до конца и по-прежнему вопила, что надо огреть преступника чем-то тяжелым по голове, да бежать к ближайшей магистрали и ловить попутку, объясняя, что ее взял в заложники Ночной Сталкер. Но при этой мысли ее больно кольнуло под ребрами. Она не смеет предать его. Никогда. Только опять же - тсс - ему об этом не скажет. Пока она просто прижимается к Ричарду, тяжело дыша ему в грудь. Хватит с него самодовольства от того, что довёл ее до потери сознания.

Странно, но засыпает она легко. Должно быть, похищение не стало для неё таким уж стрессовым фактором, как Белль его выставляла. Скорее, наверное, она просто капризничала.

Сон страшный, тягучий, но бурлящий, как магма в кратере вулкана. Но «наслаждалась» Белль им недолго - проснулась и протестующе замычала, осознав, что разбудил ее никто иной как именно Ричард, внезапно начавший ее тискать как маленького котёнка, посреди чертовой ночи.

- Что ты делаешь?

+1

49

— Ещё бы ты была против.

На губах Рамиреса появилась самодовольная ухмылка. Ему, как и любому мужчине, было чертовски приятно, что его женщина испытывает такое удовольствие с ним. Но к этому удоволетворению примешивалось и кое-что ещё. Он словно в который раз понял, что Бель создана для него. На каком-то чисто химическом уровне. Всё в ней — от запаха и вкуса до ощущений от прикосновений к коже, было удивительно приятным и волнующим. Она будто бы являлась продолжением его я. Идеальным кусочком пазла.

Откинувшись на подушки, он потянулся за своими сигаретами и прикурил. Задумчиво посмотрел на Бель, которая принялась раздеваться, чтобы потом забраться в кровать, и прижаться к нему всем телом. Это было очень приятное ощущение. Мало с чем сравнимое. Разомлевшая, милая, тепленькая. Очень аппетитная. Затушив окурок, Рамирес потянулся и обняв Бель, закрыл глаза.

Снились ему не самые радужные сны
Можно сказать — далеко не радужные. В этих снах перед ним разверзся ад. И этот ад пугал его страшно, хотя обычно Ричард был со всем потустороннем на одной волне. Ему никогда не снились его жертвы. Но во снах Рамирес часто испытывал боль. Как теперь, например. Боль полную одиночества и страха. Тягучего страха потери. В полусне он схватил Бель в охапку и прижал к себе, так как испугался, что её отнимут у него. Она заворочалась, запротестовала, своим голосом пробудив Рамиреса ото сна полностью.

— Мне приснилось, что ты ушла.

Объятий своих Ричард не размыкал. Наоборот. Обхватил и сжал Бель ещё сильнее.

— Ты же не уйдёшь?

[nick]Richard Ramirez[/nick][status]Night Stalker[/status][icon]https://i.postimg.cc/sX8gRHDQ/tumblr-noelhh-Yv2p1upeuuno1-500.gif[/icon][sign]Увидимся в Диснейленде.[/sign][fandom]ОС[/fandom][lz]Жизнь — это всего лишь шутка, и мне нравится высмеивать то, что все воспринимают ***ть как серьезно.[/lz]

Подпись автора

Бѣлый генералъ
Откланялся на вокзалъ
И я пригублю бокалъ
За Маркса и «Капиталъ»!
Ѣшь ананасы и рябчиковъ жуй
День твой послѣдній приходитъ, буржуй!

+1

50

[nick]Annabelle Bennet[/nick][status]night stalker's girl[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/01e62eb55fb0f81249fb927d3fdd8c01/26b88125fb452ddf-36/s540x810/d8a6d3d88eaf9537fa42bc19ffde5045bc43243b.gifv[/icon][fandom]OC[/fandom][lz]nothing to lose [/lz]

Он сжал ее так, что рёбра готовы были хрустнуть, а сама Белль почувствовала себя маленьким комочком в его руках. Отталкивать не стала, лишь нежно погладила руками по спине, успокаивая. Сердце защемило. Кто знал, что большой и страшный Ночной Сталкер может быть так по-детски тревожен, когда речь шла о ком-то, кого он любит? Пусть даже своим слегка извращенным, маньячным образом. А то, что Ричард ее любил, Беннет более не сомневалась. Ему вовсе необязательно говорить об этом вслух, поступки сами говорили за него.

- Чшш, чшш, Ричи, ты чего? - зашептала девушка, покрывая его лицо мелкими отсечными поцелуями - в нос, в лоб, в скулу и, наконец, в губы. - Я здесь, и вообще-то я сплю, - слегка с укором добавила она, но в тайне была даже благодарна, ведь в ее сне к ней уже тянул руки разлагающийся, выбравшийся из могилы Питер.

Но сказать «я никуда не уйду» Белль пока не могла. Слишком сильна была борьба в ее сердце - то, чему ее учили всю жизнь, против ее собственных желаний. Неприятны были и мысли о том, как сейчас волнуется ее семья, ведь она уже должна была бы приземлиться на самолёте в Нью-Йорке. И тетушка должна была ее встретить. Но с трапа никто, похожий на неё, не сошёл. Мозг лихорадочно напоминал брюнетке, что вообще-то она была похищена против воли. И чтобы она не романтизировала эту ситуацию, не занималась подменой понятий. Но так уж ли против воли?..

Ричард по-прежнему тяжело дышал после своего сна, и тогда Белль ласково и очень-очень бережно погладила его скулы, осторожно поцеловала. Нужно его отвлечь.

- Ты так и не назвал мне свою фамилию, - вспомнила Белль. - Должна же я знать, какую примерять к своему имени? - она тихо засмеялась, но тут же прикусила язык - поняла, что эта шутка может показаться жестокой, учитывая, что она до сих пор не до конца разобралась в себе. Жесткой по отношению и к нему, и к себе, ведь теперь ее, наверное, всю жизнь будет мучить страх перед свадьбами. - Расскажи мне, что ты любишь. Я, конечно, не шибко готовлю, но, может, у тебя есть какие-то предпочтения?

Ей все же хотелось показать Ричарду, что она не просто искательница приключений, вцепившаяся в Ночного Сталкера. Показать, что ей нужен он. Он сам - этот молодой мексиканский парень неописуемой, дьявольской красоты с растерзанной душой.

+1

51

Ему и вправду было страшно. Не жалким, убогим страхом человека, который трусится и страшится собственной тени. Нет. То был страх отчаявшегося — самый ужасный страх на свете. Когда у подобного человека появляется надежда, то самое жестокое — отнять её. Бесконечная тоска, боль, отчаяние — лишь малая толика того, что можно ощутить в эти скорбные минуты. Ричард познал во сне то, чего так боялся в реальности, и теперь никак не мог отделаться от мысли, что подобный исход — неминуем.

— Прости, — прошептал он куда-то в шею Бель, — Не хотел тебя будить.

Но выпускать из рук Бель Рамирес не собирался. Он сжал её ещё крепче, словно девушку вот-вот вырвут из его объятий. Нет, он не отпустит ее. Никогда. Даже если она сама проклянет его — всё равно не избавится от него.

— Рамирес, — ему уже нечего скрывать. А ещё от её слов в нём затрепетала какая-то глупая надежда. Раз она строит планы, значит хочет их осуществить с ним. Так думал Ричард своим странным разумом психопата, который был непонятен другим людям. Она спрашивает его о том, что он любит и парень теряется. Молчит с мгновение, а затем выдаёт:

— Сладкое. Побольше шоколада.

У него были проблемы с зубами из-за любви к сладкому, но вряд ли Рамирес стал бы останавливаться. Как и во многом другом. Тормозить — не его выбор. Его выбор это нестись на всех парусах навстречу желаемому и не обращать внимания на препоны на собственном пути.

— Хочу тебя, — шепчет Ричард, касаясь груди Бель, — Прямо сейчас.

[nick]Richard Ramirez[/nick][status]Night Stalker[/status][icon]https://i.postimg.cc/sX8gRHDQ/tumblr-noelhh-Yv2p1upeuuno1-500.gif[/icon][sign]Увидимся в Диснейленде.[/sign][fandom]ОС[/fandom][lz]Жизнь — это всего лишь шутка, и мне нравится высмеивать то, что все воспринимают ***ть как серьезно.[/lz]

Подпись автора

Бѣлый генералъ
Откланялся на вокзалъ
И я пригублю бокалъ
За Маркса и «Капиталъ»!
Ѣшь ананасы и рябчиковъ жуй
День твой послѣдній приходитъ, буржуй!

+1

52

[nick]Annabelle Bennet[/nick][status]night stalker's girl[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/01e62eb55fb0f81249fb927d3fdd8c01/26b88125fb452ddf-36/s540x810/d8a6d3d88eaf9537fa42bc19ffde5045bc43243b.gifv[/icon][fandom]OC[/fandom][lz]nothing to lose [/lz]

Шоколад. Белль умиленно улыбается, утыкается носом в его шею. Большой и страшный Ночной Сталкер любит сладкое.

- Что ж, значит, будут сладости, - она шепчет довольно, тиская парня в своих объятиях. - Мистер Рамирес.

А когда он говорит, что хочет ее, Белль и вовсе слегка застенчиво смеётся в голос.   Ричард сжимает ее грудь в своей ладони, но девушка упрямо противится. Делает вид, что противится.

- Ты меня до инсульта доведёшь, - шутливо причитает Белль, пока сама уверенно запускает руку под одеяло.

***

Последующие несколько дней сопровождались почти тщетными попытками Белль готовить Ричарду брауни и постоянными осквернениями разных углов дома. Странно, но все это время ей в голову даже не приходило спросить, кому этот самый дом принадлежит. Было очевидно, что, конечно, не Рамиресу. И это поселяло в душе некую тревожность, особенно вкупе с тем, что после новостей по телевизору в криминальных сводках пропавших без вести все время мелькало ее фото.

«Невеста, на свадьбе которой был убит жених, исчезла».

Беннет вновь думала об их будущем, ведь очевидно, все не будет так сладко и складно, как сейчас, постоянно. Рано или поздно она выйдет на улицу, где кто-то да и признаёт ее. Сердце ныло за родителей, которые хоть и были лицемерно набожны, все же любили непутевую дочь. А полиция, скорее всего, уже догадалась, что Белль указала в участке не на того. Будет хорошо, если они все спишут на ее шок, чем узнают, что девушка сделала это намеренно.

Переодически на неё накатывала и гребаная дереализация - психика была расшатана хуже некуда. Ей постоянно снились разлагающиеся прокаженные, среди которых по-прежнему был и Питер с месивом вместо лица. Он говорил, что Белль его предала. И это так и было. По ночам Рамирес по-прежнему крепко вцеплялся в брюнетку, но она уже не была против - ведь Ричард будил ее и от ее собственных кошмаров. А дереализацию могла победить лишь физическая боль. Несколько раз парень заставал ее за тем, как Белль оставляла на своих запястьях ожоги, держа руки над газовой конфоркой.

- Прости, - сквозь слёзы шептала она, когда Ричард гневно прижимал ее к себе. - Прости, я просто не могу.. Не могу отличить реальность.

По утрам девушка вставала очень тяжело. И, как правило, не раньше полудня, и всегда истерически начинала шарить по второй половине кровати, приходя в ужас, если парня не оказывалось рядом. Она стала зависима от него. Иногда казалось, что даже сильнее, чем он от неё. Если он сразу погрузился в неё с головой, растворился за считанные дни после их знакомства, то Белль делала это постепенно - сначала долго отнекивалась, пытаясь жить так, как ее учили церковь и семья, но сейчас поняла - она не может дышать, если Ричарда нет рядом.

Одним утром она проснулась одна от грохота на первом этаже дома. Это было странно, так быть не должно - кто, как не Рамирес умел передвигаться и действовать абсолютно бесшумно. Насторожившись, девушка поднялась с кровати и крепко схватила один из ножей, что лежал на тумбочке возле кровати - их пара использовала в своих извращённых играх. Белль тихо спустилась вниз по лестнице и наткнулась на сцену, от которой сердце остановилось, облилось токсичной нефтью и затем ухнуло вниз.

Борьба. Какой-то мужчина, видимо, как раз хозяин дома, сцепился с Рамиресом. Руки Белль задрожали, а перед глазами появилась красноватая пелена. Реальность вдруг снова растеклась как в Кривом зеркале. Беннет отчаянно бросилась к мужчинам, плотно сжимая в ладони нож, и всадила лезвие в спину незнакомца. Тот отчаянно заскулил, упал на пол, но девушку было уже не остановить. Кто-то пытался отнять у неё Ричарда. Она села на раненого сверху и била, била ножом снова и снова, уже сбившись со счета, сколько ранений она нанесла хозяину дома. Не меньше двадцати. Кровь брызнула на Белль, пачкая одежду, волосы, лицо. Пелена рассеялась так же внезапно, как и появилась, и лишь тогда она поняла, что по ее щекам текут слёзы.

Поднявшись на ватные ноги, девушка развернулась к Рамиресу и выронила нож, сразу бросилась к парню, прижимаясь к его высокой фигуре всем своим дрожащим телом.

- Ты в порядке? - спросила она его надломленно. - Я люблю тебя, - да. Она наконец это сказала. - Так сильно люблю.

Отредактировано Camilla Macaulay (2022-01-17 20:39:35)

+1

53

Ричард никогда не жил нормальной жизнью. У него были тяжёлые отношения с отцом и с братьями. Он чувствовал себя так, будто ничто его с ними не роднит. Как, впрочем, с другими людьми. Он всегда знал, что является никем иным, как чужаком в это  мире, который Рамирес, в итоге, решил подчинить своим правилам. Но с Бель было иначе. С ней всё было иначе — от секса до прикосновений к её телу. И Ричард упал в Бель с головой. Он купался в ней, как в океане, полном неги и сладости, не желая выходить на берег и давать себе продыху. Парень и ей самой продыху не давал — Ричард ни на минуту не покидал Бель, постоянно терзал её, когда она спала в его объятиях, а стоило девушке проснуться — склонял к близости. Это напоминало круговерть, ураган и штиль одновременно. Добрую половину времени, что Рамирес и Бель проводили вместе они трахались. А потом — ели сладости. Затем снова трахались. Не самый разнообразные развлечения, но Ричард иного и не желал. Ему казалось, что Бель тоже.

Он не знал, что она чувствует в действительности. Мог лишь догадываться. Однако чаще всего Рамирес предполагал не самое радужное. Когда Бель ещё спала, Ричард, нередко, уходил курить на веранду. И там, под шёпот листьев пальм и шум прибоя, размышлял о том, как ему тяжело даже вообразить, что он будет делать, если Бель уйдёт от него. Он представлял себе разнообразные варианты сценария, и почти от каждого впадал в ужас. А ужас влек за собой боль. Та, в свою очередь — ярость. Ричард знал, что никуда от себя не отпустит Бель, как и то, что не будет жить, если она испарится, как дым от истлевшей сигареты.

В то утро он тоже курил в одиночестве, облокотившись о перила. Смотрел вдаль, чуть сощурив свои тёмные глаза. Мысли о Бель и их совместном будущем настолько сильно терзали Рамиреса, что он, погружённый в свои мысли, даже не услышал, как хлопнула входная дверь.

Ричард получил удар в лицо, когда вошёл в гостиную. На него в буквальном смысле слова набросился здоровенный детина, на ходу пытающиеся выяснить, что Рамирес забыл в его доме. Ричард привык к дракам, но сейчас, застигнутый врасплох, он словно разом сдал позиции. Наверно хозяин особняка отомстил бы за попранную честь своего жилища, если бы не Бель.

Удар ножом пришёлся нападавшему в спину. Резкий. Разящий. Всё было в крови. Той, что всегда Рамиреса так волновала. Но сейчас, глядя на тело у своих ног, и на Бель, чье лицо было в кровавых брызгах Ричарда взволновало совершенно другое. Её голос, и слова, которые ворвались в сознание словно вихрь в открытую форточку.

— Да, я… Я в порядке, — губа рассечена, кровоподтек на скуле, но он правда в порядке. Машинально обнимает девушку. Самое дорогое. — Я люблю тебя.

Сложно сказать, но иногда невозможно этого не сделать. Поцелуй со вкусом чужой крови отдаёт металлом.

— Давай … Подумаем, что мы можем сделать с этим… идиотом.

[nick]Richard Ramirez[/nick][status]Night Stalker[/status][icon]https://i.postimg.cc/sX8gRHDQ/tumblr-noelhh-Yv2p1upeuuno1-500.gif[/icon][sign]Увидимся в Диснейленде.[/sign][fandom]ОС[/fandom][lz]Жизнь — это всего лишь шутка, и мне нравится высмеивать то, что все воспринимают ***ть как серьезно.[/lz]

Подпись автора

Бѣлый генералъ
Откланялся на вокзалъ
И я пригублю бокалъ
За Маркса и «Капиталъ»!
Ѣшь ананасы и рябчиковъ жуй
День твой послѣдній приходитъ, буржуй!

+1

54

[nick]Annabelle Bennet[/nick][status]night stalker's girl[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/01e62eb55fb0f81249fb927d3fdd8c01/26b88125fb452ddf-36/s540x810/d8a6d3d88eaf9537fa42bc19ffde5045bc43243b.gifv[/icon][fandom]OC[/fandom][lz]nothing to lose [/lz]

Белль тяжело дышала, уткнувшись носом в грудь Рамиреса. Подступала паническая атака на грани с истерикой. Тело содрогалось от малейших касаний, словно ее жалили щупальца медузы, но его объятия были ей необходимы. Она только что убила человека. Эта мысль пульсировала страшной болью в голове, заражая кровь в сосудах, что, добираясь до сердца, превращала его в чёрный бубон. Зарыдав в голос, девушка отчаянно цеплялась за Ричарда. Он был ее оплотом спокойствия. Смешно. Ночной Сталкер ведь.

Не выдержав, брюнетка обернулась и посмотрела на лицо лежавшего на полу мужчины. Тот, издав последний влажный хрип, обмяк окончательно, взгляд его застекленел навсегда. Под ним по темному ламинату расползалось большое бурое пятно. Белль почувствовала прилип дурноты, но тут же взяла себя в руки, мёртвой хваткой держась за футболку своего парня. Может же она теперь точно так его называть? Она растерянно повернулась к Ричарду, заглянула в его темные глаза, в которых больше не читалась та злоба, что делала его Ночным Сталкером. Его взгляд ее успокаивал, под ним даже дышать становилось проще.

Да. Да, она любит его. Больше нет смысла скрывать или отторгать. Пусть это похоже на одержимость Дьяволом, пусть. Пусть все ее лицо забрызгано кровью, что густыми каплями опадала со склеившихся прядей волос. Пусть.

- Тут же рядом причал? - прочистив горло, неожиданно хладнокровно поинтересовалась девушка. - Отправим его на корм акулам? Но, очевидно, оставаться здесь больше нельзя.

Возможно, ее ждут целый нервный срыв и вагон рефлексии позже, но сейчас надо быстро что-то решать. Точно. Хозяина дома в океан, а кровь с пола нужно стереть. Здесь повсюду их ДНК и отпечатки. Белль не знала, насколько хорошо сейчас работает криминальная лаборатория в полиции, потому оставлять труп нельзя.

Белль ощущала себя так, словно всю последнюю неделю неслась на огромной скорости в поезде в самый центр безумия, но теперь тот и вовсе заодно сошёл с рельс. Если Ричард куда-то от неё денется, исчезнет, уйдёт, ее просто уже не будет. Аннабелль Беннет будет стёрта с лица Земли. И тогда ожогами от газовой конфорки она не отделается.

- Нужно сделать это как можно скорее.

Теперь она тоже убийца. Она старалась обезличить для себя этого бугая, словно тот вовсе не был человеком. Чтобы не накатилось чувство вины. В конце концов, если бы не она и ее состояние аффекта, неизвестно, чем бы кончилась эта потасовка. Лишь на секунду Белль взглянула на тело снова, а затем вновь припала к Рамиресу, провела кончиками пальцев по кровоподтеку на его скуле, по рассеченной губе. Нет, она не позволит никому больше как-то ранить это прекрасное лицо. Никогда.

Они завернули тело в коврик из ванной, вдвоём кое-как с передышками дотащили его до небольшого пирса недалеко от дома. Белль никогда не думала, что станет такой. Таким человеком. Той, что помогает прятать труп. Той, что собственноручно человека трупом и сделала. Сейчас они работали слаженно, но Беннет понимала, что вскоре, когда шок пройдёт, и она осознает случившееся, ее ждёт очень, очень плохое состояние. Потому пока все нервы она вложила в уборку. Надела резиновые перчатки и ползала на коленях по гостиной, собрав все чистящие средства в доме, и остервенело оттирала кровь.

До самого вечера она практически не разговаривала. Словно онемела от бурлящей, пузырящейся боли. Белль лишь либо отдавала короткие команды, либо коротко кивала, когда сама получала команды от Ричарда. У дома была припаркована машина хозяина - на ней и было решено уехать. Временно, пока не угонят новую.

Но черт дернул ее перед тем, как сесть а автомобиль, вытащить из переполненного почтового ящика газету. Совсем свежая - вчерашняя дата. Должно быть, к ним заглядывал почтальон, а они и не заметили. И на первой же полосе девушка увидела то, что заставило все внутренние органы сжаться.

Заголовок гласил: «Ричард Рамирес. Ночной сталкер».

И большое фото ее парня на всю страницу.

+1

55

— Говоришь, как прирожденная убийца, — усмехается Ричард, когда Бель говорит ему о том, что хозяина особняка нужно скормить акулам.

Для него чужая смерть — часть жизни. Для него она — ничто. Потому, что нет в ней ничего необычного или загадочного. Ничего, что могло бы повергнуть Рамиреса в ужас или шок. Он привык к ней. Она стала для него дорогим другом, который был не способен на предательство. Отчасти Ричард был рад познакомить с этим другом Бель, так как в тайне опасался, что она всё же не до конца понимает его сущность. Но с другой стороны он и боялся. Отчаянно страшился того, что смерть, как истинная ревнивца, сокрушит Бель до основания. Растопчет их взаимную любовь, как нечто, чему не место в этом мире. Под небом Калифорнии.

Но пока, казалось, всё было нормально. Или это ему хотелось так думать. Обманывать себя, как всегда. Они избавляются от трупа, вымывают весь дом не оставляя ни следа, ничего, что может указать на присутствие в особняке чужаков. Машина жертвы оказалась новой. Бак полный бензина. Можно было ехать куда угодно, благо все Штаты могли стать их домом. Если бы не одно но.

Первой газету увидела Бель. От шока Рамирес даже не сразу понял о чем речь, но когда взгляд его упал на фото и заголовок, то он невольно замер на месте. Что делать? Бежать? Скрываться? Или уже поздно? Испугался ли Ричард? И да, и нет. Он страшился возмездия, как чего-то неотвратимого, однако и понимал, что оно рано или поздно его настигнет. И сейчас чувство, которое родилось в душе Рамиреса было похоже на удивление, смешанное с осознанием свершившегося факта. Некоторое время они проехали молча. Ричард барабанил большим пальцем по рулю, время от времени поглядывая на встревоженную Бель. Наконец, он вырулил на окраину, где теснились несколько убогих отелей и брали истоки те районы, где честным американцам лучше не появляться.

— Я не знаю, что делать, — честно признался наконец Рамирес, направляясь в один из отелей, — Но нам точно нужно отдохнуть.

Им не задавали лишних вопросов, казалось даже внимания не обратили — настолько выражение лица темнокожего администратора было скучающим. Они отвлекли его от просмотра бейсбольного матча.

В номере было душно и затхло. Ричард кинул сумку Бель на кровать, а сам потянулся к девушке.

— Иди ко мне.

Ему нужна была она. Её тело, чтобы привести себя в чувство. Доза наслаждения.

[nick]Richard Ramirez[/nick][status]Night Stalker[/status][icon]https://i.postimg.cc/sX8gRHDQ/tumblr-noelhh-Yv2p1upeuuno1-500.gif[/icon][sign]Увидимся в Диснейленде.[/sign][fandom]ОС[/fandom][lz]Жизнь — это всего лишь шутка, и мне нравится высмеивать то, что все воспринимают ***ть как серьезно.[/lz]

Подпись автора

Бѣлый генералъ
Откланялся на вокзалъ
И я пригублю бокалъ
За Маркса и «Капиталъ»!
Ѣшь ананасы и рябчиковъ жуй
День твой послѣдній приходитъ, буржуй!

+1

56

[nick]Annabelle Bennet[/nick][status]night stalker's girl[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/01e62eb55fb0f81249fb927d3fdd8c01/26b88125fb452ddf-36/s540x810/d8a6d3d88eaf9537fa42bc19ffde5045bc43243b.gifv[/icon][fandom]OC[/fandom][lz]nothing to lose [/lz]

В душе Белль бушевало отчаяние, похожее на смерч, океанский шторм, и девушка словно захлебывалась водой, тонула, легкие жгло. Она не произнесла ни слова за весь путь. И даже когда Ричард честно признался, что не знает, что делать, она лишь пожала плечами и потупила взгляд в пол. Номер отеля был ужасен. В нем воняло хлоркой и какой-то тухлятиной, и, войдя внутрь, первым, что она заметила, был наглый здоровый таракан, быстро заползший в крохотную ванную.

Она убила. Убила человека. Запоздалая реакция на стресс дала о себе знать, и теперь внутри все дрожало, хоть внешне Беннет и выглядела спокойной - быть может, лишь слегка встревоженной. А ещё теперь весь штат, весь мир, знал личность Ночного Сталкера. Нет, эта игра зашла слишком легко. Внутренняя истерика подползала гремучей змеей, перекрывая собой любые иные чувства. Даже любовь. Белль сорвалась. Нервы, как оголенные провода, больше не выдерживали, и тут же ударили током, стоило Рамиресу коснуться ее тела.

Брюнетка отшатнулась, убрала его руки и отчаянно замотала головой. Лицо ее исказила гримаса боли. Нет. Так просто не может продолжаться.

- Неужели ты не понимаешь, что произошло? - ее голос ломался, срывался, когда она незаметно для себя повысила тон. - Может быть для тебя… Для тебя - это норма, повседневность, но не для меня! - горячие слёзы потекли по бледному лицу, нижняя губа дрожала. - Я убила. Я убила, Ричи! А теперь тебя ещё разыскивают. Что, что мы будем делать, скажи мне?! Снова трахаться? Серьезно?

Перед глазами замельтешили крохотные чёрные вспышки, Беннет глотала воздух как рыба, выброшенная на берег, пресекала любые попытки коснуться ее. Это не может быть реально. Просто не может. Белль стала остервенело давить на совсем свежий ожог на левом запястье, расчесывала его в кровь, сдирая коросту. Сердце уже дребезжало, а не стучало.

Внутри что-то, что и так шло трещинами последние недели, надломилось окончательно, выпуская из себя грязную воду, сочась гнилью.

- Запретная любовь - это красиво, все такое, - из-за истерических ноток в голосе ее слова стали тяжело различимы. - И я правда, правда тебя люблю. Слишком сильно. Настолько, что мне больно. А разве так должно быть? Скажи мне, так должно быть?

Она утёрла слёзы тыльной стороной ладони, но те все продолжали литься буйным потоком.

- Мы зашли слишком далеко. Питер, это похищение… Я больше не могу. Не могу, понимаешь?! Мне уже самое место в психушке.

Боль начинала перестать в злость, в самую настоящую ярость. Надо прямо сейчас пойти и во всем признаться. Их все равно поймают. Так, может, хоть скосят себе срок. А вообще-то Белль просто очень сильно хотела домой. К маме.

- Мне.. Мне надо проветриться, - прохрипела брюнетка и вылетела из номера, как ошпаренная.

Она брела по мексиканскому районе Лос-Анджелеса, почти по самой окраине города, ловя на себе заинтересованные взгляды. Дивятся рыдающей на улице девушке или узнали ее по фото, как пропавшую без вести? Ей было все равно. Они уже в яме. В глубокой бездне, на самом ее дне. Плавают под толщей воды, где давление сплющивает в лепешку, а вокруг нет никого и ничего, кроме удильщиков.

Белль не знает, сколько так вот бродит, куда глаза глядят. Кажется, не меньше часа, и, кажется, она сделала большой круг по району. Мысли то разрозненно разлетались, но хаотично цеплялись друг за друга, колючей проводкой обвивая горло. Но тут она услышала на соседней улице, за магазином, агрессивные выкрики. Да, место это было не самым цивильным, но солнце стояло ещё высоко. Неужели там какая-то драка посреди белого дня? А когда послышался вой полицейский сирены, Белль чисто инстинктивно, ведомая сердцем, бросилась туда и увидела то, от чего была вот-вот готова потерять сознание.

Собралась целая толпа. Какой-то мужчина держал в руках арматуру. Два копа вели парня, скрутив тому руки, к машине. Футболка «Jack Daniels». Буйные чёрные кудри торчат сквозь бинт, которым ему перемотали голову. На лице кровь. На том самом красивом лице. Вокруг уже снуют журналисты, пытаясь снять задержанного, а из толпы слышны гневные речи, кто-то пытается прорваться, чтобы «надавать этому ублюдку ещё».

- Наконец Ночного Сталкера поймали! - радостно вскричал молодой парниша.

У Белль не оказалось сил, те словно в считанные секунды покинули тело, и девушка лишь, зажав рот ладонью, сползла спиной вниз по стене, вновь погружаясь в оцепенение.

+1

57

— А почему бы и нет? — нагло поинтересовался Ричард, силясь за жёсткой усмешкой скрыть то, что реакция Бель его расстроила.

Более того — он был в ужасе от происходящего. В его уродливом мирке всё было иначе. То, что девушка позвала его, являлось прямым призывом и доказательством того, что она принимает его целиком и полностью. Без полумер и условий. Теперь же, когда истина открылась перед Ричардом с неприглядной стороны — той, каковую он и вовсе видеть не желал, он был шокирован. Ему было больно и страшно. Более того — одиноко. Сердце резало словно ножом.

Он опустил руки, отошёл от Бель как можно дальше. Ещё немного и она — уйдёт. И Ричард, конечно же, ничего не сможет сделать. Парень скрипнул зубами, мрачно глянул в сторону девушки, которая стояла напротив него и заливаясь слезами, твердила о том, что убила человека, а затем перешла к тому, из-за чего Рамирес и вовсе решил уйти. Она устала от него. Слишком много тьмы. Её оказалось слишком много для того, чтобы Бель истинно могла всё принять, как есть. До этого, видимо, девушка развлекалась, а когда поняла, что дело зашло слишком далеко — сочла, что шутка чересчур затянулась. Рамиресу показалось, что внутри у него всё сжимается от боли и горит от ярости.

— Не можешь? — повторяет за ней Ричард, и лицо его неприятно кривится, — А что ты можешь? Предавать?

Сначала своего Питера, затем — его самого. Интересно, почему он не подумал об этом раньше?

Ричард сжал кулак. Злость захлестнула его с такой яростью, что он едва было не ударил её. Бель спасло лишь то, что девушка, не выдержав, сорвалась с места. Хлопнула дверь. Рамирес тупо уставился на неё и сел на пол. Так и просидел, пока мысль о том, что Бель может попасть в опасность, не заставила Ричарда подняться на ноги и отправиться на поиски девушки. Но та, как назло, словно сквозь землю провалилась. Снедаемый беспокойством, Рамирес даже как будто и забыл, что объявлен в розыск.

Но другие не забыли.

Когда Рамирес поймал на себе первый взгляд? Когда пересекал улицу, чтобы направиться в магазинчик за сигаретами или чуть раньше? Он заметил то, что за ним следят слишком поздно.

Его гнали, как зверя. Да и сейчас он и был зверем — затравленным, почти убитым и безмерно одиноким. От сознания последнего Ричарда едва ли не сотрясала дрожь. Ярость сменилась ощущением полнейшего бессилия. Он не может. Не может и не хочет сопротивляться. Крики толпы, боль от ударов, кажется, что ему разбили голову. Но это — не важно. Всё это сейчас — не важно. Бель ушла. Её — нет. Рамирес рычит, сталкивая с себя кого-то, но их слишком много. Слишком много.

Сирена полицейской машины звучит слишком громко. Ричард вздрагивает, когда его запястий касается холод железа. Ему бинтуют голову, какой-то коп отгоняет любопытных. Он поднимает голову, видит Бель и понимает, что если позовёт её сейчас, то убьет. Потому, лишь с силой сжимает зубы. Он не будет кричать.

[nick]Richard Ramirez[/nick][status]Night Stalker[/status][icon]https://i.postimg.cc/sX8gRHDQ/tumblr-noelhh-Yv2p1upeuuno1-500.gif[/icon][sign]Увидимся в Диснейленде.[/sign][fandom]ОС[/fandom][lz]Жизнь — это всего лишь шутка, и мне нравится высмеивать то, что все воспринимают ***ть как серьезно.[/lz]

Подпись автора

Бѣлый генералъ
Откланялся на вокзалъ
И я пригублю бокалъ
За Маркса и «Капиталъ»!
Ѣшь ананасы и рябчиковъ жуй
День твой послѣдній приходитъ, буржуй!

+1

58

[nick]Annabelle Bennet[/nick][status]night stalker's girl[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/01e62eb55fb0f81249fb927d3fdd8c01/26b88125fb452ddf-36/s540x810/d8a6d3d88eaf9537fa42bc19ffde5045bc43243b.gifv[/icon][fandom]OC[/fandom][lz]nothing to lose [/lz]

[indent]

Она не знает, сколько ещё просидела на улице. Прямо на асфальте пятой точкой, задыхаясь от слез. Ричарда уже увезли, но какие-то офицеры до сих пор собирали показания многочисленных стопившихся людей. Какие-то молодые ребята напились и едва ли ни песни распевали в честь поимки серийного убийцы, терроризировавшего Город Ангелов последние месяцы. Белль еле поднялась на ноги, тяжело дыша, подошла к неизвестному ей парню, что горлопанил сильнее остальных, и просто ударила того в лицо. Что-то хрустнуло, и девушка догадалась - это его нос. Парень вскричал и, будучи нетрезвым, тут же пошатнулся и завалился на стоящую рядом женщину. Белль тихо нервно хихикнула, потирая ушибленный кулак. Началась потасовка, но хрупкой девушке удалось скрыться в толпе и, в конце концов, нырнуть во дворы.

Вечерело. Но Беннет не боялась. Не боялась никого и ничего, она оцепенела. И сама не поняла, как добралась до родительского дома. Скорее всего, все же пешком - на то указывала дикая боль в ногах. Ее мать с порога схватила дочь, прижала к себе, стиснула в объятиях. Должно бы быть облегчение. Должно. Но Белль не почувствовала ничего. Абсолютно ничего. Тиффани, конечно? интересовалась, где же она была. Не у того ли ужасного человека, что убил Питера, в заложниках? Белль снова соврала, но на этот раз ложь слетала с ее губ без какого-либо чувства вины. Чисто механические ответы. Она наплела матери, что ей просто надо было побыть одной. Извинилась. Но стыда не чувствовала совершенно. Эта женщина ей более никто - единственным дорогим и близким человеком для Белль ныне был Ричард Рамирес.

«Предавать?»

В голове все ещё звучал его голос. И он был прав. Так чертовски прав. Она предала его. Заставила поверить, а затем оттолкнула. Вот он - вот тот момент, когда Белль, действительно, поняла, кто она такая. Дело не в Питере, не в похищении, не в убитом хозяине дома. Настоящий, окончательный надлом произошёл только что - когда собственная семья стала для девушки чужой. Теперь Белль знает. Знает, что сделает что угодно для своего любимого Ричи. Она так сильно ненавидела себя сейчас. Если бы она не была такой трусливой и слабой, его бы не поймали. Они бы выждали пару дней и умотали в другой штат - далеко-далеко отсюда. А теперь смысл делать «что угодно?». Когда его арестовали. Что она может предпринять?

Лишь плакать навзрыд, раздирая болезненными воплями горло. Мать, кажется, позвонила пастору - отцу гребаного Питера, сгорел бы он в Аду. На завтрашнее утро был назначен разговор священника с Белль. Вот только ее в это время там уже не будет.

Ночью, когда родители уснули, брюнетка прокралась на кухню, к стационарному телефону, и набрала номер Роберта. Старшего брата. Рано утром брат тихо подъехал к отчему дому и забрал сестру, пока мать и отец ещё спали.

- Ты расскажешь, что случилось? - обеспокоено спросил Роб, помогая младшей разместиться в свободной комнате в своей квартире.

- Не могу, - Белль могла лишь хрипеть или шептать. - Не сейчас. Я просто хочу знать.. У тебя же остались связи в полиции?

***

Детектив сразу узнал «скорбящую вдову», когда та тенью проскользнула в участок. Выглядела та хуже некуда. «Возможно, бедняжка в депрессии из-за смерти жениха» - предположил мужчина. Но затем он узнал об ее просьбе. Она пришла сюда не просто так, она пришла сюда поговорить. Причём не с детективом. Девушка требовала «свидания» с Ночным Сталкером.

Ничего умнее, чем сказать, что она узнала парня на фото в газете, как стрелявшего на свадьбе, Белль не придумала. Все равно ситуацию хуже уже ничего не сделает. Сжалившись над «вдовой», детектив разрешил Беннет взглянуть в глаза убийце. Заодно посчитал, что, если Белль, действительно, его опознаёт, то Рамиресу выйдет пришить ещё одно дело. Хотя маньяку и так грозила смертная казнь. Детектив решил, что эта новость ободрит миссис Коулман, и удивился, заметив то, что девушка побледнела. Хотя казалось, куда уж сильнее.

Какими же тупыми бывают копы.

Благо, этот тупица решил дать им поговорить не в обычной допросной, где за ними наблюдали бы за стеклом, а в обычном помещении для таких «свиданий». Белль сидела за столом, нервно расчесывая свои ожоги, и выжидающе пялилась на дверь. Но, когда та отворилась, не выдержала и опустила взгляд, смахнув одинокую слезинку с щеки. Ричарда посадили напротив, а в углах комнаты встали на свой посты двое конвойных.

Ей хотелось, так хотелось протянуть к нему руку. Но нельзя.

Нельзя.

+1

59

Он чувствовал себя покинутым. И, одновременно, ощущал нечто средние между пустотой и отчаянием. Он — в клетке. Чертовой клетке. И теперь ему отсюда никогда не выбраться. Ричард понимал, что рано или поздно это произойдёт, однако, так или иначе, всячески старался отодвинуть неминуемый финал. Но сколько верёвочки не виться, ей должен был прийти конец. В его случае концом послужило то, что Рамирес потерял бдительность. Он попался совершенно глупо. Так, словно это было подстроено судьбой. Той самой слепой судьбой, что отняла у него Бель, заставив возненавидеть его сущность.

Потеря любимой девушки стала для Рамиреса жестоким ударом. Он всё ещё не мог поверить в то, что с ней всё в порядке — даже порывался спросить, однако понимал, что этим лишь усугубит своё положение и подвергнет опасности Бель. Ту, что ушла от него хлопнув дверью.

Глупо было бы ожидать, что будет иначе. Кто может искренне любить такого человека, как он? Никто. Даже такая странная и причудливая личность, как Бель, и та не смогла выдержать всю ношу любви Рамиреса. Что уж говорить о других? Нужно было все таки убить её. Тогда, по крайней мере, у Рамиреса осталось бы приятное воспоминание. А так его сжирали тревога и страх. Не за себя. Не за неё. Эти чувства охватывали Ричарда потому — он не мог им противиться.

Он сидит в камере и смотрит в стену. Немного раскачивается взад вперёд. Так, что кажется — ещё немного и Ричард разразиться криком. Но с его губ не срывается ни вздоха. Ничего. Их не касается даже тени нервной ухмылки. Одна лишь пустота — в глубине его чёрных зрачков и перед ним. Во тьме его сознания.

Рамиреса окликают по имени. Он встаёт, всё ещё чувствуя в разбитой голове кружение. Смотрит на полицейского, который гремит ключами. Ему всё равно, что с ним будет, но и к откровенности Ричард не расположен. Угрюмо смотрит на своего конвоира, который отпирает дверь, кивком головы приглашая Рамиреса выйти и следовать за ним. Тот подчиняется.

Ричард ещё не переступает порога комнаты свиданий, но уже чувствует — она там. Скользит взглядом по встревоженному лицу Бель, садится и теперь сам не сводит с нее взгляда.

— О чем ты хотела поговорить? — спрашивает он почти дежурно, но сердце готово выпрыгнуть из груди. Ему нельзя даже коснуться её руки, поэтому Рвмирес склоняется как можно ближе к Бель и заглядывает той в глаза.

«Я тебя люблю. Ты помнишь это? Скажи, что помнишь!»

[nick]Richard Ramirez[/nick][status]Night Stalker[/status][icon]https://i.postimg.cc/sX8gRHDQ/tumblr-noelhh-Yv2p1upeuuno1-500.gif[/icon][sign]Увидимся в Диснейленде.[/sign][fandom]ОС[/fandom][lz]Жизнь — это всего лишь шутка, и мне нравится высмеивать то, что все воспринимают ***ть как серьезно.[/lz]

Подпись автора

Бѣлый генералъ
Откланялся на вокзалъ
И я пригублю бокалъ
За Маркса и «Капиталъ»!
Ѣшь ананасы и рябчиковъ жуй
День твой послѣдній приходитъ, буржуй!

+1

60

[nick]Annabelle Bennet[/nick][status]night stalker's girl[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/01e62eb55fb0f81249fb927d3fdd8c01/26b88125fb452ddf-36/s540x810/d8a6d3d88eaf9537fa42bc19ffde5045bc43243b.gifv[/icon][fandom]OC[/fandom][lz]nothing to lose [/lz]

Оцепенение спадает сразу, как Белль видит лицо Ричарда. Губа разбита ещё после того случая в доме, в котором они незаконно жили, но вот синяков прибавилось. Она вспоминает то, как ему перемотали голову вчера, и жутко боится, нет ли у него сотрясения. Рамирес придвигается максимально близко, и у Белль перехватывает дыхание - слёзы готовы политься ручьём, и девушка себе в этом не отказывает. В конце концов, полицейских не удивит то, что скорбящая вдова плачет при разговоре с убийцей ее мужа.

Она могла бы сейчас начать извиниться. Могла бы. Но этого будет мало. Сколько раз она уже просила у него прощения, в конце концов причиняя только больше боли? Чувство вины жгло изнутри как щёлоком, оставляя на сердце борозды химических ожогов. Если бы она подумала о том, что парень пойдёт за ней, если бы напомнила тупой себе, что он в розыске… Если бы, если бы, если бы. Горько разрыдавшись, Белль отвела глаза, разорвав зрительный контакт между ней и Ричардом. Должно быть, она уже достала его своими вечными слезами. Но и он мог бы заметить, что она сходит с ума у него на глазах! Что его девушке нужна настоящая психиатрическая помощь!

Но это все пусто. О себе теперь Белль будет думать в последнюю очередь. Главное - вытащить Рамиреса отсюда. Брат, конечно, выпал в осадок, когда она все ему рассказала. Но брюнетка сердцем чувствовала, что Роб не предаст ее и не выдаст. Он должен помочь. Через своих многочисленных друзей и знакомых, варящихся в криминальном мире, Роб мог выйти на связь с полицией. Продажной полицией. И это было Белль на руку.

Мать бы, наверное, уже ударила ее и отправила бы на исповедь, но Тиффани Беннет и в половину не могла понять чувств дочери. Такая уж Белль уродилась. Сломанная, неправильная. Ее пытались наставить на путь истинный всю ее жизнь, и эти парадигмы так глубоко засели в ее мозгу, что в итоге она причинила Ричарду много боли. Единственному человеку, рядом с которым она хочет быть рядом. Всегда.

Она организует ему побег. Проще всего, как сказал брат, сделать это во время перевозки преступника или во время следственного эксперимента. Белль выждет. Обязательно выждет подходящий момент, а затем они уедут. Вдвоём. Куда угодно, в Мексику, в Южную Америку, да хоть в СССР. Это абсолютно не важно. Девушка больше не держалась за свою призрачную идеальную жизнь. Не тогда, когда сидела под тяжелым и пропитанным болью взглядом чёрных глаз.

Оставалось лишь одно «но» в уравнении. Копы, конечно, идиоты, но не настолько, чтобы не сопоставить факты. Учитывая, что Беннет сама сказала, что Рамирес причастен к убийству на свадьбе, они быстро догадаются, что причастна и она. Сыграла здесь немаловажную роль. А из-за решётки Белль Ричарду не поможет. Остаётся один способ.

Набравшись храбрости и громко всхлипнув, Белль наконец вновь подняла глаза на парня. Не на Ночного Сталкера. На своего любимого человека.

- У меня есть план, - тихо, чтобы конвойные не услышали, но при этом уверенно говорит брюнетка. - Женись на мне.

+1


Вы здесь » Nowhǝɹǝ[cross] » [no where] » deal with the devil.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно