no
up
down
no

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Приходи на Нигде. Пиши в никуда. Получай — [ баны ] ничего.

headImage

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

headImage

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Nowhǝɹǝ[cross]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Nowhǝɹǝ[cross] » [no where] » Бокал Красного.


Бокал Красного.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

[nick]Berta Verbova[/nick][status]vampire girl[/status][icon]https://i.pinimg.com/564x/68/4f/fb/684ffb24a88415fede7874d99b53ace5.jpg[/icon][lz]show me your teeth[/lz][fandom]OC[/fandom]

Berta Verbova х Damiano Reggiani
https://i.pinimg.com/564x/92/eb/87/92eb87cb6d3f8e263592b213126978fa.jpg
[size=10]fresh blood

Судьба свяжет их кровью.

Отредактировано Camilla Macaulay (2021-12-14 23:49:52)

+1

2

[nick]Berta Verbova[/nick][status]vampire girl[/status][icon]https://i.pinimg.com/564x/68/4f/fb/684ffb24a88415fede7874d99b53ace5.jpg[/icon][fandom]OC[/fandom][lz]show me your teeth[/lz]

- Глиттер, фу, - скривилась Берта, сгоняя любимого добермана с постели, на которой лежала аккуратно сложенная одежда. - Помнёшь мне все и испачкаешь.

Пёс уркнул и спрыгнул, занимая место рядом с хозяйкой у зеркала почти во всю стену, и та, не выдержав, улыбнулась и почесала хвостатого друга за ушком. Закончив с макияжем, брюнетка завязала короткие волосы в маленький пучок и приступила к переодеванию, не забыв полюбоваться в отражение на сделанную несколько месяцев назад тату фаз луны под грудью.

- Пойдём, шалопай, - девушка кивнула собаке в сторону прихожей, и Глиттер сразу побежал брать в зубы свой поводок. - Молодец, Гли, - Вербова похлопала  довольного питомца по макушке и вышла вместе с ним из квартиры.

Студентка лениво шагала по небольшим улочкам центра, наслаждаясь вечерним воздухом прогретого за день мегаполиса. Несколько дней назад она удачно закрыла сессию и радовалась официальному началу своих каникул. В небе, кажется, собиралась гроза, и люди начинали потихоньку расходиться, что только радовало Берту, явно не боявшуюся намокнуть. Улыбнувшись щедро намазанными алым губами, девушка завернула за очередной поворот, утаскивая Глиттера подальше от мусорных контейнеров, и зацепилась взглядом за бесхозно валявшуюся на скамейке газету.

«В СТОЛИЦЕ БЕССЛЕДНО ИСЧЕЗАЮТ ЛЮДИ!» - гласил заголовок. Брюнетка поморщилась. Да, она, действительно, слышала что-то о двух пропавших молодых людях за одну прошлую неделю, когда сестра смотрела телевизор, но сама раздувать панику не спешила. Кто знает, что произошло, верно? Может, у буйных подростков гормоны шалят, и они сами ещё вернутся домой. В конце концов, статистика пропавших без вести всегда была довольно высокой, и переживать о каждом.. целой жизни не хватит. Пожав плечами, Берта двинулась дальше, так и не заметив на себе голодного взгляда из-за угла соседнего дома.

***

- Бум! - допив залпом стопку текилы, Матвей с характерным стуком ставит ее, опустевшую, на стойку. - Давай, не тормози, - парень подталкивает свою подругу, заставляя девушку засмеяться.

- Да я тебя не просто догоню, я тебя перегоню, - подняв одну бровь, отвечает Берта и вмиг осушает свою порцию.

Матвей подхватывает ее смех и по-собственнически закидывает руку на узкие худые плечи девушки, на что кареглазая лишь фыркает, но не отталкивает. Отношения Боровицкого и Вербиной можно было охарактеризовать банальным «друзья с привилегиями», но, кажется, в последнее время они начали своё движение все ближе к романтическим, что, нельзя сказать, что сильно пугало кареглазую, просто.. просто она слишком долго была одна и сейчас не совсем понимала, чего хочет. Но будь что будет. Парень он, вроде как, неплохой. Хоть, конечно, и не сравнится с ее «крашем» из Италии.

Черт, Берта, меньше пей!

- Что ж, поездка в Питер к родителям отменяется, да? - спрашивает Матвей, жестом прося бармена повторить заказ.

- К сожалению, да, - вздыхает брюнетка. - Вся эта тема с вирусом достала, - она поёжилась. - А у отца и так слабый иммунитет.

- Сами-то привились лишь ради пропуска в увеселительные заведения, - дополнил студент, беря новую наполненную стопку. - За то, чтобы весь этот кошмар кончился!

- Это уж точно, - буркает девушка и чокается со своим «почти» парнем.

Вербова, в принципе, привыкла находиться в мужской компании, не считая, конечно, сестры и одной подруги, но они были настолько разными.. Клара, как гребанный божий одуванчик, и ее непутевая близняшка - сущая вампирша. Адское дитя. Выпьет тебя да не заметит.

- Мы скоро закрываемся, - напомнил симпатичный бармен, и парочка вновь печально вздохнула.

- Чертова пандемия, - девушка элегантно соскочила с высокого стула. - Пойду перекурю свою злость, - салютовала она и вышла на улицу.

Вербова облокотилась спиной о прохладную стену, подожгла сигарету, позволяя никотину наполнить легкие, и тяжело выдохнула дым в ночное небо. У клуба толпились ещё какие-то ребята, активно жестикулируя и переодически расходясь хохотом, и кареглазая уже было собиралась вернуться к другу, чтобы предложить Боровицкому продолжить вечеринку где-нибудь у друзей, как вдруг вздрогнула от неожиданного появления человека рядом с собой.

- Господи, - испугалась девушка, неосознанно прижав руку в груди. - И давно ты тут стоишь?

Неизвестный хищно ухмыльнулся и по-совиному склонил голову набок. Взгляд его холодных глаз пробирался глубоко в душу, и Берта невольно вздрогнула.

- Достаточно давно, чтобы оценить твою красоту, - парень потянул к ее лицу раскрытую ладонь, продолжая скалиться, но брюнетка не растерялась и пихнула ему в руку сигарету.

- Затушишь? Спасибо, - ухмыльнулась она и отправилась обратно в клуб. Ну и жуткий же тип.

Ледяной взгляд, казалось, надолго отпечатался в ее сознании, и Вербова, поёжившись, направилась к уже расплатившемуся Матвею.

- Ну что, как говорится, «show must go on»? - широко улыбнулся юноша, встречая слегка напряженную кареглазую. - Я нашёл нам тусовку.. Эй, ты в порядке?

- Да, просто скорее хочу отсюда убраться, - кивнула Берта, все ещё с опаской поглядывая на вход.

***

Небольшая вечеринка общих друзей пары проходила в старом доме на Чистых Прудах, и ребята, радостно поприветствов однокурсников, быстро влились в разговор, продолжая распитие текилы, только на этот раз разбавленной спрайтом.

- За удачно закрытую сессию! - выкрикнул Антон, и все остальные с радостным гулом подняли вверх свои пластиковые стаканчики.

Берта, хорошенько подвыпив, вызывающе танцевала в центре гостиной, держа за руки свою единственную подругу - Лилю. Едва на повалившись на блондинку, Вербова заливисто засмеялась и чмокнула ее в щеку, оставляя яркий след от помады.

- Черт, Берта, - запротестовала Лиля, пытаясь оттереть скулу салфеткой. - Новый хайлайтер!

- Эх, как же жаль, что Агата ушла из вуза, - сделав музыку потише, Антон плюхнулся на потрёпанный кожаный диван. - Погадала бы нам на своих картишках.

- И ты бы прям поверил, - съязвила брюнетка, усаживаясь рядом со своим другом и пытаясь отдышаться после активного танца. - Сверхъестественного не бы-ва-ет, - отчеканила она.

- Он бы поверил всему, что скажет Агата, - осоловело подмигнула Лиля, меняя трек на подключённом к колонкам ноутбуке. - Для тебя, Берт, - ухмыляется зеленоглазая, врубая на всю мощь «I WANNA BE YOUR SLAVE».

Вербова прыскает со смеху и все же встаёт с насиженного места, когда подруга протягивает ей руку. Девушка активно двигает бёдрами, крутится и потряхивает угольно-черными волосами, распуская пучок и наслаждаясь хриплым голосом Дамиано. Нет, ну все же, почему она не родилась в Италии?

- Так, все, я подышать, - пытается выровнять дыхание кареглазая и направляется на балкон.

- Меньше курить надо, - поддевает Матвей, незаметно для остальных шлепая брюнетку по заднице. Та лишь шикает на него и, кокетливо улыбнувшись, выходит на воздух.

Вздохнув полной грудью, девушка блаженно прикрывает глаза, пока внезапно не ощущает те же неприятные мурашки, что и у клуба пару часов назад. Нахмурив темные брови, Берта выискивает взглядом причину своего липкого страха в темном дворе и тут замечает фигуру, стоящую прямо под балконом и повернутую точно к ней. Лица не разглядеть, но Вербова уверена, что этот кто-то смотрим прямо на неё. Сердце долбило в где-то в горле, и брюнетка, зависнув ещё на пару минут, жуткие пару минут, что незнакомец не сдвигался с места, мило улыбнулась и показала ему средину палец, возвращаясь в комнату.

- Ребят, там какой-то мутный чел прямо под окнами, - отчего-то онемевшими губами шепчет кареглазая, и парни мгновенно подходят к окну.

- Перепила что ли? - хмыкает Антон. - И ужастиков пересмотрела.

Берта закатывает глаза и вновь припадает к стаканчику, надеясь, что так сердце быстрее успокоится.

- Может, он ждал кого-то, - пожал плечами Матвей.

«Например, меня» - подумалось девушке, но она лишь тихо хмыкнула. Паранойя какая-то.

***

- Матвей, - Вербова толкает уснувшего прямо на диване парня, но тот только что-то невнятно мычит. - Ты можешь поехать со мной?

Брюнет переворачивается на другой бок, подкладывая руки под голову.

- Блин, Матвей!

Уже наступали предрассветные сумерки, а до вызванного девушкой такси оставалось всего пять минут. Неоткуда взявшийся страх душил ее. Лиля уехала полчаса назад, а Антон уже спал в своей комнате.

- Берт.. - сонно пробормотал юноша. - Ты езжай, я подъеду днём.

- Да не нужен ты мне днём! - зашипела кареглазая. - Мне страшно сейчас!

- Чего ты там испугалась… - прошептал Боровицкий, снова отключаясь.

Твою ж, блин!

Берта рыкнула, когда на телефон пришло уведомление, что машина прибыла, и отправилась в прихожую обуваться. Из-за дурацких шлагбаумов во дворах ей придётся одной проходить через тёмную арку.

Озираясь по сторонам, кареглазая шлепала по ещё не успевшим высохнуть лужам, обнимая себя за плечи. Прямо подарок, перевязанный алой ленточкой, для маньяка. Вдруг ей показалось, что сзади послышались шаги, и она порывисто обернулась, но никого не заметила. Сглотнув, брюнетка вновь повернулась в сторону арки, которую только предстояло пройти, но перед ней материализовался незнакомец. Тот самый. Из гребанного клуба. Девушка не на шутку испугалась и, обрывисто втянув влажный воздух через ноздри, отступила на несколько шагов назад.

- Не бойся, - вновь скалился хищник, медленно наступая. - Именно такие дерзкие красавицы нам и нужны.

Тело словно парализовало, а серые глаза странного парня буквально гипнотизировали. Только девушка собиралась сипло закричать, как вдруг его руки в мгновение ока обхватили ее и прижали к стене, с силой зажимая рот. Берта мычала и пыталась отбиваться, но хватка незнакомца была железной. Из глаз прыснули слёзы, и жертва уже готовилась к худшему, когда произошло что-то ещё более странное. Юноша стремительно начал меняться. Кожа приобрела более серый оттенок, глаза налились кровью, уши заострились, а клыки.. Вид выпирающих клыков вмиг будто отрезвил Берту, и она закричала что есть мочи, но тут же была ударена затылком о бетонную стену. Перед глазами забегали мелкие чёрные точки, и Вербова даже не успела ничего рассмотреть, когда существо прокусило своё запястье и приложило его к ее открытым губам. Кровь какой-то непонятной, вязкой консистенции, пахнущая тухлятиной, заполнила ее рот. Рвотный рефлекс уже был готов сработать, но неизвестный с дикой болью впился в шею Берты, оставляя кареглазую медленно обмякать в его руках. Где-то в кармане трезвонил телефон, наверное, звонил таксист, но брюнетка уже не могла ни о чем думать, провариваясь глубоко в темноту.

***

Девушка распахнула глаза, ощущая сильное головокружение, и сразу подскочила, хватаясь на свою шею и надломленно кашляя.

- Берта! - подбежала Клара, подставляя сестре пластмассовое ведро, и та сразу опорожнила желудок. - Ну и перепила же ты! - усмехнулась шатенка.

- Что? - нахмурилась кареглазая, подрагивая всем телом и стирая тыльной стороной ладони испарину со лба.

- Ну, ты домой ввалилась вообще никакущая, - покачала головой Клара. - Едва не осушила пятилитровку и завалилась спать.

Голова гудела, и, кажется, поднялась температура. Лихорадило брюнетку, и правда, порядочно: не хотелось выбираться из-под зимнего одеяла в тридцатиградусную жару.

- Вы что-то употребляли? - с недоверием покосились голубоглазая на свою близняшку.

Во рту все ещё ощущался привкус тухлятины. Но, может ли быть такое, что Берта просто поймала «белочку»?

- Нет, - просипела она в ответ. - Пили текилу.

«А потом кто-то пил меня» - пронеслось в мыслях, и Вербова сразу зажмурилась, прижимая колени к груди. А одежда? На одежде должна быть кровь! Брюнетка подскочила с кровати и сразу пошатнулась, конечности совершенно не слушались.

- Клар, - не хотелось проверять свои догадки при сестре. - Ты бы не могла заварить мне чаю?

- Красного? Как обычно? - голубоглазая вздохнула, но все же поплелась на кухню.

Берта присела на корточки и стала копошиться в своих вещах, которые вчера, видимо, она скинула впопыхах. Чёрная майка, на самом деле, была чем-то пропитана. Чем-то уже засохшим и слегка хрустким. Она поковыряла субстанцию ногтем, и без капли удивления, но с отвращением осознала, что она имеет бордовый оттенок. Сглотнув, девушка переборола новый приступ рвоты и подползла к зеркалу, оглядывая свою шею. Но на ней нет никаких укусов. Ни даже царапинки. Так что это тогда вчера было?…

К хозяйке подбежал радостный доберман, просясь на прогулку, но Берте было тяжело даже подумать о том, чтобы подняться с пола - настолько ныли все кости и суставы.

- Чай налила! - окликнула сестру Клара. - Давай, приходи в себя, а я побежала! - хлопок входной двери.

Чертыхнувшись, кареглазая поднялась на тоненькие дрожащие ноги раза с четвёртого, и приволокла себя на кухню, свалившись безжизненной тушкой на стул. Запах вишни и малины ударил в нос с такой силой, что Вербова даже, не удержавшись, чихнула. Разве этот чай всегда пах так сильно? Но пить хотелось безумно, и девушка осушила все ещё горячую кружку в течение пары минут. Вдруг она стукнулась клыком о ее стекло и тихо взвыла от ноющей боли в зубе. Да, точно. Десны жутко горели и чесались. Приложив ладонь ко рту, брюнетка поплелась в ванную и принялась осматривать свою челюсть. Не обнаружив ничего сверхъестественного, она хмыкнула и отправилась под спасительный горячий душ, однако привычная для неё температура воды внезапно показалась кипятком, и Берта по-звериному зашипела от боли, переключая режим на практически ледяной.

Позавтракать брюнетка так и не смогла, все ещё ощущая сильное недомогание и тошноту. Но из дома выйти все же пришлось - Глиттер сам с собой не погуляет. Солнце ослепляло, создавая ощущение отечности и песка в глазах, и Вербовой пришлось надеть солнечные очки. Люди на улицах раздражали, то, что верный пёс тормозил у каждого угла, раздражало, и, вообще, весь мир сейчас раздражал. Вдруг невероятно громко зазвонил телефон в кармане, окончательно взыграв на нервах несчастной, и она передернула плечами, выуживая гаджет.

- Алло! - просипела Берта в трубку, поспешно отвечая на звонок и даже не взглянув на дисплей, лишь бы адская машина перестала так громко трещать.

- Воу, полегче! - раздался радостный голос Матвея. - Что, так похмелье мучает?

- О, ты себе не представляешь.

Парень начал бодро интересоваться, как у неё дела, и извиняться, что ей так и не удалось добудиться до него дома у Антона, вызывая лишь большую агрессию со стороны кареглазой, внутри которой уже клокотал гнев, сжирая последние нервные клетки. Его глупые попытки попросить прощения возвращали снова и снова к жутким ночным воспоминаниям, природу которых девушка до сих пор не могла понять. Только ей уже захотелось рявкнуть и прервать глупый трёп Боровицкого, как внезапно она почувствовала.. голод? Голод таких масштабов, что голова вновь закружилась, а в глазах начало темнеть.

Что происходит?

Берта неосознанно выпустила из рук и поводок, и телефон, что тут же шмякнулся об асфальт, и начала бешено озираться по сторонам. Откуда исходит этот запах? Самый дивный аромат на свете! И тут ее взгляд зацепился за маленькую девочку на другой стороне дороги, что сидела на бордюре и тихо хныкала, рассматривая свою разбитую коленку. Вербова тяжело сглотнула мигом образовавшуюся слюну и медленно двинулась в сторону ребёнка, словно зачарованная. В глазах будто бы повысилась контрастность, а образ плачущей девочки запульсировал в такт с биением собственного сердца. Вот оно, так близко! Решение всех ее проблем! Лишь бы попробовать каплю.. всего капельку. Но вдруг брюнетку вернул с небес на Землю автомобиль, едва ее не сбивший и засигналивший на всю улицу. Водитель отчаянно ругался с каким-то южным акцентом, а Берта лишь широко раскрыла рот от боли, будто ее ударили куда-то в район солнечного сплетения. Кареглазая осознала, что стоит посреди проезжай части. Глиттер сидел на том же месте, на каком хозяйка его оставила, рядом с разбитым в дребезги айфоном, и поскуливал, недоуменно опустив ушки.

- Прости, прости, малыш, - рассеянно защебетала Берта, поднимая с земли телефон и поводок. - Пойдём домой.

***

Девушка вновь сидела на полу ванны под струей ледяной воды и внезапно не чувствовала холода, лишь непонятно откуда взявшуюся тревогу, почти панику. Господи, что с ней происходит? Она четко помнит свои мысли, обострившееся ощущения, желание убить.. убить эту маленькую девочку.

Что случилось вчера? Кем был тот парень, что преследовал ее от самого клуба? Что он с ней сделал?

Нет.

Нет, вампиров не бывает.

«Сверхъестественного не бы-ва-ет» - чеканила она вчера Антону, когда тот заговорил об Агате с ее таро. Берта поёжилась и поджала губы, прижимая колени ближе к груди. Вербова всегда верила только в одно - в науку. Даже вера в Бога всегда казалось ей не более, чем игрой взрослых.

В ванную комнату забежал питомец, и брюнетка, переведя на него взгляд, осознала, что все, что она может сейчас видеть в любимце - пульсирующую артерию на шее. Мышцы раздирало острой болью, а язык внезапно напоролся на.. заострившиеся клыки? Берта с рыком отпрянула назад, ударяясь спиной о бортик ванны, а пёс, заскулив, выбежал из помещения.

По щекам полились слезы, кареглазая подскочила, заворачиваясь в полотенце, и кинулась в свою комнату, усаживаясь на макбук, но, открыв «Гугл», сразу остолбенела. А что ей вбить? «Как понять, что тебя обратили в вампира?». Всхлипнув, девушка открыла соцсеть, быстро пролистав подписки, нашла аккаунт Агаты. Да, это глупо, безумно глупо, но ребята, правда, всегда верили в ее расклады. Не пойдёт же она к «левой» гадалке. Пальцы быстро застрочили сообщение.

@berrrrrta: Здравствуй, Агата, это твоя бывшая одногруппница, Берта

@berrrrrta: Я знаю, что ты теперь у нас звезда и очень занята музыкой, но мне очень нужна твоя помощь, правда

Ответ не заставил себя долго ждать.

@agatharaven: Привет, Берта, что случилось?

@berrrrrta: Ты не поверишь, я

Не успела кареглазая набрать сообщение до конца, как в дверь квартиры резко задолбили, заставляя чувствительную к громким звукам девушку подпрыгнуть на стуле. Сердце начало колотиться как бешеное, так и норовя выскочить из груди. Вербова решила просто отсидеться в комнате, кусая губы и делая вид, что дома никого нет, но вдруг поняла, что ее план провалился, когда за дверью зазвучал голос. Голос того парня.

- Я знаю, что ты там, милая, - было слышно, как он скалится. - Я слышу твоё сердечко.

Девушка вдруг приложила ладонь к груди, пытаясь унять глупый выдающий ее орган. Но, стоп, как он…

- Я уверен, у тебя сейчас очень много вопросов, - снисходительным тоном продолжил парень. - И, поверь, только я смогу дать тебе на них ответы.

Берта сомневалась. Она до жути боялась этого типа, но одновременно понимала, что он говорит правду.

- И я дам тебе поесть, пока ты не скушала свою животинку или сестренку, - добавил он, посмеиваясь, словно ему вся эта ситуация доставляла большое удовольствие.

Вербову взбесил этот нахальный монстр, и все обостренные сейчас чувства заставили ее подняться, наспех одеться и направиться в прихожую. Но, подходя к двери, пылу у неё поубавилось. Девушка протянула дрожащие пальцы к замку, но тут же отпрянула, когда вампир (?!) застучал с новой силой.

- Открывай, пока я не вышиб ее!

- Сейчас! - вдруг подала испуганный голос Берта и повернула ключ в замке. - Сейчас!

Брюнетка распахнула дверь и во все глаза уставилась на своего нежданного гостя. По его мертвенно-бледной коже определенно угадывалось что-то упырское. Но и она сегодня выглядела не лучше.

- Какой прогресс в доверии к Сиру, - улыбнулся парень, протягивая раскрытую ладонь. - Ты идёшь со мной.

- Куда? - прохрипела кареглазая, неосознанно отпрянув. - Без объяснений я никуда не пойду.

- У тебя есть всего несколько часов на завершение обращения, иначе ты умрешь, - закатил глаза назвавшийся «Сиром».

Вербова опешила. Легкие, казалось, слиплись, не пропуская воздух, и перед глазами замельтешили чёрные точки.

- Так что ты выбираешь, м? - парень поднял одну бровь и, спустя еще пару минут ее молчания, деланно вздохнул и обернулся обратно к лифту. - Как пожелаешь.

- Нет! - выпалила девушка и буквально вывалилась из квартиры, хватая «гостя» за рукав толстовки. - Я пойду, - отчего-то все ее нутро велело доверять этому человеку.

Парень снова оскалился.

- Правильный выбор, - он потянул ее на себя за тоненькую ручку, и Берта успела лишь бросить взгляд, полный сожаления, на грустного Глиттера прежде, чем захлопнула дверь.

***

Путь до «логова», как это место называет Сир Берты, занял немного времени, от силы полчаса. За это время Вербова успела узнать, что «Сир» - это так называемый «создатель», а самого вампира зовут на самом деле Шарль. Шарль, очевидно, был родом из Франции, но оставался в России десятки лет, потому неплохо знал язык. Почему и зачем он выбрал ее, кареглазая пока спрашивать не решалась. Юной обращённой было тяжело уместить сей факт в своей голове, так что брюнетка практически не заметила, как они с Создателем уже приехали на место.

- Готичненько, - хмыкнула уставшая девушка, разглядывая здание за большими резными металлическими воротами.

- Бывшая Англиканская церковь, - пояснил Шарль, закрывая дверцу машины.

- А сейчас?

- А сейчас она принадлежит нам, - коротко ответил Сир и подтолкнул свою подопечную ближе ко входу. - Если говорить точнее, то Луизе.

- Луизе? - новоиспеченная вампирша не упиралась, плывя по течению, похожему на дурной сон, и позволяла вести себя вперёд.

- Поверь, ты определено не захочешь с ней знакомиться, - усмехнулся парень.

Берта нахмурила брови и прошла вслед за Сиром в здание бывшей церкви. На вошедших сразу перевели взгляд с десяток хищных глаз, но при виде Шарля агрессии поубавилось, и теперь вурдалаки лишь с интересом разглядывали новенькую. Вербовой стало как-то не по себе, потому она старалась на отставать от Создателя.

- Дамы и Господа, - упырь поклонился в учтивом жесте. - Это наша новообращенная, Берта. Прошу не обижать, - он как-то странно ухмыльнулся, бросив последний взгляд на растерянную девушку, и удалился, указав ей на одну из скамей.

Брюнетка сглотнула и, неловко отсалютовав присутствующим, присела на указанное место. А как же завершение обращения? Он сам сказал ей, что через пару часов она умрет, если не закончит его. Но что это значило? Вербова сидела на скамье, вперив задумчивый взгляд в пол, и нервно заламывала пальцы. Происходящее, действительно, было похоже на кошмарный сон. Как же ей теперь жить? Неужели придётся отказаться от всего: карьеры, семьи? Сердце болезненно сжалось при мысли о сестре и родителях. Вдруг на соседнее место кто-то опустился.

- Новенькая, - словно пробуя слово на вкус, произнесла упырица.

Берта подняла взгляд карих глаз на подсевшую. Ей оказалась совсем молоденькая русоволосая девушка. Возможно, даже намного младше Вербовой. Кому пришло в голову обращать подростка? Хоть вурдалак и совершенно не казалась опечаленной.

- Ксюша, - подала ладонь она.

- Берта, - брюнетка сдержанно кивнула, слегка пожав протянутую руку.

- Ещё не испившая крови? - подняла брови Ксюша.

Кареглазая сглотнула и вновь лишь молча кивнула.

- Знаешь, вообще-то быть вампиром классно, - беззаботно начала девочка. - Мы прям будто в готическом романе живем.

- И тебя совсем не волнует расставание с семьей?

- А у меня ее, считай, и не было, - русоволосая пожала плечами. - Всю жизнь таскаюсь по приемным семьям. Меня обратили пару месяцев назад. Луиза.

- Кто такая эта Луиза? - заинтересовалась загадочной персоной Берта.

- О, она тут главная, - расплылась в улыбке Ксюша. - Живет уже лет эдак двести. Она и обратила Шарля и почти всех здесь.

- Зачем ей это?

- Чем больше твой клан, тем больше силы у тебя. Нам лучше держаться вместе.

Вдруг в зал вернулся Шарль и властно протянул раскрытую ладонь Берте, и той пришлось лишь подчиниться Сиру, протягивая в ответ тоненькую ручку-палочку.

- Ещё поболтаем, - лучезарно улыбнулась русоволосая на прощание.

Создатель завёл новообращённую в какое-то небольшое помещение, видимо, раньше служившему подсобкой, но теперь в нем стояло несколько больших холодильников. Не трудно было догадаться, чем они наполнены.

- Первая отрицательная? - хмыкнул упырь.

Вербова неопределенно пожала плечами, и Сир протянул ей в руки пакет с алой жидкостью.

Стоило Шарлю вскрыть пакет, брюнетка сразу же почувствовала, как по ее венам начал разливаться настоящий пожар. Она шумно выдохнула, принимая свою первую «еду» в дрожащие руки. По тонким пальцам к локтям пролилось несколько тонких струек, и кареглазая ощутила сильный зуд в районе клыков.

- Не стесняйся, - ухмыльнулся Шарль. - Налетай.

Берта снова шумно сглотнула, лоб покрылся испариной, и девушка впилась зубами в пакет, чувствуя потемнение в глазах. Соленое быстро вызвало в ней необъятных размеров голод и жаркое удовольствие. Кровь струилась на ее рукам, капая на пол, стекая по телу.

- Умница, - Сир усмехнулся и провёл ладонью по ее волосам, получив в ответ взгляд обезумевших глаз. - Все, все, заканчивай. - мужчина вырвал из ее рук опустевший пакет, не позволяя взять новый. - Уже скоро рассвет.

Из зала послышался громкий стук входных дверей. Шарль заметно напрягся и поманил своё создание за собой пальцем. Вербова все ещё пыталась отдышаться, чувствуя одновременно неимоверную силу и жуткую усталость.

- Руководство здесь, - рассмеялся упырь.

Когда создатель и дитя вернулись обратно в зал, девушка сразу замерла от красоты, по-видимому, той самой Луизы. Статная молодая девушка, лет двадцати пяти-тридцати, длинноволосая блондинка с выразительными зелёными глазами. Она хищно ухмылялась, властно оглядывая свои имения и созданий, что сразу склонили головы, как она прибыла. Берта, конечно, последовала всеобщему примеру, а, вновь подняв глаза, поперхнулась собственной слюной. Возможно, у неё уже начались галлюцинации от всего этого сумасшествия, но рядом с Луизой стоял он. Девушка не могла его ни с кем перепутать. Это было чертов Дамиано. Выходит, он тоже…? И давно ли? Последние пару недель, после выхода клипа на «I Wanna Be Your Slave», о группе как раз ничего не было слышно, но неужели именно из-за этого? Берта взбудораженно закусила нижнюю губу, и тут глубокий взгляд ореховых глаз оказался обращён напрямую к ней. Конечно, ведь она стояла и тупо таращилась на него, в то время как другие, кажется, уже привыкли. По спине пробежали мурашки, и вампирша поспешно отвела глаза, заметив его насмешливую ухмылку.

- Не советую, - еле слышно шепнул Шарль.

- Да я и не собиралась, - начала оправдываться Берта, забыв об их сверхслухе.

Реджани лишь снова ухмыльнулся и, подав руку Луизе, удалился вместе с ней вглубь церкви.

Отредактировано Camilla Macaulay (2021-12-14 23:50:07)

+1

3

В этом городе всё было непривычно. И пусть Дамиано уже бывал в Москве, всё равно, приезжая сюда, он каждый раз ожидал увидеть горы снега и медведей в шапках-ушанках. Все мы полны стереотипами до краёв. Так, например, Реджани верил в то, что вампиры спят в гробах и боятся солнечного света. Как в медведей на улицах Москвы. Но никаких медведей он не встретил, как и гробов не увидел, когда Луиза ввела его в круг себе подобных, после завершения обращения. Всё, что окружало Дамиано ныне и правда напоминало готический роман — а как иначе, если штаб квартира располагалась в церкви? Но во всём остальном… Если бы итальянец искал встречи с Луизой, и мечтал бы стать вампиром, то он был бы разочарован. Но Реджани нашла сама Луиза, и не особенно интересовалась тем — хочет ли он жить вечно или нет. И оттого жгучая обида всё ещё жгла сердце Дамиано.

Он — не игрушка, не призовой выигрыш, но его назначили таковым, только лишь потому, что он был популярен и хорош собой. Мерзкое ощущение. И каждый раз глядя на Луизу теперь, даже невзирая на то, что она была его сиром, а значит создательницей и повелительницей, он вспоминал о том вечере, когда она вонзила свои клыки в его шею, а затем раскрыла карты — ей хотелось красивую игрушку, она поспорила с самой собой и у себя же выиграла.

Что он тогда сделал? Разнёс полномера отеля, сопротивлялся столь яростно, что Луизе пришлось применить к нему силу, чтобы обуздать его. Усмирить. Но даже спустя месяц он всё же не смирился. Пусть даже усиленно делал вид, что принял свою судьбу. Правда перед Луизой Дамиано являл не лучшие стороны своего характера — дерзил, капризничал, пользуясь всеми привилегиями фаворита. Она отчего-то и не возражала — наверно считала забавным то, как Реджани закатывал свои густо подведенные чёрным глаза и шипел сквозь зубы ругательства на итальянском. У него был отдельный номер, и даже группу крови он выбирал из коллекции ту, что хотел сам, а не ту, что решала Луиза — ах, спасибо за эту милость. Его жизнь, в целом, не особенно изменилась — он всё так же занимался музыкой, однако преображение всё же сказалось на внутреннем мире итальянца. Его изводила тоска, бешенство. Под грудью сосала пропасть и змея. Если бы он мог, то покончил бы с собой. Но это теперь было для него недоступно. И потому оставалось одно — превращать свою новую жизнь в вечное шоу. Полное трагедии и комедии.

Сейчас, стоя рядом с Луизой под сводом собора, Дамиано ощущал себя мерзко. Кривил губы в усмешке, поймал на себе взгляд очередной девицы, которая его признала, и ответил ей ухмылкой. Её он видел здесь впервые — новообращенная, значит. Впрочем — плевать он хотел. Луиза что-то спросила его, Реджани ответил невпопад, картинно всплеснул руками и ушёл. Просто ушёл. Ему надоело. Поднялся по лестнице в какой-то небольшой зал, что располагался за органом, достал пачку сигарет. Он не бросил курить потому, что ему нравилось дымить. Есть пасту и лазанью он тоже не бросил — не дождутся. Щёлкнув зажигалкой, итальянец сделал затяжку и вздрогнул, услышав, что за своей спиной шаги. Луиза, чертова шлюха выползшая из задницы Сатаны! Но это была не Луиза.

— О, привет, — по английски Дамиано говорил с жутким акцентом, — Решила сбежать от своего господина? Или интересно взглянуть на цирковую обезьянку донны Луизы?

Прозвучало зло, и Реджани это даже резануло. Потому он почти сразу же смягчился.

— Прости. Херовый день. Куришь? Теперь уже можно не бояться рака.

Шутка не особенно весёлая, но уж такое у него настроение. Девушка была хорошенькой и какой-то… Слегка потерянной? Ему это понравилось. Потому, что потерянным был и он сам.

— Дамиано. Тебя как зовут?

[nick]Damiano Reggiani[/nick][status]alla follia[/status][icon]https://i.postimg.cc/rpMrzD9p/tumblr-d5e4c0d91e9e74af23d89d292e9713e4-14a3278b-250.gif[/icon][sign]Sei l'aria che mi nutre[/sign][fandom] ОС[/fandom][lz]'Cause you can be the beauty
And I could be the monster[/lz]

Подпись автора

Бѣлый генералъ
Откланялся на вокзалъ
И я пригублю бокалъ
За Маркса и «Капиталъ»!
Ѣшь ананасы и рябчиковъ жуй
День твой послѣдній приходитъ, буржуй!

+1

4

[nick]Berta Verbova[/nick][status]vampire girl[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/4b5365efed12f0519d7ce3c59bd72d71/0a7b47b6c0077384-e4/s400x600/989e27f0379748689414a086ce8228b8568fd746.gifv[/icon][fandom]OC[/fandom][lz]show me your teeth[/lz]

Дамиано уходит от своей создательницы, поднимается в верхний зал, и Берта пытается улизнуть от собственного Сира, понимая, что тот так или иначе все равно заметит ее уход. Шарль лишь усмехается - ну, пусть попробует девчонка. От гнева Луизы он ее защищать не станет. Не хватало самому получить по шапке. Или без головы остаться вовсе. В конце концов, он Берту предупредил. Дальше пусть разбирается сама. А сама Вербова тихонько, на носочках, поднимается по лестнице, завороженно следуя за кумиром. Ее манило, притягивало.

В конце концов, они теперь в одной лодке. Оба вампиры. Страшно было даже думать об этом, но выбора особого не было. Так что ей должно помешать поболтать с Дамиано? Какая-то Луиза? Будто бы может быть что-то страшнее вечной жизни.

Итальянец явно не рад компании.

- Курю, - отвечает девушка, отнюдь не злясь на предыдущий выпад парня. - Спасибо, - принимает из его рук сигарету. - Я Берта. И ты прав, решила сбежать от Сира. Тебя, я так подозреваю, тоже никто не спросил, хочешь ли ты такой жизни? - хмыкнула брюнетка и облокотилась на орган, выпуская струйку дыма в потолок.

Не то чтобы она была верной фанаткой, но песни любила и фотографии сохраняла. И то, что она успела узнать о Реджани, наталкивало Берту на мысль, что сам музыкант не стал бы выбирать подобное существование. Вербова тяжело вздохнула, бесстыдно оглядела вампира. Как говорила Клара, которая, собственно, и подсадила сестру на творчество этой группы, Дамиано определенно был ее типажом. И сейчас бы ее близняшка, наверное, сама бы шею подставила, лишь бы повидаться с кумиром. Но Берта отчего-то чувствовала себя вполне расслабленно.

- Я так понимаю, обращён совсем недавно? - но все же ей хотелось поговорить с ним ещё. Даже о каких-то глупостях. - И как тебе жизнь в Москве? Спросила бы о погоде, но, я так понимаю, перепады температуры нам больше не страшны.

Докурив одну сигарету, брюнетка тут же принимается за другую. Парень прав - о каком раке легких теперь может идти речь?

Лунный свет назойливо проникает в зал через витражи, оставляя на полу блеклые следы. Девушка отталкивается от органа, подходит ближе к окну. Зрение отныне у неё более, чем стопроцентное. Взгляд зацепляется за очертания ветвей засохшего дуба. В голову тут же лезут неприятные ассоциации: так же теперь засохла ее жизнь. Берта застряла во временной петле, навечно останется молодой, никогда не сдвинется с места. Для кого мечта, но для тех, кто, действительно, с этим столкнулся, это - проклятие.

- У меня пес дома один, - выдыхает дым вампирша. - Надеюсь, сестра додумается с ним погулять.

Вновь оборачивается на Дамиано, смотрит на него на этот раз даже как-то отстранённо и скучающе.

- И какой теперь план? Как теперь будешь влачить своё существование?

Она не должна реагировать так спокойно. Ещё вчера она была обычное студенткой, отмечавшей удачное закрытие сессии, а сегодня она - монстр. Стоит и говорит с известным глэм-рокером. Таким же монстром. Неужели она более никогда не сможет увидеть близких? Шарль вряд ли с радостью согласится сходить с ней повидать Клару. Да и сама новообращенная боится не сдержаться рядом с сестрой. Разве что…

- Ты не хочешь сбежать отсюда?

Отредактировано Camilla Macaulay (2021-12-15 18:20:24)

+1

5

Дамиано усмехнулся. Его поставили перед фактом. Унизили так, как никогда в жизни не унижали. Нет, возможно жить вечно — просто отлично. Как говорится — заебись, дайте две. Вот только ему такой жизни не хотелось от слова совсем. И уж тем более — не вечность на привязи у Луизы. Она была хороша собой — глупо оспаривать истину, однако на внешности всё и останавливалось. Во всём прочем эта женщина была омерзительна — начиная с характера и заканчивая замашками некоронованной царицы.

— Ты права, — он выдохнул струйку дыма, провёл рукой по лицу, — Меня от всего этого тошнит.

Итальянец проделал пальцами замысловатый жест, призванный продемонстрировать насколько сильно его тошнит от происходящего, и снова затянулся. Он ненавидел их всех — проклятые кровопийцы сломали ему жизнь превратив в себе подобного.

Реджани всё ещё оставался простым итальянским парнем, невзирая на статус звезды, и хотел себе простых человеческих радостей, а теперь ему придётся отказаться от всего из-за жажды крови. Подчиняться чужой воле. Вечно гнить в подобии существования. Не удивительно, что свою сира он ненавидел страстно. И эта ненависть никогда не стала бы любовью по определению. Впрочем, может быть Луиза этого и не ждала. Может быть ей даже нравилось, что Дамиано её ненавидел лютой ненавистью.

— Чуть больше месяца, — он пожал плечами, и оскалился, — Мне раньше нравилась Москва. В прошлой жизни. Но сейчас… Мне всё неприятно.

Всё. Вплоть до собственного тела и того, как оно ощущалось. Дамиано взглянул в сторону своей новой знакомой. Она была хорошенькой, даже красивой. Тревожной. Он и сам был сегодня тревожным. И эта тревога никогда не заканчивалась. Не имела теперь ни конца, ни края. Берта говорит о своём псе. Реджани вспоминает о том, что в Италии у него тоже была собака. Не его — подруги, но он скучал по ней. По обеим. Какая к чёрту разница! Он скучал по нормальной жизни человека. Ночным монстром он быть не собирался. Даже сейчас.

Слова Берты ворвались в его сознание совершенно неожиданным образом. Она спросила его о планах, так, будто они разговаривали не в старой церкви, а в кафе на залитой солнцем улице. У него могут быть планы? У такого как он? Впрочем… Почему нет. Дамиано потянулся, щелчком отправил окурок куда-то в сторону, а затем улыбнулся девушке.

— Мои планы — выгулять твоего пса. И посмотреть Москву.

Теперь он звучал нагло. Но зато улыбался тепло и душевно. Так, как при жизни улыбался лишь в своём в простом, не звездном, прошлом.

— Покажешь мне здесь всё? Весёлое.

[nick]Damiano Reggiani[/nick][status]alla follia[/status][icon]https://i.postimg.cc/rpMrzD9p/tumblr-d5e4c0d91e9e74af23d89d292e9713e4-14a3278b-250.gif[/icon][sign]Sei l'aria che mi nutre[/sign][fandom] ОС[/fandom][lz]'Cause you can be the beauty
And I could be the monster[/lz]

Подпись автора

Бѣлый генералъ
Откланялся на вокзалъ
И я пригублю бокалъ
За Маркса и «Капиталъ»!
Ѣшь ананасы и рябчиковъ жуй
День твой послѣдній приходитъ, буржуй!

+1


Вы здесь » Nowhǝɹǝ[cross] » [no where] » Бокал Красного.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно