no
up
down
no

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Приходи на Нигде. Пиши в никуда. Получай — [ баны ] ничего.

headImage

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

headImage

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Nowhǝɹǝ[cross]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Nowhǝɹǝ[cross] » [no where] » Летучие Мыши.


Летучие Мыши.

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

[nick]Bonnie-Rose Dolly[/nick][status]сплошное разочарование[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/4b416f700680e610e285624dad571149/b4e555fc6044b4db-ef/s400x600/61f2f6ed25c050f101db4d004a380ba4e4c9151a.gifv[/icon][fandom]OC[/fandom][lz]Baby, <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=307" target="_blank">you're</a> my Bugsy Malone
And I'm your suicide blonde[/lz]

Trevor Barrow х Bonnie-Rose Dolly
https://i.pinimg.com/originals/99/7e/3e/997e3e2918d5aab1c39984311378d9ec.jpg
[size=10]It's either live or die

Молодая девушка начинает чувствовать вкус жизни лишь тогда, когда становится свидетельницей преступления.

+1

2

[nick]Bonnie-Rose Dolly[/nick][status]сплошное разочарование[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/4b416f700680e610e285624dad571149/b4e555fc6044b4db-ef/s400x600/61f2f6ed25c050f101db4d004a380ba4e4c9151a.gifv[/icon][fandom]OC[/fandom][lz]Baby, <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=307" target="_blank">you're</a> my Bugsy Malone
And I'm your suicide blonde[/lz]

Кажется, даже ободранный паркет стал набухать из-за влаги, что проникала в небольшое плохо освещенное помещение из открытого окна. Прохладу приятно ощущать кожей, особенно когда ноги защищены от простуды красными рождественскими носками. Холод всегда казался ей приятнее знойной летней жары, холод – это то, от чего можно сбежать, укрывшись плотным одеялом или сидя у камина в родительском загородном доме.
 
Сигналящие машины выводят Бонни-Роуз из дремы сладких детских воспоминаний и напоминают о том, что ей не хотелось проспать весь свой выходной. Девушка, между делом, планировала остаться дома и посмотреть какой-нибудь триллер, поедая любимый брауни, что она в достатке заказала в службе доставки еды, но что-то мерзко мешало сконцентрироваться. Вечная проблема малышки Бонни-Роуз: именно из-за этого она сейчас осталась без учебы и работает танцовщицей в бурлеск-клубе. Не то чтобы ей ее работа не нравилась, возможность красоваться в ярких блестящих нарядах на сцене удовлетворяла ее истероидную натуру, но вот зато девчушка оказалась без высшего образования. Куда к двадцати годам ей удалось настолько растерять мотивацию?
 
Коснувшись тыльной стороной ладони ледяного кончика носа, Бонни-Роуз решительно поднялась со старого скрипучего дивана и, напрочь забыв выключить висящую круглый год гирлянду, направилась в сторону прихожей. Обувь на небольшом каблуке, красное пальто и желание пропустить через себя душу нуарного дождливого города, раз уж своя потеряна. Да-да, в таком возрасте стыдно такое говорить, как сказала бы мерзкая бабка-биологичка, что преподавала в университете, но что ей знать о том, что чувствует и через что проходит бедняжка Бонни-Роуз? Все так тошно, все так неудобно, что просто не знаешь, чем себя занять, лишь бы не спать целыми днями в попытках унять ноющую пустоту внутри.
 
Бонни-Роуз Долли, девчонка со смешной фамилией, шла по лужам и наслаждалась промозглым влажным ветром, дующим в лицо и завивающим волосы. Куда она шла? Вроде и сама не знает, но вроде так и тянет дойти до Форест-Парк Стрит, что давно была глянцевой американской мечтой блондинки, на которой ей хотелось жить вместе с Дэвидом Николсом, человеком, что разбил ее крохотное фарфоровое сердечко в дребезги. Да, не смотря на все, что она говорила о токсичности, а о ней Долли говорила часто, ей все равно хотелось видеть свое будущее здоровым и не таким уж отличным от чужих мечт. Стабильная работа, квартира в идеальном доме на идеальной улице, муж, что тепло улыбается и целует тебя в лоб перед уходом на работу, солнечный свет, струящийся сквозь тюль, запах кофе и яичницы по утрам… Долли продумала все, даже то, как удобно с этой улицы было бы добираться обоим до работы, но, к сожалению, Дэвид так не считал. Вернее, может быть, ему бы и понравилась эта задумка, но за одним исключением: он бы явно вырезал из плана Бонни-Роуз. Но ей было проще мечтать и ходить туда снова и снова, чем признать поражение и смириться с бетонно-холодным отношением Николса.
 
- Эй, малышка, не хочешь повеселиться? – свистнул патлатый парниша с осоловелым взглядом, что стоял около немецкой пивнухи.
 
Бонни-Роуз поежилась то ли от холода, то ли от отвращения. Она жила на самой окраине центра, место, где приличный район переплывал в гетто, так что наличие здесь снующих по ночам пьянчуг не было чем-то необычным. Каждому так или иначе жизнь подкладывает свинью, и Бонни-Роуз повезло родиться не бедной семье и не пришлось работать на трассе, как ее бедной подруге Маргарет, что нашли месяц назад задушенной и изнасилованной в мусорном баке недалеко от вокзала.
 
Такие прогулки в никуда (до улицы мечты и обратно) возвращали блондинку в реальность, давали зарядиться хоть какой-то энергией и желанием жить. Она смотрела на отражения неоновых вывесок на мокром асфальте и чувствовала свободу.
 
- Бон, пожалуйста, вставай, - нервно упрашивала Джули, когда Долли в очередной раз ложилась на пустую проезжую часть на родной Рокет-Стрит посреди ночи. – А если полиция?
 
А был ли смысл? Полиция так или иначе проезжала мимо, и офицеры лишь лениво спрашивали, не нужна ли девушке помощь. А помощь была нужна, вот только больно Бонни-Роуз романтизировала свои психические проблемы, и ей так нравилось лежать на мокром асфальте и смотреть в пропитанные токсинами пасмурные облака, за которыми не виднелось ни единой звезды. Так Бонни-Роуз чувствовала жизнь, наверное, потому что иначе не умела.
 
И вот сейчас она брела, укутанная в свои мечты. Знаете, говорят, что маньяки выбирают именно таких жертв: потерянных, на слишком обращающих внимания на прохожих, немного неуверенных и погрязших в свои мысли. Даже какой-то эксперимент проводили, показывали разным преступниках видео с камер в городе, чтобы те сказали, кого из толпы те бы выбрали своим сегодняшним развлечением. Они всегда выбирали одних и тех же. И, кто знает, если бы на такой записи засветилась бы Долли, выбрали бы они ее? А ей, наверное, было бы даже и не жаль. Себя. Родителей только жалко. Столько сил и денег вложили в нее, а непутевая дочка пляшет и раздевается на сцене. Ну хоть не на трассе, земля пухом бедняжке Маргарет.
 
Блондинка полной грудью вдыхала загазованный влажный воздух и чувствовала себя не такой уж неживой куклой. И смех, и грех с ее-то фамилией. Она улыбнулась мрачному небу и остановилась напротив своего идеального дома мечты.
 
Дэвид Николс был высоким и умным, научный сотрудник кафедры психологии и права, идеальный жених с обложки. Бонни-Роуз ловила каждый его взгляд в свою сторону, когда они виделись, надеясь, что он не смотрит так же на других студенток. Образ высокого худощавого мужчины настолько въелся в ее разум, что она сама не понимала, хочет она, чтобы он обнимал ее или уж доломал до конца. Она расписывала ему свои чувства в настоящих любовных письмах, что маниакально слала ему из психиатрической больницы. Болезненная история. Студентка влюбляется в своего преподавателя и вылетает из университета, потому что не может видеть его каждый день, понимая, что тот ее в ответ не любит. Настоящее родительское разочарование. И больнее всего было то, насколько она открыла перед ним свою душу, какие тайны доверила, но он выбрал держаться от нее поодаль. Видно, боялся выпадов сумасшедшей.
 
Девушка горько усмехнулась и свернула в сторону вокзала. За вокзалом приличные центральные улицы резко переходили в трущобы. Забавно, ведь именно в этом районе находится полицейский участок, но именно рядом с ним гулять опаснее всего. Бедняжка Маргарет тому свидетель. Каблуки отстукивали ритм, гулко ударяющий эхом о старые каменные дома, и Бонни-Роуз совсем не было страшно. Она уже прошла мимо дешевого местного мотеля, мимо круглосуточного магазина спиртного и шла дальше по узкой улице, обрамленной канализационными трубами. Может быть, она даже и не против повторить судьбу подруги.
 
Вы когда-нибудь ощущали самих себя настолько удушливо пустыми, что слезы из глаз прыскали? Настолько недостойными чего-то светлого, что просто слонялись вечерами у дома своего любимого, чтобы хоть как-то почувствовать связь с ним? Настолько болезненными, что только эскапизм не давал вам наложить на себя руки и работал душевным анестетиком? Бонни-Роуз жила с этим годами. И пусть идет нахер та мерзкая престарелая преподша, в двадцать лет можно иметь депрессию хуже, чем в шестьдесят.
 
Бонни-Роуз остановилась посреди улицы и уткнулась взглядом в каменную плитку под ногами. Изображение будто плыло, и черт его знает, галлюцинации это или просто слезы в глазах собрались. Пульс громко бился в ушах и дышать стало тяжело. Капли дождя расплывались червями, смешиваясь с уличной грязью и спеша убежать в водосток в гости к доброму клоуну. Лицо блондинки исказила болезненная гримаса, и она просто закричала что есть мочь.
 
Уши сразу разложило, крик прервался в душе, но не на мокрой улице. Девушка услышала, как крик продолжается где-то под аркой. И уже не ее. Какая-то девушка истошно вопила и звала на помощь.
 
- Пожалуйста, прошу, прекратите! Майкл! Вы его убиваете! – слова разобрать было сложно, девушка рычала, хрипела и хныкала.
 
Бонни-Роуз по-детски вытерла слезы рукавом и небольшими шажками двинулась в сторону арки. Не стоит совать нос не в свое дело, но инстинкт самосохранения будто вовсе испарился. Блондинка прижалась щекой к мокрой каменной кладке и старалась разглядеть фигуры в темноте. Какой-то мужчина избивал другого, которому уже явно было достаточно: даже не было понятно, в сознании тот или нет. Второй силуэт стоял поодаль и удерживал брыкающуюся девушку в синем плаще.
 
- Будешь знать, как иметь с нами дело, уебок! – первый плюнул лежащему в лицо. – А с тобой что делать, красотка? Что прикажете, босс?
 
Второй небрежно откинул от себя девушку, и та, истерически рыдая, поползла к, скорее всего, уже трупу, пачкая подол в грязи и крови.
 
Мужчина бархатным твердым голосом, выходя на свет и подкуривая сигарету, призывает забрать девчонку с собой, дать парням поразвлечься.
 
- Вы просто ублюдки! – голос срывался, девушка словно задыхалась, и тогда «босс» рывком прижал ее за горло к мокрой стене. Говорил по-змеиному ядовито и затушил сигарету о ее щеку. Он кивнул своему подельнику и направился к бежевой старой машине, пока тот тащил ревущую девушку в салон.
 
Бонни-Роуз смотрела как завороженная и, казалось бы, забыла о своем собственном существовании, и ее разум отрезвел лишь тогда, когда машина с рокотом завелась, и она едва не попала в свет фар. Она инстинктивно сделала шаг назад и спряталась за другой припаркованной машиной, когда преступники выехали из арки. Только когда машина скрылась из виду, Долли позволила себе громко вдохнуть и нервно рассмеяться, соскальзывая по стене на асфальт. На ее глазах только что произошло убийство. Сердце билось с невероятной скоростью, и теперь ей будто стало одновременно и холодно, и жарко. Адреналин заставил тело биться крупной дрожью, и Долли неровно поднялась на ватные ноги. Шаркая каблуками, девушка приблизилась к трупу, голова которого была похожа на кровавое месиво. Рвотный рефлекс был готов сработать, и блондинка поспешно отвернулось.
 
Единственное, что твердо засело в ее памяти – бархатистый спокойный голос и высокая фигура в плаще, изображение мелькало, стоило закрыть глаза, как когда ты посмотрел на что яркое. Это хищное лицо не хотело покидать ее разум, словно при импринтинге.
 
Нет, кажется, девушку все же слегка подташнивало. Успеть бы добежать до мусорки, что месяц назад служила могилой милой Маргарет.

+1

3

Он слушает стоящего перед ним типа и постукивает углом металлической зажигалки о столешницу. Тук-тук. Тук-тук. Это нервное, но сложно не иметь проблем с нервами, когда ты держишь район в своих руках. Тревор шёл к этому так долго — юноша из трущоб, который добился всего, что имел добрым словом. И пистолетом, ибо с пистолетом доброта слов особенно хорошо доходит до людских сердец. У Барроу в руках местные магазинчики, бары, старый ресторан с цыганскими песнями и пару отелей. У него, можно сказать, всё только начинается, ибо в его годы то, что получил он — уже неплохо. Но ведь мало. Так мало. Он давал себе иные зароки, когда становился на этот путь.

— Одним словом, — голос собеседника неприятно бьёт по барабанным перепонкам. Тревор морщится, поднимает взгляд на грузного мужчину, что жмется по ту сторону стола, как школьница, — Забздел он, когда мы все к нему ввалились. Орать начал, ствол достал. Пришлось заткнуть ему пасть, да кто ж знал, что у мудака сердце слабое.

— Ну да, — выдыхает Тревор, — Конечно.

У него светлые глаза, полные губы и лицо весьма красивого мужчины, которое, впрочем, несколько портит холодное выражение, способное в одно мгновение стать не самым приятным — ликом зверя не знающим пощады. И этот зверь сейчас оскалился, глядя на жертву. Толстяк инстинктивно сделал шаг назад.

— Скажи мне, Джонатан, — голос Тревора был ласков и бархатист, — Я похож на идиота?

— Нет, сэр, — промямлил Джонатан.

— Тогда почему ты смеешь так со мной разговаривать? Будто я идиот.

— Я и не думал…

— Вот! — Барроу торжествующе указал на собеседника зажигалкой, — С этого и нужно было начинать. Ты не думаешь. Никогда.

Откинувшись на спинку кресла Тревор прикурил. Выпустил дым в потолок. То, что случилось — мелочь, но и та могла разрушить всё. К тому же распускать подчинённых всегда плохо. И Барроу не собирался даже начинать.

— Итак, ты поедешь к Большому Джо и будешь разбираться с ним сам, — Тревор поймал жалобный взгляд Джонатана, — Важно, чтобы новость сообщил ему именно ты. Затем…

Тот, кто думает, что быть преступником — вором, убийцей, грабителем, скупщиком краденного и прочая и прочая, — легко, тот глубоко заблуждается. Иной раз на заводе работать куда проще. Тревор знал, что такое работать на заводе, но также знал и о том, что без труда высот не достичь. Его алчность требовала выхода. И потому Барроу, можно сказать, работал, как проклятый. И потому умел расслабляться, как никто. Сегодня он работал на верхнем этаже ресторана, который примыкал к бару и отелю. И едва Джонотан вышел, то спустился вниз. Надоело. Всё надоело. И вправду нужно отдохнуть. Тревор жил той жизнью, которая давала ему всё — опасность, деньги, власть. Она нисколько не мучила его — наоборот. Он ею наслаждался. Однако усталость давала о себе знать. А вслед за нею — желание пагубно забить тяжесть стимуляторами. Пока Барроу пил виски. И лениво скользил взглядом по сторонам. Сегодня в баре было многолюдно, но столик Тревора всегда ждал его. Как и теперь. Правда сегодня тот не был пуст. За ним сидела, положив перед собой руки, хорошенькая барышня. Их, собственно говоря, много — хорошеньких барышень. Но я таких местах, как это всё они были другими. Эта же … Будто из воскресной школы, Эта мысль повеселила Тревора. Он поставил свой стакан на стол. Провёл кончиком пальца по ободку.

— Здесь обычно забронировано за мной, — вежливым тоном начал он, — К тому же я не очень люблю компании.

Но Тревор не просил её уйти. Лишь смотрел на то, как она глядит на него во все глаза.

— Что такое? У вас что-то для меня есть?

Он, наконец, садится. Усмехается. Всё это его очень забавляет. Она не похожа на проститутку. Скорее — на оставленную какой-то беспечной родительеицей девочку. Вот-вот придёт мама и заберёт её. Барроу сделал глоток из своего стакана. Чего же она молчит?

— Хотите я вам что-нибудь закажу? Чтобы вам было не скучно смотреть на мою физиономию. Какой-нибудь... Милкшейк с мороженым?

Что там пьют покинутые девочки? Уж точно не водку со льдом и лимоном.

[nick]Trevor Barrow[/nick][status]нетопырь. [/status][icon]https://i.postimg.cc/gjFsVvKd/tumblr-7f6b7c733bbc3c5265adadd109a148a8-e85072f6-400.gif[/icon][sign]— Мои руки в крови.
— О, мои тоже.[/sign][fandom]ОС[/fandom][lz]Ты должен добиваться того, чего хочешь, по-своему.[/lz]

Отредактировано Alex Tarasov (2021-12-13 11:39:25)

Подпись автора

Бѣлый генералъ
Откланялся на вокзалъ
И я пригублю бокалъ
За Маркса и «Капиталъ»!
Ѣшь ананасы и рябчиковъ жуй
День твой послѣдній приходитъ, буржуй!

+1

4

[nick]Bonnie-Rose Dolly[/nick][status]сплошное разочарование[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/4b416f700680e610e285624dad571149/b4e555fc6044b4db-ef/s400x600/61f2f6ed25c050f101db4d004a380ba4e4c9151a.gifv[/icon][fandom]OC[/fandom][lz]Baby, <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=307" target="_blank">you're</a> my Bugsy Malone
And I'm your suicide blonde[/lz]

Был ли смысл ожидать сон после подобного вечера? Бонни-Роуз была уверена, что нет, и оказалась права на все сто процентов. Мозг был взбудоражен, каждую его клеточку било мелкими разрядами тока, заставляя девушку содрогаться. Она кусала губы, сжалась в комочек, отмокая в ванне с клубничной пеной. Конечно, она догадывалась, кого она встретила. Девчонки в клубе часто говорили о банде, известной как «Летучие Мыши» в их паршивом районе. И больше всего они шептались о неком Треворе Барроу. Обаятельный. Опасный. Главный. Каждая артистка их замшелого заведения мечтала подлизаться к нему, потому девочки часто водились с его шестерками. Некоторых таскали на выступления. Те были теми ещё животными - похабно улыбались, пытались лапать официанток или даже снять понравившихся артисток.

Долли совсем не интересовали деньги Тревора. Не интересовала его власть. Ее завораживала сама его работа, натура сама по себе. Карамельная блондинка не чувствовала себя живой слишком давно. Просто красивая куколка на фенобарбитале. Такой она была нужна зрителям, такой она была нужна всем. Без души. Без жизни. Без мнения. Красивый трофей. Бонни-Роуз и не надеялась, что Барроу оценит ее личность по достоинству, но этим вечером она поняла, что ей нужно. Адреналин. Кровь. Его бархатистый голос, хрипящий ей на ухо в залитой красным светом комнате с ободранным паркетом.

Следующим вечером она выступала. «Куколка». Так ее и называли в клубе. Ее номер, «визитная карточка», - Алиса в Стране Чудес. Бонни-Роуз была главное на сцене, танцевала в коротеньком голубом платье с белым фартучком, пока на подтанцовке красовались Червонная Королева, Чеширский Кот и Белый Кролик. В самом конце она падает со сцены - прямо в кроличью нору. Долли знает, чего хотят зрители. И знает, чего хочет сама. Затеряться, отдаться сладкому эскапизму. Падать, падать и падать вниз. Она манящая, она сладкая, но запретная. Трогать нельзя - сумасшедшая.

Мы все здесь сумасшедшие.

- Рокси, мне нужна помощь, - Бонни-Роуз снимается неудобные туфли на шпильке, кладёт ладонь своей Червонной Королеве на плечо в закулисье.

- Только не говори, что опять слинять хочешь, - возмущается девушка с буйной копной красных волос.

- Что? Нет, - Долли закусывает нижнюю губу, трясёт головой. - Твой Джонни.. Он же один из «Мышей», верно?

- Так-так, - Рокси отвлеклась от созерцания собственного макияжа в зеркале и перевела взгляд на блондинку. - Типа того, а что?

А что? Действительно. Бонни-Роуз никогда раньше не интересовалась членами банды, за которыми коллеги ходили с открытыми ртами. Но, так или иначе, Рокси поделилась с подругой некоторой информацией. Например, тем, что Джонни регулярно тусуется в одном ресторане, находящимся в начале родной для Долли улицы. Конечно, она наслышана об этом месте. К нему ещё прилегал довольно дорогой, пафосный отель. Потому, после окончания шоу Бонни-Роуз, все ещё накрашенная как бурлеск-дива, тем не менее все ещё по-кукольному невинная, уже сидела за столом, на который ей указал бармен, стоило ей сказать, что у неё названная встреча с мистером Барроу. Все вышло даже как-то слишком легко. Она-то ожидала, что не даже на порог не пустят. Должно быть, приняли за девицу лёгкого поведения.

И тут она видит его. Прошлой ночью ей не удалось разглядеть его лицо в темной подворотне, но Бонни-Роуз уверена, что это именно он. Узнала по походке, по фигуре. Просто по энергетике. Она нервно мяла салфетку в вспотевших ладонях, пялилась на Тревора, едва ли не открыв рот. Что она здесь делает? Разве она сможет хоть чем-то привлечь его внимание, помимо того, что нагло заняла его столик? Тем не менее, мужчина подходит ближе, оглядывает ее в ответ. Заговаривает. Тот же бархатистый тембр, от которого по спине молодой артистки пробежала волна мурашек. Когда Барроу садится за стол, Бонни-Роуз просто глупо кивает на его предложение что-то заказать.

- Я.. - наконец молвит она. - Я бы не отказалась от клубничного ликера. Если можно.

Дура.

- Меня.. Меня зовут Бонни-Роуз, - пытается набраться смелости, но все мямлит и мямлит. - Я танцую в одном клубе с девушкой Джонни, - будто это о чём-то ему говорит. Кто знает, сколько девушек у его подручного? - И я вчера видела.. Видела вас. На той стороне шоссе. За вокзалом. Я просто… Просто хотела сказать, что впечатлена.

Дважды дура.

- Я… Я хочу к вам в банду.

+1

5

Девушка заказывает клубничный ликёр, и Тревор, сделав знак рукой, подзывает официанта. Ему не нужно лишних слов — одно из маленьких преимуществ его положения. Он может отдавать распоряжения одним движением бровей, касанием пальцев. Вот и сейчас — официант, кажется, понимает его без слов.

Убирается с глаз долой почти сразу, а затем перед девушкой возникает рюмка сладкого алкоголя. Насыщенно розового и липкого по краям. Барроу с усмешкой смотрит на крупинки сахара, что украшают края, и пододвигает к девушке лакомство. Коротким, резким движением. И не сводит с неё взгляда. Изучает.

Её зовут Бонни Роуз. Тревор кивает. Имя вполне подходит. Было бы нелепым, если бы эту куколку звали Присцилла или Дебора. А вот Бонни Роуз — самое то. Джонни Барроу отметает сразу, также, как и его девушку — насколько Тревору известно их у парня сразу несколько. Он какое-то время думает над тем, что Бонни Роуз имя весьма подходящее, пока наконец она не продолжает дальше, и взгляд Тревора не становится стеклянным. Она видела.

Барроу медленно затягивается. Столь же медленно выдыхает из себя дым. Слышит, как кричит та девка, с каким звуком куклак Джонни опускается на скулу Майкла. Она видела. Она впечатлена.

Одно из двух — её прислали копы. Или же Бонни Роуз сумасшедшая. В здравом уме никто не придёт к Тревору Барроу с такими речами. Это всё напоминало идиотскую шутку. Возможно ею и было. Кто-то из его конкурентов? В любом случае — малышке очень повезёт, если он не пристрелит её на месте. Те самые, в которых зарождаются идеи прийти к главарю банды и…

— Не понимаю, о чем вы говорите, — улыбнулся Тревор, — За вокзалом… Шоссе. Должно быть вам снятся затейливые сны.

Он делает упор на этом «сны», чтобы девушка додумалась придержать язык, но она говорит о том, что хочет в банду, и в груди Тревора рокочет смех. Он срывается с губ почти сразу. Зубы у него крепкие и белые, а ухмылка — злая и жёсткая. Ничего хорошего.

— Сегодня день весёлых шуток, не так ли? Или вы хотите, чтобы над вами подшутили, Бонни Роуз?

Тревор слегка наклоняется к ней. Крупинки сахара прилипли к нижней губе. От неё пахнет клубникой и сладкими духами. Слишком хорошенькая, чтобы умереть. Слишком безрассудная, чтобы жить.

— Давайте начнем с начала. Иначе я сделаю с вами то, что там явно не понравится. Итак, вас зовут Бонни Роуз и вы… Любите гулять по ночам. Дальше.

Он мог бы вышибить ей мозги одним ударом. Но ситуация была столь абсурдна, что даже понравилась Барроу. Девушка тоже. Но об этом он подумает чуть позже. Не сейчас.

— Пейте свой ликёр.

[nick]Trevor Barrow[/nick][status]нетопырь. [/status][icon]https://i.postimg.cc/gjFsVvKd/tumblr-7f6b7c733bbc3c5265adadd109a148a8-e85072f6-400.gif[/icon][sign]— Мои руки в крови.
— О, мои тоже.[/sign][fandom]ОС[/fandom][lz]Ты должен добиваться того, чего хочешь, по-своему.[/lz]

Подпись автора

Бѣлый генералъ
Откланялся на вокзалъ
И я пригублю бокалъ
За Маркса и «Капиталъ»!
Ѣшь ананасы и рябчиковъ жуй
День твой послѣдній приходитъ, буржуй!

+1

6

[nick]Bonnie-Rose Dolly[/nick][status]сплошное разочарование[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/4b416f700680e610e285624dad571149/b4e555fc6044b4db-ef/s400x600/61f2f6ed25c050f101db4d004a380ba4e4c9151a.gifv[/icon][fandom]OC[/fandom][lz]Baby, <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=307" target="_blank">you're</a> my Bugsy Malone
And I'm your suicide blonde[/lz]

Он отрицает. Ну, конечно, он отрицает. Но она.. Она знает, что не ошиблась. Просто не могла. Бонни-Роуз не в своем уме - это знают все. Девчонка убежала вслед за белым кроликом ещё много-много лет назад. Возможно, она сразу и родилась в деформированной, поражённой радиацией стране чудес. Ей себя не жаль. И умереть она не боится. Потому так смело признается в том, что стала свидетельницей преступления. Нечего терять. Нечего, кроме мужчины, сидящего напротив, который даже ещё и не стал ее. Вряд ли когда-либо станет, но попытка не пытка, разве нет?

- Вы можете подшутить надо мной, - срывается с ее губ быстро, неосознанно, но Долли не собирается брать свои слова назад.

Она кивает на каждую его реплику, не сводя с него глаз. Винтики в голове раскручиваются сами по себе, шарики заезжают за ролики.

Мы все здесь сумасшедшие.

Бонни-Роуз повинуется, пьёт свой ликёр. Послушная маленькая мышка. То и может что пищать. Но девушка не отступится. Не-а. Не на ту напали. Если она за каким-то молодым аспирантом шпионила, гуляла около его дома и написывала страшные письма из психиатрической лечебницы, но теперь она никуда не уйдёт и подавно. Может, наконец, ее мечты станут явью? Может, она встретила человека, того самого человека, к которому обращалась в своих дневниках?

- Нет, я видела вас, - залпом допив, блондинка с характерным стуком ставит рюмку на стол. - И я должна признаться, я никогда не испытывала подобного. Возьмите меня к себе.. Кем угодно. Я способная, правда, - глупо кивает. - И быстро учусь.

А что, собственно, она может ему предложить? Стрелять не умеет - даже оружие никогда в руках не держала. В крови не запачкана, не знает ещё, что такое отнять чужую жизнь. Но ее определенно взбудоражило то, что она увидела, как это делает кто-то другой. Бонни-Роуз готова поклясться - она будет не против, даже если Барроу так же затушит о ее щеку бычок, как вчера о ту девушку. Лишь бы не равнодушие. Лишь бы не выгнал. Ее пресная, грязная, никчемная жизнь станет еще серее в таком случае. Если она будет знать, что могла, могла ее изменить, но не дожала до конца.

Она даже не знала, о чем именно просит. Отчаянно протягивает руку вперёд, к нему, обнажая исполосованное белёсыми рубцами запястье. Но тут же одергивает назад. А что она собиралась сделать? Бесстрашно коснуться его? Но одернула пальцы девушка отнюдь не от страха. Тревора она совсем не боялась. Она боялась его отказа.

- Я психолог, - предпринимает ещё попытку. - Я могу быть полезна.

Ей не было нужно переспать с ним и хвастаться подругам. Нет, не такую цель Долли преследовала. Куколка желала стать марионеткой. Некое повышение. Нужны лишь руки мастера.

Иначе голову с плеч.

+1

7

Рациональная часть личности Тревора упорно твердила — это засада. Не может быть таких историй. Но опыт и звериная интуиция подсказывали — очень даже может. Барроу не ощущал опасности, когда находился рядом с Бонни — обычно он чувствовал тревогу почти сразу. Глубинную и изводящую тревогу, которой даже не находил здравого объяснения. В итоге он всегда оказывался прав. Всегда. Мышление мистика или безумца, однако имея обывательский склад ума Тревор никогда бы не стал тем, кем стал. И сейчас, слушая Бонни Роуз он верил ей. Не хотел верить потому, что она — красотка, а истинно верил. Углядел в глубине обращенных к нему глаз такое отчаяние, какое невозможно было сыграть.

Барроу размышляет. Курит, глядя в сторону. Ему не нужна в банде Бонни Роуз — это очевидно. Но и отказывать ей он не спешит. Как, впрочем, и предлагать что-то непотребное. Портить это особенное впечатление какой-то пошлятиной. Для такого есть много других женщин, а Бонни Роуз особенная. Это очевидно. Про него говорят — мразь и ублюдок. Зверь и монстр. Однако что-то у него в душе всё таки осталось. Возможно и не человеческого вовсе, но того, что способно откликнуться на чужой зов. Например, милой кукольной девочки с клубничным ликёром и сахарными крупинками на губах. Однако проучить её тоже не мешает. Потому, что откажет он, так она, чего доброго, пойдёт к кому-то ещё, и там с ней церемониться никто не будет. Эта мысль неприятно кольнула Тревора. Он глянул в сторону Бонни ещё раз, задумчиво перевёл взгляд на её рюмку ликёра. Сахар таял. Как и сомнения Барроу.

— Будешь групповые сеансы психотерапии проводить для головорезов, да? — усмехнулся он, наконец сбросив свой тон джентльмена.

Ещё немного, совсем чуть-чуть. Тревор бросает на стол пару мятых купюр и жестом приглашает Бонни Роуз встать. Вместе они выходят из ресторана.

— Я уже принял решение, но, полагаю, что тебе нужно знать, что это всё не так просто. Хочу знать на что ты готова.

Барроу нажимает на кнопку лифта. Вместе они поднимаются на второй этаж. Тревор всегда снимал клубный люкс. Любил большие пространства. Когда он закрыл двери, то на мгновение стало очень темно, пока Барроу не включил свет. Медленно, очень медленно он подошёл к Бонни, и вложил ей в руку нож.

— А теперь… Пусти мне кровь. Зарежь. Обороняйся. Покажи, как ценишь свою жизнь. Потому, что если ты этого не сделаешь — то назад пути не будет.

Начни Бонни сопротивляться — она получила бы свободу тотчас же. Смешно, но Барроу даже не думал над тем, чтобы переспать с ней во что бы то ни стало, хотя она была очень хороша. Ему хотелось чего-то другого, и он бесконечно раздражался от мысли, что не может понять — чего же именно.

[nick]Trevor Barrow[/nick][status]нетопырь. [/status][icon]https://i.postimg.cc/gjFsVvKd/tumblr-7f6b7c733bbc3c5265adadd109a148a8-e85072f6-400.gif[/icon][sign]— Мои руки в крови.
— О, мои тоже.[/sign][fandom]ОС[/fandom][lz]Ты должен добиваться того, чего хочешь, по-своему.[/lz]

Подпись автора

Бѣлый генералъ
Откланялся на вокзалъ
И я пригублю бокалъ
За Маркса и «Капиталъ»!
Ѣшь ананасы и рябчиковъ жуй
День твой послѣдній приходитъ, буржуй!

+1


Вы здесь » Nowhǝɹǝ[cross] » [no where] » Летучие Мыши.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно