no
up
down
no

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Приходи на Нигде. Пиши в никуда. Получай — [ баны ] ничего.

headImage

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

headImage

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Nowhǝɹǝ[cross]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Nowhǝɹǝ[cross] » [no where] » Skulls and Roses.


Skulls and Roses.

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

[nick]Bonnie Stormhart [/nick][status]voodoo queen[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/00af60f4ac2776a93fb3040ee4cbe78c/fe1902fb26c9e266-a0/s250x400/1f504d7c3fec52f969f6455d97642b6d3feafd9c.gifv[/icon][fandom]OC[/fandom][lz]если вдруг ты почувствуешь прилив тепла, то знай, что это я вложила твоей кукле вуду цветочек сирени за ушко[/lz]

Bonnie Stormhart х Jay Blackwell
https://i.pinimg.com/originals/a4/b6/23/a4b623c40b750234a8a9594ed37b7085.jpg
[size=10]calla - custom car crash

Она приезжает в Новый Орлеан после потери бабушки - местной жрицы вуду. Он ищет способ вернуть украденную душу.

+1

2

[nick]Bonnie Stormhart [/nick][status]voodoo queen[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/00af60f4ac2776a93fb3040ee4cbe78c/fe1902fb26c9e266-a0/s250x400/1f504d7c3fec52f969f6455d97642b6d3feafd9c.gifv[/icon][fandom]OC[/fandom][lz]если вдруг ты почувствуешь прилив тепла, то знай, что это я вложила твоей кукле вуду цветочек сирени за ушко[/lz]

Мэри Энн Сандо была жесткой женщиной - с Бонни у них были отношения тяжёлые. Бонни потеряла родителей зимой - автокатастрофа. Но девушка понимала, что здесь не все так чисто. У обоих остановились сердца. Вот так просто. Без причины. Бабушка, жрица культа Вуду в Новом Орлеане, даже не позвонила внучке. Но теперь не стало и ее. Такая же остановка сердца - у мамбо. Это было более, чем странно. Стормхарт могла бы и не приезжать, если бы на ее хрупкие плечи не легли забота и похоронах и вступление в наследство. Благо, ехать не пришлось одной. С ней был ее жених, Ник, который всячески старался разбавлять упадническое настроение своей невесты. Они познакомились в университете - оба учились на гостиничное дело, планировали жить американской мечтой. Дети, собака. Тьфу.

Новый Орлеан встретил пару проливный дождем и грозой. Кое-как просушившись в доме Мэри Энн, Бонни спустилась в ее магазинчик, что находился на первом этаже - прямо под квартирой. Все эти ожерелья с костями, амулеты и благовония были, мягко говоря, ей чужды. Когда на улице в очередной раз громыхнуло, Стормхарт даже дернулась. Жуткая атмосфера. Бабушка ещё давно в ней разочаровалась, когда ещё в ее детстве поняла, что внучке ее дар не передался. Но Бонни было плевать. Не ее этот мир. Не ее. Так она себя утешала, когда в ней говорила, нет, кричала страшная обида на почившую Мэри Энн.

Ник также спустился с верхнего этажа и с усмешкой оглядел убранство магазина. Он по-прежнему не верил в рассказы своей невесты о Вуду, относясь ко всему крайне скептически.

- Да тут настоящий бардак, - улыбнулся он. - Понятно, в кого ты у меня такая.

Бонни как током шибануло.

- Никогда не сравнивай меня с Мэри Энн, - мрачно проговорила девушка, сдвинув брови на переносице.

- Ну ладно, ладно, прости, - Джонсон подошёл ближе, обнял Бонни со спины, поцеловал в шею. - Я пойду дальше вещи распаковывать.

- Не стоит. Мы здесь надолго не задержимся.

Стормхарт была в этом уверена. И зря. Недаром она весь вечер ощущала некое иррациональное беспокойство, даже тревогу. Она покосилась на стоящую рядом банку со скелетом змеи. Внутри перешёптывались демоны, уговаривали девушку коснуться этих вещей - словно амулеты могли принести ей долгожданное спокойствие. Но Бонни всего лишь хмыкнула и продолжила и дальше разбирать бумаги о вступлении в наследство, когда колокольчик на двери дзинькнул, и помещение продул сырой сквозняк.

- Мы закрыты, - девушка даже глаз не подняла. - Не видите табличку на двери?

Но ей в ответ послышалась лишь усмешка. Бонни закатила глаза и перевела взгляд на «клиента» бабули. На миг застыла. Перед ней стоял молодой парень, целиком расписанный татуировками. Не шутка. Прям целиком. На лице его был изображен череп, на бритой голове - вскрытый мозг. До такой степени фанат культа или просто сумасшедший?

- Я же сказала, мы закрыты, - твёрдо повторила Стормхарт.

Но он, кажется, и не собирался уходить.

Отредактировано Camilla Macaulay (2021-11-16 17:52:26)

+1

3

Дождь лил как из ведра. В аэропорту Нового Орлеана, проходя паспортный контроль Джей, в который раз подумал над тем, что его возвращение в это место — бессмысленная затея. Его никто и никогда не спасёт. Даже та мамбо, которая с согласилась с большим трудом, после месяцев переговоров — отдавала ли она себе отчёт до конца в том, что ей предстоит сделать — вернуть душу. То, что совершить не под силу даже самым отчаянным колдунам. Джею до сих пор казалось, что согласие мадам Сандо — насмешка.

Почему случилось так, а не иначе? Почему он не остановился даже тогда, когда узнал, что дед его новой подружки — бокор? Он, который родился в Новом Орлеане, и знал, что вуду — не бабкины сказки? Потому, что он любил рисковать. Смешно, учитывая то, что получив по заслугам Блэквелл тут же возжелал, всеми правдами и неправдами нормальной жизни. Но была ли когда-либо его жизнь — нормальной? И что такое — нормальность? Много вопросов, а ответов — бесконечно мало. Слишком мало, для того, чтобы отдавать себе отчёт в том, что совершаешь. А Джей редко отдавал себе отчёт.

Он и мамбо то стал искать потому, что потеряв душу понял — сходит с ума. Слышит голоса, по ночам его душит непонятная тоска, места себе не находит. Он — медленно умирал, а натура Блэквелла, невзирая на заигрывание со смертью, всё же была достаточно жизнелюбива. Как жалкий, вонючий цветок на обочине — он тянулся к свету. Только свет этот, как грязный солдат с старом фильме, бил его берцем прямо в грудь.

Там, где он жил теперь было проще. Если ты имел связи — ты имел всё. Весь этот грёбанный мир. Джею удалось пробиться, получить кое-какое имя — для музыканта это был подарок судьбы. К нему не пришёл успех, нет, зато пришла слава. Так бывает, когда ты недостаточно талантлив, но зато харизматичен. Тебя хотят видеть только потому, что ты — физиономия из вирусного видео. Чуть позже Блэквелла захотели видеть по другим причинам — он знал, где достать колёса, как попасть на самую желанную вечеринку или нелегальную покерную игры. Он водил знакомства со многими подлыми типами Манхэттена, и в итоге сам стал таким же подлым типом. Пару лет назад он тоже приезжал в Новый Орлеан, и устроил тут такую историю, что о нём до сих пор помнили. А сам он предпочитал забыть. Особенно сейчас, ибо всё сделанное за последние годы тяжестью своею давило на плечи.

Он взял сумку, надвинул капюшон на глаза и поспешил к выходу. Времени было в обрез. У него теперь всегда так. Время будто бы сплющилось и стало маленьким, неугодным, как просроченная таблетка в опустевшем блистере. Он взял такси, назвал адрес по памяти. Это у него ещё осталось — память. Всё остальное медленно гнило, как опавшие яблоки осенью.

Машина остановилась возле нужного дома. Выходя Джей подумал: “Будь проклята эта ебанная жизнь”, так как всё в этом месте настолько отозвалось в нём болью, что в глазах едва не потемнело. У него теперь всегда так. То, что вызывает сильные эмоции запускает процессы изнурительной боли. Иной раз хочется вены себе вскрыть, чтобы выпустить её наружу. Как танцующего духа.

За прилавком стоит молоденькая девушка. Явно не та, кто ему нужна. В любое другое время — несомненно да, а сейчас нет. Джей откидывает капюшон с лица, смотрит на неё исподлобья.

— Позови Мэри Энн Сандо. Мы договаривались о встрече.

Грубый тон. Его пытаются выгнать. Так вот — он этого не позволит.

[nick] Jay Blackwell[/nick][status]One, two, make it fun[/status][icon]https://i.postimg.cc/mDC9XzjV/tumblr-pd2ucwb-Ji-A1r0pbx0o1-400.gif[/icon][sign]Life rocked me like Motley.[/sign][fandom]OC[/fandom][lz]I just wanna party tonight
We're breaking all the rules
But baby, it all feels so right[/lz]

Подпись автора

Бѣлый генералъ
Откланялся на вокзалъ
И я пригублю бокалъ
За Маркса и «Капиталъ»!
Ѣшь ананасы и рябчиковъ жуй
День твой послѣдній приходитъ, буржуй!

+1

4

[nick]Bonnie Stormhart [/nick][status]voodoo queen[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/00af60f4ac2776a93fb3040ee4cbe78c/fe1902fb26c9e266-a0/s250x400/1f504d7c3fec52f969f6455d97642b6d3feafd9c.gifv[/icon][fandom]OC[/fandom][lz]если вдруг ты почувствуешь прилив тепла, то знай, что это я вложила твоей кукле вуду цветочек сирени за ушко[/lz]

Зомби-парень, как его окрестила про себя Бонни, кажется, уходить не собирался. Что ж, значит, ему пора узнать последние новости.

- Мэри Энн мертва, - спокойно ответила Бонни. - Здесь тебе не помогут, что бы ты не искал.

И это была сущая правда. Стормхарт - бездарность, как ее и назвала бабушка при последней встрече. Это было несколько лет назад. Неблагодарная внучка собиралась раздать все ее барахло и продать магазин вместе с квартирой к чертовой матери.

- Можешь, вон, взять себе гри-гри, - Бонни кивнула на всевозможные талисманы, в которых мало разбиралась. - Вообще, бери тут, что хочешь, и уходи.

Наверное, с ее стороны было по-скотски так поступать с родной бабушкой. Но разве та не выгоняла ее бессовестно с порога, когда поняла, что Бонни не унаследовать ее способности? Хорошо, что это время прошло, ибо подростком девушка сильно переживала. Теперь же ей был двадцать один год, она почти закончила колледж и планировала своё будущее рядом с Ником: дом, собака, дети. Но зомби-парень был настойчив.

- Слушай, я еле отличаю барона Самеди от папы Легбы. В Новом Орлеане ещё полно мамбо и хунганов. Обратись к кому-то ещё.

Тихий загробный шёпот пробежал по коже Бонни, стоило ей назвать имена лоа. Покачивал чёрные африканские косички. Мурашки. Неприятно все же здесь. Скорее бы вернуться в привычную Санта-Монику. Бонни знала, что немного лукавила - мамбо сильнее Мэри Энн в городе просто не было. Но это уже не ее проблемы. На лестнице послышался топот. Ник бодро спустился вниз.

- Уверена, что не пойдёшь со мной? - спросил парень, оставляя поцелуй на щеке невесты, заранее зная ответ.

- Шоппинг здесь.. без меня, пожалуйста, - она натянула мученическую улыбку. - Я лучше в джаз-бар схожу.

Единственное, что Стормхарт любила в Новом Орлеане - звучащий со всех сторон джаз. Настоящий, живой, а не жалкая пародия. И дождь вроде как прекращался. Джонсон быстро скрылся за входной дверью, с интересом оглянув клиента. Должно быть, Ник был в ужасе. А вот Бонни было плевать. У стоящего перед ней человека был свой шарм, окутанный старой паутиной вокруг пожухшей, почерневшей розы. Но жаль его не было, какие бы проблемы у него ни были. Раз так выглядит, значит, скорее всего связался в вудуистами намеренно. И получил по заслугам.

- Вы выйдете? Мне нужно магазин закрыть, - для достоверности мулатка звякнула связкой ключей, вновь перескочив с «ты» на «вы».

Оказавшись на сырой улице, Стормхарт тут же закурила. Ник ненавидел эту ее привычку, но, пока его нет, ей можно все. И хорошенько надраться в баре в том числе. Наверное, глупо такой, как она, быть недовольной своей жизнью. Все ведь шло идеально. Идеально для многих - не для неё. Пластиковые домики с пластиковым газоном, с такими же пластиковыми детьми. Фигура зомби-парня удалялась, скрываясь в ночи, но Бонни.. Бонни внезапно стало интересно. Послушать кого-то, у кого проблем больше, чем у неё самой.

- Постой! - крикнула она, приблизилась, когда этот ходячий скелет обернулся. - Что случилось хоть, что ты решил обратиться к старой стерве Мэри Энн?

Обычно девушка не блистала таким интересом к чужим людям. Но этот субъект был необычен. Так почему бы..?

- Не хочешь рассказать и составить мне компанию в баре? Что-то мне подсказывает, что ты не фанат джаза, но выпить не откажешься, - брюнетка ухмыльнулась и протянула руку. - Бонни. Внучка этой самой старой стервы.

А голоса все роились вокруг ее головы, заползали в уши червями, одобряя принятое Бонни решение.

+1

5

Мари Энн мертва. Эти слова прозвучали для Джея, как гром среди ясного неба. Он был готов ко многому. К тому, что старуха откажется. К тому, что затребует ещё большую плату, но к смерти он готов не был. К ней ты всегда готов меньше всего. Не учитываешь, когда собираешься в путь, что кто-то может околеть, пока ты падаешь в воздушные ямы на борту самолета и трясешься в такси.

— То есть как блядь умерла? Когда?

А какое это имело значение? Сейчас в целом — ничто уже значения не имело. Джей потерял шанс. Его вырвала из рук сама смерть. Когда Сандо-младшая продолжает настаивать на том, что помощи ждать не придётся,  Блэквелл ловит себя на мысли, что хочет взять биту и перебить тут всё — окна, витрины, горшочки со снадобьями. Всё, лишь бы унять тот ураган, что бушует у него внутри.

— Мне нужна помощь Сандо. И раз Мари Энн не может мне помочь — помоги ты.

Но девушка отказывается. Безмозглая сука. Должно быть лжёт ему, потому, что всё в ней говорит о том, что дар она имеет — за всё это время Джей успел повидать разных мамбо, и приметить многие знаки. Боится, скорее всего, потому, что старуха успела перед смертью кое-что ей рассказать. Значит не только безмозглая сука, но и трусливая. Парень ощущает, как гнев захватывает его целиком. Ничего хорошего.

Если бы вниз не спустился мужчина, Блэквелл скорее всего, действительно рассадил бы витрину. Можно сказать Сандо повезло. Значит у неё есть парень. Наполненная жизнь. А вот у него — нет. И не было никогда. Уходя мужчина окидывает Джея выразительным взглядом. Ещё один идиот, который не может держать свои эмоции в узде.  Блэквеллу необходимо узнать, что тот не одобряет его внешний вид. Вот прямо таки жить без этой информации не мог. Ублюдок. Сукин сын.

Ключи на связке звякают. Его выставляют вон. Недобро ухмыляясь Джей поворачивается к выходу. Ему сейчас подписали смертный приговор. Одним движением руки. Отлично. Лучше и быть не может. Накинув капюшон на голову Блэквелл разворачивается в сторону главной улицы. Даже не знает, куда именно идти. Это уже значения не имеет. Но тут его окликают. Любопытство. Ей просто любопытно. А ему … Тягучее безразличие разливается по венам. Он достает из кармана сигареты, зажигалку, закуривает, глядя на Сандо через дым.

— Тебе не всё равно? Раз ты мне помочь не можешь.

Медлит. Рассчитывает. Но в конце концов решается.

— Хорошо. Мне уже насрать, откровенно говоря, — но руку всё же протягивает, пожимает. Её рука — сухая и теплая. Подойдя ближе Джей ощущает запах табака и мягких, слегка цветочных духов. А ещё — совершенно внезапно, что его притягивает к мулатке. Она красивая, но суть не в этом. Просто ощущение, что с ней у него сердце бьется так, как билось когда-то. Когда ещё душа была на месте.

— Джей Блэквелл.

Наверно она слышала о нём. Ничего хорошего. Но с другой стороны — когда он заботился о своей репутации?

А баре накурено и много народа. Джей кивает в сторону стойки, отходит от Сандо, чтобы переговорить с барменом. Пара минут и место, как по волшебству, находится. У него с этим просто.

— Итак, — он снова закуривает, пока ждёт свою порцию алкоголя, — Получила наследство. Почему же решила спустить всё, а не заниматься тем, чем занималась бабушка? Дар то у тебя есть.

Он выдыхает дым.

—  Бокор забрал мою душу. Вот поэтому я здесь. Что скажешь, а? Редко такое встретишь, а твой парень, наверно, помер бы от отвращения, если бы узнал, что ты со мной пьешь.

[nick] Jay Blackwell[/nick][status]One, two, make it fun[/status][icon]https://i.postimg.cc/mDC9XzjV/tumblr-pd2ucwb-Ji-A1r0pbx0o1-400.gif[/icon][sign]Life rocked me like Motley.[/sign][fandom]OC[/fandom][lz]I just wanna party tonight
We're breaking all the rules
But baby, it all feels so right[/lz]

Отредактировано Alex Tarasov (2021-11-17 04:59:09)

Подпись автора

Бѣлый генералъ
Откланялся на вокзалъ
И я пригублю бокалъ
За Маркса и «Капиталъ»!
Ѣшь ананасы и рябчиковъ жуй
День твой послѣдній приходитъ, буржуй!

+1

6

[nick]Bonnie Stormhart [/nick][status]voodoo queen[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/00af60f4ac2776a93fb3040ee4cbe78c/fe1902fb26c9e266-a0/s250x400/1f504d7c3fec52f969f6455d97642b6d3feafd9c.gifv[/icon][fandom]OC[/fandom][lz]если вдруг ты почувствуешь прилив тепла, то знай, что это я вложила твоей кукле вуду цветочек сирени за ушко[/lz]

Мэри Энн рассмеялась бы ему в лицо на фразу о наличии у внучки дара. Вот и сама Бонни лишь усмехнулась. В зале играл томный, вялый джаз. Подстать погоде на улице. Стормхарт помедлила с ответом, прикурила сигарету, выпустила облачко сизого дыма в потолок.

- Нет у меня никакого дара.

Простой и лаконичный ответ. Чистейшая правда. И у матери не было. Бабушка считала их обеих главным разочарованием в своей жизни, и Бонни, собственно, не была против. Разочаровала так разочаровала. Не больно-то ей и хотелось петухам головы рубить. Джей говорит, что бокор забрал его душу. С трудом девушка вспоминает, что вообще значит это слово.

- Что ж, мне жаль, - мулатка пожала плечами. - Но я не могу ничем помочь. И наследство я спускаю не просто так, продам магазин и квартиру к чертовой матери - куплю машину. В Лос-Анджелесе это было бы.. в тему.

Наконец, им приносят шоты. Поджигают - выпить надо быстро, через трубочку, пока синий огонь не потух. Бонни вздыхает, даже изображает подобие улыбки, чувствуя разливающееся по телу тепло.

- А с парнем я как-нибудь разберусь. Не ему диктовать мне правила, - осекается на полуслове. Зачем говорить незнакомцу, что у них с женихом есть проблемы?

А проблемы были. Ник был замечательным, мечта любой девушки. И Бонни, наверное, его любила. Когда-то. Сейчас же их держат вместе ее привычка, припорошенная страхом одиночества, и его планы на неё. Его мечты. Не ее.

Пары за соседними столиками с интересом разглядывали странный тандем. Афроамериканка и белый парень, полностью покрытый татуировками. Наверное, любая другая начала бы расспрашивать об их значении или даже начала бы осуждать, но Стормхарт принимала их как данность. Нравится человеку - значит, все хорошо. Вспоминается, что, возможно, она даже слышала что-то о нем. Но, живя в Санта-Монике, она мало интересовалась чем-либо, помимо невероятно скучной учебы и последующей свадьбы. Бонни выпивает ещё один шот. Ещё и ещё. Долгожданное расслабление накатывает волной.

- И как же ты связался с бокором? - нет, удивлена девушка точно не была. У парня этого, в прямом смысле, на лице написано, насколько он мрачен и любит опасность.

Музыка становится активнее, седовласые чернокожие джазисты играют теперь более бодро. Бонни утопает в звуках саксофона, даже слегка покачивает головой в такт. Все же ее тянуло к родине. Она родилась не в Луизиане, а в Калифорнии, но весь ее род до этого, после миграции с Гаити, селился здесь - в Новом Орлеане. Отец же был типичным белым из Чикаго. Вот и получилась такая она. Не знающая, чего хочет, не знающая, к какому из миров тянуться.

Тут к ним подбегает миловидная невысокая официантка.

- Не хотите потанцевать? - мурлычет девушка. - Первой паре, открывающей вечер, ещё порция шотов бесплатно.

Бонни не поняла, почему официантка подлетела именно к ним - кругом была куча туристов. А эта девчонка не побоялась подойти к ним, не смотря на устрашающий ее расписного собутыльника. Но вот фраза об алкоголе.. Стормхарт не помешает сегодня напиться так, чтобы Джонсон утром ее ругал. Черт с ним.

- Прошу, - мулатка встаёт с места, протягивает Джею ладонь, призывно улыбается.

О, да, Ник бы, и правда, был бы в ужасе. А, пока он не видит, они двигаются медленно, у самой сцены. Девушке кажется, что Блэквелл не особо рад происходящему, но, вероятно, его тоже подкупила выпивка за счёт заведения. Или он лишь производит такое впечатление. Бонни сама крутится под его рукой. И замирает. В углу затуманенного прокуренного помещения стоял мужчина. Чернокожий, обвешанный талисманами и ожерельями из костей. На лице - белый грим, на голове - забавный цилиндр. А глаза словно светятся золотом. И она снова путает в своей голове папу Легбу и барона Самеди. Какой-то косплеер, пришедший подзаработать за счёт фото с туристами? Музыка снова сменяется. Теперь звучит почти агрессивно, не смотря на мягкость самого жанра. Бонни вздрагивает, отводит взгляд всего на секунду - на Джея, а затем возвращается к углу комнаты. Ищет глазами таинственного мужчину, но.. ее встречает пустота. И зловещий хриплый смех в самое ухо.

+1

7

Джей усмехается, снова выдыхает дым в потолок. Ещё одна затяжка. Она может говорить, что её душа пожелает, но он знает — дар у Сандо есть. Это чувствуется во всём — во взгляде, в повороте головы, даже в дыхании. Нужно быть идиотом, чтобы не заметить. Возможно, как то бывает, он пробудился позже, чем на то рассчитывала Мэри Энн. Но подобное — не удивительно, ведь в Бонни не чистая кровь. Она мулатка и скорее всего её мать выбирала отца не по принципу передачи дара потомкам. По крайней мере, Джей слыхал о таком, и не удивлялся ничему.

— Это тебе бабушка сказала, да? Ну понятно. Старая Сандо была та еще стерва. Именно по этой причине я к ней и обратился.

Блэквелл усмехается. Татуировки на его лице забавно контрастируют с улыбкой. Он тянется к пепельнице, смотрит на Бонни через пелену дыма. Она всё таки притягивает его. Сильнее, чем нужно. И в этом Джей тоже видит силу. Раз он, не имеющий души, откликнулся, значит именно она должна ему помочь. В таком случае — смерть старой Сандо не случайна. Его ждали здесь.

— Машина… Твою мать, что может быть пошлее, чем купленная на деньги с наследства машина.

Звучит нагло, но ему не очень-то зашло это «мне жаль». Он совсем не хочет, чтобы его жалели. Он здесь для того, чтобы помогли.

— Зачем это тебе? В душе не ебу, как можно променять жизнь здесь на какой-то вшивый Лос-Анджелес. Ты много потеряешь, если… Начнёшь жить, как все.

Или — как удобно твоему парню. Вслух, Джей, конечно, этого не говорит. Не его это дело, да и лезть в личную жизнь других людей — паршивая затея. Но она сама в итоге говорит о своём парне. Не ему диктовать ей правила. Интересно.

— Если кто-то кому-то мешает жить, то это уже знак того, что пора вещи паковать.

Он ведь из таких, кто уходит не оглядываясь. Потому, что слишком больно. А ещё — Джей любит свободу и боится её потерять. У него ничего нет, кроме этой мифической свободы. Даже души нет. Теперь.

В шотах полыхает синее пламя. Блэквелл пьёт не задумываясь над тем, что будет делать дальше. Хочется одного — напиться до беспамятства. Если Бонни составит ему компанию — тем лучше. Если выпьет пару рюмок и целомудренно уйдёт — значит он ошибся. Однако она не уходит. Радует.

— Я встречался с его дочерью, — отвечает Джей, снова закуривая, — И мы вместе принимали кое-что. Ну ты понимаешь. Она умерла от передоза. Прелестная история, да?

Следует сказать, что Джава была той, кто и подсадил Джея на наркотики. И употребляла она куда больше своего бойфренда, но папаша обвинил во всём Блэквелла — ничего нового, с его-то репутацией скотины. Он рассказывает теперь это едва ли не нарочито. Грубо. Не стесняясь в выражениях. Хочет, чтобы Бонни показала себя во всей красе — начала его оскорблять, или отчитывать, а может быть — брезгливо молчать и свалить как можно быстрее. Но ничего из этого мулатка не делает. Удивительно. Когда к ним подходит официантка, и предлагает потанцевать — даже соглашается на эту авантюру. И Джей соглашается. Сжимает её пальцы в своих, кладёт руку на талию. Он не лучший танцор, но двигать в такт ногами умеет. И снова близость с ней порождает у него странное ощущение тепла и покоя. Почему так? Непонятно.

А потом вдруг она вздрагивает всем телом. Взгляд её становится тревожным, будто она увидела что-то или кого-то. Но сам Блэквелл не видит ничего.

— Эй, тебе что — нехорошо? — он обеспокоенно смотрит ей прямо в лицо, затем тянет за собой к туалетам. Женский привычно занят, и потому Джей невозмутимо толкает дверь мужского. Здесь полумрак, запах освежителя воздуха и дурацкий дизайн с псевдо национальным колоритом. Блэквелл открывает кран, мочит ладонь в прохладной воде и прикладывает ко лбу Бонни.

— Вот так. Ты не так много выпила, а тебя уже развезло? Эх ты.

Он смеётся, но не зло. Пытается хоть как-то привести девушку в чувство.

— Если хочешь, я закажу такси. Провожу тебя. Не стоит в таком состоянии шататься по улицам. Или это… .Парню твоему позвоним. Какой номер?

Джей уже и правда начинает шарить в карманах в поисках телефона. Как назло он оставил тот на столике. Но ему на локоть вдруг ложится рука Бонни.

[nick] Jay Blackwell[/nick][status]One, two, make it fun[/status][icon]https://i.postimg.cc/mDC9XzjV/tumblr-pd2ucwb-Ji-A1r0pbx0o1-400.gif[/icon][sign]Life rocked me like Motley.[/sign][fandom]OC[/fandom][lz]I just wanna party tonight
We're breaking all the rules
But baby, it all feels so right[/lz]

Подпись автора

Бѣлый генералъ
Откланялся на вокзалъ
И я пригублю бокалъ
За Маркса и «Капиталъ»!
Ѣшь ананасы и рябчиковъ жуй
День твой послѣдній приходитъ, буржуй!

+1

8

[nick]Bonnie Stormhart [/nick][status]voodoo queen[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/00af60f4ac2776a93fb3040ee4cbe78c/fe1902fb26c9e266-a0/s250x400/1f504d7c3fec52f969f6455d97642b6d3feafd9c.gifv[/icon][fandom]OC[/fandom][lz]если вдруг ты почувствуешь прилив тепла, то знай, что это я вложила твоей кукле вуду цветочек сирени за ушко[/lz]

Джей уводит ее в мужской туалет, а Бонни продолжает озираться по сторонам. Золотисто-красные глаза, их смотрящий в душу взгляд, все ещё мерещатся девушке повсюду. Перепила или..? Блэквелл предлагает ей такси, предлагает даже позвонить Нику. Она не хочет. Оказаться снова в квартире Мэри Энн, да ещё и с Джонсоном.. почему-то кажется так себе перспективой.

- Нет, - она цепляется за его локоть. - Все хорошо. Мне просто показалось, что… Все в порядке, забей.

Становиться новой мамбо Нового Орлеана не входило в планы Стормхарт точно не входило, не смотря на слова Джея за столиком. Но и расходиться сейчас ей не хотелось.

- Я думаю.. выпьем наши бесплатные шоты? - мулатка улыбнулась как ни в чем ни бывало.

Когда они вернулись в зал, их напитки уже ждали своих обладателей на столе. Бонни тяжело свалилась на стул, осушая порцию за порцией. Подряд. Какая-то незримая сила теперь диктовала девушке свои условия. Остаться здесь, довериться незнакомцу. Ее это желания или кого-то, кто был рядом и дышал в спину с самого выхода с трапа в этом чертовом городе? Но быть тут, сидеть напротив Джея казалось чем-то недозволительно правильным в первые за долгое время. Не нужно так думать почти что замужней девушке, но ничего не поделать. Блэквелл притягивал, в омуте его обведённых чёрным глаз хотелось раствориться. Может ли быть такое, что ее душа наполняла его же бездушное тело? После тройки новых шотов, Стормхарт осознала, что все-таки немного захмелела. Достаточно для того, чтобы решиться.

- Сделай это, сделай это, - эхом в голове прозвучал голос проклятой бабки, ударяясь о стенки черепной коробки.

- Ты далеко живёшь? - выпалила Бонни, но тут же спохватилась. - Я имею в виду.. мне.. Я совсем не хочу возвращаться домой.

Наблюдать за его мимикой, движением тату, когда тот менялся в лице, было завораживающе привлекательно. Так, что мулатка даже неосознанно закусила губу. Джаз надоел. Люди надоели. Им, определенно, необходимо куда-то переместиться.

Когда они покинули бар, дождь на улице уже совсем прекратился, пропитав воздух душной влагой. Бонни не любила погоду Нового Орлеана в первую очередь за вечную духоту.

- Передоз, значит? - хмыкнула девушка, но совсем беззлобно. - И что же ты ищешь в употреблении?

И.. честность за честность.

- Я не хочу жить в Лос-Анджелесе,  - призналась она, продолжая разговор, начавшийся еще в баре. - Но и в Новом Орлеане не хочу. Я не знаю, где мое место.

Но лоа было плевать, чего она хочет, - вот незадача. Они проходили мимо кладбища, и Бонни почувствовала себя, действительно, некомфортно. Она не боялась таких мест. И мертвых не боялась. Она боялась того, что в ней бутоном распускается. И что это может привязать ее к этому гребаному месту навеки. Мулатка притихла, слушая рассуждения Джея, когда вдруг подняла взгляд и увидела.. Ника, переходящего через дорогу. Джонсон явно был сильно взволнован и прислонял к уху телефон. Блэквелла и свою невесту он не заметил. Бонни достала из кармана свой айфон и внезапно поняла - звонит-то он ей. Просто гаджет находился в беззвучном режиме.

Но видеть и, тем более, находиться в компании жениха не хотелось до воя на Луну и раздирания собственной грудной клетки в клочья. Бонни схватила Блэквелла за локоть и с силой потащила на себя, прячась за рандомным высоким склепом. Ник их не заметил - прошёл мимо, в сторону бара. И только сейчас девушка поняла, насколько близко находится к Джею. Буквально до такой степени, что дышит ему в щеку. Внутренности стянуло тугим узлом, она тяжело сглотнула. Ответила на звонок.

- Ник, - тихо шепнула мулатка. - Я сегодня не приду домой.

Отредактировано Camilla Macaulay (2021-11-17 16:11:07)

+1

9

На самом деле Джей редко чего-либо боялся. Большую часть времени его апатичной натуре было насрать. С пропажей души ничего не изменилось, но и не усугубилось. Он оставался самим собой, вот только постоянно испытывал беспокойство. Столь сильное, что иногда казалось — с ума сходит. Просто и ясно сходит с ума. Шутка судьбы заключалась в том, что Блэквелл не был сумасшедшим. И ни алкоголь, ни наркотики психику его не расшатали. Её не расшатало даже проклятое знакомство с брокором. Потому ощущение тревоги изводило Джея особенно сильно. Ты никогда не ощутишь всей горечи какого-либо чувства, если до этого уже переживал его, пусть даже в меньшей степени. Всё, что ново для нас априори особенно остро.

Они вернулись в зал. Снова расселись по своим местам и выпили пару шотов. Табачный дым кружил вокруг, будто призрак. Грудные голоса певцом и певиц разрывали его, повисали над ним шумным облаком. Джей ощущал себя сейчас так, словно всё, что происходило в зале являлось сном. Даже яркие оттенки макияжа и платьев некоторых из женщин и девушек казались удивительно яркими. Почти резали глаза. Он ведь почти и не пил, да и не принимал ничего. Так откуда это состояние? Может быть в самом воздухе Нового Орлеана было разлито нечто, что подобным образом влияло на сознание? Похоже на то. Во всяком случае именно здесь он встретил Джаву. И хотя она умерла в другом месте, Джей нет-нет, да и думал над тем, что её призрак наблюдает за ним.

— Если не хочешь — не возвращайся, — он пожал плечами, — Отсюда я не очень далеко живу. И раз так — можешь рассчитывать на моё гостеприимство.

Усмешка. Он смеется. Но ничего дурного не задумывает. Блэквелл подонок и мерзавец, но не из тех, кто заманивает к себе для того, чтобы над кем-то надругаться. Во-первых, ему и так всегда давали сами. Цинично, но правда. Во-вторых — ему бы было от себя противно за такой шаг. Во многих вопросах, невзирая на наружность, он был поразительно безопасен. Просто на диво. Но ведь вряд ли кому-то пришло бы в голову проверять — репутация давала о себе знать. Да он и сам часто распускал о себе слухи. Чтобы не лезли лишний раз.

Выдыхает новую порцию дыма, запивая её глотком алкоголя. И снова — по кругу. Бонни ему нравится. И не только потому, что хороша собой. Просто — нравится. Не пялится на него, задает вопросы строго по делу. В ней ощущается сила и, одновременно, какая-то удивительная нежность, которой Джею хочется коснуться. Но он не решается этого сделать. Просто смотрит на неё сквозь дым. А позже — встает, когда Сандо решается покинуть бар.

На улице влажно, но дождь уже прошёл. Пахнет чем-то острым и свежем одновременно.

— Ищу? — задумывается на мгновение, — Забвения. Не хочу быть в себе. Понимаешь о чём я говорю?

И отчего-то кажется, что понимает, хотя возможно и не скажет вслух. У неё ясные глаза, которые пробирают до самой души. Вернее — пробирали бы, если бы она у него была.

— Может быть и нигде. Разве обязательно быть привязанной к одному месту?

Они теперь идут мимо кладбища. Джей любит кладбища. Они наполняют его силой. Особенно те, где под утоптанной почвой покоятся тела уже давным давно почивших. Семейные склепы, старые предания. Необыкновенно. Вот и сейчас он с интересом поглядывает по ту сторону решётки. Сумрак манит его, шепчет что-то, лукаво суля утешения. Но конечно это всё — иллюзия. Никакого утешения там нет. Внезапно Бонни хватает его за локоть, тащит к какому-то склепу. Занятый своими мыслями  Блэквелл даже не замечает поначалу в чём дело. И только потом замечает парня. Её парня. Хмурится. Голубки поссорились или дело не в этом? И касается ли сие самого Джея? Скорее всего нет. Тем не менее, Блэквелл  наблюдает за тем, как Бонни набирает номер своего бойфренда, вслушивается в их разговор. Она собирается остаться с Блэквеллом. Интересно. Когда Сандо жмёт на красный значок, Джей прижимается спиной к холодной стене склепа и прикрывает глаза:

— Ну … Раз будешь ночевать у меня, то чем займёмся? — в его тоне нет наглости. Просто интерес, — И я не живу на кладбище, хотя это на меня похоже. Правда, если хочешь, можем зайти в склеп. Я знаю, тут открыто.

Он локтем толкает дверцу. Та, со скрипом поддается. Входит. Здесь просторно и сумрачно. Джей снимает свою куртку, стелет ту на пол, садится, а перед этим достает из кармана плоскую флягу. Прикладывается к горлышку, а затем протягивает Бонни.

— Садись. Здесь место есть.

Усмехается.

— У тебя что там — бунт против папочки? Решила побыть плохой девочкой?

Она сейчас очень близко от него. Так близко, что он видит комочки туши на её ресницах.

— Хочешь … Упадём в неудержимый разгул? Всё что тебе нужно — слететь с катушек, Бонни Сандо. Выпустить своих демонов. У меня мои — на лице. А твои где прячутся?

[nick] Jay Blackwell[/nick][status]One, two, make it fun[/status][icon]https://i.postimg.cc/mDC9XzjV/tumblr-pd2ucwb-Ji-A1r0pbx0o1-400.gif[/icon][sign]Life rocked me like Motley.[/sign][fandom]OC[/fandom][lz]I just wanna party tonight
We're breaking all the rules
But baby, it all feels so right[/lz]

Отредактировано Alex Tarasov (2021-11-17 22:34:50)

Подпись автора

Бѣлый генералъ
Откланялся на вокзалъ
И я пригублю бокалъ
За Маркса и «Капиталъ»!
Ѣшь ананасы и рябчиковъ жуй
День твой послѣдній приходитъ, буржуй!

+1

10

[nick]Bonnie Stormhart [/nick][status]voodoo queen[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/00af60f4ac2776a93fb3040ee4cbe78c/fe1902fb26c9e266-a0/s250x400/1f504d7c3fec52f969f6455d97642b6d3feafd9c.gifv[/icon][fandom]OC[/fandom][lz]если вдруг ты почувствуешь прилив тепла, то знай, что это я вложила твоей кукле вуду цветочек сирени за ушко[/lz]

- Будем играть в настольные игры, - язвит Бонни, когда Джей спрашивает, чем же они займутся этим вечером.

Он открывает склеп, приглашает ее внутрь. Она спокойно входит, осматривается. Захоронения старинные, и здесь явно давно никто не был. Все углы заросли тарной паутиной в налипшей пыли, запах затхлый. На полу, в одном из углов, Бонни находит три почти догоревших чёрных свечи. Усмехается. Какие-то подростки залезали повязывать духов? Перед глазами вновь играет образ призрачного мужчины из бара. Пожевав губы в раздумьях, девушка без какой-либо брезгливости разрывает пальцами паутину, достаёт свою находку. Поджигает зажигалкой. Теперь здесь хотя бы можно хоть как-то ориентироваться. Оборачивается на Блэквелла - тот протягивает ей флягу и приглашает сесть рядом. Стормхарт выполняет как команду. Послушно делает глоток, слегка жмурится, опускается на расстеленную куртку.

- Можно сказать и так. Бунт. Гуляю в как последний раз.. перед свадьбой, - она грустно усмехается. - Ты говорил, что необязательно быть привязанным к какому-то месту. И я согласна. Моя проблема в том, что я не знаю, какому миру я принадлежу, - переводит взгляд на Джея. - Хотя, конечно, идеальная невеста Николаса Джонсона не должна сидеть в ночи в склепе с первым встречным бездушным клиентом своей сумасшедшей бабки. Она должна быстро оформить наследство и учиться печь брауни.

Парень зовёт ее в неудержимый загул, и соблазн согласиться слишком велик. Бонни делает ещё один глоток, уже даже не зажмурившись. И ещё один - после первой и второй, как говорится.

- Я не Сандо, - она поёжилась, услышав своё имя в сочетании с бабушкиной фамилией. - Я Стормхарт.

Бонни любила отца, от которого теперь ей остались лишь бездушное материальное имущество и эта фамилия. Но в глубине души она знает, догадывается, что является самой настоящей Сандо. До мозга костей. И Джей словно это чувствует, а не просто зовёт ее так, не зная ее фамилии по паспорту. Особенно после встречи лицом к лицу с натуральным лоа. Теперь она уверена, что не сумасшедшая, и то, что преследует ее с самого прибытия в джазовую столицу Америки, - тоже настоящее.

- Я, кажется, что-то видела в баре, - это даже не алкоголь развязал язык, просто девушка будто бы знает, что этим можно поделиться лишь с Блэквеллом. - Кого-то. Кого-то из лоа, если быть точнее. Мэри Энн была бы счастлива, но, о, как мне жаль, старая стерва сдохла, - звучит жестоко, но на губах юной Сандо играет ухмылка. Она вновь прикладывается к фляге.

Парень забирает алкоголь из ее рук. Их пальцы соприкасаются, и у мулатки еле слышно сбивается дыхание. Нужно покурить, пока она не совершила ошибку. Хотя.. ошибку ли? И все же она поджигает сигарету от свечи, нервно выпускает струи дыма.

- Так, а ты, значит, музыкант, да? - решает разбавить разговор чем-то, что не связано с мертвыми родственниками и магией вуду. И чтобы надолго притормозить себя.

В полумраке плохого освещаемого свечами склепа его тату завораживают ещё сильнее. И глаза с еле различимым блеском от пляшущих огоньков. Бонни словно бы и сейчас общается с кем-то из лоа, а не с человеком. И ловит себя на мысли, что ей хочется коснуться его исчерченных губ своими. Разворачивается к нему всем корпусом.

Ну же. Ну же, давай, сделай что-нибудь.

Отредактировано Camilla Macaulay (2021-11-17 23:28:37)

+1

11

Он хмыкает.

— Почти никогда не играю в настольные игры. Веришь или нет. Научишь?

Но его вопрос остается без ответа. Джей и не требует. Ему привычно — насрать. Если Бонни хочет, она вовсе может ему не отвечать, потому, что смысла в её ответах сейчас нет. Ему и так понятно — возвращаться домой девушка не хочет. У неё на то есть свои причины. А он ... Может или уйти спать в другую комнату на диван, как джентльмен уступив ей кровать. Или же ... Воспользоваться шансом и предложить ей что-то интересное. Потому, что она, невзирая на жениха — одинока. А он — без души и будущего. Он — живой труп, который никогда не найдёт покоя. Ему терять-то нечего. Если подохнет, то бокор превратит его в зомби. Не самая радужная перспектива. Джею, по крайней мере, не нравится.

Сандо зажигает оставленные кем-то свечи. Потом садится рядом, пьёт из фляжки. Блэквеллу нравится то, что она такая бесстрашная. Потому, что на её месте он бы сам с собой в склепе не сидел. А она даже не подозревает о том, что у него в голове происходит. Может быть он — маньяк какой-нибудь, и колдун не просто так по его душу пришёл. И Джаву он просто зарезал. И никакого передоза не было. Нет, определённо, мулатка любила риск. Это было потрясающе и заводило. Даже Джея, которого, в принципе, невозможно было ничем завести.

— Не должна. Быть идеальным — значит быть скучным. Но не только это, — он снова пьет, — Знаешь, что такое идеальность? Нетерпимость. Вот что. Если у тебя всё идеально — начинаешь бояться, что вот-вот этой идеальности лишишься. И окружать себя ложью. Правда то куда страшнее самообмана.

Он пожимает плечами. Ему до идеальности — далеко. Даже тогда было далеко, когда не было татуировок на лице и всего остального, о чём в приличном обществе лучше не упоминать.А сейчас — подавно.

— Стормхарт, — повторяет Джей, — Значит будешь зарождать новую династию?

Она явно злится, когда он говорит с ней о вуду, но для Джея эти эмоции странны. Неужели старуха настолько была слепа, что не видела очевидного? Потеряв душу Блэквелл теперь сам обращал внимание на многое и мог поклясться чем угодно — у Бонни была сила. Что она и подтвердила, когда заговорила о том, что видела кого-то из лоа в баре. Он сам не видел никого. И возможно та, что не желала быть Сандо видела именно того, кто желал для Джея погибели. Вздохнув, парень вновь пьёт. Его окружали и круг сжимался. Возможно он не доживет до рассвета. Почему-то от этих мыслей не было тошно. Потому, что ему — насрать. Это привычное ощущение фатальной апатии наполняло его. Но было и кое-что ещё. Хотелось ощутить себя живым. Хотя бы напоследок. Перед тем, как стать вечным рабом колдуна.

— Да, музыкант, — она поджигает сигарету о пламя свечи. На мгновение Джею кажется, что Бонни уйдёт. Но только на мгновение. Потом он смотрит на неё и ждёт. Сам не зная чего. Она разворачивается к нему. Замирает словно в ожидании. Что сейчас правильным было бы сделать? Уйти? Нет. Блэквелл тянется к ней и целует не встречая сопротивления. Она на вкус напоминает терпкую смесь трав. И кожа её тепла, как нагретая солнцем кожура плода. С пару минут он смакует этот вкус, а затем с большим сожалением отстраняется.

— Сейчас я буду делать что-то ужасное. То, что твоему парню явно не понравится. У тебя есть ещё шанс остаться идеальной.

Шанс. Небольшой, но есть. Он ведь не будет её удерживать.

— Мне только одна настольная игра известна.

[nick] Jay Blackwell[/nick][status]One, two, make it fun[/status][icon]https://i.postimg.cc/mDC9XzjV/tumblr-pd2ucwb-Ji-A1r0pbx0o1-400.gif[/icon][sign]Life rocked me like Motley.[/sign][fandom]OC[/fandom][lz]I just wanna party tonight
We're breaking all the rules
But baby, it all feels so right[/lz]

Подпись автора

Бѣлый генералъ
Откланялся на вокзалъ
И я пригублю бокалъ
За Маркса и «Капиталъ»!
Ѣшь ананасы и рябчиковъ жуй
День твой послѣдній приходитъ, буржуй!

+1

12

[nick]Bonnie Stormhart [/nick][status]voodoo queen[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/00af60f4ac2776a93fb3040ee4cbe78c/fe1902fb26c9e266-a0/s250x400/1f504d7c3fec52f969f6455d97642b6d3feafd9c.gifv[/icon][fandom]OC[/fandom][lz]если вдруг ты почувствуешь прилив тепла, то знай, что это я вложила твоей кукле вуду цветочек сирени за ушко[/lz]

Поцелуй ощущается на губах чем-то загробным, шёпот в ушах становится настойчивее, духи ободряюще вопят, раздирая барабанные перепонки. Когда Джей отстраняется, Бонни хочется протестующе замычать.

- Быть идеальной скучно, - она цитирует его и протягивает к нему обе руки, обхватывает лицо и притягивает обратно к себе.

Целует жарко, набрасывается дикой кошкой. Ужасные вещи сейчас будет делать не он, а она - изменять Нику. Вообще-то, он был хорошим парнем. Маме нравился. Возможно, это самая весомая причина, почему она до сих пор остаётся с Джонсоном. И в данную секунду мама на той стороне, вероятно, просто в шоке от того, что делает дочь. Но таковы уж Сандо. Ник об этом не узнает. Она просто придёт завтра домой, выслушает его крики, наплетет, что засиделась в каком-нибудь выдуманном баре с новой подружкой. А через несколько недель, как и планировали, они уедут. Все равно Блэквеллу ей не помочь - все ее знания о вуду базировались на диснеевском мультике «Принцесса и Лягушка». Даже смешно. Гул в ушах нарастает, и, кажется, даже слышится насмешливый голос Мэри Энн. Будто сами Боги хотят, чтобы Бонни была подле Джея в эту минуту. Смех разрастается, и Бонни отстраняется, смотрит в темный угол.

- Пошла нахер, Мэри Энн, - злобно шепчет юная Сандо и, порывисто сняв через голову футболку, обрушивается на Блэквелла новым градом поцелуев, завалив того на спину.

В эту секунду она не чувствует в себе ничего от Стормхарт. Чистейшая Сандо. Пламя свечей дрожит, пляшет, шипит так, словно кто-то сбрызгивает его водой. Шипит по-змеиному, заползая тонкими червячками под кожу, растворяясь в венах. У Бонни кружится голова, словно она надышалась парами чего-то незаконного, но девушке плевать. Она стягивает футболку и с Джея, несколько мгновений с интересом разглядывает тату на его теле, проводит кончиками пальцев по груди, очерчивая предупреждающий знак «токсичность», затем проводит вдоль рёбер - и настоящих, и изображённых поверх. Припадает губами к его шее, проводит языком по коже, спускаясь к ключицам - закусывает кость как голодная собака. Адская гончая тогда уж. Откидывает мешающиеся африканские косички за спину, вновь целует Джея в губы. Чувствует, словно этот поцелуй выпивает из неё что-то, раскрываясь по-новому. Чёрные, поражённые радиацией бутоны. Цветы зла. Она словно тонет в одном из болот Луизианы. Захлёбывается, просит о помощи, но сама себя топит дальше, теряя сознание от сладкой асфиксии. Вновь отстраняется, садится - чтобы разуться и избавиться от джинс. Пальцы подрагивают, путаются в шнурках. Кажется, мулатка едва ли не достигла состояния транса, которого добиваются во время своих сборищ вудуисты. Единение с лоа. И все это - от прикосновений Блэквелла.

Интересно, чувствует ли он себя под воздействием такого же ядовитого кумара? Бонни хорошей девочкой отнюдь не являлась, парни у неё были, но такого состояния - не было никогда. А это они ещё даже не дошли до самого интересного.

Но ей уже хочется больше.

Отредактировано Camilla Macaulay (2021-11-18 22:40:25)

+1

13

В склепе душно, влажно и пахнет смертью. Нет, нет — в этом нет ничего плохого. Запах тлена, смешанный с ароматом покрытых мхом камней — слегка сладковатый, немного терпкий, но совсем не пугающий. Ещё пахнет воском и ежевикой — должно быть свечи были пропитаны каким-то маслом. Можно сказать — уютно. Для такого, как он. Но Бонни вроде бы и не пугается совсем. Ей как будто бы всё равно. И Джей невольно радуется этому. Почему? Потому, что она словно раскрывается перед ним с другой стороны. Хочет казаться идеальной, подстать своему парню, но кого она обманывает? И почему считает, что идеальность непременно её спасёт? И почему, в конце концов это — хорошо?

Она отвечает на его поцелуй. Быстро, горячо, пьяно. Она кружит голову, как алкоголь. И он тянется к ней — удивительно прекрасной и манящей. Бонни не идеальна. Он это понимает, видит столь ясно, что лишних слов не требуется. И именно поэтому она так ему нравится. Не за красивые глаза или гладкую кожу. А за то, что Сандо (ему нравится именовать её именно так) брезгливо не поджимает губы, когда смотрит на него, в её глазах не читается страх или холодное любопытство лицемерия. Она — настоящая. Она — его. Пусть всего лишь на одну ночь.

Его раздвоенный язык сплетается с её. Бонни снимает с себя одежду, раздевает его. Её пальцы касаются его татуировок, исследуют их, а вслед за ними — и язык, губы. Голова кружится, перед глазами маячат яркие пятна. Джей тоже слышит шепот — не зная, что слышит и Сандо. Должно быть здесь и правда кто-то есть. Какой-нибудь дух пошёл посмотреть на пляску бытия пока ещё живых.

Когда она садится, чтобы раздеться до конца, Блэквелл проводит пальцами вдоль её спины. Кончиками пальцев. Очень очень медленно.

— Шшш, ты так спешишь, — шепчет он, — Не торопись. У нас ведь вся ночь впереди.

Она ведь захочет ещё — он уверен. Не потому, что почитает себя за героя-любовника. А потому, что видит то пламя, какое сжигает мулатку изнутри. Скользит рукой выше, трогает жёсткие косички, тянет за них вниз, чтобы девушка оказалась рядом с ним. Теперь она лежит на спине.

— Моя очередь.

И теперь его змеиное жало дотрагивается до её чистой кожи. До груди, живота, ниже. Она горячая и терпкая на вкус — ничего удивительного. Когда рука Бонни касается его затылка, Джей отвлекается для того, чтобы слегка укусить внутреннюю сторону её бедра.

— Не мешай.

Но это лишь повод. Отговорка.

[nick] Jay Blackwell[/nick][status]One, two, make it fun[/status][icon]https://i.postimg.cc/mDC9XzjV/tumblr-pd2ucwb-Ji-A1r0pbx0o1-400.gif[/icon][sign]Life rocked me like Motley.[/sign][fandom]OC[/fandom][lz]I just wanna party tonight
We're breaking all the rules
But baby, it all feels so right[/lz]

Подпись автора

Бѣлый генералъ
Откланялся на вокзалъ
И я пригублю бокалъ
За Маркса и «Капиталъ»!
Ѣшь ананасы и рябчиковъ жуй
День твой послѣдній приходитъ, буржуй!

+1

14

[nick]Bonnie Stormhart [/nick][status]voodoo queen[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/00af60f4ac2776a93fb3040ee4cbe78c/fe1902fb26c9e266-a0/s250x400/1f504d7c3fec52f969f6455d97642b6d3feafd9c.gifv[/icon][fandom]OC[/fandom][lz]если вдруг ты почувствуешь прилив тепла, то знай, что это я вложила твоей кукле вуду цветочек сирени за ушко[/lz]

Ее сердце бьется быстро, глухо стучит в горле. Джей говорит ей не торопиться, водит кончиками пальцев вдоль позвоночника, заставляя девушку нетерпеливо вздрогнуть. Она ничего не отвечает, лишь прикрывает веки, когда он тянет ее за косички, заставляя опуститься на лопатки. Бонни смотрит на Блэквелла жадными тёмными глазами, буквально пожирая взглядом. В блеклом свете свечей он выглядит даже зловеще - Сандо нравится. Она лежит перед ним, словно принесенная в жертву темному богу. И жертвоприношение это абсолютно добровольное. Он проводит раздвоенным языком по ее телу, вызывая у девушки хрипловатые стоны, спускается ниже, и она тут же выгибается в спине, размыкая пересохшие от частого дыхание губы. Абсолютно интуитивно касается рукой его затылка - получает укус, распаляющий лишь сильнее. Говорит не мешать? Она и не будет. Позволит делать с собой, что его душе (которой нет) угодно. Отдастся пленительной неге, волнами охватывающей всю ее суть. Возможно, дело в его опытности, возможно, в модификации тела, а, может быть, и в по-настоящему ритуальной обстановке, но Бонни знает - она так не чувствовала себя ни с кем и никогда. И ей волосы драть на себе хочется, лишь бы эта ночь не кончалась. Довольно скоро мулатка ощущает, что выжидать более, действительно, не может - тянет Джея на себя, впиваясь в губы новым поцелуем. Иначе просто не выдержит, но не заканчивать же так скоро. Сандо кусает его губы, царапает скулы ногтями, проскальзывает руками дальше, водит кончиками пальцев по спине. Джей вызывает в ней что-то первобытное, отдающее боем барабанов древними предками.

А Бонни все ещё нетерпелива. Так нетерпелива, что, хаотично шаря ладонями по его телу, сразу тянется к ремню, расправляется с ним, стягивает джинсы вниз. Ей нужно это единение. Будто иначе она все же захлебнётся в местных топких болотах.

Кажется, Сандо даже почти влюблена.

+1

15

Здесь свечи мигают и трепещут, как бешенные. Во всяком случае — ему так кажется, потому, что взгляд по прежнему застилает пелена. Из сумрака и тумана, из желания и сожалений. Почему не встретил её раньше. Почему так страстно хочет одну Бонни, в то время как других — и женщин, и мужчин, давно позабыл, утратив то, что забрал у него бокор. Душу и что-то ещё? Желание жить. Джей не напомнил, когда желал кого-то. Это ощущение, потребность — как угодно, давно истлели из его жизни. Нет их и не словно не было никогда. Не будет. Так казалось. Раньше во всяком случае.

А теперь руки его сжимают обнаженное женское тело. Его губы касаются её губ. И страсть застилает глаза. Не удивительно, что Блэквеллу кажется, что он снова стал жертвой колдовских чар. Вот только кого именно — бокора или же самой Бонни? Его совершенно не волнует первое, а вот последнему… Джей возможно был бы даже рад.

Она вздрагивает под ним. Она нетерпелива. Но ему это нравится. Чертовски нравится. Она не похожа на других и слишком хороша для него — Джею это известно. Но это не мешает ему, наконец, овладеть ею на полу склепа. Ему ничего не мешает впиться зубами в кожу на её шее, оставив привет для парня, который спит у себя в постели, и даже не знает, чем занята сейчас его невеста. Мерзкий поступок, но ведь никто и не ожидает от Блэквелла поведения принца из сказки. Он — подонок, каких поискать. Нужно соответствовать.

Огонь трепещет. Запах свечей становится почти невыносимым — настолько чадным и сладким ощущается запах ежевики. Джей чувствует, что разрядка близка, но вдруг останавливается, замедляется. Дразнит — несомненно. Хочет посмотреть насколько Сандо неистова.

— Я слышу, как духи шепчут. Ты слышишь? — но сейчас шепчет он, покрывая её лицо поцелуями, начиная вновь двигаться, но снова останавливаясь и заглядывая ей в глаза.

На самом деле духи молчат. Или молча наблюдают — как угодно.

— Нет, — она злится, пытается вырваться из его объятий, но он удерживает её. Смеётся, снова хватается за волосы, припадает губами к её груди, чтобы сдержать гнев. Его руки плавно переворачивают Бонни на живот, щека Джея прижимается к её спине. Нежно. Он очень нежен сейчас. Во всём — в том, как целует её, снова ускоряется, даже ухмыляется своими забитыми краской губами. Для неё нежен. Для других — труп.

[nick] Jay Blackwell[/nick][status]One, two, make it fun[/status][icon]https://i.postimg.cc/mDC9XzjV/tumblr-pd2ucwb-Ji-A1r0pbx0o1-400.gif[/icon][sign]Life rocked me like Motley.[/sign][fandom]OC[/fandom][lz]I just wanna party tonight
We're breaking all the rules
But baby, it all feels so right[/lz]

Подпись автора

Бѣлый генералъ
Откланялся на вокзалъ
И я пригублю бокалъ
За Маркса и «Капиталъ»!
Ѣшь ананасы и рябчиковъ жуй
День твой послѣдній приходитъ, буржуй!

+1

16

[nick]Bonnie Stormhart [/nick][status]voodoo queen[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/00af60f4ac2776a93fb3040ee4cbe78c/fe1902fb26c9e266-a0/s250x400/1f504d7c3fec52f969f6455d97642b6d3feafd9c.gifv[/icon][fandom]OC[/fandom][lz]если вдруг ты почувствуешь прилив тепла, то знай, что это я вложила твоей кукле вуду цветочек сирени за ушко[/lz]

Джей дразнит ее. Каждым своим действием, движением. Оставляет след от зубов на ее шее, и Бонни злится - шипит, бьет его по плечу, но не из-за боли, что, вообще-то, наоборот, казалась невыносимо сладкой, а из-за Ника. Решил разрушить ее карточный домик принцессы. А ей нельзя перекрывать свои пути и сжигать мосты. Ведь это только ей решать, когда и куда возвращаться. Блэквелл вряд ли вспомнит о ней после этой ночи - Бонни уверена. А ей понадобится как-то жить дальше. Но тут он спрашивает то, от чего кровь стынет в жилах, и вся злость мигом проходит. Он говорит о духах.

Сандо лишь угукает в ответ, не в силах открыть глаза. А Джей продолжает дразнить - теперь уже удовольствием, не давая девушке упиться им целиком. Бонни сцепляет их руки, переплетает пальцы, позволяя завести их к себе за голову. Отдаёт ему всю инициативу, хоть и бесится. Но надо же изобразить из себя порядочную девушку, не так ли?  Или слишком поздно? Когда мулатка зависает на этой мысли, парень как раз переворачивает ее на живот. И, к черту порядочность, решает она, когда чувствует касание его щеки до своей спины. Лишь слегка приподнимает таз - чисто инстинктивно, чтобы Джею было удобнее. Теперь она послушна, податлива. Тает в руках как масло. Не смотря на почти обездвиженность, двигается в такт, сама ускоряет темп. Дышит часто-часто, иногда с губ ее срываются тихие звуки, похожие на писк котят, почти на мольбу. Нет, на молитву. Пожалуй.

В конце концов, она достигает пика. Мышцы сводит немеющей судорогой, Бонни обмякает, безжизненной куколкой вуду валится на пол.

- Хорошо, - деловито изрекает она после нескольких мгновений передышки. Принимает сидячее положение, вновь прикуривает от почти догоревшей свечи. Одеваться не спешит. Выпускает струю дыма вверх. - Я помогу тебе.

О да, даже не смотря на то, что ты рушишь мой будущий брак одним своим существованием.

- Только предупреждаю ещё раз: я ничего не понимаю в вуду. Если случайно наколдую тебе хвост - не жалуйся.

Откуда взялось такое неопалимое желание помочь Блэквеллу? Неужто от того, как красиво он выглядет в свете еле мерцающих свечей? Будто сам дьявол пришёл призвать ее в ад. Бонни тянется к парню, предлагает затяжку из собственных пальцев. Другой рукой невесомо касается пирсинга на его лице.

- Знаешь, у меня тоже есть проколы, - хмыкает. - Парочка. Из-за Ника не ношу.

Взгляд его глаз жгучий, пронизывающий. Опасный. Все равно, что в бездну смотреть. В кратер спящего вулкана. Но и у неё не хуже - она чувствует. Чувствует, как воздух между ними электризуется, искрит.

- Приходи в магазин. Завтра к четырём.

Отредактировано Camilla Macaulay (2021-11-19 03:23:43)

+1

17

Иногда — слишком хорошо для того, чтобы быть правдой. Вот и сейчас Джею слишком хорошо с ней. Он списывает этот на то, что с ним давно не было женщины. На то, что она — красива и хочет его. На всё, что угодно, лишь бы себе соврать. Он привык это делать, потому, что иначе жить невозможно. Особенно терпеть. Вот и сейчас себе не изменяет.

Она говорит: «Хорошо». Расслабленная, удовлетворенная. Прикуривает сигарету. Блэквелл не сразу понимает, к чему это «хорошо» относится сейчас, а когда смысл доходит до его сознания — не может поверить. Потому, что чересчур уж. Хорошо складывается. Ему и слово то это последнее время непривычно.

— Я не против хвоста, — хмыкает он, — Я вообще не против многого. Мне главное — попробовать.

Садится рядом. Проводит рукой по её плечу. Ему хочется постоянно касаться Сандо. Непонятно почему. Обычно он не такой уж и тактильный. Обычно он уходит, отворачивается после секса, безразличен. Вот так. Но с ней — иначе. Всё иначе — не только это. Обычно подобные девушки считают его фриком. Он чувствует это. А Бонни — по крайней мере сейчас, вела себя по другому. Конечно, придёт утро, и за прилавком магазина, рядом со своим парнем — она может и забыть всё, как забывали до неё, но пока это значения не имело.

Джей прикуривает из её пальцев. Усмехается.

— Очень зря. Я уверен, что тебе круто.

И с какого хрена этот «кто-то» что-то ей запрещает. Кажется, этот парень реально вообразил себя царем горы. Скорее всего, когда они поженятся, будет руководить  выбором цвета кастрюль не кухне. Впрочем — Блэквелла это не касается. Она ведь, конечно же, захочет в итоге именно эту пластиковую жизнь. Потому, что так привычно. А он — и предлагать не будет что-то поменять. Зачем? Чтобы услышать отказ? Нет. Лучше уж пусть Бонни сама рискнёт. Это будет, помимо всего прочего, её личный выбор.

— Я приду, — обещает он, — А ты… ? Всё ещё хочешь ко мне?

Джей выдыхает дым и смотрит на Сандо с усмешкой. Что она скажет — да или нет? Сколько в ней смелости?

[nick] Jay Blackwell[/nick][status]One, two, make it fun[/status][icon]https://i.postimg.cc/mDC9XzjV/tumblr-pd2ucwb-Ji-A1r0pbx0o1-400.gif[/icon][sign]Life rocked me like Motley.[/sign][fandom]OC[/fandom][lz]I just wanna party tonight
We're breaking all the rules
But baby, it all feels so right[/lz]

Подпись автора

Бѣлый генералъ
Откланялся на вокзалъ
И я пригублю бокалъ
За Маркса и «Капиталъ»!
Ѣшь ананасы и рябчиковъ жуй
День твой послѣдній приходитъ, буржуй!

+1


Вы здесь » Nowhǝɹǝ[cross] » [no where] » Skulls and Roses.