no
up
down
no

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Приходи на Нигде. Пиши в никуда. Получай — [ баны ] ничего.

headImage

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

headImage

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Nowhǝɹǝ[cross]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Nowhǝɹǝ[cross] » [now here] » Птицы над пламенем [Ghost of Tsushima]


Птицы над пламенем [Ghost of Tsushima]

Сообщений 1 страница 30 из 32

1

Taka х Jin Sakai
https://i.imgur.com/Wdy7RQw.jpeg


Просто один из моментов войны.

Отредактировано Jin Sakai (2021-09-15 12:49:24)

Подпись автора

https://cdn.discordapp.com/attachments/879523457711357966/880037296718626836/ghost-of-tsushima-icon-image-block-01-ps4-en-13jul20_copy.png

+3

2

Над Акасимой вились дымки в лучах яркого утреннего солнца. Но это был не дым пожара и не развеивающиеся клубы смешанных с порохом благовоний. Это были следы мирной жизни. Где-то невдалеке, среди деревьев, заливались трелями птицы, провожая уходящее лето. Тем не менее из одного дома, мимо которого прошёл конь на пути к главным строениям поселения, доносился тихий плач. Он не призывал на помощь и не был отчаянным. Был только следствием глубокой глухой тоски, той, что сейчас доминировала над всем островом, несмотря на робкие ростки надежды. Эта боль - именно то, что Сакай желал остановить. По крайней мере то, что он говорил себе в моменты особо неприятных внутренних диалогов по поводу последних событий.
Плач затих позади, но остался звучать в голове Дзина, даже когда копыта Соры застучали по каменным мосткам, ведущим к Акасиме.
Привели сюда Дзина достаточно тривиальные цели. Он желал убедиться, что монголы не вернулись мстить за свой позорный проигрыш, нужно было пополнить некоторые запасы трав, которые ему пришлось передать крестьянам, оставшимся без дома, а ещё нужно было расспросить местных жителей о том, что происходит в окрестностях. Было даже удивительно с какой скоростью слухи и новости обегали поселения и даже отдельные лагеря. Не всегда разведка справлялась столь же хорошо, как деревенский рыбак или одинокий лесоруб, натыкающиеся на монгольские лагеря или патрули. Слухи давали неплохие зацепки, пусть иногда и искажались до невероятности. Призрак, значит? Сакай ещё не полностью свыкся с новым статусом, к тому же он немного сбивал с толка. Но если эта легенда и созданные ею слухи могут помочь - он готов смириться. Примечательным было иное - отнюдь не все связывали Дзина Сакая и Призрака. А иногда и вовсе бывали разочарованы, узнавая, что это одна личность. Дзин подумал, что в иной ситуации счёл бы это забавным и даже постыдным. Но сейчас это было частью борьбы.
Самое главное, что сам Сакай не связывал себя настоящего с Призраком. Призрак был ему чужд, но при этом позволял… делать больше. Дзин Сакай был самураем и не убивал врагов в тишине ночи. Призрак не гнушался ничем. Дзин Сакай вызывал противников на дуэль. Призрак знал баланс каждого своего куная чтобы метнуть его точно в цель. Хотя иногда Дзину казалось, что он начинает лгать самому себе. Кто испытывает радость победы или упоение битвой? Дзин Сакай или Призрак? Но кому кланяются с бОльшим уважением - самураю или Призраку?
В угоду этой войне пришлось поступиться уже многим, а что-то и вовсе пожертвовать. И иногда, обычно бессонными ночами, случавшимися несмотря на усталость, предчувствия шептали Дзину что это только начало. Он очень опасался разочаровать своего дядю, но и отступиться уже не мог. Отсутствие тихого безнадёжного плача стоило некоторых осколков истаивающей чести. Дзин уже сам не был уверен насколько остался самураем. Даже внешне это сказалось - ему пришлось отказаться от многих частей брони, оставив себе только элементарную защиту, от шлема, ограничивающего поле зрения, а яркие цвета в одежде сменили спасительные оттенки ночи. Потому что это просто было залогом продолжения жизни, а значит и продолжения борьбы.
За размышлениями Сакай не сразу осознал, что копыта коня начали отбивать дробь по древним камням центральной улицы Акасимы. Но ему была нужна эта минута рассуждений, на которую обычно не хватает возможности. Всегда приходится прислушиваться, внимательно следить за каждым неверным движением ветвей или травы, ловить любой крик или же неестественную тишину. А иногда всем нужна возможность просто побыть наедине с собой. И в последнее время Дзину всё меньше нравилось то, что он видел в себе.
Он спустился с коня, перехватил его поводья и пошел в сторону хижины, где жил один из местных лекарей, ведя Сору следом. Конь выразил тихий протест недовольным ржанием и попыткой задрать голову, но Сакай тут же призвал его к порядку. Сора хотел пить, но после столь  долгого пути, занявшего всё утро с самого рассвета, должен был для начала немного отдохнуть; его белоснежная шкура нуждалась в чистке, а ноги были до самых колен заляпаны особой липучей грязью, царящей вокруг Акасимы.
- Хороший мальчик, Сора...
Дзин уже всерьёз подумывал сменить планы и сначала привести в порядок собственного коня, когда его отвлекли сразу два человека. Один из них подскочил к Сакаю и с поклоном воскликнул:
- Господин! Вы помните меня? Я был тут неделю назад!
Сакай совершил некоторое насилие над своей памятью, но всё же вспомнил, хотя его взгляд был направлен в сторону.
- Горо. Ты помогал монахам собрать костёр для Хоти.
- Да, господин. Но если бы не вы с Норио, то жертвой тогда бы стал не только он. Примите мою благодарность ещё раз.
Дзин нахмурился. 
- Это то, что должно было быть сделано.
- Я могу что-то сделать для вас?
Если крестьянский парнишка и думал, что получит отказ, то он выбрал не тот момент и не того человека. Самураям вообще не следует задавать вежливые или риторические вопросы.
- Да, - Сакай протянул ему поводья, уже окончательно переводя сосредоточенный взгляд в сторону. - Напои и почисти моего коня. После оставь возле главного моста деревни.
Горо принял поводья с очередным поклоном, хотя и без демонстрации явного недоумения, а Дзин направился через площадь к другому человеку, с каждым шагом убеждаясь, что не обознался. Это был Така, который отправился вместе с Юной в Ярикаву. Сейчас он стоял спиной к Сакаю и о чем-то говорил с незнакомым человеком. Юны не было видно, но это ещё ничего не значило.
- Така! - окликнул он. - Что ты здесь делаешь? Где Юна?

Отредактировано Jin Sakai (2021-08-30 04:18:08)

Подпись автора

https://cdn.discordapp.com/attachments/879523457711357966/880037296718626836/ghost-of-tsushima-icon-image-block-01-ps4-en-13jul20_copy.png

+4

3

Увлечённый разговором Така дёрнулся от неожиданности. Сердце ёкнуло и упало сперва куда-то вглубь живота, а потом будто забилось у самого горла. Кузнец нервно сглотнул и обернулся — в его распахнутых блестящих глазах читалось недоумение и даже испуг. Голос уставшего с дороги Дзина прозвучал строже и казался более резким, чем обстояло на самом деле , и Така привычно сжался, будто ожидал наказания. Моменты оцепенения настигали его внезапно, даже в те минуты, когда ситуация к тому совершенно не вела. Дело было не в Дзине — на месте самурая мог быть любой,  Така бы всё равно повёл себя так же — застыл бы столбом, будто увидел демона.

— Господин Сакай! — кузнец ещё раз сглотнул и поспешил развернуться всем телом, чтобы вежливо поклониться. Это позволило ему собраться с мыслями. Опять ты мямлишь и мнёшься, ну сколько можно, Така! Не будь таким размазнёй. Держи себя в руках. Или без Юны ты только и можешь, что бубнить да стучать молотком? Вдох-выдох. Ну! — Я пытаюсь выяснить, можно ли изготовить снаряды для хвачхи. Говорил с мастером луков и вот — с оружейником. Пока ни к чему особому не пришли, господин.

Така выпрямился и посмотрел на Дзина, пытаясь угадать  его расположение духа. Тот обладал удивительными чертами — сложно было понять истинное настроение, в них  всегда читалось сдержанное благородство, строгость и едва заметное напряжение. Множество дум наложили печать на это молодое лицо, раньше времени оставив борозды там, где в иное время им было не от куда взяться. Однако улыбка меняла Сакая полностью, он становился солнечным и казался куда более юным, чем есть.  Правда, теперь улыбка была  редкой гостьей. Как солнце затянуто тучами, так и радость укрыта дымом войны.

— А Юна отправилась разведать одно местечко и велела мне остаться здесь. Она не сказала, куда. Ей пара дней  пути туда и обратно. Это всё, что я знаю.  К моему сожалению.

Юна сильно оберегала брата, иногда даже чересчур. Невозможно вечно держать человека в мягких рукавицах, огораживая его от невзгод. Потому что как ни старайся, всё равно рано или поздно пушистый птенчик вынужден будет лететь, куда глаза глядят. И что тогда? Не обломает ли его нежные перья простой ветер?

Подпись автора

Вы только мечтаете о чём-то, а я уже это выковал

+2

4

Взгляд Сакая немного смягчился, когда он узнал, что нет плохих новостей и непосредственных угроз. Он ещё раз придирчиво оглядел Таку, убеждаясь, что тот не ранен и не выглядит слишком усталым или больным. Потому вернулся к насущным темам.
- Стрелы для хвачхи? Если их сложно сделать, можно захватить у монголов. Они нередко ставят их в крепости у побережья, - тон его был не столько предлагающий идею, сколько задумчиво ставящий галочку в личном списке дел. - А куда именно направилась Юна?
Дзин не недооценивал девушку, она очень часто бывала в разведке. Но остров сейчас был опасен, было бы неплохо знать, где она - чтобы при необходимости помочь. Тем более место вряд ли было безопасным, учитывая, что она не взяла Таку с собой. Но скорее всего она направилась по вопросам Ярикавы, а потому вмешательством ей можно было только помешать.

Подпись автора

https://cdn.discordapp.com/attachments/879523457711357966/880037296718626836/ghost-of-tsushima-icon-image-block-01-ps4-en-13jul20_copy.png

+2

5

— Вы хотите сказать, что… Разве это не слишком большой риск? Впрочем, теперь нам не приходится выбирать…  — Така не мог подобрать нужных слов. В его голове вертелись вопросы вроде «вы хотите отправиться за ними?» и «вы пойдёте один?», и совсем уж мальчишеское «а можно мне с вами?». —А Юна… В том-то и дело, господин. Сестра  не сказала мне, куда отправляется. Видимо, не хотела, чтобы я попытался последовать за ней…

В последнее время Така дивился самому себе. Откуда-то в нём стало появляться желание действовать. И с каждым днём оно оттесняло прежние чувства: животную тревогу, страх, стремление слиться со стенами и быть как можно менее заметным. Теперь же ему хотелось не только  пассивно наблюдать, пусть и будучи занятым любимым и таким незаменимым ремеслом, а служить чем-то большим. Правда, пока кузнец плохо понимал, что с этим всем делать, и порой пытался ухватиться за всё сразу. Выходило по-разному. Така тихонько, даже с некоторой горечью ухмыльнулся, представляя себе сердитое лицо Юны.

Отредактировано Taka (2021-09-01 19:17:16)

Подпись автора

Вы только мечтаете о чём-то, а я уже это выковал

+2

6

Губы Дзина тронула едва заметная, не очень веселая улыбка с лёгким намеком на беспощадность.
- Да, выбор невелик, - подтвердил он и оглянулся в сторону, убеждаясь, что парнишка Горо достойно обращается с Сорой.
Сора, впрочем, рад чужим рукам не был, но сопротивлялся не слишком активно. Сакай вновь повернулся к Таке и задумчиво молчал, обдумывая его слова о Юне. Та говорила, что у неё есть ещё какие-то планы в Тоётаме, но не уточнила какие и когда. Это беспокоило, но заподозрить Юну в предательстве было невозможно. Потому беспокойство было совсем иного толка. К тому же он не был согласен с её отношением к брату. Защищать - да, опекать - может быть. Но ни в коем случае нельзя изолировать его от любых угроз или жизненных обстоятельств. Это было неверно и лишало Таку возможности полноценно жить собственной жизнью. И полностью раскрыть свой потенциал. Но чужая семья остаётся чужой, а потому всерьёз вмешиваться Сакай не собирался.
- Разведчики господина Симуры говорили, что неподалёку есть крепость. Я собирался в деревню Оми, но... - тут он всерьёз задумался и негромко, едва ли не осторожно добавил, - хвачхи могут быть нам полезны. Поэтому я туда, когда закончу здесь.

Отредактировано Jin Sakai (2021-09-01 22:42:52)

Подпись автора

https://cdn.discordapp.com/attachments/879523457711357966/880037296718626836/ghost-of-tsushima-icon-image-block-01-ps4-en-13jul20_copy.png

+2

7

Взгляд Таки машинально скользнул вслед за поворотом головы Сакая, будто надеясь увидеть там что-то кроме обыденной пасторали. Оторвавшись от созерцания чужой лошади, кузнец чуть нахмурился в раздумьях — не сказал ли он чего лишнего? Может, не стоило развязывать этот разговор вовсе? С другой стороны, ему скрывать было совершенно нечего и он был абсолютно честен в своих словах. Но чертовски боялся подводить людей. Вот и сейчас — этот  порыв мог пойти на перерез с планами сестры, доставить лишних хлопот самураю… Однако последняя фраза Дзина буквально зачаровала Таку, маня словно мелодия флейты.

— Я бы тоже мог… Мог бы оказаться гораздо  полезнее вам там, чем оставаясь тут, господин Сакай. Если позволите, конечно, —   выпалил набравшийся  откуда невесть храбрости кузнец. Таку не на шутку разобрало. Он чуть было не добавил «а Юне мы попросту ничего не скажем, мы непременно успеем обернуться раньше», но вовремя остановился. Глупо было надеяться на согласие Дзина,  да и вылазка во вражеский лагерь — это не дикие яблони обтрясать возле старого додзё. Однако попытаться всё же стоило.

Отредактировано Taka (2021-09-02 01:34:23)

Подпись автора

Вы только мечтаете о чём-то, а я уже это выковал

+2

8

Первой реакцией Дзина на слова Таки было желание ответить резким отказом. Но он одёрнул сам себя и посмотрел на Таку ещё раз, более внимательно, а не через призму восприятия Юны, которая рассказывала про брата очень много. Но всегда в одном ключе - защита. А ведь это был крепкий молодой мужчина, который мог постоять за себя и желал стать значимым не только для сестры. С чего бы Дзин должен был пресекать эти намерения? Така имеет на самостоятельность такое же право, как и любой иной человек, тем более он не глуп или слаб. Вот только без защиты Сакай его тоже не собирался оставлять.
- Хорошо, - медленно согласился он, продолжая оценивать своё решение со всех сторон, - я могу взять тебя с собой. Только с двумя условиями, - на этом Дзин нахмурился и для большей внушительности указал на кузнеца рукой, - ты не будешь вмешиваться пока я не окликну и, если что-то пойдёт не так, то ты при первой возможности вернёшься в Акасиму. Только тогда пойдёшь со мной.

Подпись автора

https://cdn.discordapp.com/attachments/879523457711357966/880037296718626836/ghost-of-tsushima-icon-image-block-01-ps4-en-13jul20_copy.png

+3

9

Така аж приосанился и расправил плечи. Привычка круглить спину за долгой работой, тихий характер и чувство вечного ожидания часто  заставляли его сутулиться.

— Слушаюсь, господин. Одно ваше слово — и я всё исполню, — Така легко поклонился и снова выпрямился. — Я вам так благодарен… это честь для меня!

В голосе кузнеца звучали  благоговение и радость. И Така был благодарен далеко не только за грядущую вылазку. Здесь переплеталось многое. В первую очередь — благодарность за спасённую жизнь. Если бы не Дзин… Тот вечер в лагере был решающим для Таки. Новой зари кузнецу не суждено было бы увидеть. Монгол со смертью на плече уже отмерял шагами  последнюю прямую жизненного пути несчастного. Горько. Лучший мастер острова мог быть выброшен как пустой бурдюк. Просто  потому что надо было выбрать из двоих кузнецов, а разбираться никто не хотел. Или просто им хотелось устроить показательную казнь. Да и не известно, смогла ли Юна пробраться в лагерь в одиночку. Может и её в ту ночь не стало бы…  А ещё Така был благодарен за доверие, за возможность быть причастным, а не оставаться в стороне. И вот  теперь, в моменте, — за веру в него самого.

Отредактировано Taka (2021-09-02 18:22:57)

Подпись автора

Вы только мечтаете о чём-то, а я уже это выковал

+2

10

Дзин ещё раз осмотрел Таку, надеясь, что не совершил ошибку - не из-за недоверия к способностям кузнеца, а из-за обилия угроз, которые сейчас можно найти на острове. Но после согласно кивнул в ответ на собственные мысли. А затем ощутимо расслабился и едва заметно улыбнулся.
- Спасибо тебе, Така.
Он решил не тратить ни своё время, ни время кузнеца на тривиальные слова о необходимости взаимовыручки и о том, насколько Така уже помог, что бы сам ни думал на этот счёт. А потому только протянул руку и поддерживающе сжал его плечо.
- У меня есть ещё дела в Акасиме. Можешь обождать здесь и отдохнуть перед дорогой. Или же, - Дзин опять в явной задумчивости склонил голову набок, - не видел, кто недавно приходил в деревню? У них можно узнать новости с дорог.

Подпись автора

https://cdn.discordapp.com/attachments/879523457711357966/880037296718626836/ghost-of-tsushima-icon-image-block-01-ps4-en-13jul20_copy.png

+2

11

По правде сказать, Така не отличался особой внимательностью, когда дело касалось чужаков. Он привык мыслить камерно. Зато на ближайшее окружение это свойство совершенно не распространялось. Напротив — Така умел подмечать мельчайшие оттенки настроения собеседника, и чем больше общался с тем или иным человеком, тем ярче и обширнее становилась эта палитра. Вот и терперь кузнец присматривался к Дзину, ловя каждый его жест и вглядываясь в черты. Уже не столько из чистого восхищения, а с неподдельным любопытством и желанием прочитать его как манускрипт. Кто он такой, что стоит за начинающей становиться легендой личностью? Что таит в себе сердце самурая? Или это всё же сердце Призрака? Така был уверен, что рано или поздно сможет познать мелодию струн его души.

— Ещё не успел обратить на это внимания, — Така улыбнулся Дзину и накрыл его руку своей, слегка сжав в ответ. От этого прикосновения и от короткого тёплого «спасибо» стало так хорошо и спокойно.  — А вы не хотите сами отдохнуть? Вижу, вы проделали долгий путь. Славно было бы и добыть поесть

Подпись автора

Вы только мечтаете о чём-то, а я уже это выковал

+2

12

Мысль о еде вызвала у Дзина явный отклик, но он покачал головой.
- Поедим на привале за городом. Времени не очень много.
На самом деле он покривил душой. Просто припасов с собой было недостаточно, чтобы делить их с местными, а брать то немногое, что осталось у жителей деревни, совершенно нельзя. И без того еды не хватает. Стрел зато было достаточно, а в озёрах - немало рыбы и перелётных птиц. Иногда удавалось даже найти дикий лук или имбирь - тогда ужин становился едва ли не праздничным. Дзин иногда очень скучал по возможности просто спокойно поесть. И предложение Таки потому было особенно искушающим - расслабиться и поесть нормальной еды с крышей над головой, а не на земле возле походного костра было чем-то едва ли не порочно манящим. Но на это будет время после победы.
- Пошли сразу к местному кузнецу, возьмём наконечники для стрел или сами стрелы, если есть, - Сакай опять улыбнулся и покачал головой, предвосхищая возможные возражения Таки, а потом направился к Соре, уткнувшемуся мордой в пук свежей травы, чтобы взять из седельных сумок материалы для обмена. - Ты бы сделал их лучше, но твой талант не надо тратить на расходные материалы.

Подпись автора

https://cdn.discordapp.com/attachments/879523457711357966/880037296718626836/ghost-of-tsushima-icon-image-block-01-ps4-en-13jul20_copy.png

+2

13

Несмотря на то, что Така давно нормально не ел, его вопрос был вызван прежде всего искренней заботой о Дзине, а не собственным чувством голода. Он привык к лишениям, привык порой не замечать собственного дискомфорта, не всегда умел слушать своё тело — будучи ещё детьми Така с Юной сбежали куда глаза глядят от деспотичной матери-пьяницы. Приходилось жертвовать многим, учиться обходиться тем, что есть, уметь распределить малое. И вот теперь — Така отдал все припасы Юне, чтоб она могла сосредоточиться на своём походе. Было конечно нелегко убедить сестру взять всё с собой, но Така настоял. Юне нужнее. Хотя большого труда стоило угомонить её протесты.

— Да, времени у нас и правда мало, — согласился кузнец, послушно следуя за Дзином. — Идёмте, конечно.

Така  уловил тень двойного смысла в словах Сакая, и не стал никак возражать. В редких случаях  не надо называть вещи своими именами, чтобы озвучить их истинное значение. Это был именно тот случай, когда лукавство не было таковым по сути.

— Вы абсолютно правы. И спасибо на добром слове, господин.

Подпись автора

Вы только мечтаете о чём-то, а я уже это выковал

+2

14

Дзин кивнул и задержался на минуту возле Соры, который отвлёкся от травы и едва слышно пролепетал своё лошадиное приветствие. Сакай его проигнорировал и только достал из седельной сумки пару мешочков для натурального обмена. Деньги сейчас вряд ли кому-то могли пригодиться, да и вообще не были в особом ходу на Цусиме. Островитяне придерживались на удивление практичных взглядов. Зачем нужны железки, которые нельзя съесть, носить или в крайнем случае воскурить во славу богов? Потому, если кто-на начинал требовать в торге монеты, это было явным свидетельством того, что он готовится либо к свадьбе, либо к затяжному визиту на большую землю.
Хотя, на самом деле, практически все мастера и торговцы были бы рады предоставить свои услуги бесплатно. И, как к своему неудовольствию был вынужден признать, что скорее всего только ему, а не всем самураям. Наверняка потому что многие самураи это могли принять, не задумываясь, и это тоже было одним из странных открытий последних недель.
- Нет, господин, ничего не надо! - в подтверждение мыслям Сакая воскликнул кузнец, с поклоном протягивая связку стрел. - Лучше прогоните монголов окончательно!
- Не годится, - возразил Дзин кузнецу и протянул холщовый мешочек, явно потертый и разорванный изнутри железными и стальными обломками. - Мне будут нужны ещё, я не могу оставить тебя без материалов.
Кузнец едва не выронил стрелы, пытаясь принять металлический лом двумя руками, как настоящий дар, и поклониться ещё ниже.
- Благодарю вас господин.
Дзин забрал свои стрелы и тоже легко склонил голову в ответ.
- Тебе спасибо, мастер.
Он поманил Таку за собой и вышел из кузницы.
- Теперь травник, - пояснил он для Таки, рассматривая довольно увесистую связку стрел в руках, после чего посетовал. - Такие стрелы ломаются и теряют оперение. До войны мастера каждый делал своё дело… Сейчас кузнец вынужден работать даже с деревом.

Подпись автора

https://cdn.discordapp.com/attachments/879523457711357966/880037296718626836/ghost-of-tsushima-icon-image-block-01-ps4-en-13jul20_copy.png

+2

15

Что Така очень  любил — это наблюдать за людьми на своём месте. Людьми увлечёнными, погруженными в дело. Людьми, для которых мелочи — не то, чем стоит пренебрегать. Он вспомнил, как первый раз увидел кузницу. Происходящее в ней заворожило тогдашнего мальчишку. Помнится, Така застрял в ней почти на целый день. На его глазах четыре стихии покорялись человеку и превращались в единое целое. В изящное и смертоносное оружие. В предметы быта. Во что угодно — гордая природа поддавалась рукам мастеров. Каждый был безупречен в своём — не побоимся этого слова — искусстве. Юному Таке казалось, что в огне обитают духи или даже демоны, подвластные только мастерам, знающим какую-то особую тайну.

Сейчас же он внимательно наблюдал за Дзином, слушал его речь и размышлял.  Этот человек удивительным образом умел сочетать в себе множество качеств, малой доли которых хватило бы с лихвой на одну персону. Казалось, он знал всё на свете и везде чувствовал себя как рыба в воде. Така бы не удивился, скажи ему Сакай о том, что помнит все свои жизни.  Настоящий лидер. Самурай. И кто знает — может быть будущий дзито?

— Война меняет всё, в ней чёрное может стать белым, белое — чёрным. Война обнажает  сердца и души, показывая, кто есть кто. И мы не можем больше прятаться за привычными вещами, — вдруг пустился в рассуждения кузнец в ответ на слова Дзина. В конце он шумно выдохнул и с горькой надеждой добавил.  — Но когда-нибудь мы всё же пойдём по мирным дорогам. Во многом благодаря  вам, господин Сакай.

Така притих. Взгляд его стал печален и серьёзен. Между бровей залегла морщина.

Подпись автора

Вы только мечтаете о чём-то, а я уже это выковал

+2

16

Дзин издал глухой звук, выражавший то ли протест, то ли удручённость, обошёл повозку с сеном для крыши, которую тащил какой-то из жителей деревни. И тему решил перевести, потому что у него не было желания говорить о чём-то очень личном посреди наполненного людьми поселения. Тем более, что почти все победы не были по-настоящему… заслуженными, а в ушах ещё звенели слова господина Симуры, призывающие действовать как самурай, а не как разбойник.
Он был прав, но… вот вокруг Акасима. Она живёт, она не захвачена и всё ещё может помогать больным или нуждающимся в укрытии. И добиться этого удалось очень грязным способом. Но разве это того не стоило?
- Я просто хочу, чтобы эта война скорее кончилась, Така, - очень тихо ответил Сакай после долгой паузы.
Он зашёл к травнику, который сосредоточенно толок что-то в ступе. Тот тут же оглянулся на визитеров и расплылся в улыбке.
- Приветствую вас! - заявил он едва ли не по-панибратски, что свойственно лекарям, знающим, что у людей любых сословий внутри мало что отличается. - Чем я могу помочь?
Сакай опустил второй мешочек рядом с ним и пожал плечами.
- Травы и смеси для лечения ран. Немного той микстуры для желудка - в деревнях нередко проблемы с этим. Свежие бинты и, наверное, успокаивающая настойка для детей. Тоже многие просят.
Лекарь сосредоточенно посмотрел в лица обоих, а потом указал рукой на Таку.
- Судя по всему, вас обоих снедают демоны! Когда нет времени на правильные ритуалы почитания богов, они могут портить здоровье! Я ещё добавлю специальных благовоний.
Дзин неприкрыто фыркнул, но лекарь перевел указующий перст на него и возмущённо добавил.
- И это неправильно, молодой господин! Боги куда могущественнее, чем может вам казаться!
На этих словах он притих и начал рыться в шкафу со множеством ящичков, отбирая названные ингредиенты и глиняные пузырьки. Дзин взглянул на Таку и едва заметно приподнял брови, призывая насладиться этой сценкой, свойственной скорее Цусиме до войны. Но сказать что-либо не успел, лекарь опять заговорил, куда более сдержанно и с уколом печали.
- У меня осталось мало трав, сейчас сложно их собирать за городом, а нуждаются в них многие… Но я дам всё, что могу. Вам это нужнее.
- Спасибо, лекарь, - произнёс Сакай после короткой паузы, в ходе которой боролся с собой чтобы вовсе не отказаться от медикаментов. - Я это ценю. А это, - он указал на мешочек, - пригодится вам.
- Мне ничего не надо, - ещё тише ответил лекарь. - Только у меня есть просьба…
Он запустил руку в свои одеяния и извлёк потёртый простенький амулет на шнурке. Он протянул его Дзину.
- Вы бываете за городом и можете постоять за себя. Моя дочь была ранена монгольским клинком, ей всё хуже. Пожалуйста, отнесите это на алтарь в полях цветов Равноденствия, если будете там. Боги куда могущественнее, чем может вам казаться…
Сакай взял амулет и хмуро кивнул.
- Я сделаю это, лекарь. И не отказывайтесь от моего дара. Это просто еда. Она может понадобиться вашей дочери.
Лекарь кивнул и протянул ему свёрток с затребованными лекарствами. Дзин принял его двумя руками и с куда более низким поклоном, чем того требовала учтивость.
- Спасибо, лекарь. И пусть боги помогут вашей дочери поправиться.

Отредактировано Jin Sakai (2021-09-06 13:26:05)

Подпись автора

https://cdn.discordapp.com/attachments/879523457711357966/880037296718626836/ghost-of-tsushima-icon-image-block-01-ps4-en-13jul20_copy.png

+2

17

— Я тоже этого очень хочу, а ещё хочу сделать нечто большее, чем просто ждать её окончания, — еле слышно  выдохнул кузнец, когда спина Сакая исчезла за порогом, понимая однако, что лучшее, что он может сделать — это быть рядом и выполнять свою работу. Но слова эти так и рвались наружу, пусть и такие тихие, что растворились в воздухе, не успев долететь ни до чьего уха.

Лавка травника встретила гостей тонким ароматом толченых растений, пучков сухоцветов и бойким энтузиазмом хозяина. Не успел Така что-то возразить на замечание лекаря о демонах, как смешок Сакая перевёл внимание на себя. Кузнец тихонько выдохнул, радуясь про себя, что не понадобится отвечать на этот выпад. На минуту Така почувствовал легкий холодок. Что-то похожее на укол сомнения. Или это просто подкрадывающаяся  тревога? Он привык во всём опираться на Юну. Привык ждать указки и всегда беспрекословно слушаться, проявляя инициативу и какое-никакое лидерство исключительно в своём  ремесле. И теперь испытывал дискомфорт, словно ждал, что его сейчас отчитают.

Едва заметное движение Дзина вывело Таку из этого состояния и он переключил своё внимание на шкафчик  лекаря. Снова человек, занятый по-настоящему своим делом. Вся обстановка говорила об этом: каждая вещичка, будь то пузырёк или пучок травы, были на строго отведённом им месте, и мастеру стоило только протянуто руку, чтобы мгновенно взять нужное. Совсем скоро всё было найдено и прерванный  разговор продолжился.

Така наблюдал и слушал, переводя взгляд с одного на другого, и не решался влезать. Он лишь ловил каждое слово и снова погружался в раздумья. О том, что есть по-настоящему родные люди. Только вот кто они  — тот, кто тебе родной по крови или помазанию богов? А может ли стать по-настоящему близким человек из абсолютно иного тебе круга? И что вообще понимать под этим словом? Така размышлял о матери, о сестре,  думал о Дзине. Мысль его тихонько повернула в немного иное русло, пусть и не утратила совсем изначального смысла. Вот он, Дзин Сакай, благородный господин из высокой семьи, самурай, большой человек, но  так близок и понимающ по отношению  к простому люду. Без снисхождения, по-настоящему искренний. Умеющий видеть в таком громком и одновременно обезличенном слове «народ» отдельных людей, быть внимательным к их беде не только из чувства долга. Не мифический герой с панно. Не просто самурай в ослепительных доспехах, такой недосягаемый, почти божественный, а  живой и настоящий. Здесь. Така знал Сакая совсем недолго, но с каждой минутой убеждался, что тот совершенно особенный. И не только потому, что спас его и ещё десятки жизней. Объяснить этого ощущения внятными словами кузнец сам себе не мог, но отчётливо это чувствовал. А ещё он с легкой тоской подумал  о том, как же красивы паучьи лилии в рассветном тумане, как переливается на них роса, делая поле похожим на алое колышущееся море.

Отредактировано Taka (2021-09-07 21:37:04)

Подпись автора

Вы только мечтаете о чём-то, а я уже это выковал

+2

18

Объект измышлений Таки даже не догадывался о мыслях кузнеца, слишком погружённый в свои собственные. Эти ощущения невозможности помочь всем и сразу сливались в тяжёлое ощущение мрачности. Самое жуткое, что на самом деле всем действительно не помочь, а какие-то из смертей словно даже предрешены. В принципе что изменится, если лекарь не спасёт свою дочь? Люди умирали и раньше. Но разница была…
Дзин нахмурился и подошёл к Соре, который явно обрадовался хозяину, но затаил лёгкую обиду на игнорирование. Потому попытался цапнуть его зубами за плечо, хотя и не сильно. Сакай увернулся от зубов коня и призвал его к порядку лёгким шлепком по носу, но взаимодействие с искренним и отзывчивым зверем немного исправило ему настроение. Сора, правда, обиделся ещё сильнее, но позволил поместить приобретения в седельную сумку. После Дзин почесал его шею, добиваясь снисхождения, и повернулся к Таке.
- Я свои дела закончил. А ты готов? - он оглянулся по сторонам и нахмурился, после чего осторожнее уточнил. - У тебя конь есть?

Отредактировано Jin Sakai (2021-09-08 12:36:54)

Подпись автора

https://cdn.discordapp.com/attachments/879523457711357966/880037296718626836/ghost-of-tsushima-icon-image-block-01-ps4-en-13jul20_copy.png

+2

19

Така не без умиления смотрел на сцену между Сорой и его хозяином. Для воина конь — больше, чем просто инструмент, чем хозяйственная скотина. Это без преувеличения друг, и точно такой же воин. Не просто вышколенный зверь, а существо, чьё сердце и ум пульсируют в такт твоему.

— Хорошо, господин. Да, я готов, — Така подошёл ближе. — Коня  у меня увы  нет. Нас с Юной привёз сюда Кэндзи, храни его боги.

«Храни его боги» прозвучало из уст кузнеца скорее как «демоны его раздери». Этот несносный торговец обладал редким даром — умел проявлять чудеса смекалки и выпутываться из на первый взгляд нерешимых ситуаций. Но при этом же оставлять за собой шлейф из ещё более запутанных дел. До большей части — не со зла. А от непонимания. Не всегда Кэндзи мог отличить причину от следствия. Тому виной были  взбалмошный  нрав или вечно плещущееся в его животе сакэ? Скорее, всё разом. Но при всём при этом Кэндзи  был верным другом и союзником.

Подпись автора

Вы только мечтаете о чём-то, а я уже это выковал

+2

20

Дзин немного отступил от коня и даже склонил голову набок, встав перед неожиданной проблемой. С одной стороны Сора без проблем вытянет двух людей, с другой - это хорошо только для мирного путешествия. Если они встретят врагов, то Така попросту лишит коня части управляемости, что подвергнет риску всех. С другой стороны было бы очень хорошо получить стрелы для хвачхи при мастере подобного уровня. Если Така сумеет их воспроизвести и понять все механизмы действия, это даст потрясающее оружие в руки если не самураям, то защищающимся мирным жителям.
Даже несмотря на неодобрение господина Симуры.
Поэтому Сакай медленно кивнул и забрался на коня. Он развернулся в седле и протянул руку Таке, второй крепко натягивая поводья чтобы Сора не устроил внезапных сюрпризов, свойственных коням любого воспитания.
- Тогда поедем вдвоём. Постараемся забрать коня у монголов. Приручишь, объездишь, наречёшь - станет твоим собственным. Во время войны автономность очень важна.

Подпись автора

https://cdn.discordapp.com/attachments/879523457711357966/880037296718626836/ghost-of-tsushima-icon-image-block-01-ps4-en-13jul20_copy.png

+2

21

— Спасибо, господин, — Така ухватился за руку Сакая, как за рычаг, и с заметным, пусть и очень тихим кряхтением взгромоздился на Сору, и смущённо усмехнувшись, добавил. — У меня никогда не было своего скакуна. Как-то не приходилось. Я всегда был чьим-то спутником, или лез в седло, чтобы  незамедлительно покинуть опасное место. Тут уж не до чего, правда?

Автономность. Снова Дзин Сакай глядел в самый корень. Така порой ощущал себя приложением к другим людям. Он попросту не привык мыслить о себе как об отдельной единице. И помимо ожидания смерти, пыток и прочих издевательств в монгольском плену кузнеца страшило ещё и то, что он был буквально вырван из кокона. И задуматься ему  об этом по-настоящему пришлось именно тогда, в минуты горького отчаяния и полной безнадёжности.

Всадники выехали из малых ворот Акасимы на извилистую заросшую тропу, утопающую в море цветущего белокрыльника, простирающегося так далеко, покуда хватает взора. Огромные чаши цветков мирно покачивались в такт ветру, птичьи  трели разливались в воздухе, будто и не было никакой войны. Однако Таке было сложно насладиться этими красотами — его  не покидало ощущение, будто он что-то украл. Это колкое чувство смешивалось с азартом, начинавшим закипать в крови. Сомнения терзали кузнеца, но вместе с тем что-то необъяснимое, но куда большее, манило его вперёд. Ещё не поздно было извиниться перед Сакаем и вернуться в деревню, но Така твёрдо решил, что пути назад уже нет. Этот побег, если его можно было так назвать, был для него огромным шагом.

Полотно цветущего поля казалось бесконечным, но вскоре пейзаж начал меняться — низкие частые деревца стали попадаться всё реже, тёмная трава врезалась острыми зелёными мысами в белоснежные скопления  цветов, словно оттесняя их со своего пути. Ясное небо начало казаться  каким-то особенно тихим и низким. Потянуло духом близкой большой воды.

Таке на мгновение показалось, что над ними пролетел монгольский орёл. Кузнец  рефлекторно вжался   пальцами в седло, но быстро успокоился — нет, то была простая хищная птица, парящая в поисках добычи. В то же мгновение из высокой пожелтелой прибрежной травы с тревожным гоготом взметнулась в небо стайка уток и скрылась из виду за сухими деревьями.

Отредактировано Taka (2021-09-09 18:26:52)

Подпись автора

Вы только мечтаете о чём-то, а я уже это выковал

+2

22

Сакай тоже взглянул на птиц, но тут же перевёл взгляд на те заросли, откуда они взлетели. То, что потревожило птиц, могло быть угрозой. Но кусты и травы только едва заметно ритмично покачивались на ветру, в них не мелькала тёмная шкура хищника, свет не выдавал блеском наличие там брони или оружия в чьих-то руках. Всегда оставался шанс нарваться на неожиданность, но сейчас угроза была мала. Точнее, мысленно поправил себя Дзин не без мрачноватой иронии, не большей, чем обычно.
К тому же утки напомнили ему об ещё одном обещании, потому он затормозил коня и прижал палец к губам, полуобернувшись к Таке. Утки скорее всего сейчас срывались с места без особой причины или из-за любого раздражителя, начиная поддаваться тоскливому зову подступающей осени. Поэтому даже тихие голоса могут стать провокацией.
Дзин спешился и, снимая пристёгнутый к седлу лук, прошептал:
- Разведи костёр вон там, - он указал на пару камней, дающих неплохое укрытие и находящихся в противоположном направлении от намеченного маршрута. - Я скоро.
Не дожидаясь ответа, он прислушался к направлению ветра и ускользнул в сторону болотистых берегов, откуда изредка доносилось глухое кряканье.
Место действительно было достаточно безопасным. То, что осталось от войска Цусимы, постепенно отвоёвывало территории вокруг замка Канэда и всё больше углублялось в Тоётаму, возвращая её исконным обитателям. Монголов здесь быть не должно, максимум парочка дезертиров. Единственная угроза - разбойники или Соломенные Шляпы. Но ни те, ни другие не рискуют действовать слишком открыто, а выпускать Таку из поля зрения полностью Сакай не намеревался.
Об успешности охоты сообщила взметнувшаяся стайка уток и парочка надрывных кряков. Вернулся он примерно через полчаса с парой уток, уже ощипанных, пусть и не очень качественно, выпотрошенных и нанизанных на бамбуковые стебли. Он оценивающе посмотрел на костёр, подготовленный Такой, и одобрительно кивнул. Костёр был очень верным для скрытного быстрого лагеря; Така умудрился выкопать в сухом месте у камня небольшую ямку и использовал только совсем сухие обломки плавника, обильно разбросанные по берегу приливом и прокалённые солнцем. Сакай прислонил уток к крестовине, оставляя их на волю пламени.
На самом деле было куда вернее закопать уток в уголья, чтобы те не распространяли ароматы. Но на открытом пламени они зажарятся куда быстрее, что важная часть экономии времени. И, к сожалению, запах жарящегося мяса сейчас на острове не ассоциировался с едой.
- Ты развёл хороший костёр, - похвалил он кузнеца, присаживаясь на землю недалеко от пламени.
Он хмыкнул и полузадумчиво-полувесело заявил, даже не подумав о возможной бестактности своих слов:
- Даже не знаю, благодаря чему - твоей работе в кузнице или подсказкам Юны в прошлом.

Подпись автора

https://cdn.discordapp.com/attachments/879523457711357966/880037296718626836/ghost-of-tsushima-icon-image-block-01-ps4-en-13jul20_copy.png

+1

23

Така был рад заняться костром. Огонь манил и зачаровывал его с самого детства. Ещё до того, как первый раз попал в кузницу, мальчишка при первой возможности стремился оказаться рядом с его источником, не важно, была ли то лучина или что побольше. Удивительно, как одна  из самых опасных и разрушительных стихий подчинялась умелым рукам и становилась пособницей человека, спасая и продлевая жизнь. Огонь был поистине божественным проявлением. Без веса. Без тени. Но могуществу и силе огня мало что могло противостоять.

Быстро сориентировавшись, Така принялся собирать щедрые дары берега, так кстати оказавшиеся под ногами. Огниво в силу рода занятий у него было всегда с собой, так что справиться он должен был быстро. За делом время пролетело незаметно — вот наконец появился Дзин с добычей. Как раз вовремя — пламя достигло нужной силы.

— Спасибо, господин, — кузнец был искренне благодарен Сакаю за похвалу, пусть и последующие слова вызвали цепочку невеселых воспоминаний о ранних годах и придали его голосу  нотки горечи, убирая улыбку с лица. — Я был бы рад, если бы это умение было единственным наследием тех лет, что мы провели с Юной в скитаниях.

Така на мгновение умолк и в задумчивости аккуратно пошевелил палочкой угли. Мрачные картинки сменились более светлым воспоминанием. Он вспомнил, как будучи лет где-то восьми от роду, не более, решил попробовать развести костёр сам. И как тут же получил нагоняй от сестры. Кажется, они коротали дни в каких-то развалинах на перепутье. Така точно не помнил. Но вот что вплывало в памяти, так это напутствия Юны. Как они вместе шаг за шагом соорудили небольшой костерок. «Не стоит делать так, как ты сейчас сделал. А то подожжешь всю сухую траву и огонь поползёт дальше. Мы же не хотим спалить целое поле?». Маленький Така послушно внимал каждому слову и вторил каждому движению, запоминая их как ритуал.

— И мне жаль, что теперь и на вашу долю выпала череда испытаний, господин Сакай, — Така перевёл на Дзина полный искреннего сопереживания  взгляд.

Подпись автора

Вы только мечтаете о чём-то, а я уже это выковал

+1

24

Сакай даже неловко прочистил горло и отвёл глаза, живо заинтересовавшись начинающими шипеть утками. Ему стало немного стыдно за то, что этот добродушный, иногда кажущийся беспомощным человек сейчас сочувствует ему за лишения. Возможно за то, что надо самому разводить костёр и периодически спать на листьях. Он фыркнул в резонанс со своими мыслями и очень честно признался, мгновенно вернув сосредоточенную серьёзность:
- Единственное испытание, которое я хотел бы стереть из всех жизней - это Комода.
Едва произнеся эти слова, Сакай понял, что разбил едва наметившуюся лёгкость беседы и что опять продемонстрировал сугубо самурайскую точку зрения. Наверняка в жизнях жителей острова были ситуации не менее страшные, чем битва на пляже Комоды. Пусть менее разрушительные и более личные, но для отдельно взятого мира в душе человека столь же катастрофические. Просто это было ещё слишком свежей болью для него самого. Поэтому он нахмурился и решил перевести тему, попутно вытащив свой танто и клок ткани и решив привести лезвие в надлежащее состояние.
- Монголы нередко привозят с собой сталь и железо. Если хочешь, я могу привозить тебе лучшие куски металла. Интересует?

Подпись автора

https://cdn.discordapp.com/attachments/879523457711357966/880037296718626836/ghost-of-tsushima-icon-image-block-01-ps4-en-13jul20_copy.png

+1

25

— Когда-нибудь эта битва останется в памяти лишь как героическое предание, — подхватил дальше печальную мысль Така. — Но ведь, не заплатив горькую цену, не никак не узнать по-настоящему важных вещей. Это делает нас теми, кто мы есть,  правда ведь, господин Сакай?

Кузнец посмотрел на Дзина выразительным взглядом, полным печали и живого любопытства, будто  бы хотел задать какой-то вопрос, но не решался. Така и в самом деле не знал, стоит ли. Мыслей в голове роилось несчётное количество, но всему было своё место и время. Да и увидев, как Сакай помрачнел, Така не стал продолжать и умолк. Однако молчание продолжалось недолго. Последовало заманчивое предложение, которые вновь раззадорило живой ум кузнеца. Тот как буквально просиял — лёгкая улыбка украсила его лицо.

— Если только это не будет обременительно для вас. Я буду бесконечно рад такому сокровищу,  хороший металл сейчас на пересчёт, —  Така придвинулся поближе и вытянулся, пытаясь разглядеть оружие в руках Сакая. —  А ещё, господин… Можно посмотреть ваш клинок?

Подпись автора

Вы только мечтаете о чём-то, а я уже это выковал

+1

26

- Можно, - после краткого колебания ответил Сакай и вытянул из-за пояса ножны с мечом.
Он протянул клинок на двух ладонях, доверяя их Таке. Тот точно знал, что значит меч для самурая, но вполне имел право на подобную просьбу. Когда кузнец взял его, Сакай перевернул уток в очередной раз, всё же краем глаза поглядывая на то, как Така обращается с клинком.
- Его имя - Шторм, - сообщил он после нескольких минут молчания. - Этот клинок принадлежит моему клану уже почти два столетия. Он стал моим когда мне было двенадцать, - Дзин едва заметно усмехнулся. - Тогда я не мог размахивать им больше пяти минут кряду. Именно поэтому в основном тренировался с ним, привыкая к балансу, изгибу, весу, длине, - он помолчал ещё немного и после задумчиво процитировал слова отца, которые тот сказал перед последним своим боем на острове Ики. - “Мы - молнии в буре, лавина, сходящая с гор - это и есть клан Сакай”. Либо этот меч влияет так на владеющих им, либо он оказался в подходящем ему клане. В любом случае он превосходен.
Утки тем временем уже покрылись корочкой, местами даже немного темноватой, и сочились стекающими прямо в костёр каплями жира. Запах они всё же распространяли, но ветер днём прогонял его в сторону моря, хотя и не мог развеять полностью.

Подпись автора

https://cdn.discordapp.com/attachments/879523457711357966/880037296718626836/ghost-of-tsushima-icon-image-block-01-ps4-en-13jul20_copy.png

+1

27

— Благодарю вас, господин, — Така бережно и почтительно принял меч в две раскрытые ладони, как дар и подлинное сокровище, не скрывая некоторого трепета. Пусть через его руки прошла не одна катана,   любая из них была уникальна и неповторима, каждая имела свой характер. Великолепная белизна  рукояти  катаны Сакая была достойна рук самой смерти. Но меж тем меч ни на мгновение не перестаёт служить жизни.  Сколько  поколений видел этот клинок? А сколько смертей? Чья судьба следующей оборвётся на острие? И скольким в то же время дарует жизнь?

Така деликатно качнул меч в руках, прислушиваясь к ощущениям. В этом клинке заключены не только удивительное мастерство и изящество, но и  десятилетия человеческой истории. Он существовал задолго до их появления на свет и будет продолжать существовать после их ухода. Он хранил и отпускал на волю множество душ. Хранит и теперь.

Така слушал воспоминания Дзина и едва заметно улыбался, представляя себе совсем юного Сакая. Почему-то тот предстал перед мысленным взором кузнеца со столь же суровым выражением лица, что часто бывало присуще ему теперь. Наверное, эта морщинка всегда пролегала между нахмуренных бровей в минуты глубоких дум. А ещё он вспомнил себя. Вспомнил первые попытки биться какой-то палкой. Вспомнил заодно и как учился  стрелять, как  неловок был  и казалось будто это лук пытается натянуть его пальцы на тетиву, а не наоборот. Со стрельбой у Таки в принципе не задавалось, а вот клинки манили и завораживали собой. Сложись жизнь иначе, может Така и мог бы стать хорошим мечником. Однако что гадать, судьба решила иначе, и теперь строить дальние планы было нельзя. Не встретить бы рассвет бездыханным. Защитить бы ещё один крошечный кусочек земли. Улыбка снова покинула лицо Таки, столь же легко, как и появилась. Он глубоко вздохнул, а Сакай меж тем продолжил говорить.

— Шторм… Молнии в буре, — тихо повторил заворожённый Така, скользя взглядом по кромке лезвия вслед за бликом света. Небо отражалось в зеркальной стали, делаясь холодным и будто взаправду грозовым. Узор металла рисовал своими изгибами подобие набрякших туч. Изящный  клинок, лёгкий  и могучий, как ветер. — Большая честь прикоснуться к такому оружию, господин.

Кузнец протянул меч хозяину, склонив голову в знак уважения и благодарности.

Отредактировано Taka (2021-09-23 19:23:20)

Подпись автора

Вы только мечтаете о чём-то, а я уже это выковал

+2

28

Сакай забрал клинок с едва заметным поклоном, уважительным и благодарящим за оценку клинка, а в обмен протянул утку, которую счёл готовой.
Перекус не занял много времени, тем более дикие утки являлись довольно тощими, хотя и успели нагулять жира для осеннего перелёта, к тому же около костей они были скорее прогретыми, чем прожаренными. Но это никого не остановило, потому обед прошёл в сосредоточенном молчании, довольно скоро последние кости полетели в догорающий костёр. Вскоре и сам костёр был забросан песком и илистой почвой, Сора получил пару поощрительных лакомств, а Дзин и Така, обменявшись только несколькими касавшимися пустяковых вопросов репликами, были готовы отправиться в путь.
Единственное, что настораживало Дзина - костёр погас, но в воздухе оставался запах гари. Поэтому, когда Така занял позицию на крупе Соры у него за спиной, он относился к окружению и всем звукам куда более внимательно. Они тронулись в путь.
Запах дыма не исчезал, напротив, ветер приносил свежий чад, густой, не похожий на запах походного костра и тем более очага. Хотя монголов удалось оттеснить от близлежащих территорий замка Канэда, всё равно сдерживать их было сложно. Практически десяток солдат против многотысячной армии. Даже если учитывать помощь крестьян, а иногда и разбойников.
Дзин натянул поводья и поднял голову, ища следы дыма среди пухлых кучевых облаков, периодически заслоняющих солнце. И дым действительно был. Полупрозрачные клубы терялись на фоне облаков и путались в желтеющей листве леса. Сакай качнул головой, не сводя глаз с густеющих клубов, и через плечо сказал Таке:
- Я должен проверить. Если это враги - нельзя их пускать так близко к замку и Акасиме.
Дзин ощутил, как пальцы Таки крепче вцепились в его броню, но ответил тот спокойно и тихо:
- Мне остаться здесь, господин?
Сакай секунду подумал, а потом тронул пятками бока Соры.
- Нет, лучше не разделяться. Но если будет бой - не вмешивайся.
Он ещё немного ускорил коня, перешедшего на быструю рысь. Ещё быстрее двигаться было нельзя - в лесу всегда можно найти неудачную корягу или засыпанную листвой нору, которая слишком опасна для коня, и не успеть заметить противника. Сакай уже пару раз попадался на подобном, когда случайно вылетал на Соре к крупным отрядам монголов и с трудом уходил целым из тех битв. Сейчас... альтернативные пути... были важнее, чем опрометчивые, но благородные схватки, как бы, увы, это не осуждал господин Симура.
Запах дыма стал отчётливее, Дзин притормозил недовольно тихо заржавшего Сору и спустился с его спины. Впереди уже виднелось строение, судя по всему - мельница. Неподалёку слышался тихий плеск реки, шелестел ветер в листве. Дзин обернулся и хотел было сказать Таке оставаться здесь, но оборвал ещё не родившиеся слова. Несмотря на тревожную ситуацию, Сакай всё же обдумал краткую мысль: ведь тогда он уподобится Юне, которая не даёт Таке права на своё мнение и собственные поступки. Он мог её понять, но это всё равно было неверно по отношению к Таке. Поэтому он только указал на него рукой и повторил едва слышным шёпотом:
- В бой не вмешивайся.
Тот молча кивнул в ответ. Сакай развернулся и беззвучно скользнул в сторону мельницы. Совсем скоро он услышал рокот пламени, набирающий силу, а после и едва слышные голоса, говорящие на чуждом гортанном языке. Здесь действительно были монголы. Но не было слышно криков крестьян. Дзин не оглядываясь и не следя, идёт ли Така следом, подошёл ещё ближе. Перед мельницей действительно были несколько монголов. Их кони приплясывали в стороне, они сами стояли и что-то обсуждали на удивление праздными голосами. В стороне была навалена куча вытащенного из мельницы добра - мешки, одежда, какие-то корзины, вероятно с едой. Но тут Сакай заметил кое-что ещё.
На дереве рядом с мельницей висели четыре трупа - мужской, женский и два детских, один из которых был совсем крошечным. Никто из них уже не подавал признаков жизни, хотя ещё не застывшая кровь капала с ног женщины на землю. Их силуэты едва заметно колебались в мареве горячего воздуха, идущего от разгоравшейся мельницы, но, возможно, то было искажение зрения от волны ярости, поднявшейся с самого дна души, того, что обычно все скрывают даже от себя. Дзин не заметил, как окаменело его лицо, он забыл о том, что Така находится где-то позади, не вспомнил о намерении просто выяснить происходящее. Что-то, недавно рождённое, опять начинало вытеснять в нём Дзина Сакая. Или всё же не вытеснять.
Дополнять.
Он в пару беззвучных стремительных движений взобрался на растущее рядом дерево, затерявшись в листве, после перепрыгнул на соседнее, выбрав целью ветку понадёжнее. За гулом пламени и шелестом реки монголы не заметили короткого хруста и шелеста над головами. Сакай замер на ветви, изучающе глядя на отряд внизу. Всего четверо, скорее всего разведка. Нет тяжеловооружённых воинов, двое вооружены луками. Следы в пыли были видны отчётливо, но вокруг мельницы их было слишком много, чтобы точно убедиться в количестве. Но лошадей было шесть, все с сёдлами. На луке одного из сёдел сидел беркут, ещё две птицы причудливыми украшениями возвышались на руках разведчиков. Один из беркутов зло заклокотал, заставив Дзина пригнуться ниже и замереть, опасаясь преждевременного обнаружения. Но птица скорее выражала свои эмоции, чем предупреждала владельца. Это могло оставить возможность выбора наиболее удачного момента для атаки, но в этот миг один из монголов рассмеялся, а второй достал лук, наложил на него стрелу и прицелился в одно из тел, висящих на дереве у мельницы.
Этого Дзин уже не мог терпеть. Он удобнее упёрся ступнями в ветвь и поспешно раскрутил крюк, а после метнул его, перебрасывая через параллельную ветку. Лучник не успел отпустить тетиву прицельно, стрела улетела куда-то в кроны деревьев, когда крюк ударил его по лицу, а после вонзился в горло снизу вверх. Сакай дёрнул к себе, не скупясь на усилие. Монгол издал сдавленный хрип и заскулил, а когда Дзин рванул ещё раз, повис в воздухе, дёргая ногами в агонии. Остриё крюка вошло ему в челюсть снизу, не давая сорваться. Остальные в ужасе отпрянули назад, выхватывая оружие и вглядываясь в крону, сквозь золотистую листву которой можно было различить тёмный силуэт. Монгол дёрнулся ещё разу раз и повис, словно в петле, только кровь продолжала хлестать из разорванного горла.
- За каждого убитого я убью десять, - прорычал Дзин.
Второй лучник вскинул лук, но Сакай уже метнул ему под ноги дымовую шашку. Та оставила за собой дымный след, разгораясь в полёте, и с глухим хлопком ударилась об землю, застилая восприятие и едким запахом пороха и благовоний на секунду дезориентируя монголов. Обе птицы сорвались и взлетели, издавая резкие улюлюкающие крики, что заглушило стук тела подвешенного монгола, упавшего на землю и едва не скрыло хрип следующего врага, на которого Сакай приземлился сверху, сбивая с ног. Он быстро вонзил в него меч, выводя из боя, а стоящему рядом пронзил горло клинком танто, который сжимал в левой руке. Но после был вынужден сильно пригнуться, потому что один из монголов, рыча от ярости и, вероятно, ужаса, начал вслепую размахивать мечом, пытаясь создать заграждающий заслон и не подпустить врага к себе. Сакай поднырнул под его руку и ударил секущим ударом по рёбрам, располосовав кожаную броню и всё, что находится под ней. Только какая-то заклёпка мерзко скрипнула, столкнувшись со сталью.
Дым уже достаточно рассеялся, чтобы враги попытались перейти в более осмысленное наступление, но стремительность атаки уже лишила их преимущества и заложила главное оружие поражения в их души - страх.
Одна из птиц попыталась атаковать, но Дзин наотмашь ударил её мечом, отбрасывая на землю. Монгол зажал распоротые рёбра, но всё же не выпустил свой изогнутый клинок из руки, а на его крик ответили другие голоса из-за мельницы. Сакай с ледяной враждебностью посмотрел в перекошенное болью, ужасом, ненавистью лицо врага и легко спарировал его неловкую атаку, отбрасывая сжимающую клинок руку в сторону и напрочь разбивая любые попытки обороны. Следующим ударом он забрал и эту жизнь, как раз своевременно, чтобы успеть повернуться к подоспевшей двойке. Врагов осталось трое, но эти уже успели собраться и явно собиались пользоваться своим главным преимуществом - количеством, градом ударов стараясь вымотать и достать одиночку. Его левая рука, уже свободная от танто, стремительно метнулась вперёд, тут же один из монголов вскрикнул и схватился за правое плечо, куда вонзился остро заточенный металлический клинок.
Но ему тут же пришлось отпрыгнуть в сторону, избегая синхронной атаки с двух сторон. Оба целых монгола были очень неплохи, видимо не раз работали в паре и знали, как теснить врага. Следующие несколько секунд были заполнены вспышками мелькающего металла, иногда лязгающего от столкновения. Затем один из монголов выронил клинок и схватился за распоротое запястье, но второй тут же заступил перед ним, давая соратнику время опомниться. Сакай фыркнул и сместился по левую руку от врага, ограничивая его возможности блокирования. Он допустил вынужденную расстановкой сил ошибку, совсем ненадолго упустив из поля зрения раненого кунаем, но вполне ещё держащегося на ногах противника. И потому тут же сделал ещё один шаг, но монгол успел воспользоваться ситуацией. Позади зашипела и почти тут же взорвалась небольшая бомба, вспыхнув ярко и грохнув, как рушащиеся скалы - видимо, монгола всё же подвела рука, он бросил снаряд не туда и больше помешал союзникам. Дзин был готов вспышке и на миг прикрыл глаза, но ощутил, как сквозь ткань руку, плечо и бок обожгли уколы разлетевшихся от взрыва керамических осколков. Зато единственный целый монгол вскрикнул и явно пытался проморгаться, хотя и начал размахивать клинком, пытаясь в мареве образов угадать атаку - вспышка ослепила именно его. Спустя секунду он захрипел и попытался схватиться за вонзившийся в сердце клинок, но Дзин уже вырвал его и, пользуясь инерцией, развернулся и ударил сверху вниз пытающегося атаковать сбоку. Ещё спустя миг он вспорол горло последнему из врагов, держащемуся на ногах. Только после этого замер и оглянулся, убеждаясь, что больше угроз не будет, но в этот момент ещё один беркут попытался напасть сверху, вынудив его пригнуться и ещё раз взмахнуть клинком. После этого остался только гул пламени, истерические крики коней, почуявших кровь, и тихие стоны умирающего монгола, которые тоже затихли.
Сакай стряхнул кровь с клинка и, переступая мёртвые тела, обошёл место боя, убеждаясь, что нет больше никаких звуков и признаков присутствия монголов. Затем он тряхнул головой, словно прогоняя наваждение, и окликнул:
- Така, можешь выходить, - он подошёл ближе к телам семьи, жившей на мельнице, и добавил тише и куда более человечно. - Мы должны их похоронить.

Отредактировано Jin Sakai (2021-09-24 13:30:54)

Подпись автора

https://cdn.discordapp.com/attachments/879523457711357966/880037296718626836/ghost-of-tsushima-icon-image-block-01-ps4-en-13jul20_copy.png

+1

29

Как только Сакай отошёл на некоторое расстояние, Така спешился и медленно двинулся вслед. Но он выждал паузу  не потому, что хотел ослушаться,  не из чувства страха, что подступало с каждым мгновением всё сильнее. Просто что-то внутри сказало «так надо».  Какие-то глубокие рефлексы заставляли кузнеца держаться чуть поодаль, на достаточном расстоянии, чтобы успеть и прийти на помощь, и рвануть что есть силы к коню, если понадобится. И тот и другой исход событий страшили Таку одинаково. Однако вместе  с этим страхом закипала кровь, как-то по-особому щемило сердце, не так, как это бывало раньше.

Сцена бойни застала Таку врасплох своим размахом. Глупо было надеяться на что-то иное в разгар войны, но окружающая обманчивая тишь создавала иллюзию для человека непривычного и неопытного. Кузнец полагал, что обойдётся парочкой молниеносных смертей. Как же он ошибался! Взору его предстал ужасающий и завораживающий танец смерти. Куда более жестокий, чем то, что ему успелось мельком повидать в Комацу и Акасиме.

Юркой лаской Така нырнул в укрытие возле большого камня, под сенью  больших кустов и зарослей веерника, где и  затаился. Положение  позволяло наблюдать за происходящим, но при этом оставаться невидимым самому.

Бой разворачивался стремительно. В ход шло всё. И тут Таку словно молния пронзила. Руки в одно мгновение стали ледяными, а в голову — напротив, ударил жар. На минуту кузнецу показалось, что это не Дзин, а он сам, лично, насаживает монгола на хищные когти своего мирного по основной сути творения.  Воистину — война меняет суть вещей. Зрелище настолько поразило, что Така почувствовал себя убийцей. Странное чувство. Почему именно сейчас? Ведь мечи изготавливаются веками, чтобы нести с собой смерть. А вот в этом и кроется самая важная грань. Бередило душу именно то, что в ход пошёл предмет, для убийства не предназначенный. Не с этими мыслями ковал его Така, не с этими мыслями полировал и точил. И не такая душа должна была быть у этого крюка.

Така зажал рот и прижался к камню. Резкая волна поднялась откуда-то изнутри, и пульсирующее «убийца» назойливо забилось в голове, подняв из недр памяти обрывки воспоминания, и неспроста. Вспомнить было о чём. Давно, но уже в бытность свою кузнецом, Таке пришлось отнять человеческую жизнь. И не чужими руками. И  даже не клинком. Он многое помнил смутно, но одна картина всплывала в безупречной яркости, как будто всё произошло вчера. Помещение, освещённое тусклыми светильниками. Почти ощутимый, вязкий полумрак. Испуганный мальчишка с огромными заплаканными глазами жмётся в угол, оцепеневший от ужаса и не способный даже пикнуть. На него надвигается грозная мужская фигура. А за спиной у этой фигуры возникает Така. Как он туда  попал, кузнец не помнил да и не вспоминал. Помнил лишь будто замершее время, ослепляющую ярость и прилив бешеной силы. Звериный бросок, и негодяй повержен на пол. А руки Таки обвивают его шею в смертельном объятии. Руки кузнеца — сильные, выносливые, крепкие. Локоть зажимает горло как тиски. Трепыхаться бесполезно. Ярость придаёт небывалую силу. Время принимает свой привычный ход лишь тогда, когда тело повисает набрякшей безжизненности тряпкой. Адреналин уходит. Возвращается ясность, а вместе с ней — будто наступает отлив. Така бессильно опускается на пол рядом со своей жертвой, переводит дыхание и велит мальчишке не медлить, бежать  как можно скорее в безопасное место…

Така тряхнул головой и помял лицо ладонью, приходя в себя. Не время погружаться в думы. Нужно быть начеку. Здесь и сейчас. Не терять из виду Сакая. Смотреть, не притаилась ли где собака или орёл.

Наконец всё позади. Можно не таиться. От шквала захлестнувших эмоций Така даже не заметил несчастных обитателей мельницы. И обратил на горький груз в ветвях своё внимание только сейчас, когда Дзин позвал его. Он покинул укрытие  и остановился рядом, окидывая взглядом последствия сечи.

— Господин Сакай… — тихие, чуть хрипловатые слова, больше похожие на скорбный выдох, слетели с губ кузнеца. Это всё, на что его хватило, пускай сейчас в груди и полыхала буря, язык будто присох к нёбу. Столькое рвалось наружу, но застревало в горле солёным комом. Веки потяжелели то ли от дыма, то ли от эмоций, то ли ото всего вместе взятого. Вместо слов Така легонько коснулся плеча Дзина, стараясь в этом жесте передать сожаление, поддержку и… Така сам не знал, что. Его пальцы всё ещё едва заметно дрожали. Он стоял, бледный, вечный тёплый румянец исчез с его щёк, черты заострились, он стал будто старше и серьёзнее.

— Монголы ведь заплатят за это, все до единого, да, господин? — голос Таки дрогнул, когда взгляд его остановился на детском теле. Сердце сжалось и как будто прилипло к рёбрам. Зрелище разрывало душу на куски. Каждая жизнь бесценна, но сколько же бесчеловечного в этих тварях, с таким нескрываемым глумлением убивающих слабых и беззащитных? С другой стороны — лучше смерть, чем плен и рабство. Дзин прав. Надо проводить достойно этих несчастных.

Отредактировано Taka (2021-09-24 23:56:56)

Подпись автора

Вы только мечтаете о чём-то, а я уже это выковал

+1

30

- Заплатят. Я постараюсь добиться этого, - негромко ответил Сакай, глядя на трупы и прислушиваясь к треску и гулу пламени, охватившего мельницу.
Он оглянулся на Таку и нахмурился. Юна немного рассказывала о тех лишениях, что они перенесли, жизнь их не была лёгкой. Но всё же не включала в себя ежедневную встречу с трупами. Даже сквозь становящийся опаляющим жар отчётливо пахло свежей кровью; густой её запах тоже стал заунывной нотой, аккомпанементом к войне наряду с дымом и тленом.
Монгольские лошади приплясывали всё неистовее от нарастающего жара, несколько  сорвались и убежали прочь. Дзин покачал головой. Изначально он думал отослать Таку попытаться выбрать среди коней животное поспокойнее или найти лопату для могилы - чтобы тот не участвовал в снятии трупов с дерева. Он не желал бить ему по разуму подобными образами сильнее необходимого. Но пламя становилось всё яростнее и жарче, скоро оно могло перекинуться на дерево или обрушить здание.
- Така, придержи… - начал он, но не успел закончить.
Позади раздался надрывный рокот и треск. Обычно здания просто прогорали и если рушились, то в себя. Но в мельнице было слишком много тяжёлых конструкций и опор. И одна из них не выдержала. Дзин бросил единственный быстрый взгляд за спину и увидел только вихрь искр, в котором медленно рушилась одна из стен под давлением пылающей балки; от мгновенного притока воздуха пламя внутри полыхнуло ярче и неистовее. Сакай, не тратя более ни мига, на действии голых рефлексов защитника, схватил стоящего рядом Таку за плечи и дёрнул его прочь от рушащегося здания, а когда шею сзади обдало жаром, вовсе схватил в охапку и прыгнул в сторону, надеясь уйти от удара.
От падения балки и удара жернова по земле прошла вибрация, а раскалённый ветер разметал кисточки веерника, росшего на краю бывшего двора. Дзин разжал пальцы, выпуская Таку, и мгновенно вскочил на ноги, но обрушения снаружи прекратились, только изнутри доносился глухой стук осыпающихся древесных обломков. Дерево с повешенной семьёй оказалось погребено под упавшей стеной, по его мертвеющей к осени листве уже побежали огоньки. Дзин смотрел на происходящее, рефлекторно сжав кулаки и не двигаясь. После он с горечью произнёс:
- В этом вся суть врагов. Они не дают нам даже достойно попрощаться с мёртвыми.

Отредактировано Jin Sakai (2021-09-25 03:20:15)

Подпись автора

https://cdn.discordapp.com/attachments/879523457711357966/880037296718626836/ghost-of-tsushima-icon-image-block-01-ps4-en-13jul20_copy.png

+1


Вы здесь » Nowhǝɹǝ[cross] » [now here] » Птицы над пламенем [Ghost of Tsushima]