no
up
down
no

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Приходи на Нигде. Пиши в никуда. Получай — [ баны ] ничего.

headImage

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

headImage

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Nowhǝɹǝ[cross]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Nowhǝɹǝ[cross] » [now here] » Преимущество [Ghost of Tsushima]


Преимущество [Ghost of Tsushima]

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Taka х Jin Sakai х Sadanobu Ishikawa
https://i.imgur.com/JEPR3Ok.jpg
Не то оружие, что оружие, а то оружие, что убивает.

Любое преимущество в борьбе может стать чрезвычайно важным, если не ключевым. Даже если оно не совсем честное или даже может повернуться против тебя в итоге. Но всё же есть пределы и для поиска дополнительного вооружения - особенно если оно пытается убить тебя до того, как ты доберёшься до противников.

Подпись автора

https://cdn.discordapp.com/attachments/879523457711357966/880037296718626836/ghost-of-tsushima-icon-image-block-01-ps4-en-13jul20_copy.png

+2

2

В Комацу было непривычно тихо, если не считать шума кузницы, умолкающего только к ночи. Конечно, положение дел нельзя было и сравнить  с мирным временем, но меж тем местные жители могли облегченно вздохнуть и восстановить силы для дальнейшей борьбы. Залечить раны, отстроить хоть что-то. Бег жизни продолжался, несмотря ни на что. Дух простых людей укреплялся байками о таинственном воине, восставшем из пепла битвы, что вершит возмездие во имя павших.

Со стороны обрыва шёл сосредоточенный Така, выписывая в воздухе небольшие круги четырёхпалым крюком на верёвке. Со стороны могло показаться, что в этих движениях было больше случайного, механического, чем вдумчивого, однако дела обстояли иначе. С каждым кругом Така внимательно прислушивался к свисту крюка, оценивал рукой тягу вращения и что-то бормотал себе под нос. И только почти подойдя к самой кузнице, он перестал крутить орудие и аккуратно привязал его к поясу. Надо будет сделать ещё один, снова пойти к обрыву и потренироваться там, на старых корнях деревьев. Они как раз крепко сидят в земле.

Мысли Таки прервало появление всадника. Вот и «дух» собственной персоной. Во плоти, в доспехах и на боевом коне. Мощные копыта взрывали влажную землю, оставляя на ней глубокие следы, в материальности коих сомневаться не приходилось.

— Господин Сакай! — Така сперва вытянулся по струнке, а следом учтиво поклонился самураю. — Так рад вас видеть! Я как раз работал над крюком, ещё есть что подправить, но уверяю вас, совсем скоро он будет в полном вашем распоряжении. А с чем вы к нам? Есть ли добрые вести?

Кузнец искренне улыбнулся Сакаю  и подошёл поближе.

— Можно?  — Така любовался конём и очень хотел его погладить.
— Хороший мальчик, —   нараспев проговорил Така, ласково трепля белоснежную гриву. Даже несмотря на долгий и непростой путь, ухоженность и порода животного были заметны. Благородный конь благородного господина и славного воина. Кузнец порылся в складках одежды и достал румяное яблоко. — Держи, Сора!

Крупные розовые ноздри животного вздрогнули, почуяв лакомство. Сора фыркнул, копнул копытом землю и игриво мотнул головой, прежде чем взять яблоко  из раскрытой ладони Таки.

— Кто такой  хороший, кто такой славный? — Така радовался коню, как мальчишка. Наконец ему стало полегче — отступила всепоглощающая тревога, появилась надежда  и даже некоторая уверенность в завтрашнем дне. Он был здесь на своём месте, и мог применять своё ремесло на благо Цусиме, а не служить врагу.

— Ухты! А это что такое, господин? — взгляд Таки привлёк к себе таинственный предмет, привязанный к седлу. Он походил на какое-то орудие, но назначение его оставалось загадкой.

Подпись автора

Вы только мечтаете о чём-то, а я уже это выковал

+2

3

Дзин Сакай с едва заметной улыбкой наблюдал, как Така общается с конём, не вмешиваясь в их общение. Конь не приплясывал и не дичился, но не из-за выучки; Сора действительно устал и только довольно фыркал в ответ на прикосновения, а при виде яблока вовсе забыл о воспитании и издал высокий тихий вибрирующий звук, выдававший его довольство.
Сам Дзин воспользовался паузой, как передышкой. Он снял шлем и прислонился плечом к покосившемуся столбу ворот, давая мышцам отдохнуть и изгнать из себя продолжающееся ощущение тряски после нескольких часов езды быстрой рысью. И попутно огляделся, изучая то, что осталось от Комацу. Воздух всё ещё пах гарью, но запах разложения уже исчезал, его сменял привычный аромат влажной ржавчины, растворённой в реке. Со всех сторон доносился стук инструментов и голоса, кто-то даже пел - люди восстанавливали свои дома и даже помогали друг другу в этом. Нельзя сказать, что война покинула это место. Нет. Но эта победа была нужна всем. Он нахмурился, вспоминая происходящее и привычно возвращаясь мыслями к пути, который ещё нужно проделать до освобождения господина Симуры, но тут же повернулся к Таке, который обнаружил предмет, ради которого Сакай и вернулся в кузницу - помимо необходимости краткого отдыха и выяснения последних новостей.
- Надеялся, что ты ответишь мне на этот вопрос, - произнёс он, отстраняясь от столба и подходя ближе. - Нашел в монгольском поселении. Выглядит, как оружие.
Пахнет порохом, не похоже на духовую трубку и даже в обычных примитивных очертаниях проглядывается что-то хищное, словно бы сама идея пыталась обрести форму, но ещё не определилась или же её не могли понять и уловить верно… Если эта трубка работает, неважно как, и если окажется оружием - то, вероятно, может стать серьёзным подспорьем. Даже несмотря на то, что является оружием врагов.
Но это могло оказаться чем угодно, от какой-то неизвестной курильницы для благовоний в варварских ритуалах до части медицинского оснащения. Монголы любят трофеи. Сакай нашёл их множество в различных лагерях или на алтарях. Иные не мог даже опознать или понять, каким из захваченных народов они принадлежат. Другие были различными трофеями из домов кланов. Иногда трофеями могли стать даже люди… Дзин нахмурился и пояснил, сопроводив слова ёмким указующим жестом:
- И если это оружие, то может быть полезно. Ты сталкивался с подобным?

Отредактировано Jin Sakai (2021-08-29 16:24:35)

Подпись автора

https://cdn.discordapp.com/attachments/879523457711357966/880037296718626836/ghost-of-tsushima-icon-image-block-01-ps4-en-13jul20_copy.png

+2

4

Значит и Дзин не знает, что это такое. Вот уж и правда неожиданный сюрприз. Любопытство Таки разгорелось с удвоенной силой. Кузнец обожал изучать что-то новое, его манили нестандартные решения и его ум был всегда открыт. Возможно именно благодаря этому он и смог достичь всего, чем славился.

— Оружие врага можно обратить против него самого, господин. Монголы учатся у нас, но и мы можем учиться у них. Сенсей Исикава рассказывал, что видел у монголов  наши стрелы, видел, как вражеские  лучники постигают секреты, предназначенные для  их уничтожения, а не им же в помощь.  Столько жути наговорил, я как представил — так вздрогнул. Кстати, он был здесь сегодня. Интересовался  вами и обещал зайти позже. Всё ворчал что-то насчёт какой-то Томоэ. Он всегда такой суровый и мрачный?

Кузнец тихо усмехнулся своим словам и ещё раз потрепал Сору по гриве.

— Не пойму, — Така взял  трубку и принялся осматривать её со всех сторон. Острый запах пороха и правда чувствовался даже  без усилий. Взгляд кузнеца стал серьёзным, он разглядывал предмет медленно и внимательно,  сосредоточенно жуя губу. В голове всплывали яркими вспышками воспоминания о плене. Память силилась затолкать это время в отдаленные уголки души, заволочь туманом. Но Така изо всех сил противился этому желанию, пытаясь вспомнить окружение и предметы, виденные им в лагере. Помнить о ранах — значит уметь их предотвратить в будущем. Да и слова Дзина всколыхнули подернутые было мороком картины, так что стоило извлечь из этого пользу.  Трофей, стало быть. Ёмко подмечено. — Нет, не видел, господин. И понять его назначения тоже пока не могу. Хотя кажется смутно знакомым. Давайте я отнесу эту штуковину в кузницу, будет сподручнее разобраться. Да и вы устали. Хоть отдохнёте немного, пока я с ней покопаюсь.

Предвкушая интересное занятие, кузнец вновь посветлел и даже как будто зарумянился.

— Идёмте же, господин Сакай! —  Така зазывно кивнул в сторону кузницы.

Отредактировано Taka (2021-08-29 20:24:04)

Подпись автора

Вы только мечтаете о чём-то, а я уже это выковал

+2

5

- Сэнсей Исикава? - переспросил Дзин, окончательно выныривая из иных мыслей, после чего фыркнул. - Значит, он здесь. Я поговорю с ним позже.
На этом Сакай решил, что пока тема Исикавы исчерпана и двинулся за Такой, глядя на предмет, который тот держал в руках. И думал о том, что не ошибся в выборе человека, с которым можно решить эту головоломку. Судя по вниманию Таки и его сосредоточенному искреннему любопытству - лучшей кандидатуры не сыскать на всём острове. Поднимаясь по ступеням кузницы, Дзин в очередной раз подумал о том, каким подарком богов являются Юна и Така, удивительно отважные и ставшие незаменимыми в этой войне. И были очень заметны перемены в Таке, произошедшие после вызволения его из бухты Адзамо. Тогда он вызывал только острую жалость, но сейчас он был мастером при деле, и потому выглядел куда более сосредоточенным и целостным. Юна тоже изменилась после спасения Таки. В обычно удивительно жесткой и расчетливой девушке вместо надрыва появилось что-то новое, что Дзину нравилось видеть. Равно как и перемены в Таке. Кузнец в итоге оказался очень славным малым, верным товарищем и надежным соратником. Теперь оставалось надеяться, что его работа окажется столь же надёжной.
- У меня есть с собой монгольский порох, если он нужен, - сообщил Сакай, останавливаясь возле Таки. - Может, это тоже часть их системы оповещения? Я могу оставить эту вещь тебе, - в этот раз он выдержал многозначительную, хотя и вежливую паузу. - Сейчас меня больше интересует возможность попасть в замок Канэда.

Подпись автора

https://cdn.discordapp.com/attachments/879523457711357966/880037296718626836/ghost-of-tsushima-icon-image-block-01-ps4-en-13jul20_copy.png

+2

6

— Как это здорово, господин,  — словах о порохе Така ещё больше оживился. — Буду очень рад, если оставите, потому что похоже здесь будет работы навалом и быстрым взглядом не обойтись. Что же до крюка — я пока до конца не уверен, что он работает как надо. Если хотите, можем сходить вместе на обрыв и я вам всё покажу. Я сделал несколько, но пока не достиг идеального баланса. Мы не имеем права на ошибку, господин

Кузнец слегка притих. Лёгкая тень смущения пробежала по его лицу и он поспешил скрыть это за коротким поклоном. Така очень  трепетал и робел перед Дзином, несмотря на явное расположение самурая и явные приметы будущей крепкой дружбы. Для него фигура Сакая была сродни посланнику богов, чем-то  гораздо большим, чем освободитель и воин, хотя Така изо всех сил старался не выдавать этого трепета, но иногда нет-нет и застывал на мгновение с открытым ртом, или затихал, склонив голову на бок и внимательно глядя на Дзина. Искусство самураев велико, но когда на твоих глазах человек в одиночку носится тенью и выкашивает монголов как сорную траву, вертясь в причудливом танце смерти — волей-неволей уверуешь, что перед тобой не простой смертный, а тот самый Призрак, пришедший с сечи на побережье, сотканный из дыма войны и голосов отлетающих душ. Картину довершали красочные рассказы Юны, в истинности которых Така тоже не думал сомневаться. Он всегда верил слову сестры, он привык видеть в ней опору и надёжное плечо. В конце концов, Юна была для него единственным по-настоящему близким человеком. В детстве им пришлось хлебнуть немало бед, но они справились, пусть порой и приходилось отдавать  горькую плату за свободу.

Подпись автора

Вы только мечтаете о чём-то, а я уже это выковал

+2

7

Дзин заметно воодушевился, услышав подобное предложение.
- Хорошая идея. Мы не только проверим твоё устройство, но я сумею понять его принципы. А эту вещь, - он кивнул в сторону стальной трубки в руках Таки, - возьмём с собой. Не будем пугать людей взрывами. Сора!
Он тихо свистнул, подзывая коня, который тихо заржал и приблизился. Сакай же пошёл в сторону, куда указал Така, попутно потирая лицо ладонью. Последние дни были особенно насыщенными, но в них появилось кое-что новое, что пропало после пляжа Комоды. Надежда. Вместе они сумели не только обмануть монголов, как в бухте Адзамо, но и победить в открытом бою. Возможность освобождения господина Симуры перестала казаться отчаянной надежды, а была облечена во вполне конкретные пункты общего плана. Много жизней удалось спасти от рабства и смерти. Это и давало дополнительные силы и энергию для ещё больших свершений. Борьба приобрела смысл.
Они шли через деревню, наполненную людьми. Тут уже были не только местные жители, но и едва прибывшие люди из уничтоженных поселений. Их никто не гнал. Им давали кров и делили с ними те скудные запасы провизии, которые остались после монголов. И это тоже было хорошо. Важно, чтобы люди помнили - победы можно добиться только совместными усилиями. И следует помогать друг другу на пути к ней.
Дзин хотел было заговорить с Такой, но его прервал зычный оклик за спиной:
- Сакай!
На лице Дзина на ускользающе малый момент времени мелькнуло очень ироничное выражение, но он тут же вернул серьёзную сосредоточенность и обернулся.
- Приветствую вас, сэнсэй Исикава, - он кивнул мастеру-лучнику, стоявшему возле одного из домов и, видимо, в чём-то помогающему местным жителям. - Рад вас видеть. Прогуляетесь с нами, если ваше дело не ждёт несколько часов?

Подпись автора

https://cdn.discordapp.com/attachments/879523457711357966/880037296718626836/ghost-of-tsushima-icon-image-block-01-ps4-en-13jul20_copy.png

+3

8

- Мое дело - ты! - сэнсэй прочистил горло с непередаваемым недовольством, прежде чем уточнил. - На сегодня.
На хмуром лице Исикавы появилась краткая озадаченность. Он не ожидал подобной расстановки приоритетов Сакая. Еще неприятнее был укол осознания: отношение племянника Симуры к клубку творящихся вокруг событий было здравым, а вот его собственное - вряд ли. Но глупо было ожидать здравомыслия от человека, которому щедро насыпали соли на рану. А именно это Томоэ сейчас и творила. Каждым своим поступком превращая без того уродливую и болезненную ситуацию в настоящую пытку. И несмотря на глубоко личную природу конфликта между сэнсэем и ученицей, его последствия на себе могла ощутить вся Цусима. И уже ощущала. И долгом Саданобу Исикавы было закончить бесчинства Томоэ как можно скорее, забрав у лучницы все, что он ей дал. Вместе с ее жизнью.
- Так что почему бы и нет, - Исикава поправил сумку на плече. Та, судя по шнурам, явно была седельной и покоилась на спине у самурая временно. По всей видимости, Саданобу готовился отправиться в путь в скором времени. Теперь его планы менялись. Присутствие простолюдина сильно сужало круг тем, доступных к разговору.
Исикаве, пусть и в меньшей степени, чем многим другим самураям, всегда было свойственно смотреть на мир сквозь линзу классовой сегрегации. История с Томоэ вывела эту зловредную предубежденность на новый уровень, усиливая недоверие к обычным людям. Ничего хорошего в этом, разумеется, не было. Да и дело было вовсе не в злонамеренности простого люда. Но в страхе. В крепости их духа. Хватит ли им силы, самодисциплины и верности своему слову, чтобы не выдать информацию под монгольскими пытками или угрозой своей смерти или смерти близких? Не каждому самураю хватит, что уж говорить о земледельцах и торгашах.
Вот этот жизнерадостный юноша. Сейчас он называет Сакая и самураев господами, кланяется и готов делать все, что от него попросят, как и положено мастеру. Но что будет, когда он окажется перед лицом опасности и некому будет его спасти? Исикаве стало непосебе от собственных размышлений. У них впереди и так море невозможных задач, чтобы сейчас даже допускать мысли о том дне, когда на Цусиме не останется ни одного самурая.
На фоне предстоящего миссия выследить Томоэ начинала выглядеть почти легкой задачей, не терявшей при этом своей важности. Даже наоборот. Вряд ли Дзин осознавал, что у ученицы Исикавы имелось оружие пострашнее лука и острых, бьющих в цель стрел. Ее не менее острый и бесстрашный язык. Она могла не только передавать знания и информацию. Она также могла лгать. И отнюдь не монголам. Например, сказать беженцам или жителям любой деревни по ту сторону Идзухары, что сэнсэй Исикава примкнул к монголам. Не понадобится много уверовавших. Будет достаточно одной стрелы на дороге. Быть может, среди простолюдинов нет самураев, зато охотники точно есть. Саданобу был вынужден сам себя одернуть. Он так увлекся своими размышлениями, что потерял бдительность к окружению, как какой-нибудь олень по осени. Сколь бы дивными и по-своему мелодичными не были голоса этих животных, осенью их трели превращались в малоприятный блеющий брачный зов. Несмотря на то, что он был куда тише и утробнее, этот звук куда сильнее резал уши и действовал на нервы. Возможно, исключительно благодаря сквозящей в нем бестолковости и явной одурманенности происходящем. Ну да в этом олени мало чем отличались от людей. Спонтанная бестолковость на фоне чувств, захвативших сердце и голову не была новой историей с тех пор, как люди изобрели письмо.
- Чем вы тут собрались заниматься? - Саданобу поспешил вернуть фокус на той части реальности, что была неоспоримо ближе, чем Томоэ. К счастью.

+2

9

—  И я рад приветствовать вас снова, Саданобу-сан, — коротко поклонился лучнику Така.  — Мы хотели проверить работоспособность крюка. Тут неподалёку обрыв — он послужит отличной  тренировочной площадкой. Старые деревья крепко сидят в земле и за них можно хорошенько уцепиться и повисеть. 

С этими словами кузнец отвязал крюк от пояса и продемонстрировал его господам. Инструмент выглядел хищно, его четыре когтя изгибались тёмными полукружьями, сужающимися и заостряющимся на концах.

Така перевёл взгляд на Дзина, ища у того ли одобрения, то ли еще какого незаметного сигнала, каковые привык получать от Юны. Брат с сестрой извечно переглядывались, давая друг другу как одним им понятные знаки, так и простые кивки. Кузнец немного робел перед громогласным суровым Исикавой, хоть и старался не подавать виду, и теперь ему очень не хватало этой поддержки, пусть и такой небольшой.

— Правда, я говорил уже господину Сакаю, что крюк ещё не идеален. Но без практики мы не сможем понять, в чем его изъян.

Подпись автора

Вы только мечтаете о чём-то, а я уже это выковал

+2

10

Сакай приподнял брови, глядя на Исикаву, но только кивнул в подтверждение слов Таки. Следовало бы попрощаться с Такой, расспросить сэнсэя о Томоэ и тех обрывках информации, которую он мог найти, но… День был на редкость приятным, солнце ещё грело, хотя уже не было слишком жарким, а настроение у Дзина впервые за долгое время было просто хорошим. Если бы у Исикавы было что-то по-настоящему важное, он бы заявил об этом сразу. Значит, дела могли ждать.
- Я тоже рад вас видеть, сэнсэй, - с едва заметной улыбкой произнёс он, развернулся и медленно пошёл дальше по дороге к окраине поселения.
На самом деле даже это подобие отдыха было очень важным для общего дела, имея возможность даровать сразу два инструмента борьбы. Поэтому можно было не корить себя за трату времени.
- Сэнсэй Исикава, это Така, брат Юны. Лучший кузнец острова. О его сестре я вам рассказывал, - представил он Таку, попутно довольно бесцеремонно забирая у него из рук демонстрируемый крюк. - Така, это сэнсэй Исикава, бесспорно лучший стрелок острова и талантливый наставник.
Сакай сосредоточил всё своё внимание на крюке. Даже если это был экспериментальный образец, то он уже выглядел… безупречным в своей функциональности. Така даже не пожалел времени чтобы наточить и отполировать четыре крюка. Как он сумел их скрепить - вовсе оставалось загадкой для любого кузнеца уровнем ниже. Дзин качнул головой, не скрывая удивление высотой работы, после чего хотел вернуть крюк Таке, но не успел - Исикава весьма выразительно протянул руку, намекая, что тоже желает поглядеть. Потому Сакай отдал ему устройство и сжал пальцами плечо кузнеца в жесте одобрения. После взглянул на сэнсэя и немного задумался. Хотя Сакай знал, что может доверять Таке, не был уверен, что Исикава сумеет расслабиться и говорить спокойно, а потому выбрал обтекаемую формулировку.
- Сэнсэй, я не знаю об активности монгольских лучников в этих местах. Что привело вас сюда?

Отредактировано Jin Sakai (2021-09-14 19:15:26)

Подпись автора

https://cdn.discordapp.com/attachments/879523457711357966/880037296718626836/ghost-of-tsushima-icon-image-block-01-ps4-en-13jul20_copy.png

+2

11

- Значит, решили проверить изъяны на господине Сакае? - грозно усмехнулся Исикава. Эта ситуация, кажется, позабавила его куда больше, чем возмутила. Он переключил свое внимание на крюк, который с молчаливого согласия забрал из рук Дзина. Можно было сколько угодно шутить, но вещь действительно была интересной. Простой и, в случае действительного успеха, гениальной.
- Лучший на острове, значит? - сэнсэй покрутил в руках предмет, отмечая точность форм и аккуратность работы. В эту вещь вложили не только идею, но и душу. А помогли в этом знания и техника, действительно бывшая незаурядной. Така был еще очень молод. Еще в той поре зеленой юности, которую описывают только двумя способами - либо пренебрежительно, либо до неприличного возвышенно во всяких сомнительных текстах, нередко написанных женской рукой. - Заметил вот что, чем меньше земля, тем больше людей спешат провозгласить себя лучшими, в каком бы деле ни были заняты. Но если уж старый домосед, трактирщик Кодзи решил выбраться из Хиёси аж до Комацу за твоей работой, то, должно быть, и правда лучший.

С этими словами Исикава вернул крюк его создателю. Мастера лучника впечатлила работа, а не мнение жителя родного поселения. Тем не менее, он начинал припоминать имя Таки, как уже фигурировавшее ранее. Правда, малый возраст кузнеца его действительно удивил. Молодых кузнецов полно, но то, как правило либо дурные кузнецы либо подмастерья. А Така из Комацу, вероятно, был гением. Правда, покладистый характер почти служил опровержением этого вывода. Сэнсэй немало повидал на своем веку людей, чья мера таланта разнилась кардинально. И гениев, всех поголовно отличал нрав скверный в той же мере сколь велик был их талант. И неважно, в каком деле люди проявляли себя. Рыбаки от богов сами были похожи на акул в человеческих шкурах, исключительные воины были не лучше разъяренного медведя в лесной чаще,  чего стоил один только Кадзумаса. Цепочку аналогий можно было продолжать бесконечно долго.

Наконец Исикава обратил свое внимание обратно на сына беспощадного воина.
- Хороший лучник не оставляет за собой следов, если не хочет их оставлять, - нахмурился сэнсэй. - Особенно, если лучник понял, что он перестал быть единственным охотником.  Меня привели сюда слухи. Их надо бы проверить. Пока не поздно.

+2

12

— Наслышан о вашем искусстве, господин Исикава. Большая честь быть представленным вам, — Така склонился в почтительном поклоне перед мастером лука. О мастерстве последнего и правда ходили рассказы, с которыми могли спорить лишь легенды о Тадаёри Нагао.

От тёплого прикосновения Дзина Така заметно повеселел и остатки робости отошли на задний план. Пока сенсей увлечённо рассматривал крюк, Така спрятал беззвучный  смешок в ладони, сделав вид, что приглаживает бороду. Кузнеца так позабавила колкость Исикавы, что его вовсю распирало от желания хохотать в полный голос. Но делать этого не стоило — было бы очень неучтиво с его стороны. Зато будет про что сказать сестре или Кэндзи за вечерней беседой при своих. Всё-таки Така и правда был очень молод, в душе даже был куда большим мальчишкой,  чем полагалось быть человеку, встретившему в своей жизни цветение сакуры в двадцать третий раз.

Внимание  Саданобу Исикавы вновь переключилось на кузнеца и Така искренне поспешил принять вид посерьёзнее.

— Благодарю вас, господин. Не мне судить, я лишь делаю всё, что в моих силах, — Така снова  опустил плечи и голову в поклоне, получая крюк из рук мастера луков и после привязал устройство к поясу. — Счастлив служить на благо Цусиме.

Подпись автора

Вы только мечтаете о чём-то, а я уже это выковал

+2

13

Но закрепить крюк и получить его на достаточное время кузнец опять не успел. Дзин проследил за его действиями, а после протянул руку и пошевелил пальцами, прося крюк обратно. Он слушал вежливые и положенные по любому этикету реплики, не слишком вникая в их содержание, но вернувшись мыслями к практичности крюка. Как его отцепить, если бросок станет недостаточно удачным? А как зацепить? Какие ветви и препятствия могут стать подходящей опорой? На все эти вопросы ответ был единственный - практика. Сакай задумчиво и медленно начал раскручивать крюк, из-за чего пара крестьян предпочла сместиться ближе к обочине, минуя его.
Темп оборотов всё нарастал, острые шипы уже начинали гудеть в воздухе, Сакай же повернулся к Исикаве и произнёс в ответ на его обтекаемые слова:
- Сэнсэй, вы можете говорить при Таке открыто. Более того, он может косвенно помочь. Нельзя недооценивать наблюдательность обычных людей.
Он прекратил вращать крюк. Тот повис, медленно покачиваясь на верёвке, но даже сейчас выглядя как хищное жало, ждущее возможности нанести удар. Дзин не мог представить, как можно сделать этот предмет ещё лучше. Оставался только вопрос прочности.
Но эта вещь уже была уникальной. Сакай мог припомнить подобные устройства, но они не использовались одним человеком, только в крупных атаках. Это отдавало чем-то очень запретным, но… как и иные новые навыки было очень эффективным и практичным.
- Потому, Така, - обратился он к кузнецу, - в твоей кузнице бывают часто и многие. По возможности очень осторожно разведай слухи об отряде монгольских лучников и японской лучнице при них, - он заговорил немного тише. - Видел ли кто подобных врагов?

Подпись автора

https://cdn.discordapp.com/attachments/879523457711357966/880037296718626836/ghost-of-tsushima-icon-image-block-01-ps4-en-13jul20_copy.png

+2

14

Исикава явно оказался неприятно удивлен реакцией Дзина. Нельзя недооценивать наблюдательность обычных людей, видите ли. А как насчет их длинных языков, которые совсем нетрудно развязать? Но эти мысли Саданобу задержал за стиснутыми зубами. Во-первых, Сакай хоть и был молод, дураком отнюдь не являлся, несмотря на разнообразные красочные характеристики, коих удостаивался  иногда от самого сэнсэя. А, значит, абы кому не стал бы доверяться. Во-вторых, недооценивать собственный народ сейчас было величайшей глупостью. Недооценивать и не доверять.
Потому вместо комментариев Исикава прочистил горло настолько ворчливо, насколько это было возможно. Он одарил Дзина очень красноречивым взглядом, неприятным, как хороший тычок костяшками под ребра. И все же Саданобу произнес следующее:
- Эти лучники очень опасны, - сэнсэй устремил свой взгляд вперед по ходу движения их небольшой группы. - Они безжалостны и упиваются собственной безнаказанностью. А японская лучница учит их как эффективнее и эффективнее удовлетворять свои паскудные стремления и желания. Так что, кузнец Така, тебе и жителям Комацу стоит быть очень осторожными. И, главное, не верить монголам и тем, кто с ними. Потому что их оружие - не только стрелы и сабли. Не только террор, но и показательная милость. Но тебе не пришлось этого увидеть, верно?
Исикава заметно помрачнел. Он говорил правду. Вот только о чем он не сказал, так это о том, что Томоэ не только передавала монголам знания, но и сама не уступала им в кровожадности и жестокости. Возможно, превосходила их в этом. Саданобу лишь надеялся, что не в той же степени, в которой ее мастерство лучника превосходило монгольские навыки. И это все являлось всего лишь ошибкой. Большой, страшной, но все же ошибкой девчонки.

+2

15

— Непременно, господин, расспрошу, и буду предельно осторожен.  Ваше доверие —  большая честь для меня!  — Така вновь уважительно кивнул  Сакаю, а следом и Исикаве.  — И ваше, сенсей!

Кузнец умел слушать. Умел быть рядом, ловя каждое слово, будь то откровенный разговор, или долетающие до его ушей чужие слова. Нет, Така никогда не подслушивал специально. Просто он привык ловить чужие эмоции заранее, пытаясь предугадать, не грянет ли буря. В далёком детстве, помнится, мол различить по походке матери, в духе она сегодня или нет. А ещё, бывало, что никто не воспринимал тихого кроткого юношу всерьёз, и трепал при нём лишнее, полагая, что наивный юнец не понимает, о чём идёт речь. Этот странный мальчишка, что  всегда погружен в  свои думы.  Не от мира сего. А теперь вот он кузнец, вечно либо пропадает в мастерской, где  не слыхать ничего, либо раздумывает над чем-то своим. И  никогда лишний раз не спросит — зачем, почему, если это не нужно для дела. Просто сделает, без лишней болтовни.

— Я запомню… И вы всё верно сказали, Саданобу-сан, — тихо ответил Така, проходя  чуть вперёд, чтобы показать дорогу и пользуясь этим как возможностью не выдавать, сколь грустным и напряжённым стало его лицо от острых и метких слов Исикавы. Каждое  из них попало точно в цель. Как и его стрелы, разящие в самое яблочко, речи мастера-лучника отличались сбивающей с ног прямотой. Така не хотел, чтобы мысли его снова возвращались в те страшные дни, но картинки одна за одной плыли перед глазами, вспыхивая короткими всполохами прежде, чем разум успевал их погасить.

Совсем скоро они миновали  кладбище и оказались  у возвышения с отвесными обрывами, откуда бежала речушка, дающая жизнь мельнице и всему поселению. Чуть поодаль виднелись огромные мертвые стволы, обломанные стихией, но прочно вплетшие свои извилистые корни в почву. Насколько, что даже бури не могли вывернуть их из земли. Мощные сучья торчали перпендикулярно склону, а кое-где и сами стволы изгибались, становясь возможной опорой или трамплином.

— Вот  мы и пришли! Позвольте, я сперва покажу, — прервал молчание Така и не дожидаясь ответа сделал несколько крупных шагов, останавливаясь аккурат под одним из деревьев. Азарт вновь захватил его, позабылись вмиг грустные думы, на задний план отошёл этикет, уступив место искреннему задору простого и молодого человека. Кузнец замахнулся что есть силы, посылая крюк в полёт. Устройство со свистом устремилось к ветви, и обернувшись вокруг, послушно зацепилось само за себя. Така неспешно, но уверенно  потянул верёвку на себя и  вниз, затягивая образовавшуюся петлю, а затем подёргал. Вроде бы уселось крепко. Но что-то всё равно не устраивало мастера. Он по морщил нос, проворчал что-то еле слышно,  почти про себя и, вдохнув поглубже, схватил веревку повыше, подпрыгнул и повис на ней.

— Я не отличаюсь большой ловкостью, господа, — смущённо усмехнулся Така, тихонечко покачиваясь туда-сюда. Ему не удалось забраться по верёвке выше, мешал кузнечий фартук, который он позабыл снять, да и в отношении своей ловкости кузнец был отчасти прав. Не его призванием были подобные трюки.

Отредактировано Taka (Сегодня 06:31:11)

Подпись автора

Вы только мечтаете о чём-то, а я уже это выковал

+1


Вы здесь » Nowhǝɹǝ[cross] » [now here] » Преимущество [Ghost of Tsushima]