no
up
down
no

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Приходи на Нигде. Пиши в никуда. Получай — [ баны ] ничего.

headImage

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

headImage

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Nowhǝɹǝ[cross]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Nowhǝɹǝ[cross] » [no where] » Я делю твой грех и приговор.


Я делю твой грех и приговор.

Сообщений 1 страница 30 из 131

1

[nick]Valeriya Belova [/nick][status]наивный мозгоправ[/status][icon]https://i.pinimg.com/originals/15/cc/d9/15ccd982db6bfb401ca386c3fd8a4962.jpg[/icon][sign]каждый, кто сделал тебе больно, - покойник.[/sign][fandom]OC[/fandom][lz]когда во сне приходит тьма, я снова ищу тебя [/lz]

Valeriya Belova х Alex Tarasov
https://i.pinimg.com/originals/59/95/b8/5995b8994310db849f81d6d0a7137042.jpg
[size=10]Хоть ты меня ограбил, милый вор,
Но я делю твой грех и приговор.

Кража кошелька оказалась не самым неприятным сюрпризом за этот день. Работа подбросила Валерии ещё один сюрприз, столкнув её с самим вором. То, что началось с преступления, может закончиться тем же. Или на сей раз судьба распорядится иначе?

Отредактировано Eggsy Unwin (2021-09-06 13:00:55)

+3

2

[nick]Valeriya Belova [/nick][status]наивный мозгоправ[/status][icon]https://i.pinimg.com/originals/15/cc/d9/15ccd982db6bfb401ca386c3fd8a4962.jpg[/icon][sign]каждый, кто сделал тебе больно, - покойник.[/sign][fandom]OC[/fandom][lz]когда во сне приходит тьма, я снова ищу тебя [/lz]

 

Зимний день в Петербурге кружил голову, пока морозный ветер кружил в воздухе пушистые снежинки, продувал пальто насквозь, заставляя Леру зябко кутаться в большой мягкий шарф. Аккуратно лавируя в толпе горожан на Невском проспекте, девушка торопилась как можно скорее попасть в метро: опаздывала на очередное занятие в тире. Белова ещё не слишком хорошо ориентировалась в городе, перебравшаяся в культурную столицу около полугода назад, и потому мысленно отругала себя за то, что так поздно вышла из дома. Мысли вновь возвращались к первопричине срочного переезда из Москвы, больно резали сердце словно осокой. Блондинка скривилась и достала из кармана телефон, чтобы переключить играющую песню. Нежный голос Марии Чайковской успокаивал, спасал от готовой накатить прямо посреди толпы панической атаки.

Лера зажмурилась находу и глубоко втянула холодный воздух через нос, когда вдруг неожиданно уткнулась этим самым носом в чей-то воротник. Конечно, бестолковая блондинка врезалась в человека.

- Простите, - стыдливо улыбнулась и широко распахнула карие глаза.

Обаятельный молодой человек придержал ее от падения за локоть и, кажется, что-то сказал, по-лисьи хитро усмехнувшись, но Лера не услышала из-за наушников и, вновь одарив его смущенным взглядом, двинулась дальше. Опаздывает же.

***

Как штатный психолог полицейского управления, девушка не была обязана обучаться стрельбе, ее работой так и оставалось ковыряние в чужих мозгах, но, после пережитого опыта, Лера считала необходимым хотя бы уметь ровно держать пистолет. Блондинка поправила защищающие от шума выстрелов большие наушники и остервенело давила на курок, выпуская обойму целиком, даже не заметив момента, когда патроны кончились. В уголках глаз собралась предательская влага, а палец чисто механически продолжал и продолжал нажимать на курок. Белова вздрогнула, когда на ее плечо по-отечески опустилась ладонь инструктора. Мужчина смотрел с заботливой тревогой, жестом показывая, что наушники уже можно снять, и мягко забрал пистолет из слегка подрагивающих пальцев девушки.

- Ты молодец, - тёплая улыбка.

- Да, для дилетанта, - устало выдохнула Лера, смахивая выбившуюся из прически светлую прядь со лба. - Практически ни разу нормально не попала.

- Ты вкладываешь слишком много эмоций, - вкрадчиво объяснял мужчина. - А здесь необходим холодный рассудок.

Кареглазая вздохнула и коротко кивнула. Конечно, она это знает. Пост-травматическое стрессовое расстройство, приправленное пограничным, у профайлера полиции. Просто шикарно, блин.

Нет, нет, нет, не думать о прошлом..

- Тебе нужно отдохнуть, - мягко добавил инструктор. - Увидимся через неделю.

- Спасибо.

Лера направляется к стойке администрации, распуская по пути тугой хвост, и тянется к большому карману своего пальто, где обычно носила кошелёк. И тут же напарывается на.. пустоту? По спине пробегает волна холодных мурашек, девушка растерянно хлопает по карманам сначала самого пальто, затем джинс. Ничего. Гребаная растяпа, неужели забыла дома?

Но ведь быть того не может! Она точно помнит, как брала кошелёк с собой, клала в этот чертов карман. Неуютно заёрзав на месте, кареглазая задумывается. Ведь сама, как психолог, знает, что именно таких потерянных и погруженных в себя людей выбирают в жертвы маньяки. Или воры. Даже эксперимент проводили. Закатив глаза от раздражения на саму себя, Лера тихо рычит. В этом кошельке лежала немалая сумма наличных, учитывая, что она всегда берет их с собой на всякий случай, кредитка.. Этот день официально проклят. Сегодня точно не пресловутая пятница тринадцатого?

И тут ей вспоминается лицо. Лицо того самого парня, на которого она налетела, и так об этом переживала.

- Идиотка, - прошептала Белова себе под нос.

Отредактировано Eggsy Unwin (2021-08-27 19:27:24)

+3

3

Один из главных успехов удачного дела — вдохновение. Без вдохновения, конечно, можно бить по ширме умелыми руками, однако удовольствие от сих манипуляций получишь более чем сомнительное. А Алексей Тарасов любил получать от своей работы максимум удовольствия — такова уж была его натура. Потому, что в его работе, помимо собственно говоря мастерства, было не мало импровизации и откровенного актёрства, а это — труд творческий, совершенно и абсолютно зависящий от каприза муз. Немного внезапности, капелька драматизма, ловкость рук — и вот в твою ладонь падает то, что с таким усердием кто-то оберегал, пряча глубоко в карман или на самое дно сумки. Иной раз жених или невеста сами делали всё, чтобы попасться. И в таком случае грех был не воспользоваться. Алекс редко грешил, но не потому, что верил в Бога. Он просто не мог пройти мимо подарков Фортуны.

Как раз один из таких подарков спешил навстречу ему по Невскому проспекту. Как-то так получалось, что с девушками Алекс ладил лучше — быть может потому, что те были более предсказуемы, может быть из-за того, что выбирал он определённый типаж — хрупких, одиноких, хорошо одетых блондинок. Брюнеток — реже, потому, что те, по опыту Алекса, быстрее поднимали шум. Он мог бы многое рассказать о привычках человека, едва только его взгляд останавливался на той или иной персоне. Так, например, эта барышня была погружена вся в себя, что могло указывать на проблемы. Или на работе, или в личной жизни. Почему-то он подумал, что второе вернее. Она слушала музыку, двигалась несколько неровно, и очень удачно смотрела сквозь. Небольшой шанс, что она запомнит его лицо, даже если Алекс решит рискнуть. А почему бы и нет? Ведь сегодня такой чудесный день. Вдохновение, вместе со снежинками, витало в воздухе. Алексей очень любил зиму — и не только потому, что прекрасно катался на коньках, а в кошельках сограждан, перед новогодними праздниками водились бабки. Зимой ты ощущаешь волшебство едва ли не на кончике языка — настолько острым становится твой нюх и верным глаз.

Потому, повинуясь соблазну, Алекс шагнул к незнакомке. Расчёт оказался верным. Та столкнулась с ним, позволяя его руке пробраться в карман и завладеть кошельком. Всё произошло за долю секунды. Казалось, что за этот краткий миг вообще не могло ничего случиться. Однако вот уже ценная ноша покоилась за пазухой Тарасова, а его пальцы придерживали блондинку за локоток. Она даже извинилась — ну что за прелесть! И Алекс готов был простить ей всё на свете, особенно такую мелочь. По его губам скользнула хитрая, и, одновременно, нежная улыбка. Он словно желал убаюкать эту одинокую женщину одним взглядом.

— О, ничего страшного, — произнес он, и скрылся в толпе. Сегодня Бог послал Алексею приличную сумму налички и кредитную карточку на имя Валерии Беловой.

***

У гражданина начальника цепкий взгляд и сухие губы. Он страдает язвой желудка, поэтому его лицо имеет желтоватый оттенок, а нравом он дерганный, такой, какой и должен быть человек, поражённый тяжкой и изматывающей хворью. Сложив руки перед собой на столе, он сидит и смотрит на Тарасова с раздражением. Потому, что терпеть не может, когда не знает за что зацепить того, кто виноват. А Алекса зацепить ему не за что. Он всего лишь, что называется, шёл мимо. Почти свидетель. Не его проблема в том, что какой-то тип, по недоразумению, спохватившись, счёл, что именно Тарасов украл у него телефон. Да и телефон этот, как нарочно, лежал в снегу у его ног. Выронил — с кем не бывает? И вовсе это не повод обвинять ни в чём не повинных людей. Именно это, держась вежливо и глядя улыбчиво, пытался втолковать своему нынешнему собеседнику Алекс, но до того на удивление туго доходило.

— Значит вы утверждаете, гражданин Борисов, что просто шли мимо?
— Именно так.
— А зачем же вы остановились и, по утверждению гражданина Сафонова, попытались завести с ним разговор?
— Этот гражданин Сафонов что-то путает. Я не пытался заводить с ним никаких разговоров. С чего бы? Я просто шёл своей дорогой. Может быть напевал себе под нос — у меня знаете ли, было прекрасное настроение.

Если бы взгляды могли сжигать заживо, то от Тарасова сейчас осталась бы горстка пепла. Потому, что гражданин начальник едва сдерживался, чтобы не заехать ему по физиономии. И он, может статься, заедет, если ему удастся доказать, что Алексей Тарасов не просто "шел мимо". По своему опыту Алекс знал, что так оно обычно и бывает.

— А почему у вас обнаружена кредитная карта на имя некой Валерии Беловой?

Выражение лица Алекса нисколько не изменилось.

— Это моя девушка.
— И вы так просто разгуливаете по городу с кошельком своей девушки в кармане?
— А что в этом удивительного? Она забыла его, а я решил отнести, но, как видите, не донёс.

Это был самый дурацкий блеф в его жизни. И самый недальновидный, потому, что гражданин начальник мог потребовать вызвать эту Белову сюда и допросить, и много чего ещё. Но по какой-то причине тот не стал этого делать. Устало проведя ладонью по лицу, он вызвал дежурящего под дверью лейтенанта.

— Увести!
— То есть как, позвольте! — встрепенулся Алекс, — Мы разобрались.
— Вот именно потому, что мы не разобрались посидите до утра. А там посмотрим. Увести!

Тарасов поднялся на ноги, запахивая полы своего дорогого пальто. В нём едва ли что выдавало его истинное занятие, кроме тех мелочей, которые с лёту мог обнаружить намётанный глаз. 

— Вот уж воистину — полицейское государство ..., — с изрядной долей возмущения сказал он, и уже было продолжил, когда дверь в кабинет распахнулась, и вошла ... Алекс сморгнул. Снежинки, большой пушистый шарф, светлые волосы. Только сегодняшней невесты не хватало.Впрочем терялся Тарасов не долго. Мгновение и на его губах расцвела та самая ласковая, немного лукавая улыбка. Он не сказал ни слова, просто смотрел на ту, чья карта лежала сейчас на столе перед мусором. Ну давай же. Взгляни на меня.

[nick]Alex[/nick][status]экспроприатор буржуйских ценностей[/status][icon]https://i.postimg.cc/tJWkyFFR/b6a96f54a4af6b93f2cb093f49967acdc936a578.gif[/icon][sign]просто улыбайся.[/sign][fandom]Серебряные коньки[/fandom][lz]встретимся на том берегу.[/lz]

Отредактировано Henry Winter (2021-09-20 12:27:46)

Подпись автора

— Видел ли вас кто-нибудь во время убийства?
— Слава Богу, нет. (c)

+3

4

[nick]Valeriya Belova [/nick][status]наивный мозгоправ[/status][icon]https://i.pinimg.com/originals/15/cc/d9/15ccd982db6bfb401ca386c3fd8a4962.jpg[/icon][sign]каждый, кто сделал тебе больно, - покойник.[/sign][fandom]OC[/fandom][lz]когда во сне приходит тьма, я снова ищу тебя [/lz]

Изрядно уставшая Лера ввалилась в свою небольшую съёмную квартиру на Литейном, на ходу снимая обувь, и сразу поплелась на кухню, надеясь сгладить нервозное состояние после очередного пустого дня кружкой горячего какао с корицей. Зевнув, девушка рухнула на стул и запустила тонкие пальцы в свои волосы. Неудачница. Вот кто она. Надо же умудриться быть настолько глупой, чтобы не заметить, как тебя обкрадывают? Но ответ лежал на поверхности. Белова не жила, она существовала с тех пор, как оставила работу судебного эксперта. В памяти, в самом подсознании все ещё полыхало образное пламя копны рыжих волос бывшего пациента. Блондинка глубоко вздохнула, но легкие будто бы не раскрывались до конца, придавленные камнем на душе, присыпанные пеплом пожарища. Лера поднялась с насиженного места и вынула из ушей наушники, что должна была сделать ещё при входе домой, потому что теперь в них играла «Больше Ничего» певицы «polnalyubvi».

Как же так получается?
Земля все же кончается.
Тот, кого ты нежно любил,
Сейчас от тебя отрекается.

Уходя из клиники, Белова пообещала себе, зареклась, что больше никогда не поведётся на милую мордашку и мнимую беспомощность. Все, больше никаких спасений кого-либо во вред самой себе. И никаких связей с преступниками. Никакой жалости. Исключительно научный интерес и деловая хватка.

Откинув телефон на кухонный стол, девушка уже было потянулась открыть дверцу холодильника, дабы достать молоко для какао, как вдруг была отвлечена мерзким жужжанием гаджета. Кому и что ещё от неё нужно? На экране высвечивался номер Вадима Игоревича, капитана из их полицейского участка.

- Алло? - без интереса ответила на звонок кареглазая.

- Валерия Андреевна, - в голосе мужчины послышалось усмешка. - Вы сегодня ничего не теряли?

Девушка на секунду опешила. Как он?..

- Кошелёк, - подтвердила Лера, нахмурившись. Это шутка такая?

- Предлагаю вам забрать свою собственность, - и вновь эта усмешка. - Ждём вас на работе, - и прервал звонок.

Неужели она просто забыла его на работе?

Наскоро поправив размазавшийся макияж, блондинка обулась, плотнее кутаясь в пальто и любимый шарф, и покинула квартиру. Наушники брать не стала.

***

Лера попала в начинающуюся снежную бурю и постаралась поскорее вбежать в полицейское управление, принося вместе с собой поток холодного воздуха и белых хлопьев. Осмотрелась по сторонам - большинство сотрудников уже расходились по домам, а кто-то наливал себе гадкий кофе из автомата, готовясь к ночному дежурству. Вновь тяжело вздохнув, Белова направилась прямиком к кабинету Вадима Игоревича. Хотелось поскорее забрать пропажу, успокоить свою тревожность и отправиться обратно домой. Пятничным вечером у девушки не было никакого желания идти веселиться - лишь закинуться прописанными самой себе седативными и провалиться в глубокий сон, желательно, без регулярных жутких сновидений. Войдя в кабинет, кареглазая сразу зацепилась взглядом за капитана, испытующе глядя ему в лицо, но тут заметила, что в помещении они не одни.

«Ты?!» - проскочило в мыслях Леры, когда теперь уже взгляд напоролся на того самого молодого человека, чьё лицо она запомнила даже слишком хорошо. Так она себе это не придумала! Белова тут же насупилась, сложила руки на груди в оборонительном жесте и подняла одну бровь. Он ещё и улыбается ей, посмотрите!

Только девушка открыла рот, чтобы что-то сказать, как Вадим Игоревич подал голос:

- Что же вы, Валерия Андреевна, не говорили нам, что у вас есть молодой человек? - капитану явно нравилось наблюдать за разыгрывающейся перед ним сценой.

- Молодой человек, значит, - хмыкнула психолог, бегая взглядом по лицу парня. Внешность приметная, она точно не могла перепутать. О скулы-то прорезаться можно. - Верните кошелёк, мне пора, - все ещё смотря на воришку, Лера обратилась к полицейскому.

- А заявление? - нахмурился капитан.

- Ну, - непринужденно пожала плечами блондинка. - Не буду же я писать заявление на собственного молодого человека, - произнесла с нажимом, чеканя каждое слово.

Вадим Игоревич, ничего не понимая, передал вещь сотруднице. Ему явно хотелось большего, но увы и ах.

- А, и, дорогой, - перед самым выходом Лера обернулась и, не удержавшись, добавила: - Сегодня посуду моешь ты.

Отредактировано Eggsy Unwin (2021-08-28 18:10:00)

+3

5

На самом деле — интереснее всего чувствовать реакцию того, на кого направлен твой взгляд. Ощущать вибрации, которые не заметны стороннему взгляду, но более чем заметны тебе. Кончики пальцев начинает покалывать, ты улавливаешь ритм сердца и дыхания собеседника или собеседницы, мгновение — и вот ты уже подстраиваешься под них, вздыхаешь в унисон и даже моргаешь в такт взмахам их ресниц. Всё это, конечно же, игры и мелочи — многие на такое даже внимания не обращают. Но Алекс обращал. Потому, что ему было любопытно. Потому, что это было забавно. Потому, что его, в какой-то мере, привлекала власть над людьми. Пусть даже и эфемерная.

Растерянность Валерии была столь очаровательна, что Тарасов не стал отказывать себе в удовольствии — он подмигнул ей. Стоя между ней и гражданином начальником Алекс всё свое внимание сосредоточил на девушке, словно кроме них в кабинете никого не было. Его взгляд выхватывал из общей картинки хаотичные, не связанные друг с другом детали — прядь волос у виска золотилась в желтоватом свете электрической лампочки, на шарфе таяли снежинки, Белова явно торопилась, потому, что пропустила пару пуговиц на пальто. Интересно, что она скажет и как отреагирует? Всё будущее Алексея Тарасова держалось на одном лишь её ответе. Как говорится — на волоске. И если этот тончайший волосок перережут, то ему будет очень-очень грустно. С другой стороны — он ведь не забудет этого. Запомнит навсегда их удивительную встречу и постарается, чтобы не забыла она, потому, что меньше всего на свете Алекс любил грустить.

Но вот с губ Валерии сорвался первый ответ, затем второй — Тарасов усмехнулся криво, скосив взгляд на мусора. Тот явно был раздосадован тем, что происходило. Он был в бешенстве — только умело это скрывал. Чувствовал, гад, что никакой Алекс не Александр Ковалевский, а именно так было написано в паспорте, который был при Алексе. Чувствовал, но доказать не мог. К сожалению торжествовать было ещё рано — старый проныра мог начать задавать Валерии ненужные вопросы, которые бы рано или поздно вскрыли правду. Поэтому Тарасов перехватил инициативу в беседе.

— Как прекрасно, когда правда торжествует. Не так ли? — он обернулся к менту, одарил того лучезарной улыбкой, а затем снова взглянул на девушку. В его глазах проскользнул хищный блеск, который странно смотрелся в соседстве с радушной ухмылкой: — Жестокое, жестокое наказание, дорогая. Ведь это ты потеряла своё сокровище, но так и быть.

Рука в перчатке легла на локоть Валерии. Указательный палец другой, Алексей прижал к своим губам:

— Только не говори своей мамочке, а иначе она заставит меня это делать всякий раз, когда приезжает навестить нас.

Он потянул Белову к выходу, на ходу украдкой поглядывая за ментовской реакцией. Удивительно, но этот детский блеф сработал. Дураки они здесь что ли все — непонятно, однако Тарасов и не спешил допытываться до истины. Когда они вышли с Валерией из участка, он по прежнему держал её под руку. Ненавязчиво, но ощутимо.

— Любопытно, — выдохнул он, когда они отошли на приличное расстояние. Алекс остановился, разжал пальцы. Он чуть наклонился к девушке, чтобы лучше видеть её лицо: — Любишь играть в разные игры, да?

Тарасов сейчас откровенно забавлялся, изображая зловещность. Случай предоставился, да и она, со своими белыми локонами и пушистым шарфиком прямо напрашивалась. Однако на долго его не хватило. Он рассмеялся, слегка откинув голову назад, и полез в карман за сигаретами. Чертовски хотелось курить.

— Может тогда и ужин приготовишь своему парню? Я, признаться, с утра и не жрал ничего. Раз уж случай предоставился, — он затянулся и выпустил в воздух дым, — Обещаю, что безобразничать не буду. Почти.

[nick]Alex[/nick][status]экспроприатор буржуйских ценностей[/status][icon]https://i.postimg.cc/tJWkyFFR/b6a96f54a4af6b93f2cb093f49967acdc936a578.gif[/icon][sign]просто улыбайся.[/sign][fandom]Серебряные коньки[/fandom][lz]встретимся на том берегу.[/lz]

Подпись автора

— Видел ли вас кто-нибудь во время убийства?
— Слава Богу, нет. (c)

+3

6

[nick]Valeriya Belova [/nick][status]наивный мозгоправ[/status][icon]https://i.pinimg.com/originals/15/cc/d9/15ccd982db6bfb401ca386c3fd8a4962.jpg[/icon][sign]каждый, кто сделал тебе больно, - покойник.[/sign][fandom]OC[/fandom][lz]когда во сне приходит тьма, я снова ищу тебя [/lz]

На лице этого парня играла приятная усмешка, но вот в глазах плясали настоящие бесенята. Обычно Лера чувствовала себя птичкой в клетке, но, находясь рядом с ним, внезапно ощутила себя выпущенной на свободу, а затем пойманной в лапы кота. Такого довольного, нахального кота. Будто бы не она здесь обучалась в медицинском на психиатра, и не она повышала квалификацию от психолога до психотерапевта. Будто бы он препарирует ее этим своим пробирающим до костей взглядом. «Опасный экземпляр» - шепнула внутренняя доктор, и Белова невольно закусила нижнюю губу, когда он коснулся ее локтя. Так же, как поймал ее с утра на улице. Невольно захотелось схватиться за все свои карманы, но блондинка лишь старалась выдержать давление его взгляда и не опустить глаза.

И зачем она вообще подыграла? Зачем помогла ему? Казалось бы, это его судьба зависела от ее слов, но почему-то сейчас создавалось абсолютно обратное впечатление. Он хозяин положения. Вдруг парень властно повёл ее к выходу, как слепого котёнка, под любопытные взгляды ее коллег, словно это она в чем-то провинилась. Определённо, завтра же Белова станет новым эпицентром сплетен в участке.

Он спрашивает, любит ли она играть в игры. Лера лишь горько усмехается, вновь возвращаясь к клубку своих спутанных мыслей и чувств, что обвивали сдавленную глухой болью грудную клетку. Впервые за долгое время она чувствует что-то кроме пустоты. И этим «чем-то» стала накатившая волна раздражения и желание перманентно закатить глаза.

Давай, девочка, соберись. Ты ведь и не с такими работала. И тогда она слушает. Просто слушает, впитывает его эмоции, всматривается в лицо. Моментально внутри словно что-то переключается: из израненной, выжженной дотла девушки Лера превращается в профессионала, доктора Валерию Андреевну Белову.  Кажется, молодой человек почувствовал эти перемены, услышал сей щелчок, но в лице не поменялся. Да, такого так просто смутить не получится.

Внезапно вор рассмеялся под ее сканирующим взглядом, закурил. Пагубная привычка, которую блондинка бросила вместе с судебной психиатрией. Он спрашивает про ужин. И тут Лера все же захлёбывается возмущением, тихо фыркает, качает головой, отведя взгляд в сторону. Ну надо же! Посмотрите на него только!

- Поделишься с дамой? - сломав какой-то непонятный внутренний барьер, психолог кивает на играющую между его пальцев сигарету. Он удивился? Или это все тоже актерство?

В любом случае, получив в свои руки заветную раковую палочку, Лера ловила его взгляд, пока тот поджигал ее сигарету. Белова, ты же себе обещала!

- Я могу накормить тебя, - неожиданно смело и слегка нагловато бросает она. - Но только в том случае, если ты назовёшь мне своё имя. Настоящее имя. И ничего не украдёшь из моего дома. Веришь в такое понятие, как «воровская честь»?

Отредактировано Eggsy Unwin (2021-08-29 10:40:02)

+3

7

Назойливый ветерок поднял пригоршню снега с крыши близстоящей машины и сдул льдистую пыль в сторону Алекса и его спутницы. Снег коснулся щеки, но не уколол кожу, а как будто даже погладил. Можно было сейчас же развернуться, «сделать ручкой» и уйти. Но почему-то не хотелось. Тарасова заинтересовала эта встреча. Раз девушка так легко шла на контакт это могло означать две вещи — либо она преследовала свои цели, либо любила риск. Первое хуже второго, но ненамного. Если Белова брала его на понт — тем хуже для неё. А если нет… На губах Алекса расцвела лукавая улыбка.

— С удовольствием, — он снова запустил руку в карман пальто, достал пачку. Сдвинув свою сигарету в уголок рта, он зажал губами фильтр второй сигареты и щелкнул зажигалкой.

— Имя, — выдохнул он вместе с дымом, передавая Валерии её сигарету, — А ты готова поручиться честным ментовским словом, что не сдашь меня этому мусору с тухлой рожей?

Задавая этот вопрос Алексей едва ли не смеялся, но в конце концов решил, поскольку день сегодня странный, то можно попробовать продолжить его не менее странным вечером.

— Алекс, — представился он, протягивая Беловой руку в перчатке, чтобы пожать её пальцы и тут же отпустить, — Ксива, прошу извинить, не при мне. Где-то затерялась.

Он сделал ещё одну затяжку, затем вновь положил свою руку на локоть девушки. В конце концов, он сейчас мало чем рисковал. А даже если так — тем, кто слишком много думает о том, сделать решающий, почти безумный шаг в пропасть или нет, уже есть место на её дне. Тарасов предпочитал действовать по наитию, по вдохновению. И сейчас это вдохновение подсказывало ему присмотреться к Беловой повнимательнее. За этими белыми волосами, смазливой мордашкой и пушистым шарфиком, крылось нечто, что влекло Алекса. Так звери, со свойственным им чутьем, нападают на след.

— Я предпочитаю другие виды ... Хм ... Одним словом — так точно, как говорят на твоей работе, — он подмигнул ей, одним щелчком отправил окурок в сугроб, и потянул Валерию за собой. — А теперь откровенность за откровенность — почему такая милая барышня выбрала такую паскудную работу? Других вариантов не нашлось?

Сейчас Алекс откровенно издевался, намекая Беловой на её должность в полиции. Ему было не известно её звание и род занятий, но уже сама принадлежность к ненавистной касте придавало особый тон сегодняшней случайной встречи.

— Между прочим, мне западло с тобой ужинать. В кругах, где я имею честь вращаться, такое не принято, — Тарасов широко улыбнулся и слегка наклонился к Валерии, — Но кого это останавливает, не так ли?

Они вышли на людную улицу. Витрины магазинов были празднично украшены, всюду горели огни, сияли гирлянды — с каждым годом Петербург к зиме одевался всё лучше и лучше. Не то, что в детстве Алексея, которое было лишено такого рода красот и праздников. Поэтому теперь он считал, что в праве устраивать себе праздники каждый день.

— Ты далеко живёшь от работы?  — рассеяно бросил Тарасов, и почти сразу же лукаво подмигнул собеседнице: — Не хочется смущать тебя и оставаться на ночь.

[nick]Alex[/nick][status]экспроприатор буржуйских ценностей[/status][icon]https://i.postimg.cc/7hST9R8y/PSX-20210829-005120-mh1630187521428.jpg[/icon][sign]просто улыбайся.[/sign][fandom]Серебряные коньки[/fandom][lz]встретимся на том берегу.[/lz]

Отредактировано Henry Winter (2021-08-30 12:34:30)

Подпись автора

— Видел ли вас кто-нибудь во время убийства?
— Слава Богу, нет. (c)

+2

8

[nick]Valeriya Belova [/nick][status]наивный мозгоправ[/status][icon]https://i.pinimg.com/originals/15/cc/d9/15ccd982db6bfb401ca386c3fd8a4962.jpg[/icon][sign]каждый, кто сделал тебе больно, - покойник.[/sign][fandom]OC[/fandom][lz]когда во сне приходит тьма, я снова ищу тебя [/lz]

Он сам подкурил вторую сигарету, и мысль, что та только что была зажата его губами, отчего-то заставила пробежать волну мурашек по загривку девушки. Вряд ли в эту секунду Лера отдавала себе отчёт в том, что делает. Но почему-то с ним, таким непредсказуемым и опасным, и самой хотелось стать такой. Белова спокойно слушала его изречения, периодами выпуская сизые облачка в морозный воздух. 

«Алекс». Хм.

Блондинка пожимает протянутую ладонь на долю секунды дольше, чем надо, но, кажется, ее спутник этого не заметил.

Каким-то образом этот парень умудрялся использовать абсолютно дурацкий слэнг, но при этом продолжал казаться не таким простым, отнюдь не всего лишь юношей из плохого района с тяжёлой историей жизни. Здесь было что-то большее. Собственный демон скребся внутри, будто бы физически повреждая легкие, трахею, заставляя першить в горле. Лера тихо откашлялась, списывая все на долгий перерыв в курении. А зря.

Хах, намекает на возможность остаться у неё дома. В кофейных глазах блондинки вспыхивает нездоровый азартный огонёк.

- Я всего лишь штатный психолог, - пожимает плечами Лера. Но аккуратно, не позволяя Алексу убрать руку с ее локтя. Пусть ведёт. - Я должна не засаживать, не ловить. Я просто помогаю самим сотрудникам при стрессе на работе и болтаю с теми, кого ловят. Ну, чтобы, знаешь, ненароком не повесились в СИЗО, - разрешает своему внутреннему чертёнку подмигнуть парню. Совсем как он ей в том треклятом кабинете.

В ее словах сквозило несвойственное девушке хладнокровие по отношению к людям, так сказать, сбившемся с пути. Раньше она носилась как курица с яйцом с каждым пациентом. Глупая, глупая Валерия Андреевна.

- Но я не всегда работала в полиции, - голос едва заметно дрогнул, но про свою самую большую ошибку в жизни кареглазая не была готова рассказывать. Не все же карты сразу раскрывать. А лучше эту историю и вовсе навсегда оставить закрытой в ящике Пандоры. - И не всегда жила в Питере, - ловко переводит тему, чтобы Алексу, не дай бог, не захотелось спросить, что же заставило ее сменить род деятельности. - И живу я совсем близко. Нам сюда, - все ещё делает вид, что пропускает фразу про ночевку мимо ушей.

Крайне странная парочка заходит в один из знаменитых Петербургских дворов-колодцев, и Белова достаёт ключи, открывая вход в парадную. Старается держаться смело, держать в узде и свою тревожность, что вопила под подкоркой, что все это крайне, крайне плохая идея, и странное возбуждение от происходящего. На третий этаж Лера и Алекс поднимаются в почему-то не абсолютно не смущающей тишине.

Квартира, которую снимала девушка, не выделялась ничем особо примечательным, однушка, но довольно просторная. Уютная кухня, раздельный санузел.

- Я не часто готовлю, - наконец повернулась к своему спутнику блондинка. - Но тебе повезло, у меня остались пюре и мясо по-французски. Или желаешь видеть меня в фартуке и в процессе? - господь, Белова, что за детский флирт? Хоть отдавай себе отсчёт в своих действиях.

Разувшись, девушка спряталась за спавшими на ее лицо густыми светлыми волосами и сразу направилась в комнату, служивую и спальней, и гостиной. Подошла к старому патифону, поставила пластинку любимой Эдит Пиаф. Хоть иногда хотелось представлять свою жизнь в розовом цвете заместо кроваво-алого или густого чёрного. Все это время Лера чувствовала внимательный взгляд, упирающийся в ее спину.

- Ещё у меня есть бутылка вина, - вдруг сообщает она. - Романтический ужин, так ведь? - обернувшись, Белова с вызовом смотрит на своего «парня». - Ты располагайся, не стесняйся, - лёгкая издевательская улыбка трогает ее губы. Ох, в опасные игры играет.

Легко, мыча себе под нос французские мотивы, сервирует стол, будто все так, как и надо, будто она не привела ограбившего ее незнакомца прямо к себе домой. Отчего-то ему хочется доверять, поверить в то, что сейчас он не сделает ничего, что могло бы испортить вечер. Такой уж Белова была - рёбра нараспашку. Сама откупоривает бутылку красного, не просит помощи. Такой маленький жест заставляет ее чувствовать контроль, власть в своих руках. Хотя, наверное, со стороны может показаться, что она всего лишь одинокая спившаяся женщина, раз так ловко управляется со штопором. Но, опять же, хочется верить, что Алекс смотрит глубже, читает между строк.

- И, поверь, я не из тех, кто сдаёт «ментам», - ухмыляется, отпивая из бокала. - И мы же договорились, что посуду моешь ты?

Отредактировано Eggsy Unwin (2021-08-30 10:12:21)

+1

9

Род деятельности Алекса сталкивал его с разными людьми. И далеко не все из них были так уж обычны. Например, одно время наводчицей у него была девица — студентка одного из престижных вузов Питера. Мамочка имела свой бизнес, квартиру упакованную антиквариатом, а дочурка — синдром Аспергера и вбитые материнским скудоумием комплексы. Дабы их реализовать девчонка нарывалась на приключения. Сначала «знакомила» подружек с «богатыми» друзьями средних лет, затем переключилась на ценности. Все ради удовлетворения уязвленного «я». Тарасов мог многое бы рассказать Беловой, даже не будучи психологом. Его к этой науке привела не учеба, а жизнь. Но он никому бы не рекомендовал этот метод обучения.

— Ты — верующая? Альтруистичная натура покоя не дает? — допытывался он, усмехаясь. Или ты та, что хочет ковыряться в мозгах, чтобы понять природу преступления, и смотрит на своих пациентов, как на кроликов и лабораторных крыс? Последняя мысль отозвалась в Тарасове злобной гримасой, которую он почти сразу же замаскировал под необычайный интерес.

— Значит — сорвалась с места и убежала? Почему? — ему и вправду было интересно, что же могло случиться у такой барышни, внешность которой мало соответствовала и работе, и тому тону, который проскальзывал в её речах. Обычно подобные особы так не говорят, не смотрят и не отвечают. В ней ощущалась некая потаенная решимость, а ещё — злость и отчаяние. Сумрак второго «я», далекого от фасадной маски. И это нравилось Алексу, пусть даже сам он по прежнему с ней игрался, как кот с мышью, не давая перехватить инициативу. Но уже даже то, что о это происходило — приятно волновало. С другой стороны он и не обманывался — это просто приключение на один вечер, максимум — на два. Ничего особенного. Не в его положении вести себя неосмотрительно.

Они входят во двор, поднимаются на третий этаж. Тишину нарушают лишь звук шагов и позвякивание ключей, которыми Белова открывает дверь. Все это время Тарасов быстрым, ловким взглядом, осматривается по сторонам. Ничего необычного и подозрительного не замечает, но, тем не менее, входя в квартиру, разуваясь, вешая пальто на крючок, он все равно находился в напряжении, пусть даже незаметном стороннему взору.

— Я бы не отказался, но буду довольствоваться малым, — отозвался Алекс, усаживаясь за стол.

Его откровенно развлекало происходящее, и потому он даже не думал становиться серьёзным — живо оглядывал кухню, постукивал указательным пальцем по столешнице, затем устремлял искрящейся насмешкой взгляд на Валерию. Она ушла, включила музыку, но почти сразу же вернулась. В воздухе разливалась ощутимая тревожность, но вместо того, чтобы заразиться ею, Тарасов всё больше и больше успокаивался. Он подмечал детали. То, как Белова смотрела, как взмахнула рукой, когда объявила о том, что у неё есть бутылка вина, как усмехнулась, говоря о романтическом свидании. Она напоминала натянутую струну — дотронься и та лопнет.

— И часто ты приглашаешь незнакомых людей к себе в гости? — поднявшись на ноги, Алекс всё же подошёл к Валерии, взял бутылку вина из её рук, и принялся наполнять бокалы. — Тебе разве не говорили, что это может быть опасно? А вдруг я не только вор, но и маньяк — ем отрезанные женские груди и кровь стекает у меня по подбородку ... Тем более...

Он указал на окно. Там, за шторкой, в тёмном небе серебрился круглый лунный диск.

— Сегодня как раз полнолуние.

Алекс никак не прокомментировал её ремарку о ментах. Там видно будет. Он поставил бутылку на стол.

— Может быть ты всё таки присядешь? С посудой как-нибудь разберемся. Будешь держать для меня полотенчико?

[nick]Alex[/nick][status]экспроприатор буржуйских ценностей[/status][icon]https://i.postimg.cc/7hST9R8y/PSX-20210829-005120-mh1630187521428.jpg[/icon][sign]просто улыбайся.[/sign][fandom]Серебряные коньки[/fandom][lz]встретимся на том берегу.[/lz]

Подпись автора

— Видел ли вас кто-нибудь во время убийства?
— Слава Богу, нет. (c)

+1

10

[nick]Valeriya Belova [/nick][status]наивный мозгоправ[/status][icon]https://i.pinimg.com/originals/15/cc/d9/15ccd982db6bfb401ca386c3fd8a4962.jpg[/icon][sign]каждый, кто сделал тебе больно, - покойник.[/sign][fandom]OC[/fandom][lz]когда во сне приходит тьма, я снова ищу тебя [/lz]

- То, что ты сказал об альтруистичной натуре, - горьковато усмехнулась блондинка, усаживаясь за стол. - Ее больше нет. И от Бога я точно очень далека.

Делает глоток вина, ещё и ещё, практически не притрагиваясь к еде, без интереса ковыряясь в тарелке и размазывая вилкой пюре с едва слышным лязгом. Девушка была уверена, что на трезвую ей этот вечер просто не пережить. Алекс продолжает сканировать ее своими выразительными глазами, пробуждая в Лере странное, давно забытое желание пустить все на самотёк. Будь что будет.
Белова ухмыляется правым уголком губ, когда ее гость шутит о маньяке. Механически, словно ее голова держится на шее лишь на шарнирах, оборачивается к окну, смотрит на яркое лунное око, что так бессовестно подглядывает за ними.

- Поверь, я и не таких встречала, - говорит тихо, будто бы пристыженно, сразу осушает бокал. - Я работала судебным экспертом. По работе в Питер и приехала, понравилось, решила остаться на неопределённое время. Люблю этот город. Напоминает русскую версию Готэма, - зачем-то добавляет, вспоминая мужчину в чёрном бронированном костюме с огнеметами, такого же народного мстителя. Алкоголь развязывает язык, и Беловой это определённо не нравится, потому она осекается на полуслове. Сейчас бы ещё начать жаловаться на жизнь незнакомцу, что явно с ней лишь забавляется. И она будет делать то же самое.

Лера тянется подрагивающими пальцами за полусладким, дабы подлить себе еще, и случайно касается его руки, что уже перехватила бутылку. По-джентльменски хотел помочь ей? Ее разумная половина кричит одернуть руку, но сегодня на охоту уже вышло настоящее чудовище, которое Белова так отчаянно подавляла последние несколько месяцев. Тоже влияние полнолуния или все же этого мужчины? Потому кареглазая оставляет свою холодную ладонь покоиться на его, испытующе вглядывается прямо в лицо, закусывает нижнюю губу. Но прежде, чем Алекс захотел что-либо предпринять, блондинка растерянно моргает, смахивая наваждение, и позволяет парню наполнить ее бокал.

- Вообще-то, наверное, я пошла в пенитенциарную психологию оттого, что всегда тянулась к, знаешь, тьме, - сдавленно произносит она. Нет, все-таки понесло на откровения. А, с другой стороны, когда она вообще в последний раз обсуждала с кем-то собственные чувства? А своего гостя она вряд ли увидит снова после этой ночи, почему бы и не излить душу?

Кажется, Алекс заметил ее внутренние метания, потому Лера поспешила продолжить:

- Конечно, объективно я понимаю, что все в мире серое, но, так уж вышло, что мой мозг делит все лишь на чёрное и белое, не спрашивая меня, - так, или всё-таки хватит. Сейчас ещё проболтается о своём расстройстве, спугнет. А ей, значительно захмелевшей, вдруг стала очень приятна его компания. Всяко лучше распития этого чёртового вина в одиночестве.

Почувствовав необъяснимый жар, Белова легким движением перекидывает волосы с одного плеча на другое, обнажая лебединую шею. Прячет глаза, хмурится, изнывает от борьбы ангела и демона в своей светлой головушке. С алкоголем пора на сегодня завязывать, иначе она в скором времени провалится в небытие.

- А как ты пришёл к своей воровской жизни? - проявляет интерес, решив сосредоточиться на Алексе вместо собственной рефлексии, попутно открывая форточку и кивая на пачку сигарет.

Она знает слишком много историй про тяжёлое детство, но эту ей хочется послушать.

+2

11

Беседа  складывалась сама по себе. Алекс не пытался вытягивать из Беловой слова, не стремился задавать ей каверзные вопросы — она говорила сама. Прямо. Честно. Возможно слишком честно для такого человека, как он. И Тарасов, в глубине души, принимал эту честность, словно некий подарок. В другой раз, там, на Невском проспекте, он употребил бы подобные откровения во зло. Но сейчас — другое дело. В конце концов, Валерия спасла его от тюрьмы — не побоялась соврать, не устрашилась потерять репутацию в глазах коллег. А это уже было кое-что. Достаточно, чтобы оценить подобное.

Она говорила и говорила — в том числе много лишнего, потому, что теперь Тарасов мог предположить о Беловой несколько вещей. Скорее всего у неё был тяжкий роман или что-то похожее. Может быть с коллегой по работе, а может быть и с пациентом. И это обстоятельство мучает женщину столь сильно, что она, повинуясь хаотичным порывам, нарывается на неприятности. Чтобы забыться и не думать о том, что доставляет ощутимую боль. Конечно всё могло быть иначе, однако Алекс готов был биться об заклад, что дела обстоят именно так. Сочувствия к Валерии он не испытывал. В конце концов — у каждого из нас имеется своя боль. А вот интерес — не утихал. Алексей, не в пример Беловой, ел с аппетитом, и внимал говорившей, про себя прикидывая что ему делать. Вариантов была масса — самый простой, поесть, поблагодарить за вечер и уйти. Но разумеется этот вариант Тарасов отмёл первым.

— И каких же ты встречала? — поинтересовался Алексей, протягивая руку к бутылке вина.

Они сделали это одновременно. Её ладонь была холодна, как лёд. Алекс с интересом взглянул в лицо Валерии, словно желая там прочесть то, что она не сказала вслух, но что желала произнести во что бы то ни стало. Этот зрительный контакт продержался не так долго, но его оказалось достаточно для того, чтобы мозаика сложилась. Тарасов усмехнулся и наполнил бокал Валерии.

— К тьме? То есть тебе нравятся люди, которые нарушают правила? — это звучало забавно. На самом деле у Тарасова просто не было выбора чем заниматься — он был почти сиротой из неблагополучного района. У него было всего два пути — или спиться, или прокладывать себе путь в жизнь любыми путями. Он нисколько не эстетизировал своё положение, однако понимал, что может, если захочет, выглядеть привлекательно в собственном положении. Это, отчасти, тоже приманивало к нему людей. Очарование потаённой стороны жизни — уже одной этой фразой Валерия подписала себе ... Смертный приговор? Нет. Всего лишь долгосрочный контракт с тьмой в лице Алексея Тарасова.

— Не боишься, что затянет?

О, можно было бы не спрашивать, но Алексу в самом деле было интересно. Валерия поднялась на ноги, распахнула форточку в ночь. Она прошла мимо него совсем близко, едва не задела его краем рукава, но этого, равно как и приглашения покурить, оказалось достаточно, чтобы Тарасов откликнулся на призыв. Он встал, устремил взгляд на заснеженный двор, затем щелкнул зажигалкой.

— У меня был один хороший друг, который меня многому научил.

Тарасов жил в коммуналке вместе с бабушкой и дедушкой. Жил не то чтобы плохо, но и не хорошо. Когда умер дедушка, то внезапно нарисовалась мать с очередным любовником — они фактически выселили сына в коридор, да ему и самому не хотелось находиться с ними в одном месте. Алекс часто крутился на кухне, где собирались соседи — несколько из них уже имела пару ходок. Сначала ему поручили отнести один пакет и забрать другой, затем — постоять на стрёме. Так, по чуть-чуть, всё и закрутилось. А ведь его бабушка мечтала, чтобы внук стал фигуристом. Даже записала его в кружок, откладывая с пенсии. Но именно благодаря бабушке и её воспитанию, у Тарасова сохранились некоторые навыки, которые сейчас очень его выручали.

Всё это (или почти всё) он довольно таки беспечным тоном рассказывал Валерии, оперевшись локтём о подоконник, и то и дело бросая небрежные взгляды в окно. Он как раз потянулся, чтобы выкинуть окурок в форточку, как во двор въехала полицейская машина. Мгновение и Алекс схватил Белову одной рукой за шею, второй накрыл её рот. Оттащив ту от окна, он прижал девушку к стене.

— Тшшш, тихо. Если это не твои, то бояться тебе нечего.

Сказалась привычка или же он просто воспользовался случаем? Скорее первое, чем второе. Музыка смолкла. В тишине кухни они пытливо вслушивались в то, что происходило на лестничной площадке. Спокойно. Должно быть в этом доме просто было слишком много тех, кому от работы недалеко. Надо бы запомнить.

— Ну извини. Случайно, — сказал Алекс, убирая руку со рта Беловой. Он по прежнему держал её за шею, но уже не столь сильно. Если бы она хотела, то могла бы освободиться и от хватки и от тесного присутствия Алексея.

Осторожно, почти как слепой, он мягко коснулся указательным пальцем её губ, провёл по ним, затем скользнул по щеке.

— Если хочешь, я уйду. Да или нет?

Мог бы и не спрашивать. Но не сегодня.

[nick]Alex[/nick][status]экспроприатор буржуйских ценностей[/status][icon]https://i.postimg.cc/02bN93H5/PSX-20210829-011851-mh1630189149910.jpg[/icon][sign]просто улыбайся.[/sign][fandom]Серебряные коньки[/fandom][lz]встретимся на том берегу.[/lz]

Подпись автора

— Видел ли вас кто-нибудь во время убийства?
— Слава Богу, нет. (c)

+2

12

[nick]Valeriya Belova [/nick][status]наивный мозгоправ[/status][icon]https://i.pinimg.com/originals/15/cc/d9/15ccd982db6bfb401ca386c3fd8a4962.jpg[/icon][sign]каждый, кто сделал тебе больно, - покойник.[/sign][fandom]OC[/fandom][lz]когда во сне приходит тьма, я снова ищу тебя [/lz]

Удивление накрыло Белову с головой, когда Алекс начал рассказывать о своей жизни. Блондинка, признаться, совершенно не ожидала, что выведет мужчину на честный разговор. А она была уверена, что он говорит правду. На секунду девушка сочувственно сдвинула брови, но тут же попыталась избавиться от навязчивого чувства - вот кому-кому, а Алексу точно сочувствие не было нужно. Почему-то показалось, что оно бы его даже оскорбило.

- Знаешь, мне всегда казалось, что моя работа - то самое место, которое позволяет приблизиться к темной стороне вплотную, но при этом оставаться на стороне закона, - и ей тоже не хотелось врать ему. - Кто знает, кем бы я сама стала, если бы не этот выбор.

Вновь закусила губу, поглядывая на Алекса исподлобья. Парень, действительно, был очень хорош собой. Ее любимый типаж. Пьяные мысли разрозненно ползали вокруг его губ и удивительных глаз, и Лера даже едва заметно тряхнула головой, дабы их отогнать. Тяжело вздохнув, Белова не спешила отвечать на вопрос о своих пациентах. Хотелось усмехнуться и прикрыться врачебной тайной, но куда сильнее внутри вопило желание назвать имя злосчастного человека, разбившего ее крохотное сердце в дребезги, вырвавшего его с корнем, оставив глубокую кровоточащую рану. Алекс продолжил рассказ о себе, и кареглазая с неподдельным интересом внимала, периодически понимающе кивая.

Самой девушке повезло родиться в полной, достаточно обеспеченной семье среднего класса. И что же с ней, блин, случилось, что Лера ступила на кривую дорожку? Детство вспоминалось лишь нежно-розовыми оттенками. Куча кукол «Барби», замок для них, кабриолет, карета с лошадью. У маленькой Лерочки было все. До четырнадцати лет она хотела стать актрисой, пока что-то не щёлкнуло.. и она не пришла к родителям с фразой: «Мам, пап, я хочу работать с преступниками». Каким-то образом она их понимала, эмпатично сочувствуя. На одной студенческой вечеринке она разревелась от жалости к, Боже упаси, Чикатило. Идеалистка, красавица в белом халате несла своим пациентам сплошной свет, отдавая даже больше, чем было нужно. Лера жила своей работой, так отчаянно старалась всех спасти, что семья боялась за неё. И, конечно, в конечном итоге Белова угодила в пресловутый треугольник Карпмана.

- Ты хотел знать, с кем я работала.. - тихонько пробормотала психолог, смахивая пепел в быстро найденную кофейную банку на подоконнике. - Я занималась делом Чумного.. - сердце забилось минимум в два раза сильнее при упоминании этого человека, но Лера не успела договорить, схваченная за шею. Мгновение, и она прижата к холодной стене. Флэшбеки накрыли с головой. Но вдруг, помимо горьких воспоминаний, Белова почувствовала что-то ещё. А именно образовавшийся тугой узел ближе к низу живота.

Ей хотелось стыдливо скрыть учащенные сердцебиение и дыхание, но был ли смысл? Кажется, оба понимали, к чему ведёт этот странный вечер. И, признаться честно, мужчины у Беловой не было уже слишком давно.

Когда он коснулся ее губ, девушка едва заметно сглотнула, переводя взгляд с его рук на его собственные губы. Внутреннее чудовище уже не просто мерзко хихикало, оно зловеще хохотало во весь голос.

И вот он. Этот необходимый вопрос: уходит он или остаётся?

В голове снова заиграла та треклятая песня «polnalyubvi», вызывавшая столько болезненных воспоминаний.

«Я не чувствую больше ничего».

А, к черту!

Вместо ответа Лера, не прерывая зрительного контакта, потянулась руками к краям своего укорочённого чёрного свитера и порывисто стащила его через голову, запутывая волосы.

Что же ты сделаешь дальше?

+2

13

Откровенность за откровенность. В такой странный вечер, как сегодняшний. Может быть Валерия думала о том, что прикасается к тьме всякий раз, когда общается с такими, как Алекс, однако сам он тянулся к посторонней тьме не меньше. Такие как он — были вынуждены так жить. Третьего, как говорится, не дано. Однако у людей подобных Беловой был выбор. Она могла остаться хорошей дочерью хороших родителей, и не забивать себе голову всякой человеческой грязью. Тем не менее, свой выбор она сделала. Откровенно говоря, Тарасов не считал этот выбор правильным — особенно после откровения Валерии о том, что находясь в её положении, она уберегает себя от последнего, рокового шага. Он мог бы сказать, что подобное — иллюзия, и что она уже давно пала, вот только осознание этого — вопрос времени. Но не стал. Зачем? Тем ярче она поймёт что к чему, когда встанет лицом к лицу с правдой.

Она казалась ему занятной, пусть даже отчасти и раздражающей. Ведь был бы Алексей хорошим парнем, который в жизни не обидел даже мухи, вряд ли Валерия обратила на него внимание. С другой стороны — не часто кого-то не отпугивала истинная личность Тарасова. Он мог свободно общаться только с такими, как сам. Подобные Беловой люди в целом, и женщины в частности, были от него далеки. И теперь у Алекса появился шанс. Очень странный, но заманчивый.

Он не дал ей договорить. По большей части Алекса мало сейчас кто-либо интересовал, кроме тех, кто находился в этой уютной, инфантильной кухоньке. Может быть он спросит у Валерии про Чумного позже, когда первые впечатления улягутся. А может быть — не спросит вовсе. Его куда больше сейчас интересовала её реакция на происходящее. Тарасов словно ставил опыты над женщиной, что сейчас находилась в его руках. Испугается или нет? Потребует ли убираться ко всем чертям или же попросит остаться? Её сердце стучало часто-часто, в глазах Алекс читал неподдельное волнение. Она была одновременно расслабленна и волнующим образом напряжена.

Когда вместо ответа Валерия стащила через голову свой чёрный свитер, на губах Тарасова заиграла довольная ухмылка. Он не стал медлить и одним ловким движением сбросил с плеч пиджак, но дальше раздеваться пока не стал — так и остался в своей черной водолазке и брюках. Зато его рука потянулась к ремню на талии девушки, вцепилась в него. Алекс не сводил пристального взгляда с лица Леры, но движения его пальцев были резки и безжалостны. Теперь уже он расстегнул и спустил с неё джинсы, потянул девушку на себя, чтобы та переступила через ткань, которая безвольной кучей валялась теперь на полу. И только после этого, отвёл с её плеча волосы назад, впиваясь губами в то место, где начиналась шея. Он был одновременно и предупредителен, как человек, который хорошо знаком с чужими телами, и их реакцией на прикосновения, и решителен, почти жесток в проявлении своей страсти.

— Значит — да, — протянул он, слегка скалясь. Она протянула к нему руки, видимо желая раздеть его, но Тарасов лишь покачал головой. Ещё не время. Нет. Куда ты так торопишься? Зато сам торопливо и резко толкнул Валерию назад. Он поднял её руки, свел их вместе и прижал запястья девушки к стене над её головой. И только после этого припал губами к её губам — в жадном, грубом поцелуе. Её грудь прижималась к его груди и он чувствовал трепет сердца. Ещё немного и он перестанет дразнить её, но пока это выше его сил — уж слишком Алексу хочется узнать, какова на вкус её тьма.

Его губы скользят по её шее, останавливаются на ключицах. Не отвлекаясь от процесса, Тарасов слегка разжимает свою хватку. Придерживая запястья девушки одной рукой, он тянется другой в свой карман.Секунда и перед глазами Леры сверкает лезвие складного ножа. Острие проходится от ключиц до груди, спускается вниз, а затем резко поднимается, вспарывая тонкую ткань кружев  лифа.

[nick]Alex[/nick][status]экспроприатор буржуйских ценностей[/status][icon]https://i.postimg.cc/02bN93H5/PSX-20210829-011851-mh1630189149910.jpg[/icon][sign]просто улыбайся.[/sign][fandom]Серебряные коньки[/fandom][lz]встретимся на том берегу.[/lz]

Отредактировано Henry Winter (2021-08-30 21:01:02)

Подпись автора

— Видел ли вас кто-нибудь во время убийства?
— Слава Богу, нет. (c)

+2

14

[nick]Valeriya Belova [/nick][status]наивный мозгоправ[/status][icon]https://i.pinimg.com/originals/15/cc/d9/15ccd982db6bfb401ca386c3fd8a4962.jpg[/icon][sign]каждый, кто сделал тебе больно, - покойник.[/sign][fandom]OC[/fandom][lz]когда во сне приходит тьма, я снова ищу тебя [/lz]

В голове у Леры все смешалось, закручиваясь причудливым водоворотом: пустая, безликая жизнь последних месяцев, несвойственные образу «хорошей девочки» желания быть вжатой щекой в мокрый асфальт, сегодняшнее сумбурное утро, спускание курка пистолета до истеричного состояния и привкус терпкого вина и сигарет на губах Алекса. Девушка отрывисто дышала через слегка приоткрытый рот, одновременно желая и перехватить инициативу, и поддаться, отдаться этому мужчине до конца. Жар его тела будоражаще контрастировал с холодной стеной, и это чувствовалось даже через ткань его водолазки. Когда его губы коснулись основания ее шеи, затем ключицы, блондинка издала еле слышный стон, прикрыв веки от наслаждения моментом.

Казалось, даже в больной черепушке не осталось никаких зажимов, все стены вмиг пали, становясь руинами, по обугленными деревяшкам которых стекал ее собственный яд. Сегодня ей не стоит бояться отравить человека возле себя, ведь, похоже, он был бы не против. Да и сам Алекс являлся тем ещё скорпионом. Лера более не могла скрыть ни от себя, ни от него своё тщеславное удовольствие от того, что заманила в свою бездну, в самые сети чёрной вдовы ещё одного плохого парня. В тихом омуте, как говорится. Белова не удерживается от небольшой шалости и слегка прикусывает его губу в поцелуе.

Вдруг что-то неопределенно сверкает в свете тусклой лампочки, что слегка мигает  под потолком, и затем холодное лезвие касается ее тонкой алебастровой кожи. Девушка ни сколько не пугается, не смущается, открыто подаваясь вперед. Ухмыляется уголком рта, принимает ласку, с интересом наблюдая за происходящим.  Ткань трещит, опадает лоскутами на пол, присоединяясь к джинсам и свитеру.

- Он был моим любимым, - с наигранной обидой сообщает Лера. Плевать ей сейчас на этот чертов лиф, но уязвить за порчу имущества все же стоило.

Из все ещё открытой форточки вместе с воздушным потоком врывается метель, приятно остужая разгоряченное практически обнаженное тело девушки. Белова вновь вспоминает о полнолунии, ощущая себя истинным оборотнем. Добрая доктор днём, суккуб ночью. Она смотрит Алексу в глаза зазывающе, замечает, что зрачки его расширились, почти полностью затмевая собой радужки. Блондинка рывком высвобождает свои руки, тянется к мужчине, обхватывая его лицо обжигающе ледяными ладонями, льнет своими губами к его, по-кошачьи мурлыча.

Чувствует острие на своём позвоночнике, ниже, ниже. Несогласно качает головой, не спрашивает разрешения, хватается за края чёрной водолазки, тянет вверх, все-таки заставляя раздеться и Алекса. Одежда на полу лишь чёрная, есть в этом что-то символичное. Сердце словно ухает куда-то на дно желудка от каждого прикосновения к оголенной коже. Лера разрывает поцелуй, прикусывает мочку его уха, после пульсирующую венку на шее. Вампирша, не иначе.

Девушка прижимается сильнее, обхватывает руками его шею, резко приподнимается, заставляя мужчину подхватить ее бёдра, окольцовывает ногами его тело, явно намекая на перенесение действия из кухни в комнату.

Сколько у него таких девиц? Лера уверена, что много. Очень. Но, не зная, к чему приведёт сегодняшнее приключение, ей хочется надеяться, что она хотя бы запомнится. Проскакивает ехидная мыслишка: а не оставить ли о себе напоминание? Смазанно водя губами по его шее, она слегка посасывает кожу, оставляя аккуратный космический след.

Сегодня Белова распорола перед Алексом все свои швы: подарила доступ и к своему худому телу, и к своей гнусной душонке. Она - хворь в чистом виде, но ночной гость будто бы и не против немного заразиться.

+2

15

Выпитое вино приятно кружит голову. Конечно этого опьянения недостаточно для того, чтобы забыться, но оно служит приятным дополнением к происходящему между ними. Забавно, но утром Тарасов даже не подозревал о том, что вечером будет вжимать свою «невесту» в стену её квартиры, в то время как его ладони — гладить нежную бледную кожу. Этот финал ему нравился куда больше, нежели чем возможная бессонная ночь в «обезьяннике». Куда больше.

Ему нравится то, как она откликается на его поцелуи, на то, как она реагирует на нож, который продолжает танцевать по коже легко царапая. Значит не врала, говоря о том, что её привлекает риск. Алекс улыбается, почти смеется, когда жалуется на то, что он лишил её любимого лифа.

— Устроим ему пышные проводы, — шепчет он ей в губы, проводя кончиком языка сначала по верхней, затем по нижней, закусив ту зубами. Точно так же, как сделала она.

У Валерии холодные руки и вся она пленительно прохладна на ощупь. Словно влетела в форточку вместе со снегом и упала в объятия Тарасова — острая, ломкая, губительная. Он не терял голову, весьма расчетливо продолжая разжигать в ней страсть, но отдача Беловой заводит Алексея ни на шутку. Теперь он уже сам не против раздеться, отложив нож куда-то на подоконник, и стягивая с себя одежду. Под чёрной водолазкой — крепкие мускулы, шрамы, след от пули и пара татуировок — скарабей на груди и аббревиатура Ж.У.К в форме паука на предплечье. Желаю удачных краж — и Тарасову, стоит заметить, на редкость везло. Особенно последнее время.

Он подхватывает девушку на руки. Холод от её ледяных ладошек до сих пор жжет щеки. Она слегка прикусывает мочку его уха, прижимается к нему и он, в свою очередь впивается пальцами в её бедра. В комнате, куда они в конце концов перемещаются, Тарасов роняет Валерию на кровать, почти сразу же подминая под себя. Касается ладонью внутренней стороны ноги, чтобы за лаской резко сдернуть последнюю деталь её гардероба. Пальцы впиваются в запястье Беловой. Алекс проворно переворачивается на спину, чтобы усадить на себя девушку сверху.

— Давай, покажи насколько ты плохая девочка, — его голос звучит чуть ниже, чуть более хрипло, чем раньше. В глубине зрачков плещется что-то едва ли не безумное, когда Алекс приподнимается на локтях и кусает Валерию за грудь — чуть левее от соска. Сегодня не зря полнолуние.

[nick]Alex[/nick][status]экспроприатор буржуйских ценностей[/status][icon]https://i.postimg.cc/02bN93H5/PSX-20210829-011851-mh1630189149910.jpg[/icon][sign]просто улыбайся.[/sign][fandom]Серебряные коньки[/fandom][lz]встретимся на том берегу.[/lz]

Отредактировано Henry Winter (2021-08-30 23:13:03)

Подпись автора

— Видел ли вас кто-нибудь во время убийства?
— Слава Богу, нет. (c)

+2

16

[nick]Valeriya Belova [/nick][status]наивный мозгоправ[/status][icon]https://i.pinimg.com/originals/15/cc/d9/15ccd982db6bfb401ca386c3fd8a4962.jpg[/icon][sign]каждый, кто сделал тебе больно, - покойник.[/sign][fandom]OC[/fandom][lz]когда во сне приходит тьма, я снова ищу тебя [/lz]

Губы слегка распухли и горели от рваных поцелуев и укусов, вынуждая Леру облизываться как кошке, увидевшей сметану. Ещё недавно она казалась себе забитой птичкой в клетке, но сегодня ночью все белые пёрышки опали, обнажая настоящую хищную личину. На секунду блондинка вспомнила покрасневшее от негодования лицо капитана полиции, когда психолог признала Алекса своим парнем. Небось сидит пыхтит сейчас дома, даже не имея представления о том, какую кашу заварил, вызвав ее на работу. От этой мысли девушка тихо захихикала, одаривая парня новым градом поцелуев.

Алекс, усадив ее на себя, щекотно кусает ее за грудь, вызывая у Леры улыбку. Хочет увидеть плохую девочку? Белова игриво поднимает левую бровь на это высказывание, водит пальчиками вдоль татуировок и шрамов. Шрамы. Ее любимое. Секретный фетиш маленькой докторши. У самой имеются - благо не видны за счёт бледности кожи. Но о себе сейчас думать совсем не хочется, кареглазая возвращается в реальность, впервые за долгое время не желая оказаться в другом месте и кем-то другим. Она наклоняется к его телу, заправляя длинные мешающиеся волосы за уши, и ласкающе целует каждый рубец, проводя языком по следу от пули, и спускается ниже, хватая зубами ремень. Смотрит на Алекса снизу вверх, проводит руками по торсу, слегка царапая ногтями, и наконец тянется к пряжке. Хаотичными движениями нетерпеливо раздевает мужчину до конца, откидывает вещи куда-то непонятно куда - хорошо, хоть не на люстру. Подползает змеей, оставляет ещё одну метку - под самым Адамовым яблоком. Белова собственница и сейчас не стесняется это показать.

Жгучий яд разгоняется по венам, собираясь тугим узлом внизу живота, отравляя ее нутро, и девушке уже не терпится им поделиться. Остаётся сверху, чтобы самой контролировать темп движений, чтобы хорошенько раздразнить в отместку за лиф и проступающие синюшные отметины на запястьях. Лера опускается своей грудью на его, чтобы чувствовать максимальную близость, слиться воедино на уже успевших стать влажными простынях. Прикусывает нижнюю губу Алекса в этот раз, кажется, особенно сильно, так как сразу чувствует лёгкий металлический привкус.

- Упс, - невинно хлопает ресничками, смеётся и слизывает бордовую капельку языком.

Продолжает двигаться медленно, хрипло постанывая и тяжело дыша. Снова дразнит, дразнит, дразнит. Похоже, они не прекращают свою игру, борьбу за контроль даже в такой момент, и Белова выжидает, когда же парень вновь перехватит инициативу.

С одной стороны, для специалистки ее уровня, Алекс - открытая книга. Она может составить его психологический портрет за полчаса, если захочет постараться. Тем более, он в общих чертах поведал ей о своей жизни. Она не услышала ничего, чего бы не слышала ранее, но в то же время он был сплошной загадкой. Нельзя обманываться - если ты думаешь, что знаешь все, на деле ты не знаешь ничего. А он был крайне непредсказуем. И, кажется, принял ее демона. Алекс не боится его, Алекс играет с ним как с котёнком, позволяя царапать пальцы.

Это будоражит.

+2

17

Теперь она начинает дразнить его, и Алекс, какое-то время позволяет Валерии это делать. Ему нравится, как она льнет к нему, как целует, нисколько не сторонясь шрамов — оправдывает своё самопровозглашённое звание плохой девочки. Эта мысль вызывает улыбку у Тарасова, равно как и действия блондинки. Она очаровательна в этой роли, и он совсем не хочет, чтобы Белова останавливалась, или меняла направление своих действий. Вместе с тем его натура, растревоженная девушкой, тоже заявляет о себе, побуждая Алексея, пока только лишь отвечать на поцелуи и прикосновения Валерии с заметным нетерпением. Она ещё не знает, чего в итоге сможет добиться, неосмотрительно тревожа и подначивая его. Впрочем, может быть ей даже понравится — по крайней мере, она сделала всё для того, чтобы Алексей считал именно так.

Её пальцы расправляются с ремнем на его брюках, а затем и с самими брюками. Пути назад для неё нет. А впрочем ... Его не было с того момента, когда Валерия впустила Алекса в свой дом. Или даже раньше — когда назвалась его девушкой в участке. То-то, должно быть, будет ей на следующий день забавно прийти на работу. Он усмехнулся, вспомнив лицо мента, который, несомненно, заведёт с ней разговор, окольными путями пытаясь вызнать, что же произошло вчера. Нужно будет устроить так, чтобы ей долго пришлось маскировать следы бурной ночи от коллег.

Повинуясь этой мысли, Тарасов, снова схватил Валерию за запястья. Она укусила его за губу, и он тут же впился в её, рыча от удовольствия. Она казалась ему совершенно испорченной, наглой девчонкой, что очень забавно мешалось с её изнеженным внешним обликом. Сама нарывалась на приключения ... И он готов был обеспечить её этими приключениями. То, что она с ним делала, опасность их связи заставляло кровь в венах вскипать. Ведь рисковала не только она. Рисковал он. К сожалению, в положении Алекса, уехать в другой город не получится, если, паче чаяния, Белова окажется двуличной стервой. Это был не просто случайный секс. Это была игра со смертью. И, чёрт возьми, ему нравилось это.

Его руки переместились с запястий выше, ласково провели по груди, почти с трепетом. А затем сомкнулись на шее Валерии. Он не сжал пальцы слишком сильно, однако достаточно ощутимо, для того, чтобы девушка на мгновение замерла. Этого оказалось достаточно для того, чтобы Алекс, столкнув её с себя, оказался сверху. Нависнув над ней, он, с минуту смотрел ей прямо в лицо, а затем чуть ослабив хватку, погладил её большими пальцами по шее, словно успокаивая. Ведь ничего страшного не происходит. Ведь так?

У неё очень нежная кожа. На такой быстро расцветают синие и лиловые синяки. Стоит ли сомневаться, что эти жаркие объятия и острые поцелуи пройдут бесследно. Прижав Валерию к скомканным простыням, Тарасов коленом раздвинул ей ноги, чутко пресекая все попытки девушки снова оказаться сверху.

— Шшш, — он приложил свой палец к её губам, а затем закрыл ей глаза ладонью.

Он двигался не спеша, но очень скоро отбросил прочь осторожность и весь свой джентльменский набор из ласковых ужимок соблазнителя. Осталась столько страсть — грубая, неприкрытая, животная, которая изливалась сейчас на лежащую под ним блондинку. Страсть, которая побуждала его оставлять на её бархатистой коже следы укусов, заламывать ей руку, когда, сменив позу, Белова оказалась на животе, путаться пальцами в её шелковистых, длинных волосах, наматывая их на кулак, чтобы лишить возможности блондинку сопротивляться.

Но сопротивлялась ли она или мастерски играла свою роль в той игре, которая сегодня разворачивалась совершенно непредсказуемым образом?

[nick]Alex[/nick][status]экспроприатор буржуйских ценностей[/status][icon]https://i.postimg.cc/HsXJ1BTN/PSX-20210831-103316.jpg[/icon][sign]просто улыбайся.[/sign][fandom]Серебряные коньки[/fandom][lz]встретимся на том берегу.[/lz]

Отредактировано Henry Winter (2021-08-31 11:42:14)

Подпись автора

— Видел ли вас кто-нибудь во время убийства?
— Слава Богу, нет. (c)

+1

18

[nick]Valeriya Belova [/nick][status]наивный мозгоправ[/status][icon]https://i.pinimg.com/originals/15/cc/d9/15ccd982db6bfb401ca386c3fd8a4962.jpg[/icon][sign]каждый, кто сделал тебе больно, - покойник.[/sign][fandom]OC[/fandom][lz]когда во сне приходит тьма, я снова ищу тебя [/lz]

Белова ликует, когда Алекс вновь перехватывает инициативу и вжимает хрупкое тело девушки в едва слышно поскрипывающую кровать. Не сломать бы, а то будет неловко ещё и перед хозяевами квартиры. Пульс гулко бьется в ушах, перемещаясь в горло, когда мужчина смыкает пальцы на ее шее. Лера снова ловит лёгкий флэшбек - но Алексу она отчего-то доверяет, даже слишком. Жест грубый, возбуждающий, но остающийся бережным. Асфиксия кружит голову, и Лере, как законченной меломанке, сквозь негромкий звон вновь почти слышится одна облюбованная подростками песня. «Молодая красивая дрянь». Именно так блондинка себя и ощущала в объятиях этого человека. Она по-прежнему не знала ни его полного имени, ни фамилии, но в данный момент все это казалось неважным, потому что безликим это его не делало. Наоборот - он здесь, осязаем, заполнил собой все пространство ее дома и, что уж говорить, ее самой.

Белова никогда не любила случайный секс, какой бы развратной сейчас ни казалась. Настоящая демисексуалка - не может испытывать влечение без устоявшейся эмоциональной связи. А в данную секунду ей даже показалось, что связи плотнее она и не чувствовала. Вряд ли профайлер полиции завтра сможет сосредоточиться на этой чертовой работёнке, будет разминать тонкие запястья и думать лишь о своей роковой встрече в том самом кабинете. Блондинка не знала, куда ее заведёт эта ночь, ожидать ли продолжения. Совершила ли она очередную ошибку. Потом понимает - нет. Не совершила. Ибо принимал ли ее, всю целиком, когда-то кто-то ещё? И вновь ответ отрицательный.

От выпитого вина не осталось и следа, в воздухе витали лишь сладкие феромоны. Алекс намотал ее волосы на кулак, совсем не больно, хоть и ощутимо. Девушка мурлыкала, постанывала, пока на губах расцветала маниакальная улыбка. Она полностью отдалась в его руки, позволяя чувствовать пьянящую власть над собой. Конечности уже начинали неметь, и блондинка сменила позицию, вновь оказываясь лежащей на спине, но отнюдь не из-за боли, а чтобы снова заглянуть напрямую в омут его глаз. Притягивает Алекса за шею, целует, целует, целует, выгибается в спине, ощущая легкие судороги в ногах. Оплела мужчину лианой, сходя с ума от мысли, что здесь и сейчас с ней именно он. Белова уже близка к завершению, даже слишком, сама более не замечает, с какой силой оставляет борозды от острых ногтей где-то в районе его лопаток. С утра, кажется, будет тяжело ходить, и Лера снова еле слышно хихикает и урчит, лёжа под давлением его мускулистого тела.

Она больше не играет, сдаётся, вывешивает белый флаг, но пригоравшей себя точно не чувствует. Он так близко, хрипло дышит ей в ухо, что блондинка понимает: только что она выиграла у этой дурацкой азартной жизни самый лучший приз. Ее пробирает насквозь разрядом тока.

- Мне нужно покурить, - улыбается, шепчет куда-то ему в шею, все ещё не желая отпускать. - И в душ вместе? - задаёт вопрос, звучащий утвердительно.

Но вот сейчас ее атаковала странная лёгкая грусть. Уйдёт ли он прямо сейчас или останется?

+1

19

Перед сомкнутыми веками всплывают золотистые круги, дыхание становится всё более и более лихорадочным — в такт быстрому биению сердца. Алекс почти теряет контроль в объятиях Валерии, а это то, что он редко себе позволяет. Даже тогда, когда в его руках находится другая женщина. Марго, что называется, из одного теста с ним. Он мог бы доверится ей, но именно потому, что они одного поля ягоды у него никогда этого не получается.

Здесь же, сознавая то, что Белова работает в полиции, да и в целом, судя по всему, особа с неустойчивым настроением, Тарасова покинуло напряжение. Это указывало или на то, что или он скоро попадется, или на то, что ему удалось встретить на своём пути ту, кто займет особенное место в его жизни. Пусть даже только на одну ночь. Хотелось верить, что первое менее вероятно, чем второе.

Его движения резкие и настойчивые. Алекс быстро улавливает настроение своей любовницы, преломляет его, как Христос преломлял хлеб перед своими учениками. Ему недостаточно обычной покорности — хочется чтобы Валерия вся растворилась в том, что сейчас связывает их. В её грубом, алчном, зверином к ней отношении нет ничего, что могло бы навредить тому хрупкому доверию, которое она подарила ему — Тарасов чувствует ту зыбкую грань, и не переходит её, даже тогда, когда сил, кажется, на это уже не остаётся.

Он приподнимает её на своих руках, почти вгрызается в нежную кожу шеи. В поцелуях Беловой сквозит отчаяние, и он отвечает ей так, как мог бы ответить находясь на пороге смерти. В другой вечер не было бы ни этой красоты, ни этой поэтичности. Но иной раз даже таким, как Алекс нужно и то, и другое. Его тьма впускает её в себя, овладевает ею, терзая на все лады. Когда экстаз охватывает Алексея, он прерывисто вздыхает, расслабляется. Мышцы его тела сводит мягкая, тягучая судорога, которая побуждает его прижать к себе женщину ещё крепче.

Ему хватает пары минут, чтобы понять — сегодня он никуда не уйдет. Поэтому Алекс, мягко улыбнувшись, отвечает Валерии.

— Вместе. Но сначала покурим.

Он проводит рукой вдоль её обнаженной спины. Как он и думал на коже Беловой остались следы. Много следов.

— Выглядишь так, словно и правда попала в лапы маньяка. А что если завтра твои менты всполошатся? Мм?

Тарасов смеется и схватив Валерию за талию целует ту в плечо.

— Мои или твои?

Сигареты.

[nick]Alex[/nick][status]экспроприатор буржуйских ценностей[/status][icon]https://i.postimg.cc/HsXJ1BTN/PSX-20210831-103316.jpg[/icon][sign]просто улыбайся.[/sign][fandom]Серебряные коньки[/fandom][lz]встретимся на том берегу.[/lz]

Подпись автора

— Видел ли вас кто-нибудь во время убийства?
— Слава Богу, нет. (c)

+1

20

[nick]Valeriya Belova [/nick][status]наивный мозгоправ[/status][icon]https://i.pinimg.com/originals/15/cc/d9/15ccd982db6bfb401ca386c3fd8a4962.jpg[/icon][sign]каждый, кто сделал тебе больно, - покойник.[/sign][fandom]OC[/fandom][lz]когда во сне приходит тьма, я снова ищу тебя [/lz]

Лера искренне заливисто смеётся, когда Алекс вновь вспоминает про «ее ментов», тепло улыбается, когда тот целует ее в плечо. Тепло почти как живой человек.

- Да уж, представляю их лица, - Белова аккуратно сползает с кровати, разминает мышцы, накидывает на плечи домашний шелковый халат. - Спасибо, что у меня свободная форма одежды.

Бежевая ткань струится по обнаженному телу, слегка переливаясь в исходящем из коридора свете. Блондинка поправляет спутавшиеся волосы, расчёсывает их рукой, направляясь на кухню на ватных непослушных ногах.

- Если ты о сигаретах, то у меня завалялись где-то ментоловые, - она усмехается. - Но вряд ли тебе такие понравятся, - стреляет глазками, что блестят даже в полумраке, напоминая о недавнем удовлетворении. - Я очень давно не курила. До этого вечера.

Подрагивающими пальцами берет сигарету в руки, позволяет Алексу себе подкурить, и усаживается прямо на подоконник. Не похоже, что мужчина собирается куда-то уходить, и эта мысль почему-то греет сердце. Хоть сегодня не придётся спать одной на смятых простынях. Девушка смотрит на него, размеренно выпускающего густой дым в ночь Петербурга за окном, и ловит себя на том, что любуется им. Алекс открылся для неё с совершенно новых сторон, и Лера не могла поверить, что это тот самый незнакомец, обокравший ее с утра. Последние события просто не укладывались в голове. Интересно, смущает ли она его этим откровенным разглядыванием? В какой-то момент наросший на сигарете пепел отламывается и падает на пол небольшой башенкой. Дурочка, даже забыла делать затяжки. Белова тут же опустила глаза и неловко откашлялась, а затем щелчком пальцев отправила дотлевший окурок в форточку.

Ей хотелось завязать разговор, порасспрашивать или рассказать что-то самой, но слова внезапно иссякли, а девушка стушевалась. Навязчивый страх, что теперь, после секса, парень начнёт вести себя по-мудацки, объял ее с головой, наученную подобным опытом ещё в юности. Едва заметно нахмурившись, Лера потянулась за новой сигаретой. «Чирк». Зажигалка нарушила тишину. Белова не строила воздушных замков, не надеялась на что-то большее, хотя, честно говоря, очень хотелось. Но кареглазая быстро отмела бестолковые, какие-то подростковые мысли, скинув все на темное время суток. Ночью всегда в голову лезет невесть что, а с утра это все кажется мелочью.

Докурив, Лера сползает с подоконника и, дабы отвлечься, начинает собирать одежду с пола. Ей в этих джинсах через какие-то несколько часов ещё на работу идти. Выпрямившись, девушка замечает, что в ее бокале ещё осталось недопитое вино. Наверное, она сейчас покажется совсем странной.. но Белова, все ещё пряча глаза, залпом добивает напиток. Приятное тепло вновь разливается по грудной клетке, немного успокаивая. Она не знает, смотрит ли Алекс на неё, хочет ли что-то сказать и что чувствует. Все инстинкты разом покинули блондинку, и она ненадолго покидает кухню, чтобы положить гурьбу вещей на комод и дать себе отдышаться. Чёртово пограничное состояние и гребная гиперфиксация. Она не ощущала себя использованной, совсем нет, но вот сейчас, в данную секунду, Лера казалась себе очень уязвимой. Неверное слово, неверное движение, и она сорвётся. Потеряв чувство времени, Белова так и стояла у комода с охапкой одежды в своих руках и взглядом, устремлённым в никуда. Но тут она вздрогнула, когда на ее плечо легла ладонь.

+1

21

Дым наполняет легкие. Ментоловые сигареты он, конечно же, презрел, сосредоточившись целиком и полностью на своих. Привычный вкус табака разливался по языку, приводил мысли в порядок, успокаивал расшалившееся нервы и взбудораженные чувства. Алекс задумчиво смотрит в окно, стоя на кухне Валерии. Нисколько не стесняясь собственной наготы, он замер, захваченный своими мыслями, надеясь, что самые неприятные из них скоро его отпустят. Улетят, впитаются в ткань штор, вылетят в форточку, точно так же, как делал это сигаретный дым.

Не в самую приятную ситуацию он попал, особенно если учитывать все обстоятельства. По непонятной причине ему не хотелось уходить от Леры. Он мог бы одеться, вежливо "клюнуть" её в щеку, уйти и больше никогда не возвращаться. Она даже не знала его фамилию, не говоря уж о всём прочем, поэтому вряд ли бы они когда-нибудь встретились бы. Но Тарасов не собирался этого делать. Нечто связывало его по рукам и ногам, удерживало и на этой кухне, и подле этой женщины. То была не страсть — в конце концов, для подобия отношений у него была Марго, а для секса на стороне много-много других женщин. Здесь было нечто иное — притягательное и губительное. То, что пробуждало в нём желание дотронуться до её волос, слышать её голос, войти в её тьму и остаться в ней навечно.

Ко всему прочему Белова, сама того не замечая, пробуждала в нём и другую сторону — жестокую, звериную и вообщем-то не особенно ему свойственную. Алексея нельзя было назвать беспредельщиком — даже убивал он только по необходимости, и старался делать это тогда, когда другие варианты были исчерпаны. Но рядом с ней ... Казалось, что если она захочет, то он сможет разорвать кого-нибудь голыми руками и напиться горячей крови жертвы. Как чудовище. И откуда эти глупые мысли в его голове?

Он перехватил её внимательный взгляд, повел плечами. Интересно, о чём думает она? Сожалеет ли о том, что произошло? Алексей терялся в догадках. Ко всему прочему, его начинала смущать и раздражать мысль, которая всё крепла и крепла в нём, пока Валерия смотрела на него, а затем, спрыгнув с подоконника и схватив одежду, устремилась прочь из кухни. Что если всё, что между ними произошло — всего лишь врачебный эксперимент? И он послужил, своего рода, материалом для этого эксперимента. Алекс скрипнул зубами и одним щелчком отправил окурок в форточку. Если так, то она пожалеет об этом.

Тарасов застал Белову в комнате. Она стояла перед комодом, сжимая в руках кипу одежды, которая неровной черной кучей выделялась на фоне худых бледных рук. Алекс подошёл к ней со спины, коснулся плеча. Взгляд его был внимателен и холоден. В нём читался вопрос и проскальзывало что-то ещё. Затаенное бешенство? Вопрос? Угроза? Всего понемногу.

— Ты передумала? — неопределённо поинтересовался он. Замолчал, изучая её пристально, ожидая гадкой брезгливой ухмылочки и не менее гадкого ответа. Сам того не чувствуя Тарасов сжал кулак. Но спустя пару мгновений он вдруг понял, что с девушкой что-то не то. Слегка нахмурившись, Алекс забрал из её рук одежду, положил ту на комод, а затем приобнял Леру за плечи.

— Ты хотела в душ. Ты передумала?

[nick]Alex[/nick][status]экспроприатор буржуйских ценностей[/status][icon]https://i.postimg.cc/HsXJ1BTN/PSX-20210831-103316.jpg[/icon][sign]просто улыбайся.[/sign][fandom]Серебряные коньки[/fandom][lz]встретимся на том берегу.[/lz]

Подпись автора

— Видел ли вас кто-нибудь во время убийства?
— Слава Богу, нет. (c)

+1

22

[nick]Valeriya Belova [/nick][status]наивный мозгоправ[/status][icon]https://i.pinimg.com/originals/15/cc/d9/15ccd982db6bfb401ca386c3fd8a4962.jpg[/icon][sign]каждый, кто сделал тебе больно, - покойник.[/sign][fandom]OC[/fandom][lz]когда во сне приходит тьма, я снова ищу тебя [/lz]

Теплота его рук на собственных плечах сейчас показалась Беловой какой-то нереальной. Контрастность в глазах повысилась, заострилась, и девушка рассеянно хлопала ресницами, не понимая заданного вопроса. Лера попыталась сосредоточить взгляд на лице Алекса, но дыхание нервозно учащалось вместе с сердцебиением. Паника набирала обороты. Нет, не сейчас, не при нём! Психолог хорошо знала и это чувство, часто посещавшее ее в последние полгода, и отлично знала его название. Дереализация-деперсонализация. Сегодня оказались задеты и вздернуты все старые раны, ещё не успевшие зарубцеваться. Только сейчас блондинка вспомнила, почему же давала отвороты-повороты любым поклонникам после приезда в этот город. Благо, паническая атака не успела разрастись, потому что Белова внезапно перехватила руку Алекса, остановившись пальцами на его запястье. Самый действенный способ. Она считала его пульс про себя, стараясь подгонять под этот ритм каждый свой вдох и выдох. Тактика сработала, комната вокруг постепенно переставала казаться кукольной. И теперь девушка сосредоточила взгляд на его глазах, в которых читалось не очень хорошо скрываемое беспокойство. Хах, конечно, оказался посреди ночи дома у какой-то явно психованной мадам. 

- Ты когда-нибудь любил? - тихо, с надрывом спрашивает Лера, затравленно смотря оленьими глазками. В подсознании в лужицах галоперидола бултыхается образ рыжеволосого парня.

Почему-то прямо в данную секунду этот вопрос показался ей невероятно важным. Она хочет услышать ответ. Боится, что сейчас Алекс рассмеется ей в лицо, покрутит у виска и хлопнет входной дверью, но все равно выжидающе смотрит.

Как ей уже думалось сегодня, она оборотень. Ночью доктора Валерии Андреевны не существует, ей не удаётся считывать даже самые банальные сигналы. Белова кусает и без того раскрасневшиеся губы, но зрительный контакт не прерывает. Даже не думает. В ней что-то переламывается пополам, зверь внутри вопит от полученных ран и торчащих из них костей. Чувствуя себя заживо освежеванной, Лера просто смотрит.

Будто сейчас, вот-вот, что-то решится, и она сможет либо прижаться к крепкой груди, либо проплакать всю ночь в подушку. Но, кажется, при любом исходе мужчина не попросит ее номерок и не вернётся в эту квартиру. С утра поведение Леры будет вспоминаться сюром. Но и вся эта ночь, как и предшествующий ей день, и есть сюр. Почему бы не дожать до конца?

Сердце у неё пустое, мертвое, кровь уже не качает, наверное, оттого девушка все время и мёрзнет.

- Я вела одно очень известное и сложное дело, - и вновь внезапная честность. Если пугать, то до конца. - И я помогла сбежать убийце.

Лера только что впервые кому-либо в этом призналась. Несколько месяцев она несла это бремя без возможности рассказать, иначе бы быстренько оказалась по другую сторону решётки. Все, вот теперь она открылась полностью. Стоит, держа то самое пустое сердце на подносе. Хочешь - возьми, а хочешь - выкинь в окошко.

+1

23

Странный вечер продолжился не менее странным поведением и вопросами. Возможно в другой раз Алекс бы отмахнулся. Отшутился, как делают это многие другие мужчины — любовь? Ах, дорогая, не рано ли задавать такие вопросы на первом свидании? Но отчего-то — скорее всего потому, с каким трепетом Белова схватила его за запястье, словно спасаясь от неумолимой волны, что стремилась поглотить её, Тарасов решил — сейчас не время для шуток. Происходило нечто большее, нежели чем привычная женская грусть и трепет — столь частые у одиноких девушек, которым на пути попался тот, кто, как они надеялись, мог их услышать.

— Я не знаю, — честно ответил он, перехватывая её руку, — Может быть. Когда-то.

Что он мог сказать ей? Для таких, как он любви не существует. Она опасна, как опасно чрезмерное доверие и болтливый язык. У Алекса было достаточно женщин для того, чтобы понять не утешительную истину — опасайся тех, кому отдано твое сердце. Они же первыми тебя и прикончат. Но говорить об этом сейчас, тем более тогда, когда Белова была в таком состоянии ему не хотелось.

Она тяжело дышала и смотрела на него как-то странно — словно сквозь и, одновременно, едва ли не впиваясь в него. И ему стало… Жаль её? Нет. Ему захотелось коснуться её волос, погладить по голове, как ребенка. Злость, возбужденная недоразумением прошла, оставив после себя смутное чувство тревоги.

— Разве ты сожалеешь об этом? — спросил Тарасов в ответ на её откровение. Оно не поразило его, но определённо заинтриговало. Вероятно этот тип занятная личность, раз в него впряглись с такой страстью. Таких женщин, готовых на все ради сидельца — достаточно. Но добрая половина из них не знает, что их ждёт после того, когда любимый выйдет на волю. Валерия по долгу службы знала — и все равно пошла на риск. Любопытно.

— Шш, — Белова вздрагивает, как от холода, и Алекс осторожно привлекает её к себе, прижимает к груди, все же мягко поглаживая женщину по волосам. — Ты сделала хорошее дело — свободу человеку подарила.

За такое многие его коллеги по цеху готовы были многое отдать. Да и сам он, в случае чего, не отказался бы.

Маленькая хрупкая женщина посреди огромного города. И не подумаешь, глядя на неё, что она способна своими руками срывать замки и открывать засовы перед городскими чудовищами.

[nick]Alex[/nick][status]экспроприатор буржуйских ценностей[/status][icon]https://i.postimg.cc/7hST9R8y/PSX-20210829-005120-mh1630187521428.jpg[/icon][sign]просто улыбайся.[/sign][fandom]Серебряные коньки[/fandom][lz]встретимся на том берегу.[/lz]

Отредактировано Henry Winter (2021-09-01 16:00:14)

Подпись автора

— Видел ли вас кто-нибудь во время убийства?
— Слава Богу, нет. (c)

+1

24

[nick]Valeriya Belova [/nick][status]наивный мозгоправ[/status][icon]https://i.pinimg.com/originals/15/cc/d9/15ccd982db6bfb401ca386c3fd8a4962.jpg[/icon][sign]каждый, кто сделал тебе больно, - покойник.[/sign][fandom]OC[/fandom][lz]когда во сне приходит тьма, я снова ищу тебя [/lz]

- Нет, не сожалению, - вновь оказавшись в объятиях Алекса, Лера наконец выдохнула. - Он, действительно, заслуживает свободы, он.. - и тут же прикусывает язык, ибо как-то неправильно говорить о другом мужчине, будучи прижатой к чужой груди.

Но тот, чьё имя нельзя называть, разительно отличался от Алекса. И дело даже не в социальном статусе, ведь рыжеволосый, будучи миллиардером, оставался брошенным ребёнком из детского дома. Его тьма была невидима другим. Альтруист, филантроп, настоящее солнце, нёсшее свет и тепло не только близким, коих у него и не осталось, а всему миру. В него Белова и втрескалась по уши. Но, как оказалось, не просто так. В нем девушка нашла родственную душу и заглянула в сокрытую от чужих глаз (в том числе, и от его собственных) бездну так глубоко, что та оскалилась в ответ. Убийца, террорист, сжигающий людей заживо.

В Алексе Лера тоже чувствовала тягу к бунту, к свержению вышестоящих зажравшихся ублюдков, вот только эта тяга была.. уравновешенной. Не радикальной. Она больше не была напряжена рядом с ним, внезапно расслабилась и задышала полной грудью. Мягко прижавшись к мужчине, она прикрыла глаза.

Белова никогда не хотела себе в этом признаваться, но даже родители и ведший ее психиатр в Москве опасались, что непутевая блондинка пошла в эту профессию только из-за своей одержимости.. кем, злодеями? Когда кто-то в тюрьмах спрашивал, как ее принесло сюда, Лера отвечала, что просто считает, что все имеют право на второй шанс. С пеной у рта спорила с друзьями, заступаясь даже за конченых маньяков. А в глубине души понимала, что ищет кого-то сродни себе. Бонни и Клайд, черт бы их побрал. Детский визг и совершенно неправильное возбуждение в моменты, когда доктор сидела напротив очередного скулшутера. А иногда Белова, действительно, врала, что испытывает лишь научный интерес. На деле же подобное тянется к подобному.

Алекс стал тем, кем стал, потому что ему пришлось. А Лера добровольно ступила на эту дорожку. Внезапно она осознала, кем выглядет в его глазах. Испорченная, избалованная. Да как ему вообще не противно? И тут Белова поняла, что сказала ему и не все. Умолчала о том, как порезала пальцы, когда большой осколок в ее руках вонзился в спину человека, когда она защищала.. нет, больше не думать о нем!

Наверное, все-таки будет хорошо, если Алекс больше никогда не свяжется с ней после этой ночи. Так она хотя бы не испортит ему жизнь. Потому что внутри его темной оболочки все равно оставался свет, а вот она лицемерка. Волшебная фея, принцесса на вид, когда под всем этим фасадом скрывается монстр.

И тут Лера тихо всхлипнула. Ну, вот, ещё поплакать только осталось, чтобы окончательно создать перед своим гостем образ городской сумасшедшей. Где-то за рёбрами начала закипать злость. Сжав зубы, Белова взяла себя в руки и прогнала уже едва не выступившие слёзы. За окном алели утренние сумерки.

- Я очень устала, - прошептала девушка ему в грудь, прямо в шрам от пули. Как же хорошо, что в полумраке квартиры Алекс не разглядел ее собственный шрам на левом запястье, который теперь вечно будет напоминать о совершенной ошибке. - Может, лучше спать? - для убедительности блондинка зевнула.

Перед работой, решила Лера, она вновь включит режим милой, хорошей девочки, будет улыбаться, приготовит завтрак, а затем распрощается с Алексом навсегда. Для его же блага, хоть самой и будет очень больно.

+1

25

По крайней мере она умела удивлять. Если в самом начале Алекс принял Валерию за обычную гламурную красотку, затем — за ментовскую сучку, то теперь у него зародилось весьма обоснованное подозрение, что с этой девушкой происходит что-то неладное. Однако это его не отпугнуло. В конце концов — странности имеются у всех, а странности Беловой так пленительно подходили к самому Тараосву, что он даже не считал их чем-то плохими. Подумаешь — изменила своей присяге и выпустила на волю преступника! Их, этих преступников, по Петербургу и Москве ходят толпами, причём не честных тружеников ножа и топора, а всевозможных чиновников, политиков, депутатов — тех, кто когда-то вовремя прорвался к кормушке, и занял привилегированную ступень господствующего капиталистического класса. Иногда, когда погода позволяла, Тарасов посещал митинги внесистемной оппозиции, и, орудуя руками в чужих карманах, внимал политическим лозунгам, которые превратили его из умеренного социалиста в самого настоящего анархиста.Впрочем, перед руками вора равны все — и правые, и левые, и умеренные, и радикальные. У Алексея не было предпочтений или же запретов — равенство, вот то к чему он стремился.

И, надо сказать, настрой Леры ему пришёлся по душе. Нет, он не собирался вовлекать её в преступную деятельность, но, как любой практичный человек, тут же подумал над тем — чем ему может пригодиться эта неожиданная встреча. И чем сам он может пригодиться этой мятущейся душе. Если ты хочешь брать, то непременно стоит что-то отдать — пусть даже ласковую улыбку и участливый взгляд. Именно поэтому Алекс всегда был так вежлив с жертвами своего произвола. Нужно же было хоть как-то отплатить тем, кто намазал на его бутерброд горсточку икры или, в худые дни, сливочного масла. Благодаря этим людям у него была неплохая квартира, машина, даже кое-какие суммы про чёрный день. Так неужели же ему жалко одной крохотной улыбки?

Вот только Беловой он улыбался совершенно по другому. И обнимал он её тоже по другому, когда она, приникнув к его плечу, что-то зашептала о другом мужчине. Алексу было наплевать. Пусть любит кого угодно — он и сам был не свободен. Тем не менее, зная себя, он уже понял, что так просто не отпустит эту девушку, сколько бы у неё за спиной не было покровителей. Хоть сам Вася Воскрес — ему, ей Богу, начхать на это. Алексею, по непонятной причине, хотелось защитить  девушку.От самой себя в первую очередь. Пока он за ней наблюдает — ничего страшного с ней не случится. Он не даст ей упасть, даже тогда, когда она подойдёт к самой черте. Это будет его плата за ... За свободу? За то, что она оказалась такой, какой оказалась, а не другой? Возможно-возможно. Он по прежнему ощущал на себе власть полной луны, и потому мыслил недостаточно разумно и взвешенно. И да черт с ним! Один раз живём!

Она всхлипывает в его объятиях, и Алекс улыбнувшись, отстраняет Леру от себя. Для того лишь, чтобы подхватить на руки и уложить в кровать.

— Спать? Спать так спать. Я тоже чертовски устал.

Тарасов улегся рядом, укрыл Белову одеялом. Ни дать ни взять — идеальная парочка. Её светлые волосы разметались по подушке, и чтобы не лечь на них, Алекс чуть сполз вниз и уложил свою голову на живот Валерии. Он шутливо укусил её за бок, а затем принялся наплевать, весьма приятно и вполголоса:

— ... Баю-баюшки бай-бай ...

... Пистолетик под бочок —
И — спокойной ночи,
Придет серенький волчок —
Мы его замочим...

... Спит оптический прицел
С лазерной наводкой,
Спят гранаты РГД
В тихом в лунном свете,
ФСБ и МВД
Тоже спят, как дети.

Спят мемориальным сном
Траурные ленты ...

... Где-то спит строптивый мент,
Спит патронов ящик,
Спит российский Президент
И его заказчик.

Тарасов всё пел и пел эту дурацкую песенку, теперь уже ласково гладил податливое женское тело, а когда заснул, то проспал достаточно долго для человека, который старается не терять бдительность. Проснулся Алексей от женского голоса, резко подскочил в кровати, вскинув вверх одну руку, и едва не задев Леру, которая стояла рядом. Нахмурившись, Алекс провел ладонью по своему лицу, и только после этого спросил, чуть хрипло:

— Который час?

[nick]Alex[/nick][status]экспроприатор буржуйских ценностей[/status][icon]https://i.postimg.cc/6QGRx5mV/v-Jr-DI2-OPwj0.png[/icon][sign]просто улыбайся.[/sign][fandom]Серебряные коньки[/fandom][lz]встретимся на том берегу.[/lz]

Отредактировано Henry Winter (2021-09-01 21:53:14)

Подпись автора

— Видел ли вас кто-нибудь во время убийства?
— Слава Богу, нет. (c)

+1

26

[nick]Valeriya Belova [/nick][status]наивный мозгоправ[/status][icon]https://i.pinimg.com/originals/15/cc/d9/15ccd982db6bfb401ca386c3fd8a4962.jpg[/icon][sign]каждый, кто сделал тебе больно, - покойник.[/sign][fandom]OC[/fandom][lz]когда во сне приходит тьма, я снова ищу тебя [/lz]

Когда он не смутился даже ее несчастных всхлипов и, подхватив на руки, уложил ее в кровать, как делала когда-то мама, Лера не смогла сдержать улыбки. Как же жаль будет прощаться. Алекс баюкает ее так, будто она, действительно, представляет собой какую-то ценность. Но Белова знала, что это не так, знала, что она - зараза та ещё, прилипнет - не отдерешь. Ее руки в крови, а психика расшатана до обрушения. Лере так не хочется втягивать Алекса во все это, катать на треклятых эмоциональных качелях, заставлять подтирать себе сопли. Ведь ему, совершенно точно, все это быстро надоест, такому, как он, нужна стабильная женщина. Не то чтобы блондинка не была готова стоять рядом и подавать патроны (то было страшной мечтой все ее жизни, судя по выбранным ею мужчинам), но.. слишком много «но». Было так чертовски страшно, что, может, он с ней ещё играет и потом бросит, может.. Мысли сумбурно путались в отплывающем в сон сознании, пока Лера не вслушалась в его ласковое бормотание. Сдавленно захихикала, потрепала его рукой по коротко остриженным волосам и вскоре провалилась в черноту. Впервые за долгие месяцы без помощи таблеток.

***

Конечно же, Белова проспала. Подорвалась на мягких подушках от назойливого будильника, который шустро отключила, чтобы не разбудить Алекса. Внутренности свело физической болью, когда девушка вспомнила все произошедшее, а, главное, своё отвратительное решение сбежать. Лера аккуратно выбралась из кольца рук, невесомо чмокнула мужчину в щеку и поплелась в душ. Все мышцы ныли, и девушка остервенело терла нежную кожу грубой мочалкой, будто бы таким образом могла избавиться от глубоко засевшей черни. Кареглазая старалась собираться как можно тише, высушила волосы за закрытой дверью и наконец взглянула в зеркало. Шея, плечи, ключицы, грудь и, вероятнее всего, спина тоже покрыты следами бурной ночи. Белова печально вздохнула и принялась замазывать укусы хотя бы на шее плотным слоем тонального крема. Спустя десять минут, нанеся лёгкий макияж, она наконец стала похожа на человека.

Девушка беззвучно бродила по квартире, успела натянуть те самые бедные джинсы и большую безразмерную толстовку и отправилась на кухню. Курила свои ментоловые сигареты, пока закипал чайник, и утопала в горечи. Хоть и опаздывала, решила хотя бы дать Алексу поесть и выпить кофе. Она до последнего не решалась его будить, но, когда яичница уже стояла на столе, все же собралась духом.

Прошла в комнату на цыпочках, склонилась над мужчиной и тихонько произнесла его имя. Кстати, впервые с момента знакомства. Сердце рвано застучало, и имя замерло на ее губах. Вдруг Алекс вскочил, едва не задев ее саму, но быстро осознал, где находится и поинтересовался временем своего пробуждения. Таким хриплым, приятным тембром, что у Леры мурашки по спине пробежали.

- Половина девятого, - еле выдавила Белова. - Мне через полчаса надо быть на работе, но черт с ними, подождут, - грустно хмыкнула. - Я сделала завтрак и.. не знала, какой кофе ты пьешь, налила чёрный.

Перел сном Лера думала, что ей хватит сил беззаботно улыбаться Алексу с утра, но только сейчас поняла, как же сильно ошибалась. Уголки рта опущены, в глазах отсутсвует блеск. Даже ей самой было видно собственную подавленность в отражении.

По пути до работы, куда мужчина неожиданно для девушки вызвался ее проводить, блондинка, кажется, пропустила мимо ушей несколько реплик. А, может, и показалось. Может, это демон шепчет ей в уши.

Остановившись около участка, на пороге которого курил тот самый капитан, с подозрением оглядывая странную парочку, Белова все же смогла хотя бы усмехнуться. Планировала быстро попрощаться и сбежать, но не удержалась. Кареглазая стояла с минуту, рассматривая лицо Алекса, желая и не желая одновременно запомнить его черты.

- Если что.. - молвила она. - Ты знаешь, где меня найти.

Храбрится, не плачет, ведь считает своё решение правильным. На деле же просто боится боли, потому кусает протянутые пальцы. Сама лишает себя счастья. Интересно, что он теперь решит? Прочитает ли, как всегда, между строк? Но это уже не важно. Уже не важно.

***

- Валерия Андреевна, - уже в кабинете, отведённом психологам, к блондинке сразу подошла стажёрка, смущенно улыбаясь. - Это был ваш парень?

- Кать, просто Лера, - девчушка с буйными рыжими кудряшками, хоть и любила собирать сплетни, человеком была приятным. - И.. а, да. Да, парень, - все же замялась Лера.

- Такой красивый, - хихикнула Катя, не заметив неловкости старшей коллеги. - А вы давно познакомились?

- Будто вчера, - Белова одарила ее дежурной улыбкой и направилась к своему столу, давая понять, что разговор окончен, но та не унималась.

- А вы не хотите прийти сегодня на каток?

Лера закатила глаза. Нет, она любила разного рода зимние радости, но только не коньки. На них девушка стояла не очень уверенно да и, в общем, кайфа подобного не понимала. Она уже собиралась отказаться, когда дверь в кабинет вновь раскрылась, и в помещение изящно прошествовал Станислав Вишняков - второй психолог участка и куратор Кати.

- Стас, - блондинка лучезарно улыбнулась, когда молодой мужчина подал ей бумажный стаканчик с кофе. Брюнет каждый день, заходя перед работой в кофейню напротив, брал и для Беловой ее любимый карамельный раф.

- Лера, - подмигнул Вишняков, чем явно раздосадовал Катю, что ежедневно буквально заглядывала в рот своему куратору. - Вы тут что-то говорили про каток? - обратился он уже к обеим девушкам.

- Да, я пригласила Валерию Андреевну.. Леру и ее парня, - рыжая сделала лёгкий акцент на последнем слове, скосив взгляд на Станислава.

- Когда это у тебя парень появился? - психолог искренне удивился.

- Уже расстались, - как ни в чем ни бывало, пожала плечами кареглазая. - Утром. Так бывает, - добавила, взглянув на стажерку.

- Слишком ты бодрая для той, кто только что расстался, - усмехнулся Стас.

- Тогда пойдёмте вдвоём, Станислав Николаевич? - Катя попыталась переключить внимание на себя. «Вот оно что» - пронеслось в мыслях у Леры. Хотела пойти «парочками».

- А ты, Лер? - мужчина по-прежнему не сводил внимательный взгляд с Беловой.

- Я плохо катаюсь, - отмахнулась она.

- Так я научу.

Девушка уже хотела запротестовать, когда вдруг призадумалась. Вишняков был очень приятным, веселым, легким.. и ухаживал за ней с самого первого дня работы Леры в полиции. Высокий, стройный, темноволосый, темноглазый, всего на пару лет ее старше, очень ухоженный. Подумалось, что Алекс назвал бы его «пижоном». Слизнув кофейную пенку с нижней губы, Белова неожиданно для себя посмотрела на мужчину под другим углом. Если ее чему и научила прошедшая ночь, так это тому, что у неё ещё есть шанс почувствовать себя живой. И из головы уж очень хотелось стереть последние события, отзывавшиеся глухой болью за грудиной. Может, хоть квалифицированный специалист сможет с ней совладать?

- А знаешь.. пошли.

Кажется, Стас даже поперхнулся своим американо. Несколько месяцев блондинка ходила чернее тучи и отвергала любые его ухаживания. А тут.. вот так. Катя хлопала своими большими изумрудными глазами. Кажется, до неё ещё не дошло.

- Тогда сразу после работы? - заметно оживился брюнет.

- Да, - мурлыкнула Белова, ещё не зная, что только что подписала себе смертный приговор.

***

Знаменитый «Каток у моря» переливался в свете множества гирлянд, со всех сторон звучал радостный смех. Дети сосредоточенно катались из стороны в сторону, видимо, впервые стоя на коньках, и блондинка усмехнулась, представляя, что сейчас будет выглядеть так же. Катя насупилась, сидя на скамейке рядом с Лерой, и теперь поглядывала на неё как на врага народа, когда Стас, взяв коньки напрокат, присел на корточки, помогая Беловой переобуться. Все пространство вокруг было объято зимним волшебством, морозный воздух колол щеки, отовсюду слышалась приятная ненавязчивая рождественская музыка. Возможно, этот Новый Год, до которого оставалось всего ничего, не станет для Леры таким одиноким, как она думала. И вместо транквилизаторов девушка все же будет употреблять шампанское в приятной компании. Отдавшись мыслям, блондинка не заметила, как Вишняков уже завязал шнурки на обеих ее ногах и слегка похлопал ее по лодыжке, возвращая с небес за землю.

- Я буду тебя держать, - улыбнулся мужчина, помогая ей подняться. Катя тихо фыркнула.

Первые шаги на лёд оказались, действительно, пугающими, но через полчаса Лера уже хотя бы могла более-менее держать равновесие. Вишняков терпеливо катал ее, держа за руки, улыбаясь во все тридцать два, и готовился подхватить девушку в любой момент. Когда они завершили очередной круг по панорамному катку, мимо них, задорно визжа, пронеслось двое подростков, и Белова, отвлекшись, растерялась и повалилась прямо на брюнета. Парочка распласталась практически в самом центре, привлекая внимание почти всех катающихся, но абсолютно того не замечая. Лера смеялась искренне, живо, валяясь на несчастном Стасе, который наверняка отбил себе копчик, но виду не подавал, потому что сейчас держал в своих руках, по его мнению, главное сокровище. Не знал он ничего о ней, не знал совершенно. Кое-как поднявшись на ноги, отряхиваясь, блондинка неловко огляделась по сторонам и встретилась взглядом с.. твою мать, не может быть.

+1

27

Погода в этот день выдалась чудесная — в меру прохладная, в меру солнечная. Как раз то, что нужно для хорошей прогулки или активности на воздухе. Вечер, по всем прогнозам тоже обещал быть более чем приятным. Алекс любил именно такую погоду — одно из слагаемых успеха. Кто захочет мокнуть под дождём или утопать в снегу? В такие дни ты спешишь побыстрее домой, чтобы отгородиться от всего и вся, а не гуляешь по центру города, раскрыв рот. Тем не менее, когда наступают хорошие и светлые деньки, ноги сами несут тебя пройтись, утонуть в приятной суете города и, как водится, потерять бдительность.

Сам Алексей тоже потерял бдительность в этот день. Или, вернее, в вечер прошлого.Утро не принесло облегчения. Отчасти Тарасов думал, что утром всё прояснится. Но он ошибался. Едва только Алекс разлепил веки и пришёл в себя, ему стало предельно ясно, что удивительное притяжение к Лере никуда не делось. И пока он одевался, курил, пил свой кофе, завтракал — одна и та же мысль довлела над ним: верное ли решение он принимает, соглашаясь с самим собой на то, что пришло ему в голову накануне. Ведь войдя в жизнь этой женщины, он, вероятнее всего, сломает её до конца. Это было не нужно ни ему, ни ей. Тем не менее искушение было слишком велико, а сам Алексей Тарасов отличался поразительной тягой к риску.

Они попрощались на пороге её работы. Он вызвался проводить Леру, с лукавой наглостью посматривая на двери отделения. Теперь он знал — страшится ему нечего. Но в основном его внимание было приковано к ней — ставшей вдруг отстраненной и молчаливой. И снова неприятная мысль кольнула Алексея — уж не является ли всё то, что происходит насмешкой, подделкой, фикцией? Нужен ли он этой женщине на самом деле? Судя по тому, как она буквально бежала от него — нет. С другой стороны, быть может она сомневается? Нахмурившись, Тарасов легко поцеловал Валерию в щёку.

— Я уж постараюсь.

Он знает как её найти. Он не собирается "сдавать назад" и скрываться. Мог бы это сделать, но не станет. Однако и давать надежд Валерии не хочет. Лишь прикладывает два пальца к виску, и в шутливом жесте, отдаёт честь. А после уходит и даже не оглядывается назад.

***

На каток Алекс явился самым последним. В то время как другие члены его банды уже вовсю рассекали по льду, делая вид что они такие же приличные граждане, как и все прочие, он только-только встал на лёд. Сегодня у него хватало дел. К тому же Марго, которая вот-вот должна была подойти, учуяв по привычке женской интуиции, какие-то перемены в настроении Алексея, прицепилась к нему с расспросами.

— Хуже следака, честное слово! — разозлился он даже, но продолжать разговор не стал. Ушел, забрав нужные ему вещи. Алекс сердился, и поэтому не стал отвечать даже на те смс, которые ему прислала любовница. В конце концов — в любви он ей не клялся, и жить вместе до гроба не обещал.

Лёд был гладким, и едва Тарасов ступил на него, как сразу почувствовал себя лучше. Работа, а также привычная, родная стихия, развеяли дурное настроение, снимали приступ раздражения, который всё креп и креп, завязываясь в тугой узел. Искоса он наблюдал за тем, как работают его ребята  — Муха, Граф, Чингиз знали то, чем занимались на зубок, но всё равно, Алекс, всякий раз, не спускал с них глаз. У них были выработаны знаки, которыми они обменивались, чтобы уберечь друг друга или подсказать наиболее выгодную добычу. С ними работала парочка продавцов, что торговали на катке горячим шоколадом и сладостями — именно у них под прилавком складывались ценности. Всё было продумано до мелочей — и всё это было дело рук Алекса, который, собственно, и вдохновил когда-то ребят, перестать шманать по карманам там, где это им приносило лишь жалкие крохи. Культурная столица могла похвастаться более хлебными местами, ведь здесь не только отдыхали, но и жили богатые люди — те, кому капитализм и развал Союза принесли богатство и возможность угнетать менее удачливых сограждан. Тарасов придерживался той философии, что всего лишь восстанавливает справедливость. Эдакий классовый санитар — ни больше, ни меньше.

Когда на катке появилась Валерия Алекс увидел её сразу, но то, что он увидел ему не понравилось. Возле Леры крутился какой-то хлыщ, и девушка явно находила эту компанию приятной. В то время как Алексей … В конце концов, у него сегодня было хорошее настроение. Так почему бы не пошутить? Тем паче, что Лерочка со своим кокетством явно дала для этого повод. Сделав незаметный знак Графу, Алекс как бы невзначай проехал рядом с парочкой, задев незнакомого мужчину полой своего пальто. Тот как раз только-только поднялся на ноги.

— Ах, прошу прощения, — обратился к нему Тарасов с мягкой улыбкой.

Молодой человек пожал плечами:

— Да ничего страшного, я …

Но он не договорил. Всё произошло в одну минуту — рука Алекса потянулась к Беловой, уцепив ту за рукав. Тарасов слегка подтащил ту в свою сторону, и в этот момент, в стоящего рядом на коньках красавчика врезался Граф, причём так, что зарядил тому коньком прямо по бедру или чуть выше. Красавчик завопил, попятился назад и неловко упал на лёд. В это время Граф, словно пытаясь помочь, наклонился к нему, но попытка провалилась — мужчина неловко подвернул под себя ногу и охнул от боли.

— Ах, какая жалость! — сочувственно пробормотал Алекс.

— Извиняюсь, — теперь уже Граф по-настоящему попытался помочь. Поднял бедолагу на ноги и махнул рукой группе сотрудников катка. — Вам нужно в травмпункт.

— Да … ой, Лера, я …, — красавчика не договорил, взятый улыбчивой девушкой в форменной куртке под руку, — Встретимся позже, ок?

Тарасов лучезарно улыбнулся ему вслед:

— Какой оптимист! — прокомментировал он, глядя вслед пострадавшему, а затем повернулся к Беловой: — Так, что … Прокатимся?

Он протянул ей руку. Другой рукой Алекс весьма ощутимо взял Леру за локоть.

[nick]Alex[/nick][status]экспроприатор буржуйских ценностей[/status][icon]https://i.postimg.cc/6QGRx5mV/v-Jr-DI2-OPwj0.png[/icon][sign]просто улыбайся.[/sign][fandom]Серебряные коньки[/fandom][lz]встретимся на том берегу.[/lz]

Подпись автора

— Видел ли вас кто-нибудь во время убийства?
— Слава Богу, нет. (c)

+1

28

[nick]Valeriya Belova [/nick][status]наивный мозгоправ[/status][icon]https://i.pinimg.com/originals/15/cc/d9/15ccd982db6bfb401ca386c3fd8a4962.jpg[/icon][sign]каждый, кто сделал тебе больно, - покойник.[/sign][fandom]OC[/fandom][lz]когда во сне приходит тьма, я снова ищу тебя [/lz]

Для Леры все произошло словно в ускоренной съемке. Только что она держалась за руку Стаса, заливисто смеялась, преисполненная лёгкостью, когда вдруг ее оттянули в сторону, а затем сам Вишняков болезненно взвыл.

- Ты, - шикнула Белова на Алекса, вмиг расколов коварный воровской план. Но вот калечить-то людей зачем?!

Блондинка озлобленно зыркала то на своего «бывшего парня», державшего ее под руку, то вслед пострадавшему ухажеру, за которым тут же ринулась охающая и ахающая Катя. Алекс едва ли ни светился, явно забавляясь сложившейся ситуацией. Только посмотрите на него, ещё и ехидничает!
Лера сжала зубы и раздраженно запыхтела, когда мужчина предложил ей покататься. Да в гробу она эти коньки видала!

- Мне нужно к Стасу, - процедила Белова и вырвалась из цепкой хватки, но и полутора метров проехать не смогла - поскользнулась и едва не приземлилась на колени, вновь пойманная теперь уже за талию. - По-твоему все это смешно? - блондинка злилась, очень злилась.

Развернувшись лицом к Алексу, она наблюдала за пляшущими в его глазах бесенятами и играющей на губах ухмылкой. Хотел обокрасть - так сделал бы уже в конце концов! А теперь ее коллега в ауте, а ей заполнять все психологические отчеты вместо него. Да и вообще! Она в кои-то веки выбралась куда-то в приятной компании, уже подумала дать Станиславу шанс. И шанс себе на здоровые отношения. Но тут.. тут в ее голове завертелась одна мыслишка, подобно сносящему все на своём пути торнадо. И если обычно ураганам давали женские имена, то имя этому было - Алекс.

- Ты.. ревнуешь что ли? - теперь ехидничала уже Белова, сложив руки на груди. Выжидала, глядя в упор, но не могла считать ни единой эмоции. Только, кажется, заметила играющие под скулами желваки? Что, задела? - А, знаешь, неважно, если из-за этого пострадал хороший человек, - вдруг решила добить она.

За рабочий день, пролетевший абсолютно незаметно, Лера так и не успела сформировать собственное отношение к сложившейся ситуации. Считать ли ей прошлую ночь ошибкой или нет? Алекс определенно напомнил ей, что жизнь на ее славном рыжеволосом бывшем пациенте не остановилась, но кто дал ему право вихрем сносить все на своём пути в ее маленьком, добровольно ограниченном кукольном мире?

Но вдруг, прерывая их разговор, к Алексу подкатила брюнетка нахальнейшего вида. Одета она была прилично, но по одному ее взгляду было ясно - дама непростая. Женщина опёрлась о его плечо, с вызовом глядя на Белову, мигом вызывал у блондинка ощущение брезгливости.

Так.. так у него есть..?

Дыхание перехватило от возмущения. И непонятно, что вызывало большее негодование: их с Алексом совместная ночь, которая теперь в глазах Леры превращалась в измену, или же тот факт, что он позволил себе такое отношение в адрес Вишнякова, хотя сам обжимается с этой кралей?

Но Белова все же не растерялась. Радушно улыбнувшись, она стрельнула своими тёмными глазками прямиком в сторону Алекса, указывая взглядом на ровный, четко выделявшийся на его шее засос. Один из множества, что Лера оставила ему на память. Проследив за жестом блондинки, «краля» посмотрела туда же. Прямо на самый фиолетовый космос.

+1

29

Теперь пришёл черёд Алекса злиться. Кто этот тип? Очередной маньяк или вор? Жертва чужой неугомонной натуры? Он скрипнул зубами, когда Лера вырвалась из его рук, спеша к так называемому Стасу. Но благодаря тому, что на коньках она держалась плохо, то далеко уйти ей не удалось.

— По мне так очень, — процедил он, придерживая её руками за талию. Смешно, что вчера его так разобрали из-за девицы, которая уже на следующий день спешит лечь под другого такого же. Идиот. Хорошо ещё, что она его не сдала — хоть за это спасибо.

— Очередной плохой мальчик, который нуждается в твоей поддержке, да? — насмешливо спросил он, игнорируя её вопрос о ревности, а вот реплика про хорошего человека рассекло его лицо кривой ухмылкой: — Да ладно? Откуда что берется, а?

Находясь в здравом уме он, конечно, вряд ли бы её ударил, даже если бы они были наедине. Но злость в Алексее росла столь стремительно, была столь ослепляющая, что он не ручился бы за то, что по крайней мере не заставил бы Белову пожалеть о её словах. Значит с таким как он можно развлекаться только ночью, вдали от чужих глаз. Когда никто не видит. А днем — стыдливо избегать, прижимаясь к плечу «хорошего парня». Так, да? Костяшки пальцев, сжимающих руку Валерии побели. Алексей едва сдерживался, чтобы не оттолкнуть Белову от себя.

Его лицо словно окаменело, лишь на губах продолжала держаться медовая улыбка, которая вкупе со взглядом сейчас выглядела зловеще. Тарасов даже не обратил внимания на то, что на его плечо легла маленькая женская ладошка — Марго незаметно подкатила к ним, уставившись на Леру весьма недружелюбно. Та, указав взглядом на его шею, усмехнулась, дав Марго, тем самым, молчаливый ответ на мучающий её вопрос.

— Ну ты и скотина, — прошипела Марго, кинув на любовника злобный взгляд. Однако многолетняя выдержка давала о себе знать. Адресовав Лере взор полный ненависти, Маргарита лишь слегка толкнула Алекса в плечо и откатила назад. Ничего. С этой он, по крайней мере, разберётся, так как их связывала не только постель, но и работа. С Беловой же …

Какая-то тягучая, омерзительная горечь разливалась под сердцем. Тарасов выпустил Валерию из своих рук, поправил лацкан своего пальто, картинно изображая то, что смахивает с его идеальной черноты пылинку.

— Иди, — всё ещё улыбаясь сказал он, — Там тебя твои хорошие люди заждались.

Отвернувшись, Алекс сделал скользящий шаг в сторону, но на середине пути обернулся, слегка отогнул край пальто, украдкой продемонстрировав Лере ряд узких карманов, из которых сейчас торчало лопатник и телефон. Первый принадлежал Стасу, а второй — Лерочке.

— Захочешь повидаться, позвони.

[nick]Alex[/nick][status]экспроприатор буржуйских ценностей[/status][icon]https://i.postimg.cc/6QGRx5mV/v-Jr-DI2-OPwj0.png[/icon][sign]просто улыбайся.[/sign][fandom]Серебряные коньки[/fandom][lz]встретимся на том берегу.[/lz]

Отредактировано Henry Winter (2021-09-02 20:37:31)

Подпись автора

— Видел ли вас кто-нибудь во время убийства?
— Слава Богу, нет. (c)

+1

30

[nick]Valeriya Belova [/nick][status]наивный мозгоправ[/status][icon]https://i.pinimg.com/originals/15/cc/d9/15ccd982db6bfb401ca386c3fd8a4962.jpg[/icon][sign]каждый, кто сделал тебе больно, - покойник.[/sign][fandom]OC[/fandom][lz]когда во сне приходит тьма, я снова ищу тебя [/lz]

Брюнетка ядовито выплюнула в сторону Алекса оскорбление и.. просто ретировалась. Это даже позабавило Белову, потому что блондинка уже готовилась вцепляться в чужие волосы - странная, несвойственная ей мысль. А вот когда Алекс почти с отвращением выпустил ее из своих рук, стряхивая какие-то несуществующие пылинки с плеч, внутри кареглазой что-то надломилось. Всю злость как рукой сняло. Конечно, все произошло ровно так, как она того и ожидала. Связалась с парнем - получила лишь боль. Ее чудовище зловеще оскалилось, пожрав очередную жертву, а вместе с тем кусок ее собственного изрезанного на лоскутки сердца.

«Токсичная, токсичная, токсичная» - эхом бродило в мыслях, когда Лера смотрела в спину Алексу. Она могла лишь растерянно моргать. Теперь ещё меньше захотелось впускать кого-либо в свою жизнь. Потому что она ломает всех. И себя в конечном итоге тоже.

Но тут мужчина обернулся, продемонстрировав девушке вещи, принадлежащие ей и Стасу.

- Твою мать, - выругалась блондинка, похлопав по пустым карманам, а когда подняла взгляд, Алекс уже затерялся в толпе.

В глазах защипало. Шмыгнув носом, Белова сдавленно выдохнула и, еле передвигая ногами, добралась до бортика, а там и до выхода. Пальцы не слушались, когда девушка переобувалась в свои мартинсы. А ещё капитально сосало под ложечкой. Похлопав себя по щекам, блондинка направилась в травмпункт, где застала уже собирающегося выходить Вишнякова. Передвигался он нормально, хоть и слегка хромал.

- Я думал, ты вообще уже не придёшь, - хмыкнул брюнет.

- Что? - только ещё одних обвинений ей не хватало.

- Катя сказала, что это твой парень.

- Бывший, - онемевшими губами пробормотала кареглазая, находясь на грани от детского плача.

- Слушай, давай, вы сначала разберётесь, - нахмурился Стас, даже не смотря ей в глаза. - А потом мы с тобой поговорим.

Когда Вишняков ушёл, а за ним просеменила эта рыжая стерва с победными выражением лица, Лера ещё несколько минут простояла в ступоре. Неистово захотелось курить. Покинув расположение катка, Белова сразу же затянулась привычным обжигающим гордо ментолом. Что теперь делать? И почему Алекс так вспылил, если сам находится в отношениях? Изменщик он, а виновата Лера?

Первой мыслью было побежать в участок, попросить помочь отследить телефон, но Белова понимала, что вор не дурак и наверняка уже его выключил. Второй мыслью было вообще забить. Ничего, у неё есть сбережения, а на ноутбуке резервная копия. Купить новый. Да. Точно. Именно этого трусливого варианта блондинка и собиралась придерживаться.

Путь в метро смазался, не запомнился, пока девушка чисто механически добиралась до «Маяковской». Выйдя на свежий воздух, Лера вдруг поняла, как же сильно не хочет идти в дом, в котором сейчас абсолютно все будет напоминать о прошлой ночи. Остановившись посреди тротуара, девушка посильнее запуталась в пушистый шарф, а взгляд ее скользнул в сторону улицы Рубинштейна. Точно. Где ещё можно найти лучшие бары?

Хмыкнула. И завернула за угол.

***

Лера не знала, какой уже по счету пила шот. Если вчера она пила вино для чистого расслабления, то сегодня ей хотелось напиться в щи. И, желательно, не возвращаясь домой, уснуть на лавочке да помереть от обморожения. Грустно усмехнувшись собственному сознанию, Белова перевела осоловелый взгляд на сидящую неподалёку воркующую парочку. Вот точно. Сейчас разревётся.

Нужно позвонить на работу и предупредить, что завтра не придёт. Если не обморожение, то хотя бы отлежится дома. А, может, вообще рвануть обратно в Москву? Пьяные мысли трезвой Лере показались бы слишком глобальными, но такой уж была Белова. Принимает все слишком близко к сердцу, раздувает из мухи слона, готова речь на рельсы из-за любого своего промаха.

Нужно позвонить. Кареглазая запускает руку в карман и натыкается на пустоту. Ах, да. Да, точно. За что же ей такое наказание?

Едва не повалившись на пол, девушка слезает с барного стула и расшатанно придвигается к романтической парочке, плюхаясь рядом на диванчик.

- Простите, - язык спотыкается о каждую букву. - Можно позвонить?

Ребята с подозрением смотрят на незваную гостью, мешающую их любовным лабзаниям, но тут юноша достаёт новенький айфон и протягивает Лере. Та толком не благодарит, просто вызванивает трубку и щурится, не может сосредоточить взгляд на цифрах. А что если…?

Да.

Набирает собственный номер. И неожиданно ей отвечают после второго же гудка.

Белова поперхнулась собственной слюной.

- Алекс? - сердце делает кульбит, стоит ей произнести его имя. - Знашь.. я хтела скзть… - слова путаются и на языке, и в голове. Непонятно, поймёт ли он ее вообще? А, пофиг. - Ты вот дмаешь.. дмаешь, наверн, что я ткая вся мразь, да? Но ведь это же у тебя есть двушка.. двушка… девушка, - не с первого раза справляется с ненавистным словом. - Я.. я вбщем-то.. забери меня, пжалуйста. Бар «Ортодокс».

И бросает трубку, не желая слушать ответ. Будет ещё забавнее, если она говорила вообще не с ним. Криво усмехнувшись, пихает айфон обратно владельцу и утыкается носом в столешницу.

Отредактировано Eggsy Unwin (2021-09-02 21:38:29)

+1


Вы здесь » Nowhǝɹǝ[cross] » [no where] » Я делю твой грех и приговор.