Маммон | Вайпер ⋯ Mammon | Viper

KHR ⋯ репетитор-киллер Реборн

ВОЗРАСТ:

± 67 лет, выглядит на все 5

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ:

аркобалено; офицер и главный бухгалтер варии, один из сильнейших иллюзионистов, любимый клиент банков европы.

https://i.imgur.com/g3EzQc1.jpg https://i.imgur.com/9ZRDE2H.jpg https://i.imgur.com/HZicEop.jpg

два эспрессо и побольше шоколада
менталист - человек, использующий остроту ума, гипноз и силу внушения.
мастер управлять мыслями и поведением.

Твоя история

х родилась в 1942 г близ города сиена, регион тоскана
х ее мать была членом Сопротивления. в их большем некогда светлом доме [точнее, его обширном подвале] переводило дух немало беглых военнопленных и партизан, один из которых и стал отцом Вайпер (тогда, конечно, ее звали иначе)
х отца V. не знала - он не долго оставался в гостеприимном доме. "его забрала война", - так ей говорила мать, V. не интересовалась подробностями, но знала, что от него ей достались светлая (светлее, чем у матери) кожа и голубые глаза.
х плохо помнит свое детство, кроме размытых цветов (мать говорила, что она была тихим ребенком, играющим сама с собой). вероятно, это связано с тем, что их дом превратился в пристанище для беженцев с юга.
х законный муж матери V. так и не вернулся с войны. Будучи деятельной женщиной, мать пыталась взять хозяйство в свои руки, шагая в ногу с индустриализацией и пользуясь равноправием с сорок восьмого, но в итоге ввязалась в авантюру (не обошлось без не менее деятельного мужчины), оставшись в итоге ни с чем, кроме долгов.
х V. было восемь, когда без особых объяснений, собрав пожитки на скорую руку, они бежали в разрушенную Флоренцию.
Там она впервые видит цирковое представление и влюбляется в яркий цветной мир. Мать повторно выходит замуж, но ни ожидаемого счастья, ни стабильности финансового положения это не принесло. V., вторя соседским детям, постепенно учится мастерству карманника на городских улицах - на удивление у нее неплохо получалось: внимательно наблюдая за людьми, маленькая угловатая девочка умела успешно раствориться в толпе.
х ходила в местную среднюю школу, где неплохо училась (в частности потому, что за каждую провинность отчим не стеснялся поколачивать); помимо прочего, ее обучением "занимались" все, кому не лень (от матери и странной соседской женщины с соломенными волосами всегда носящей черное, до тихого студента, чье тайное место V. обнаружила случайно)
х исправно посещала церковь. сначала по-принуждению, после - по собственному желанию. [католичка]
х в 54-м умирает мать {все говорят - несчастный случай, игнорируя лиловый синяк на половину лица}
х в 55-м сбегает с бродячим цирком; местные женщины охотно берутся за смышленую девчушку, что проявила талант к "заклинанию" змей и "гаданию". Так родилась маленькая танцовщица со змеями и экстрасенс в одном лице.
Закулисная сторона яркого шапито многому научила V. Очень скоро она поняла, что на блестящую жизнь нужно гораздо больше денег, чем она видела за всю свою жизнь, и что деньги - это в принципе главное. нет денег - нет привилегий. нет привилегий - есть продуваемая уличная палатка и много работы.
х вскоре слухи о невероятно сильном экстрасенсе, чье лицо всегда сокрыто за черным капюшоном, поползли по всей Италии. Вайпер - ее новое имя.
// << никто не должен знать, что им гадает такая юная особа! люди ни за что не пойдут к ребенку за ответами на свои глупые вопросы. им нужна тайна, загадка, иллюзия! >>
х в шестнадцать она захотела покинуть цирковую семью, но директор был против [кто в здравом уме отказывается от того, кто приносит доход?]. Весной того же года, на гастролях в Неаполе произошел пожар (причины возникновения - неизвестны). пострадавших практически нет (пожар удалось ликвидировать), одна артистка числится погибшей, среди животных исчезли змеи.
х лето 58-го. Неаполь. Вайпер семнадцать; у нее есть кое-какие (относительно небольшие) сбережения и мнимая свобода выбирать любой путь. она молода и красива, в меру наивна и достаточно упорна.
но у жизни свои планы.
х развивает свой талант экстрасенса и иллюзиониста, сходится не с теми людьми, оказавшись, сама того не понимая, во врагах камморы. выжила после жестокой расправы и изнасилования, потеряла веру в бога и, кажется, людей. 
но на той улице ее спас прибывший с юга доктор. глупо было отказываться от помощи, глупо отталкивать протянутую руку, когда лежишь на улице в пыли, истекая кровью.
после той ночи имеет на шрам на левой щеке, который очень скоро скрыла за тату в форме клыка (на правой щеке - идентичная тату, для симметрии).
х вместе с доктором перебралась в Монделло [все еще металась в поисках лучшей жизни, бежала прочь от кошмаров]
вновь пряталась за бесформенной одеждой и широкой мантией с капюшоном.
х пораженный ее талантами доктор предлагает ей сомнительную работу (не сильно отличающуюся от той, что она выполняла в Неаполе для своего горе-возлюбленного).
глупо доверять людям.
[ никому не доверяй, маленькая змейка ]
доктор говорил, что люди будут проживать свою жизнь снова и снова, что после смерти нет ничего, кроме того, что ты уже повидал. и если все действительно так, если прежний бог отвернулся от нее, то почему бы не создать себе нового?
вайпер просить звать ее отныне маммоной, но доктор напоминает ей о том, что сделали с ней как с женщиной, напоминает о том, что вопреки нахлынувшей волне феминизма, юг был и остается консервативен до мозга костей.
юг не примет женщину.
ла фамилия отводит женщине одно место - в доме у колыбели детей.
[ разве этого ты хочешь, маленькая змейка? ]
вайпер обстригает волосы, оставляя передние пряди чуть длиннее, чтобы визуально изменить форму лицу. накидывает капюшон поплотнее, застегивает мантию для надежности единственной оставшейся от матери вещью - серебряной брошью, - и соглашается на сделку с ее личным дьяволом.
и она - чья-то мучительная смерть.
х в середине 60-х вайпер соглашается на участие в эксперименте.
их собрали вместе - семерых самых неподходящих друг другу людей и пообещали работу. награда за каждое новое задание увеличивалась, сами же миссии отличались разнообразием и степенью сложности. Вопреки ожиданиям, они сработались, а последнее задание казалось неприлично легким: найти и взобраться на гору, но когда они все вместе взобрались на вершину, избранную семерку озарил яркий свет. их тела изменились, став маленькими, словно у пятилетних детей, а на шее появилась пустышка, которую невозможно снять.
а р к о б а л е н о.
отчаяние захлестнуло Вайпер, во что бы ни стало она жаждала избавиться от проклятия, вернуть все на круги своя, хоть ее уверили, что назад пути нет. "сильнейшая семерка" разбрелась: каждый пошел своим путем, но, так или иначе, каждый из них оказался на долгие годы связан с коза ностра, а с великим проклятием пришла и великая сила с сопутствующей ответственностью.
много воды утекло с тех пор. аркобалено Вайпер считался потерянным без вести или погибшем, но Вайпер всегда умела сжигать мосты и становиться невидимой для тех, кто ищет ее.
х в конце 90-х - начале 2000-х присоединилась к независимому отряду Вария, будучи известной под именем Маммон.


Маммон не может сказать наверняка, почему она здесь. У нее есть приказ (личная просьба) дона, и она остается верной Варии, но ничто не обязывает ее проводить бессонные ночи, как не обязывало и с самого начала присматривать за ребенком (пусть хоть трижды наследным принцем чужой для нее страны). И все же Маммон снова идет за Бельфегором: предоставляет высококлассные (и дорогостоящие) иллюзии для мальчишки, что блуждает в безумии, одержимый кровью.

Оглядываясь назад (на годы, что с равнодушием проходят мимо, не щадя других), Маммон неизменно находит светлую макушку Бельфегора подле себя. Она не кружила над ним орлицей, он не цеплялся за ее юбку, как делали многие встреченные дети на рыбном рынке по утрам, но даже самый недалекий из числа "друзей" мог уверенно сказать, что видит некую связь между двумя детьми. Для большинства они оба были сыновьями полка: не то сиротами, взятыми на попечительство Семьей в память о верной службе родителя, не то внебрачными детьми кого-то сверху. Никто точно не мог сказать откуда и как появились дети в самом грозном отряде наемных убийц, но никто и не спешил избавиться от обузы, самые заинтересованные лишь подгоняли их развитие, дабы те скорее начали приносить пользу. Всегда вместе, дети с библейскими именами очень скоро сами стали демонами, оправдывая свое наречение. Особенно младший состав гордился успехами Бельфегора. Секрет же Маммон знал лишь Тимотео. О том, что она связана с Реборном и другими из семерки знали Занзас и Скуало, как его заместитель. То, что Маммон не растет, стали замечать и другие, но к тому времени ни у кого не осталось сомнений в таланте странного карлика, острого на язык и жадного до денег. И, тем не менее, находились желающие покатать малыша на закорках — Маммон устала закатывать глаза и вздыхать.

О том, что Маммон вовсе не мальчик, знал один Бельфегор.

Рано или поздно это должно было произойти: вышло — рано. Просто однажды, увлекшись практикой своего вальса стилетов, мальчишка изрезал не только шторы, но и балахон Маммон. Не то что бы половые признаки у тела пятилетнего ребенка были очевидными, но Бельфегор, будучи не по годам развитым, кое-что осознал; но то ли быстро забыл, то ли в силу возраста (или что там у него в голове — поди разбери) должного  значения своему открытию не придал, за что был вознагражден тройной порцией мороженого через пару недель.

В городе, куда так или иначе приходилось выбираться за покупками, про них шептали: Эспозито. Маммон давится усмешкой: в цирке она тоже была записана как V. Esposito. "Покинутая, брошенная". Подходящая фамилия для той, что с детства в бегах и поисках. В маленьком городе местные кумушки знают о тебе все: больше — намного больше — чем любой карабинер,  и Маммон предпочитала не спускаться без покрова иллюзии: слухи о проклятом младенце ей ни к чему. Достаточно и того, что каждый здесь знает, в чьем особняки живут эти figlio di puttana.

Десять лет прошли мимо, шесть из них оставили шрамов за двенадцать.

Маммон не любит оглядываться назад, если дело не касается сберегательного счета или долгов.
Долг принца растет в геометрической прогрессии вместе с ним. Вчерашний ребенок на ее глазах превращается в жилистого юношу, что зевает на уроках истории и считает в уме быстрее своего учителя. И только ночами, подобными этой, Маммон видит последствия искалеченного детства. Годами наблюдая за людьми, она могла бы (если захотела) защитить диплом по социологии или поведенческой психологии, но не знала, что делать с одним единственным ребенком — других у нее никогда не будет, другие ей ни к чему [разве этого ты хочешь, маленькая змейка? я помогу тебе]. Где теперь тот южный доктор, что спас одну жизнь и забрал вторую? Если бы Маммон не убила его, смог он ей снова помочь? Маммон не знала наверняка, что должна делать и должна ли вообще, но что-то внутри нее болезненно сжималось всякий раз, и она творила.

Придумывала раз за разом новые истории, создавала уникальные залы для кровавого танца — и никогда не повторялась в людях. Для нее эти ночи — вызов ее мастерству. Помогая принцу, она совершенствовалась сама. Слишком иронично, слишком по-женски.

Последнее тело рухнуло на мраморную плитку с розовыми прожилками, залитую кровью. Последний мужчина отдал иллюзорную душу, терзаемый лезвием и после смерти. Вместо трупного окоченения — мерцание и слабый туман. Маммон не верит в свои иллюзии, но ей все равно кажется, будто в воздухе остается тяжелый металлический запах, как Бельфегор видит багровые пятная на блестящем стилете.

они пропитаны кровью насквозь.

Она ничего не отвечает на благодарности: к чему? Осматривает скептично беспорядок, подсчитывая убытки, — придется взять еще одну миссию, чтобы как-то компенсировать. И чего принцу не упражняется в пустой тренировочной? Хорошо, что окна целы, — думает Маммон, записывая в блокнот подсчитанную сумму.

Она устала. Пустышка вибрирует под цепями, словно требуя воспользоваться ей, освободить скрываемую силу. Тело согласно ноет, вторя зову. Маммон прикрывает глаза, удерживая себя в воздухе.

— Бассейны из крови по двойному тарифу, активность солдат оценивается дополнительность. Я не работаю бесплатно, Бел, — устало парирует, терпя несанкционированные объятия. Кладет ладонь на макушку и тут же опускает. — ты слишком много внимания уделяешь играм, в реальном времени двое могли убежать, еще четверо имели шанс вызвать подмогу и сообщить о нападении. За консультацию к твоему долгу суммирую еще триста тридцать евро, пятнадцать евро за слово. Умножь на шесть по ночному тарифу.

Бельфегор, ожидаемо, не слушает ее, но, наверняка, все равно запомнил каждое слово. Маммон кивает на все его предложения, думая о том, что лучший завтрак — сон.

— У тебя на три часа учитель, и на этот раз не нужно его встречать с ножами. Капитан больше не может выплачивать им моральный ущерб, а образование тебе все равно придется получить. Будь паинькой или  я запру тебя в часовне. А теперь дай мне шоколад!

Маммон устраивается на плечах принца, отвешивая профилактический щелчок по ушам.

СВЯЗЬ:

в наличии

ЧТО СЫГРАЛ БЫ?

поствоенную италию, сицилийские будни и сложности семейных варийских отношений. вонгольские интриги <3

ЛЗ:

текст вашего лз (не забудьте обернуть его в код)

Код:
цирк уехал, фокусов не будет