no
up
down
no

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Приходи на Нигде. Пиши в никуда. Получай — [ баны ] ничего.

Nowhere[cross]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Nowhere[cross] » #eternity [завершенные эпизоды] » Если я буду знать, что ты ждешь меня, я обязательно вернусь назад


Если я буду знать, что ты ждешь меня, я обязательно вернусь назад

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Mags х Alec
http://images.vfl.ru/ii/1608151825/070220f4/32683519.gif http://images.vfl.ru/ii/1608151892/427436fc/32683531.gif
http://images.vfl.ru/ii/1608151954/9dacfaed/32683536.gif http://images.vfl.ru/ii/1608152001/8bc33b7d/32683540.gif
Можно простить уход, но как простить возвращение?.

больнее всего болит разбитое сердце.
Волшебная искра больше не горит и виной тому не отсутствие сил, а пропажа Его.
А сможет ли Он успеть сказать Ему, что исчез не по своей воле?

Подпись автора

--
heretic

+1

2

Последнее, что помнит Алек до своего заключения – разговор с помощью одного из медиумов с Асмодеем. Помнит, что согласился на сделку и пытался решиться порвать с Магнусом – догадался, что будет чертовски больно, но от мысли, что он причинит боль любимому человеку становилось еще хуже. Успокаивал себя единственным аргументом – не он первый и не он последний, бессмертному будет проще справиться с разрывом нежели нефилиму. А вот без магии тот оказался впервые и явно не справлялся, даже с его помощью. Выход здесь был только один, пусть и весьма болезненный для них обоих.

А потом…потом все пошло по одному месту – кому он успел перейти дорогу вопрос хороший, хотя, ответ на него очевиден: всем, кому мог. Алек никогда не боялся использовать слабости тех, кто решал, что может угрожать его близким, не боялся и тех, кто считал своим долгом ткнуть Лайтвуда носом в его отношения с магом. А еще, разумеется, оставались последователи Лилит – все-таки, он приложил руку к тому, что демоница с ее бесценным фамильяром вновь вернулись в Эдом. И, конечно же, Валентайн, чье тело сейчас гнило где-то в Гарде. Да, список врагов оказался гораздо больше, чем хотелось бы.

И все же, он не был бы Лайтвудом, если бы за все это время бросил попытки вырваться, пусть ему и не оставили почти путей к сопротивлению. Впервые ему удается не только разобраться с охраной, но и, наконец, покинуть место своего заключения, чтобы…обнаружить себя в Идрисе. Следующей остановкой станет Аликанте и…Макс. Почему-то даже отцу доверять не хочется. К счастью, молодой сумеречный охотник оказывается достаточно изворотливым, чтобы не только вынудить Роберта подать прошение о портале, но и скрывать старшего брата достаточно долго, а затем и вовсе вывести его под гламуром не только из столицы сумеречных охотников, но и из института Нью-Йорка. Конечно, может, и стоило сначала рассказать обо всем Изабель и Джейсу, но…Магнус. Он понятия не имел, зачтет ли Асмодей его пропажу как разрыв, вернул ли тот ему силы, а если не вернул…страшно было представить, через что тому пришлось пройти и…нет, думать о том, что в своих попытках вернуть силы Бейн мог лишиться жизни Алек себе не позволяет. Просит Макса собрать Джейса и Иззи – вечером, в каком-нибудь баре. Сначала ему нужно убедиться, что маг, со своими силами или без них, жив и здоров.

Квартира оказывается заперта и без каких-либо защитных чар – легко отпирается руной, чтобы явить едва ли не голые стены, даже мебели нет. Значит, переехал? Остается только выяснить у общих знакомых где тот поселился. Не мог Магнус Бейн вот так сдаться. Не имел права. И, пока дрожащие пальцы по памяти набирают номер Катарины, пожалуй, единственная, кому он может сейчас доверять из числа магов, старательно гонит от себя мысли, что опоздал.

Даже подозрения в том, что за похищением стоит кто-то из Конклава достаточно, чтобы не снимать гламур даже здесь. Даже когда наведывается к старой знакомой, показывается ей и Медзи всего на мгновение, чтобы подтвердить собственные слова. И, пока Катарина причитает, что мага сначала было бы неплохо подготовить к такой новости – слава Ангелу он вообще жив, маленькая, пусть и уже подросшая чародейка решает взять все в свои руки. Нефилим даже опомниться не успевает, как в воздухе появляется несущийся на него портал и уже в следующее мгновение вокруг оказывается совершенно чужая обстановка. В которой от Магнуса…разве что любовь к вычурной мебели.

Сердце болезненно сжимается в груди и Алек думает было, что Катарина была права. Что если..? Может, Бейн смог задушить свои чувства? Может, Лайтвуду более нет места в его жизни? Пробегается пальцами по книжной полке и находит ту самую злополучную шкатулку, из-за которой у них было столько споров. Несколько долгих мгновений не может решить стоит ли ему заглядывать внутрь – сам не знает, что страшнее: обнаружить внутри среди прочих вещей свою стрелу или…или не обнаружить никакого напоминания о себе вовсе. Все же, раз владельца апартаментов здесь нет…решает заглянуть внутрь. Правда вот содержимое повергает в такой шок, что, кажется, из-под ног вот-вот уйдет земля, а дышать становится трудно. Тот самый талисман, безделушка, которую Алек купил Магнусу потому, что подумал, что это будет забавно. И кольцо. Нефилим отшатывается от открытой шкатулки и на всякий случай опирается плечом на край книжной полки, будто не доверяет собственным ногам. Он даже не подумал о том, чтобы избавиться от гламура сейчас, Медзи настолько неожиданно отправила его сюда, что мысль о том, что он носит чужое лицо – кого-то из знакомых Макса, просто вылетела из головы.

+1

3

Сколько раз он уже жалел о своей слабости? Очень много раз, но жалость к себе и гнев не помогали справиться с той утратой, которую перенес Магнус. Целую сотню лет он не открывал своего сердца, не подпускал к себе никого. Рафаэль и Катарина долгое время были его семьей, но когда в его клубе появился нефилим с луком и стрелами, ейн просто не мог не поддаться на его чары. Образ Алека стоит у него перед глазами до сих пор, каждую ночь, каждое утро, он засыпает и просыпается в холодной постели.

Что же пошло не так? Магнус понимал, что последствия от сделки с Асмодеем он несомненно будет страдать, однако позволить Алеку потерять парабатай, потерять часть самого себя верховный маг Бруклина попросту не мог. Но каждое решение имеет последствия и его – лишение сил. Магнус старался привыкнуть, долгое время старался привыкнуть, потом он просил о помощи Лоренцо, но его магия не помогла, пришлось снова лишиться её. Ради Алека – только ради Алека. А потом он не смог сдержаться и наговорил такие глупые вещи. Сейчас Магнус это понимает, но что толку? Когда на пороге его лофта появился сначала обеспокоенный Джейс, спрашивая, где Алек ейн уже тогда забеспокоился. Но следом пришла Мариз, она тоже не знала, где её сын, а когда она отдала кольцо, которое Алек рал у неё, чтобы сделать предложение, Бейн возненавидел себя.

Он думал, что Александр избегает его из-за произнесенных слов, но он пропал. Канул в Лету и только руна парабатай на Джейса давала смутную надежду на то, что Лайтвуд жив.

К сожалению, на том гости не перестали приходить к Магнусу, вскоре в его доме появился отец. Асмодей очень старательно пытался вложить в голову сына мысль, что тому место в Эдоме, чтобы править там демонами. Отец издевался, то и дело, являясь в облике Алека. Таким образом, он старался «вылечить душевные раны». Магнус даже предположил, что к исчезновению Лайтвуда отец приложил руку, но тот всячески отказывался от такой идеи. В конечном итоге Бейн раз за разом в буквальном смысле посылал отца, стараясь сосредоточиться на поисках Алека.

Только со вспышкой гнева в лофте удалось убедить Асмодея оставить Бейна в покое. Конечно, тот несомненно попробует ещё раз перетянуть сына на свою сторону, но Магнус был не заинтересован. К сожалению лофт сильно пострадал. Пытаться восстановить всё магией Бейн не горел желанием, ведь эта квартира потеряла для него всякий интерес и пост Верховного Мага теперь занимает Лоренцо. Магия больше не доставляет того былого удовольствия, а жизнь больше не кажется такой яркой.

Магнус Бейн просто исчез из Нью-Йорка, связываясь по мобильному только с Джейсом Эрондейлом на предмет каких-то слухов или просто ощущений. Джейс не находил себе места, как и Магнус.

Бывший домик Рагнора Бейн бессовестно занял и переиначил на свой лад, перенес его в какую-то глушь где-то в Румынии. Озеро Рэцэчуни стало его новым домом, на его берегу Магнус и поселился, в отдалении от всех, невидимый для примитивных и остального сумеречного мира – пришлось приложить очень много чар для этого. Конечно, Катарина знала о том, где он, она пару раз являлась с Медзи в гости, однако Магнус едва ли остался собой. Катарине было сложно, она заботилась о девочке, которой не надо было видеть Бейна таким.

Рядом была деревня Базга, где даже нет центральной дороги, покрытой асфальтом. Одним словом, Бейна все более менее устраивало. Ему не нужно выходить за продуктами – щелчок пальцами и вот перед ним какой-то контейнер из службы доставки, а кругом множество раскрытых книг, все на одну тематику – поиска того, кто бесследно пропал.

Сколько он провел обрядов? Сколько раз до крови из носа пытался отследить Алека по талисману, что теперь лежал в коробочке воспоминаний вместе со вторым кольцом? Семейный перстень Лайтвудом Магнус носил на безымянном пальце, в то время как от остальных украшений избавился. Он потерял всякие желание быть Магнусом Бейном, он утратил свою искру – в этот раз сердце разбито вдребезги. И Бейн не хочет, чтобы его кто-то чинил. У него не подведены привычно глаза, никакой укладыки, обычная черная рубашка и черные брюки, никакой эксцентричности ни в образе, ни в поведении.

Магнус больше не был тем, кто когда-то помог Рафаэлю, он не желал помогать никому, он не желал видеть вообще хоть кого-то. Он был зол на весь мир, неужели Магнус так мало сделал дора, чтобы заслужить собственное счастье?

Изо дня в день он вспоминает его – этого удивительного, нежного и храброго нефилима с ясными глазами, удивительно прямолинейного, кто снова и снова находил путь к Бейну, как бы сильно они бы не поругались. «Что с тобой стало, Александр?» то и дело спрашивает Бейн, глядя на фото из будки для фото.  Впервые за долгое время его мысли нарушило ощущение проникновения. Кто-то был в его доме и это не Кэт и не Медзи, это кто-то иной, непрошенный гость.

Магнус убирает в карман рубашки на груди фото и широким шагом возвращается с берега озера в свой дом, чтобы тут же заметить там неизвестного ему юношу. Рассерженный таким бессовестным визитом, с гневом он замечает и то, что юноша заглянул в самое сокровенное, что осталось в жизни Магнуса.

- Как смеешь ты являться в мой дом без приглашения?! – Его голос был громким, пас рукой вызывает голубое облако в руке, а юношу обволакивает тонким покрывалом энергии, прижимая его руки к телу (коробочка не успела упасть на пол, немедленно оказалось в руках Бейна), а резкое движение рукой вправо откидывает наглеца на груду бесполезных книг.

- Кто ты?! Как ты нашел меня?! – Уж не могли Катарина и Медзи его выдать, а охотники не могли его выследить своими методами, но перед ним совершенно точно юный охотник! Бейн не стесняется в своем гневе, проходит в комнату, чтобы поставить свою коробочку на стол, гневно уставившись на юношу.

- Лучше бы тебе подумать над ответами, пока я не отправил тебя куда подальше, - и будь что будет.

Отредактировано Magnus Bane (2020-12-18 00:14:01)

Подпись автора

--
heretic

+1

4

Алек чувствует укол вины – если бы он тогда решился порвать их отношения…все сложилось бы также? Магнус также перечеркнул бы всю свою прошлую жизнь? Прежняя квартира мага дышала уютом и теплом – тогда казалось, что это исключительно потому, что в ней живет любимый человек. Сейчас…не знай он Мэдзи, сказал бы, что понятия не имеет чье это жилище. Но если кто из магов и любил их пару, так это Катарина со своей воспитанницей. К тому же…у кого бы еще мог оказаться подарок, о котором кроме него и Бейна никто и не знал?

Раздается до боли знакомый голос и Лайтвуд с опозданием понимает, что все еще скрывается под гламуром. Только сделать ничего не успевает – лишь развернуться на голос, чтобы сердце в очередной раз пропустило удар, болезненно сжимаясь. Последний раз таким он видел мага, когда тот чудом выжил после того, как использовал чужую магию. Но тогда это была исключительно заслуга докторов – убрать все лишнее, чтобы лучше следить за состоянием пациента. Даже без своей магии тот упрямо продолжал укладывать волосы и подводить глаза.

- Магнус… - Он даже не знает, что сказать, не успевает выхватить стило, чтобы снять гламур и сказать правду. Магия почти ощутимо наэлектризовывает воздух, мешая пошевелиться, а в следующую секунду нефилим уже летит в сторону, приземляясь на книги. Что-то неприятно хрустнуло и…ох, лучше бы это была кость или сустав. – Что…что с тобой случилось?

Растягивается на полу, пытаясь нащупать стило – нужно вернуть себе свой облик, пока все не зашло слишком далеко. Только вот несколько лет без тренировок не прошли даром, а потому приходится потратить время, чтобы перевести дух. Он слишком измотан и слишком устал, чтобы сейчас оказывать хоть какое-то сопротивление, отчасти, именно поэтому настоятельно просил Макса никому не рассказывать ничего и не говорить ни с кем о своем возвращении. У него попросту нет сил сейчас сражаться – больше нет, последние крохи ушли, чтобы пробраться в Аликанте незамеченным, а после отдыхать он себе не давал.

Но видеть Магнуса таким невыносимо. Лайтвуд бросает взгляд на стило – сломано. Вздыхает почти обреченно прежде, чем быстрым движением распороть кожу – по памяти, там, где была руна, чтобы развеять гламур. И, пока маскировка нехотя сходит, обнажая его настоящее лицо, отбрасывает теперь уже бесполезный кусок металла и поднимает руки, показывая, что оружия у него нет. А кровь бардовой струйкой пропитывает одежду, стекая на книги. Еще мгновение, чтобы перевести дух и медленно подняться на ноги, глядя на…хотелось бы верить, что не бывшего любовника.

В груди завязывается тугой узел – хочется подойти, сказать, что он жив, что вернулся и что более никуда не денется, только в горле будто застревает ком. Не может и рта раскрыть. Ему бы, наверное, извиниться? Человек перед ним был бледной тенью Магнуса Бейна, его Магнуса, в чьи кошачьи глаза нефилим смотрел с нескрываемым восхищением.

- Мне так жаль… - Поджимает губы и сам не уверен, поверит ли ему маг. Просто потому, что прошло…сколько времени? Лет пять? За которые он не смог оправиться? И на это его обрек нефилим, тот, кто заверял, что никуда не денется, что ничто нее сможет их разлучить?

+1

5

Охотник не дает ответов, остальное Магнуса не интересует, что именно этот юноша хотел сказать, пусть радуется, что Бейн не отправил его восвояси и вообще старается разобраться, что к чему.  Но этот юноша зачем-то спрашивает о том, что случилось, как будто они старые знакомые. Маг не знает этого юношу. И если бы раньше на добровольный порез сломанным стило Бейн начал бы причитать, что такие жертвы не нужны, то сейчас он наблюдает за этим с равнодушием. Единственное, к чему он относится трепетно и бережно – кообочка, в которой лежит амулет, подаренный им Алеком. Такая маленькая безделушка, но он её хранил, а получить нечто подобное было так приятно.

Те дни остались далеко. В беззаботном (относительно) прошлом, где Верховный Маг Бруклина мог позволить себе сострадание, понимание и отзывчивость. Случай с Алеком показал ему, что эмоции только мешают и как бы сильно Катарина не умоляла бы старого друга не закрываться от мира и не изменять своей природе, Бейн предпочитал её не слушать. У него сердце болело, когда от Алека несколько дней не было вестей, когда счет перешел на месяцы, он сходил с ума и не находил себе места. Когда же Асмодей впервые явился на порог его дома в обличье Лайтвуда, то Магнус в первые секунды испытал счастье, но потом он заметил разницу.

Можно иметь множество сил, но есть такие вещи, которые никому не под силу. Например, Асмодей не мог передать тепло во взгляде Алека, его интонации и многое другое, что отличало нефилима, чей образ Магнус бережно хранит в осколках своего разбитого сердца.

Асмодей был у него года два назад.

И вот сейчас за эффектно сошедшим гламуром перед Магнусом возникает образ Алека. Маг даже не старается подумать, что это случилось после того, как руна повреждена порезом, он просто думает, что Асмодей эти два года явно практиковался и даже создал образ уставшего Лайтвуда. Но, Магнус всеми силами заставляет себя не вестись, хотя сердце болит очень сильно в груди и снова ему хочется выть, потому что ни одна из его попыток в поисках возлюбленного не увенчалась успехом.

И вот сейчас он смотрит на образ любимого, на поднятые руки, слышит извинения.

- Так ты теперь решил давить на извинения? – Бейн бережно поставил коробочку на стол, словно там и были осколки его сердца и он делает все, чтобы не разбить их в пыль, - когда ты говорил об отсутствии чувств, это выглядело натуральнее, - его взгляд был хмурым, темным, - хватит этих игр, я сказал уже, что не пойду с тобой в Эдом, - но для себя Магнус решил, что если Асмодей сейчас будет продолжать на это давить, то он сам его туда отправит. Эти игры сильно ослабляют его морально. Какой отец вообще может так играть с чувствами сына? С другой стороны, Бейн ведь никогда не питал на его счет каких-то иллюзий.

Это высший демон и верить ему нельзя.

[ava]https://i.gifer.com/KPOL.gif[/ava]

Отредактировано Magnus Bane (2020-12-18 07:51:09)

Подпись автора

--
heretic

+1

6

Алек хмурится в своей привычной манере – Машнус ему не верит. Ожидаемо, только легче от этого не становится.

- Магнус, это я. – Только двигаться не рискует – если тот еще не верит в то, что перед ним Лайтвуд, полетом через комнату можно не ограничиться. – Прошу тебя, я…

Осекается. У него нет сил пытаться что-то кому-то доказать. И еще меньше желания сейчас выяснять кто сильнее – без тренировок его физическое состояние оставляет желать лучшего, против Бейна нет ни шанса даже чтобы просто себя защитить. С другой стороны…к нему вернулась магия. Может, и не стоит говорить правду? Каковы шансы, что Асмодей решит отобрать у него силы снова? Только вот…взгляд пробегается по магу и Алек чувствует укол вины. Он бы никогда не подумал, что без него Магнус изменится настолько…словно бы и вовсе другой человек. Но…хотя бы помнит.

- После визита в Париж…нам пришломь вернуться потому что команде мечты снова потребовалась наша помощь, - тихо произносит он, все еще не сводя взглядя с мага. Кровь все еще сочится из раны, хоть, как ему казалось, надрез был неглубокий. Нехотя приходится отвести взгляд, чтобы попытаться пережать порез сухим краем кофты. Я...я нашел в Нью-Йорке место, где парочки вешали замки…такое же, как тот мост, что ты мне показал в Париже… - Нефилим и сам не замечает, как начинает тараторить, только что сам себя с мысли не сбивает. – До последнего не говорил тебе в чем сюрприз…

Память услужливо подкидывает образ Магнуса, который на тот момент явно не был в восторге…пока не узнал, куда его тянет нефилим и что тот задумал.

- Ты…ты тогда на замке вырезал… - Копается в памяти, силясь вспомнить как именно должна звучать фраза. Почему-то, казалось, что сейчас это очень важно. Что любая деталь сейчас важна как никогда. – «Aku cinta kamu», - первый и, наверное, единственный раз, когда Алек пытается произнести что-то на малазийском. И собственный чудовищный акцент неприятно режет слух. – Я хотел, чтобы мы повесили этот замок, помнишь? И защелкнуть его смог только на третий раз.

Лайтвуд смотрит на мага полным надежды взглядом – он должен вспомнить. Должен понять. Иначе…иначе Алек никогда себя не простит. Конечно, можно встретиться с Джейсом и Иззи и уже после прийти сюда, чтобы парабатай с сестрой подтвердили, но…почему-то это казалось неправильно. Почему-то было очень важно прийти сюда одному и как можно скорее. Может, ему было важно увидеть, что с любимым человеком все в порядке, но увидев его бледную во всех смыслах этого слова тень, не может простить, что когда-то сам подумывал о том, чтобы вернуть тому магию такой ценой. И теперь чувствовал себя виноватым. Потому что всех его тренировок не хватило, чтобы вот этой самой ситуации не произошло. Он выпал из жизни на несколько лет и теперь хотел вернуться, словно бы ничего не случилось – хотелось верить, что это еще возможно. Что пережитый ужас может забыться и в родных глазах снова появится знакомый блеск.

- Магнус, это я. – Это звучит почти что умоляющим тоном. Он должен поверить…должен… - Проверь меня как хочешь, у тебя же наверняка есть заклинание, которое развеивает иллюзии? Залезть ко мне в голову…пожалуйста, поверь мне, Магнус, это действительно я…

+1

7

Бейн хмурится. Каковы шансы на то, что Алек спустя столько времени пришел к нему сам? Взгляд цепляется за внешнюю усталость, на сильную щетину, обращает внимание на его глаза и мимику Магнус помнит и знает Алека во всех деталях, сейчас ему кажется, что он ошибается. Тем временем человек перед ним, которого страшно признавать как того, кто исчез так надолго, начинает говорить. Магнус видит кровь у того, проступающую на рукаве, книги на полу уже помечены кровью.

Но Магнус слушает, припоминая, что отец видел некоторые воспоминания об Алека и вполне может их использовать против него, но зерно сомнения уже заложено. Руна гламура, которая деактивируется только при повреждении… как назло стило сломано, верным способом было бы попросить того нарисовать на себе руну, тогда было бы понятно, что перед ним охотник. Хотя, это и так очевидно.

В какой-то момент теряя терпение Бейн слабо шевельнул пальцами, откуда-то взявшийся кусочек ткани обвил охотника вокруг раны, но Магнус все ещё слушает внимательно. Асмодей бы сказал эту фразу правильно.  У Магнуса затеплилась надежда, но идея с чарами, которые деактивируют иллюзию, ему понравилась. Он устал верить, он устал надеяться, за прошедшие года пришлось пережить так много и почти все – больно. Очень больно.

Но если это действительно Александр? Бейн не имеет права прогонять его, не убедившись, что это не он. Есть шанс, что если это вновь игры Асмодея, то чары демона будут сильнее. Но есть иной вариант. Щелчком пальцев Магнус призывает несколько склянок из своих запасов, две из них он смешал в стакане для мартини, насыпал туда немного измельченной зелени, вложил свою магию и щелкнул пальцами. Приятно запахло мятой.

- Выпей, - предлагает он. Делая несколько шагов к своему гостю, внимательно смотря тому в глаза, - оно не причинит тебе вреда, если ты не используешь чары, - но сам уже вцепился в того взглядом, не предлагает даже присесть, хотя видит, как тому тяжело.

А если это и правда он? Сможет ли Магнус вновь быть тем, кого он полюбил? Конечно, снова сделать укладку, накрасить глаза и вернуть цвета в одежде он может, но Бейн потерял свое сердце, вернуть его будет сложнее. Хотя в груди уже болит и больно ёкает, когда охотник делает глоток, выпивает зелье. Маг не заметил, как затаил дыхание, едва замечая, слабую зеленую волну света в его глазах, которая тут же исчезла.

Это он.

Никаких маскирующих чар, Асмодей бы закашлялся уже – терпеть не может мяту.

- Александр, - шепотом произносит Магнус, боясь прикоснуться к тому, а вдруг это сон? – Это и правда ты, - поборов собственное исступление Магнус заключает Лайтвуда в крепкие объятья, у него будто земля готова уйти из-под ног, а сердце стучит так громко, что закладывает уши.

- Я не оставлял надежды, - говорит он, будто извинялся, - я искал, Александр, я искал…

Подпись автора

--
heretic

+1

8

И все-таки мысль о том, что произошедшее отчасти его вина не отпускает. Больно бьется где-то на границе сознания, заставляя виновато поджимать губы и качать головой. Окажись он сильнее, проворнее, просто прислушайся он к своему чутью…можно было бы избежать стольких проблем, избежать вот этого вот.

Алек хмурится. Потому что впервые в жизни его пугает, что он понятия не имеет чего ожидать от Магнуса. А затем в руках того появляется бокал для мартини – хоть что-то знакомое, что-то от того Бейна, которого он помнит. Это дает слабую надежду на то, что пропажа нефилима разрушила не все. И все же…все же так ли он боится? Нет, магу тот без сомнений доверит собственную жизнь.

Перехватывает бокал и даже не дослушав объяснений выпивает содержимое залпом почти не чувствуя вкуса. Его не только не заботит, что там намешано, но и…да, в общем-то, для него мало что изменилось за эти годы. Он бы и мог обидеться, что его никто не нашел, только…только эгоизма не хватает. Слишком хорошо заметали и следы. И Лайтвуд уверен, что парабатай и маг в поисках перевернули каждый доступный уголок. Просто прятали его достаточно хорошо. Потому и винить не получается. Отставляет пустой уже бокал на полку – не глядя, пристально всматривается в темные глаза. Он имеет полное право ему не доверять. Прошло слишком много времени и…да, пожалуй, Алек почти готов сказать, что тот утратил надежду. Да, пожалуй, это будет правильное слово. И вот он возвращается, вновь переворачивая жизнь мага. Имел ли он на это право? Магнус как минимум заслуживает знать правду.

Но, видно, зелье срабатывает – сам нефилим не чувствует, что что-то произошло. Но видит, как меняется лицо Бейна и вновь ощущает укол вины. Он должен был быть сильнее. Должен был быть рядом все это время, должен был…Алек обнимает его в ответ, зажмуривается, прижимая его к себе.

Как долго ему этого хотелось, сколько раз в голову приходила мысль о том, что сейчас происходит с тем, кто дорог ему больше всего?

- Я знаю…все хорошо. – Конечно, он пытался его искать, в этом не было сомнений. Как и в том, что искать его пытался и Джейс и Изабель. В таких вещах не нужно искать доказательства, достаточно лишь веры в близких. – Магнус, мне так жаль…

Сам почему-то переходит на шепот, будто их могут услышать. Сердце пропускает удар и вновь болезненно сжимается. Ему бы рассказать Бейну обо всем – о сделке, которую тот хотел заключить с Асмодеем, о том, что всерьез думал, что так будет лучше…

- Твоя магия, Магнус…Асмодей..? – Почему-то не получается все связать в единую фразу. Но лучше, наверное, все-таки предупредить его. Лайтвуд нехотя отстраняется и виновато смотрит в глаза мага. – Я…перед тем, как меня похитили…я говорил с ним. Он…сказал, что вернет тебе силы, если мы расстанемся. И что…Магнус, он не отберет у тебя силы?

+1

9

Легко потерять кого-то, ещё сложнее найти. Бейн прожил много жизней, потерял много любовников, но все они были иными, всем им было что-то нужно от него, а Алеку нужен был он сам. Магнус едва его не потерял, теперь он не готов отпускать Лайтвуда не только с глаз, но в самом прямом смысле. Хотется касаться его, а если это сон – то не проснуться никогда. Жизнь без него была пустой.

Магнус не может поверить, что в его объятьях сейчас находится Алек, которого тот искал так долго. Он даже спускался в Эдом, а Джейс разыскивал в Аликанте и Идрисе, но ничего они не нашли, никакой информации, ни единой её крупицы. Бейн обращался и к темной магии,  но и она не делала никаких результатов. Кто-то приложил слишком много усилий, чтобы скрыть нефилима от всех его родных.

Но вот он здесь, спустя столько времени, сильно потрепанный, но живой. Самое главное, что живой. Магнус не хочет его отпускать, хочет извиниться снова и снова, попросить прощения за то, что не нашел и с ужасом думает, что пришлось пережить Алеку, где он был.

- Ох, Александр, - он касается ладонью щеки Лайтвуда, с возвращающимся теплом во взгляде смотря тому в глаза, - я это понял, как только Асмодей явился ко мне, но я его спровадил, - маг потянул Алека к ближайшему стулу, чтобы посадить его, он выглядит таким уставшим, у Бейна кровью сердце обливается.

- Не волнуйся об этом, - он присел перед Алеком, по-хозяйски оттянул рукав, пропитавшийся кровью и тут же приступил к лечению раны, - никакая магия не стоит того, чтобы вновь лишиться тебя, - как только с раной было покончено, Магнус взял руки Алека в свои, - Алек, прости меня. Я был таким эгоистичным глупцом, наговорил тебе столько.

Такое чувство, будто мир вокруг обретает свои краски, словно трава зеленее и дышится легче. Это время, которое он прожил без нефилима далось Магнусу очень сложно, ему хотелось перевернуть весь мир, заставить всех и каждого причастных к исчезновению Александра испытать его гнев и боль утраты, он запрещал себе жить. Его жизнь исчезла вместе с ним.

- Мне не нужна магия, если ты будешь рядом, - теперь он не лукавит, в этой жизни Магнус очень мало использовал магии, лишь по необходимости, - что с тобой случилось? – наверное, стоило бы дать ему отдохнуть, привести себя в порядок или.. Боже, да подобного Магнус никогда не переживал и понятия не имеет, что надо делать сейчас.

Подпись автора

--
heretic

+1

10

С плеч валится огромная гора, мешающая до этого момента дышать и прибивающая к земле, стоит только поймать чужой взгляд со знакомыми искрами – хочется пошутить, что тому для счастья не так уж много и нужно, один конкретный нефилим. Только вот…оглядываясь вокруг кажется, что для него это как раз очень много. Но виднотне все потеряно. Это позволяет надежде поселиться в душе, позволяет укрепиться мысли, что еще не слишком поздно.

Алек вздыхает, переплетая свои пальцы и Магнуса, качает головой, чувствуя, как затягивается порез. – Спасибо…

А вот извинения заставляют нахмуриться еще больше – за что ему извиняться? За то, что тот отдал свою магию, чтобы спасти его парабатай? За то, что привыкать к новому ритму, новому быту было сложнее, чем они полагали с самого начала? Если кто и должен извиняться, так это Лайтвуд. Ведь это он позволил Асмодею залезть к себе в голову, он всертез собирался расстаться с любимым человеком, считая, что магия тому нужнее. Он позволил себя схватить…

- Тебе не за что извиняться. – Цепляется взглядом за фамильное кольцо и слабо усмехается. Это, кажется, было в другой жизни, с другими Алеком и Магнусом…но его намеренья тогда были вполне себе серьезными. И, пожалуй, не изменились даже спустя столько времени. – Мама рассказала…

В памяти всплывает, как он волновался тем вечером и как растерялся, не зная, как реагировать на поведение Бейна. Как сердце неприятно замерло в груди, когда бывший маг сказал, что никогда не будет счастлив без своей магии…и как решился на отчаянный шаг.

Нефилим качает головой, усилием воли заставляя мысли вернуться к текущему моменту.

- Понятия не имею, кто это был… - Сознается он и пожимает плечами. – Могу только предположить, что моя политика в институте привлекла слишком много внимания. А может…может кто-то хотел добраться до тебя, Джейса или Иззи…понятия не имею. Меня держали в глуши в Идрисе и как только я выбрался, я нашел Макса, он вывел меня из Аликанте. В старой квартире я тебя не нашел, поэтому пошел к Катарине, подумал, что они с Медзи точно будут знать что с тобой…и пока Катарина настаивала на том, чтобы поговорить с тобой сначала…Медзи молча отправила меня сюда. Об этом пока еще никто не знает, я…я хотел сначала тебя увидеть.

Лайтвуд легко проводит большим пальцем по запястью Магнуса и губы трогает улыбка.

- Я знаю, момент не самый подходящий, да и…хотел бы я, чтобы все было чуть более романтично… - В глазах появляется хитрый блеск, Алек не отрывает взгляда от мага. – Раз кольцо уже у тебя…выходи за меня?

+1

11

Алек будто возвращает к Магнусу желание жить, он словно впитывает в него ту самую искру, которая погасла с его исчезновением. Он давно знал, что с нефилимом не будет просто, что с ним вообще все иначе. Если понадобиться отказаться от магии только для того, чтобы прожить остаток жизни с Алеком – Магнус готов сделать это здесь и сейчас. он прожил без Лайтвуда, но с магией и эта жизнь его не радовала. Все его жизнь перед ним сейчас, измученная, уставшая.

- Да, - негромко отзывается Магнус, вспоминая, как к нему пришла Мариз и отдала кольцо, поясняя, зачем был тот ужин и что хотел сделать Александр, - чудесная женщина.

Но к сожалению, пришлось говорить о менее приятной теме. Магнус молча слушал, а его взгляд темнел, внутри поднимался гнев. В таком же состоянии он уничтожил их квартиру в Бруклине, но вернуть её вопрос пары щелчков пальцами. Ему безумно хочется наказать того, кто мог похитить Александра, кто мог довести его до подобного состояния. Чем таким мог он провиниться? Идеальный солдат, который выполнял приказы Конклава был заключенным у них же.

Магнус нахмурился, но взгляд его смягчился, когда Алек почти договорил. Медзи, маленькая чародейка, очаровательное дитя и она поступила именно так, как сделал бы и сам Магнус, но позвонить все-таки Катарине бы стоило. Хотя, может она и звонила, Бейн не помнит, куда бросил свой мобильник.

Его взгляд действительно теплеет, Магнус замечает перемены и в Алеке, тот будто тоже оживает. Его предложение не внезапное, вызывает улыбку – как давно маг не улыбался. Тот целует пальцы нефилима, отмечая сухость кожи, а ведь ранее они были нежными, не смотря на уверенное владение оружием.

- Только если ты выйдешь за меня, - негромко говорит он, тут же в руках появилось то самое кольцо, что было в коробочке воспоминаний, - мне ничего больше не нужно, только ты, - живой. Живой! Вот что бьется у Магнуса в голове – его нефилим живой и он здесь! А вместе с ним и Бейн себя живым чувствует. Как будто снова учится дышать.

- Можно? – спрашивает он разрешение, надеть кольцо на палец. Церемонию они сыграют потом, когда Алек поправится, когда смогут разобраться с происходящим и она будет грандиозной, весь сумеречный мир запомнит её! А пока он хочет впервые за долгое время снова почувствовать его губы на своих, касаться его, смотреть на него… и не отпускать никогда.

Подпись автора

--
heretic

+1

12

Алек улыбаясь отвечает на поцелуй, притягивает Магнуса к себе. Не так он в свое время представлял это предложение, но…наверное, так даже лучше. Потому что вряд ли что-нибудь может сделать этот день еще лучше. Они оба злесь, живы, невредимы и даже при своих силах. Вечером ему еще предстоит пообшаться с Джейсом и Изабель, решить, что делать, ведь…ведь слишком многое все еще не ясно. И в открытую заявить о своем возвращении будет лучше когда будет достаточно сил и…сторонников, как бы парадоксально это не звучало.

Сейчас об этом думать не хочется. Нефилим все также улыбается в ответ на согласие Бейна а на вопрос лишь протягивает руку. Конечно можно. Только сейчас осознает, что где-то глубоко внутри неровным ритмом в такт сердечному билась тревога – что если бы он отказался? Мысль приходит с опозданием, но все равно выгнать ее так легко не получается. Ведь прошло столько времени и пока Лайтвуд пытался выбраться питаемый лишь одной мыслью – вернуться к дорогим людям, Магнус наверняка успел похоронить его если не сотни, то десятки раз тоже.

Но как же приятно видеть в родных глазах тепло, словно лед, сковывающий его все это время трескается, словно возвращается тот Магнус Бейн, в которого нефилим когда-то влюбился.

- Я думаю…мы задолжали Катарине и Медзи… - Улыбаясь отзывается он. Было бы неплохо позвонить и сказать, что все нормально, что…впрочем, по части объявления новостей лучше позволить Магнусу поговорить со старой знакомой.

Кажется даже дыхание перехватывает, будто из легких выбили воздух и оттого начинает кружиться голова. Только…только ощущение слишком реальное. Алек хмурится, чувствуя, как начинает жечь под кофтой руна парабатай, словно бы что-то или кто-то выжигает ее вновь. Поднимается со стула и отстраняется, стараясь не пугать мага. Память услужливо возрождает в памяти ритуал, клятву. Только сейчас боль кажется почти нестерпимой. Нефилим резким движением поднимает кофту, чтобы обнаружить, как над руной парабатай появляется еще одна. Джейс пытается его найти.

Не устояв на ногах, Лайтвуд падает на пол, сто есть силы стискивая зубы, чтобы сдержать крик и запрокидывая голову. Кажется, от боли даже в глазах темнеет.

- Джейс! – Крик всё-таки вырывается из груди и на мгновение ему кажется, сто еще немного и он перестанет чувствовать как в этот самый момент где-то парабатай выжигает на себе руну.

+1

13

Легкое прикосновение, Магнус с удовольствием чувствует чужое тепло, о котором успел позабыть. Да, он помнил о том, как он любил Алека, как скучал по нему, как любил и как часто улыбался с ним. Но помнить это одно, даже память Магнуса была не идеальной, а попытки сохранить её он ещё не нашел. Почему нельзя все записать на какой-нибудь волшебный шар и пересматривать снова и снова? Переживать.

Этот дом совсем скоро примет гостей. Магнус понимает необходимость Алеку держаться в тени и доверять сейчас только самым близким людям. Но сейчас делить Лайтвуда даже с его родными не хочется. Желательно бы остановиться на этом моменте, когда кольцо оказывается в пору, красивым широким украшением замирая на безымянном пальце.

А ведь он никогда не играл свадьбу.

Но это признание остается не озвученным, Магнус замечает, что что-то меняется в Алека, прежде чем он хмурится, это ощущается будто электрический разряд его собственной магии. Маг моментально оказывается на ногах, позволяет нефилиму отстраниться.

- Алек? – волнение и страх снова окутывают его с головой, он пугается не на шутку, когда Александр падает на пол. Маг немедленно оказывается рядом, паника сковала его разум буквально на секунду и память услужливо подбрасывает то, что нечто подобное уже было. Крик имени парабатай оглушает, Магнус выставляет руки перед собой, прикладывая максимальные усилия для того, чтобы унять боль или хотя бы уменьшить её. Жалеть свои силы он не собирается, выкладывается по максимуму, потому что не хочет, чтобы Алек и секунду страдал из-за того, что его близкие используют все способы, дабы вернуть себе дорогого человека.

- Александр, оставайся со мной, - сколько продлится этот ритуал? Где вообще сейчас Джейс, Магнус бы отправил к тому портал, лишь бы эта двусторонняя экзекуция немедленно закончилась! Такое впечатление, будто вселенная против их счастья, будто их наказывают за что-то снова и снова. Да хоть бы сказали, где провинился Лайтвуд! Магнус бы вынес за него все наказания или грешили бы они перед этим куда сильнее.

Потоки собственной силы кажутся ему чем-то давящим, словно это жидкое плотное электричество смешанное с холодом, они обволакивают Алека будто коконом, защищая от этого мира. Магнусу хочется спрятать его от мира в каком-нибудь сказочном месте, чтобы никто их не достал.

Подпись автора

--
heretic

+1

14

Боль не отступает, лишь притупляется, становится не такой острой, позволяя вытерпеть ритуал. На мгновение ему кажется, что Джейс находится в одной с ним комнате, прямо здесь, стоит где-то за склонившимся над ним Магнусом, поэтому настолько больно, поэтому появляется желание выцарапать руну парабатай собственными ногтями. Алек до побелевших костяшек впивается в край кофты, лишь бы не начать и впрямь рефлекторно пытаться избавиться от источника боли. Нужно просто вытерпеть, просто пережить. И надеяться, что риск оправдан, надеяться, что такими вот методами они не лишатся своей связи.

И ведь просил же Макса сразу отыскать Эрондейла и Изабель, рассказать, что произошло. Что пошло не так? Может, просто не успел еще. Лишь бы с братом ничего не случилось. С ними обоими. Лишь бы эта попытка найти его любыми средствами была продиктована желанием Джейса, а не шантажом или…нет, лучше не думать о том, что кто-то мог пойти за ним следом и сейчас пытаются найти его с помощью парабатай.

- Я в порядке. – Сквозь стиснутые зубы шипит нефилим, глядя на в миг побледневшего мага. Но если…если за ним все это время был хвост? – Ты…позвони Катарине. Если это не Джейс… - Шумно втягивает воздух, стараясь справиться с болью. Руна, наконец, была дорисована, а ощущение, что Эрондейл находится рядом в этот самый момент становится все сильнее. Будто еще немного и откроется портал, из которого явится парабатай. – Они могут быть в опасности.

Морщится, до боли стискивая зубы и пытаясь хотя бы мысленно отвлечься на что-то кроме боли, чтобы не возвращаться мысленно к ритуалу, к тому, что ему говорил Ходж давным-давно…чем сильнее один парабатай хочет найти другого с помощью этого метода, тем выше риск. Лайтвуд старается сосредоточиться, тянется к связывающим их воспоминаниям в тщетной попытке помочь ему.

Боль, наконец, отступает, нехотя, оставляя за собой послевкусие, будто перетренированные мышцы. Алек делает глубокий вдох, несколько секунд уходит, чтобы взять себя в руки и жестом показать Бейну, что все в порядке. Медленно сесть и убедиться, что руна все еще на месте – это вселяет слабую надежду, что все в порядке, затем притянуть мага к себе и уткнуться носом в его шею, цепляясь за него будто за спасательный круг. – Все хорошо, я в порядке…

Вдох – выдох. Перевести дыхание и прочистить горло, чтобы убедиться, что голос не дрогнет.

- Спасибо. Просто…скажи Катарине, чтобы была осторожна. Если есть хоть малейший шанс, что меня выследили, они с Медзи в опасности. Я…надо позвонить Джейсу и Иззи. Я просил Макса их найти, но…вдруг что-то пошло не так?

+1

15

Он чувствует себя максимально бесполезным. Прикладывая множество усилий чтобы уменьшить боль Алека, Магнус все равно чувствовал себя бесполезным, ему было больно видеть страдания любимого человека. Подумать сколько, ведь столько лет прошло, с тех пор, как он его видел и теперь вместо того, чтобы прижать к себе и почувствовать его тепло вынужден слышать его сдерживаемые стоны боли.

Это вызывало гнев, тот самый, о котором ему говорил когда-то Асмодей.

- Не волнуйся, - обрывает он попытки Лайтвуда говорить, - Катарина и все остальные могут за себя постоять, - а Медзи и вовсе училась у Магнуса, а потому вполне могла навалять любому, кто посмеет её обидеть. Но и боль не могла быть постоянной, наконец-то она начала сбавлять свои обороты, Алеку становилось легче. Магнус тоже убавляет действие своей магии, опускаясь рядом с Лайтвудом, прижимая его к себе, касаясь пальцами волос на его загривке.

- Все хорошо, Алек, - негромко говорит он, запоминая то, как за него цепляется Александр. Словно за спасательный круг, за единственного живого и того, кто может защитить. Это заставляет сердце кровью обливаться, ведь кто знает, что пережил за все эти годы Алек. Бейну безумно жаль, что все это произошло с ними.

Магнус испытывает злость по отношению к тем, кто отнял у них с Алеком несколько лет, за это время они могли бы стать счастливее, пережить множество приключений и кто знает, что ещё ы случилось в их общей жизни? А теперь им надо как-то забыть все это, вновь вспомнить, что это значит – быть вместе. Быть любимым и любить в ответ.

- Не беспокойся, Александр, - как-то мелодично отвечает маг, поглаживая нефилима по затылку, все ещё прижимать его к себе, защищая от всего этого жестокого мира, - никто не причинит вреда тем, кто нам дорог, - наверное, оно к лучшему, что Алек не видит потемневший взгляд мага, который на мгновение отвлекся, чтобы отправить несколько огненных посланий, - любой, кто попробует прийти за кем-то из них будет иметь дело со мной, - закончив с огненными посланиями, Магнус ждал ответы и одновременно вновь обнял нефилима, оказывая тому необходимую поддержку, - даже если придется пойти против всего Конклава. Больше никто не заберет тебя у меня.

Подпись автора

--
heretic

+1


Вы здесь » Nowhere[cross] » #eternity [завершенные эпизоды] » Если я буду знать, что ты ждешь меня, я обязательно вернусь назад