Се Лянь ⋯ Xie Lian

Tian Guan Ci Fu ⋯ Благословение небожителей

ВОЗРАСТ:

800+ лет

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ:

В прошлом — Бог Войны (имел прозвище «Бог Войны в короне из цветов» и является одной из «Четырех прекраснейших картин»), хранитель благоденствия, после первого изгнания его начали считать злым духом поветрия, приносящим несчастья, немного позднее — мусорным богом. Хоть Сянь Лэ давно прекратило свое существование, все еще носит титул «Его Высочество наследный принц государства Сянь Лэ». В настоящее время является небесным чиновником, богом, у которого нет своих последователей и храмов.

https://funkyimg.com/i/38qJ7.gif

I just... I don't want to see anyone go through what I've gone through.

Твоя история


…перед этим [невыносимо] долго брызжет дождь. Мелкие, ледяные капли льются с небес, образуя потоки, разливающиеся в разные стороны и размывающие землю. Последние прохожие, утопая в грязи, бегут в попытке вырваться из объятий стихии и исчезают в ослепительных потоках света, где-то там, в небольших, но уютных домах, там, где начинается мир, о котором наследный принц знает все еще слишком мало.

Сквозь тягучую, плотную пелену — незримую, но явственную — Се Лянь едва ощущает, как по пересохшим губам растекается влага, как по бледной коже скользят раздирающие своим холодом капли дождя и тело постепенно сковывается льдом. Его чувства — притупленные, глухие, спящие, настолько, что он не чувствует боли после сокрушительного падения и от того, что его внутренние органы пронзает меч цвета лунной ночи. К тому же…

«Меня уже столько раз пронзали этим самым мечом».

Невидящими глазами он всматривается в небеса цвета маренго, словно бы ища в нем ответы на свои вопросы, те, что он знал всегда, но не желал признавать, что они правдивы.

Он не верил Советнику, когда тот говорил, что есть лишь два пути, и выбирал третий, существующий в его представлениях, но не существующий в реальности.

Он не верил, когда ему говорили, что погибель его государства была предначертана и что ничто не может изменить его судьбу, и делал все ради спасения народов Сянь Лэ и Юн Ани.

Он всегда следовал своему единственному стремлению — спасать обычных людей, попавших в беду.

Но те слова, что Се Лянь, облаченный в дорогие шелковые одежды юноша с лицом, источающим безмерную мягкость и почтительную скромность, произносил в залитом ослепительным солнечным светом павильоне, он уже, кажется, не сможет повторить никогда.

Патологические, изувеченные мысли, несокрушимая вера в то, что он способен сделать все, что пожелает, неверные решения, все это сплетается в систематические ошибки — основание его жизни, той жизни, которую он выбрал сам, слепо следуя собственным идеалам, подкрепляемыми добрым от природы сердцем и взращенными бесконечными трактатами, тексты которых он во время совершенствования в монастыре Хуан Цзи заучивал наизусть.

Он говорил: «Я хочу спасти обычных людей», но люди, видевшие череду его систематических ошибок, более не поверят в эту фразу. Для них он — падший Бог, Бог несчастья, дух поветрия.

В действительности он — сломленный, раздавленный человек [а человек ли?..], не бог. Вымотанный нескончаемыми битвами со стихией, омерзительной болезнью [проклятием], другими людьми, измученный бесконечными скитаниями, вынужденной необходимостью скрываться после изгнания с Небес, оставленный всеми, кто был когда-либо ему дорог. Некогда любимый и почитаемый наследный принц, после — Бог Войны, ныне же ненавидимый, проклинаемый всеми — сотни сожженных храмов, расколотые, заплеванные и растоптанные божественные статуи, миллионы бранных слов, срывающихся с языков тех, кто когда-то просил его о помощи.

На его руках все еще стынут незримые капли крови тысяч людей, которых он убил в попытке защитить то, что ему дорого, людей, сражавшихся за свое право на лучшую жизнь. Его шея все еще скована проклятой кангой, запечатывающей его магические силы. И его живот все еще пронзает смоляной меч, которым в его собственном разрушенном храме испуганные люди рассекали его тело сотню раз, до тех пор, пока Се Лянь не утратил человеческий облик и не стал окровавленным месивом с редкими вкраплениями белоснежных костей.

Се Лянь больше не говорит: «Я хочу спасти людей». Он говорит: «Спасите меня».

И вот он здесь, посреди дороги, в яме, обезображенный грязью и промокший насквозь, с намерением покончить со всем и выплеснуть всю ту горечь, весь тот гнев, все то отчаяние, все то, чем он захлебывался все эти годы. Свою ненависть. Ненависть своего народа.

Но он медлит. Медлит настолько, что перед ним вновь возникает не желающий терпеть промедление тот, кого он видел в отражении дни напролет вместо себя самого, кого он презирает, ненавидит, не желает знать, но тот, кто продолжает следовать за ним, будто неугомонный призрак.

— Я уже говорил тебе ранее. Никто не придет, чтобы помочь тебе.

Он знает. Он это прекрасно знает. Голос, звучащий внутри него, раскалывающий остатки его рассудка, кричащий в отчаянии, твердит одно и то же: «Никто тебе не поможет, никто тебе не поможет, никто тебе не поможет, никто, никто, никто!». Однако где-то там, глубоко внутри, в душе, притаивается мерцающая бледным пламенем надежда, что кто-то подойдет к нему.

Белое бедствие вынимает из живота меч, небрежно бросая его неподалеку, и вновь растворяется в дожде. Се Лянь не чувствует ничего — ни радости, ни горечи, ни жара, ни холода, — кроме онемения от боли, сжимающего в тиски все его тело.

Взгляд по-прежнему прикован к молчаливым небесам, затянутыми проливающимися дождем облаками. Отсеченный от реальности, он все еще чего-то ждет [чуда ли?], пусть и твердит себе, что время придет лишь с закатом. Уверен — он бы так и лежал в яме до того момента, как зайдет солнце, однако…

…на его бесцветное лицо падают комки грязи и рис, и где-то рядом, совсем близко, звучит чей-то разъяренный голос. Его хватают за шиворот и немного встряхивают.

Его проклинают вновь. Его обвиняют вновь. Его ненавидят вновь.

Се Лянь спокойно выслушивает все, что говорит ему этот незнакомый мужчина, пропускает через себя все грубые, бранные слова, все проклятия. Он слышал нечто подобное так часто, что вряд ли сможет выдавить из себя хотя бы бледную тень эмоции на что-то подобное.

«Проклинай. Проклинай столько, сколько хочешь. Ничего более не имеет значения».

И вскоре солнце утонет за горизонтом.

Мужчина отпускает его, и Се Лянь безвольно падает обратно в яму — не человек, тряпичная кукла или марионетка, принадлежащая кому-то незримому, тому, чье лицо ему только предстоит увидеть.

Все кончается так же резко, как и начинается. Остается лишь ждать заката.

На мгновение Се Ляню кажется, что дождь перестает идти, но он понимает — он все еще идет, но почему-то капли больше не брызжут ему в лицо. Некто накрыл его доули. И снова неподалеку слышится голос того мужчины, что рассыпал рис по его вине. Он говорит. Говорит много, сумбурно, явственнее всего слышится:

— Вставай. Возвращайся теперь домой!

Его вытаскивают из ямы и с силой хлопают дважды по спине.

Се Лянь не сразу понимает, что происходит. Мало-помалу, собирая воедино картинку из тысячи осколков, приходит осознание — ему все же помогли. Его спасли.

Миллионы звучащих голосов неупокоенных душ, заключенных в меча, истошно вопят внутри него, их крики разносятся по сознанию Се Ляня, и он знает — они хотят освобождения, они хотят возмездия, они хотят крови. Но он решительно отказывается от этого. Он все еще готов спасать людей, чего бы ему это ни стоило.

Один. Один человек. Лишь один.

Одного человека было достаточно.

СВЯЗЬ:

Skype — endalaushaf; ВК — https://vk.com/id558641799

ЧТО СЫГРАЛ БЫ?

Фэндомы: Mo dao zu shi, Akatsuki no Yona, Durarara, Bungou stray dogs, Magi: the labyrinth of magic, Psycho-pass, Danganronpa, Katekyo hitman reborn, Boku no hero academia, Hoozuki no reitetsu, Kuroshitsuji, Pandora hearts, Naruto, NieR: Automata, League of Legends, Dragon Age (преимущественно вторая часть).

Предпочтения: играю во всех жанрах — комедия, трагедия, детектив, ужасы и так далее. Рейтинг приемлю любой. Если в эпизоде присутствуют сцены насилия или занятия сексом, то предпочитаю описывать подробно и прямолинейно, но при необходимости могу писать мягче, опуская детали, которые вызывают неприятие (об этом прошу предупреждать заранее).

Игровые особенности: не приемлю птицу-тройку (допускаю выделение отдельных слов или фраз, но не более). Писать могу от любого лица. Посты могу писать любого (но не больше 30 тысяч символов), обычно — от 5 тысяч символов. Мои посты приносят другим людям несчастье, поэтому пишу их раз в жизнь.

Отредактировано Xie Lian (2020-11-04 20:17:14)