УИЛЬЯМ 'БИЛЛ' ДЕНБРО ⋯ WILLIAM 'BILL' DENBROUGH

It ⋯ Оно 

ВОЗРАСТ:

16 на момент начала игры уже можно

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ:

немного школьник, немного лидер Клуба Неудачников и главный хейтер Пеннивайза , а еще немного велосипедист от Бога и классный писатель в будущем

http://funkyimg.com/i/2zPxZ.gif

«If you say it's summer one more f-f-f-fucking time.»

Твоя история

Знаменитая пьеса Бетховена «К Элизе» (сухая и суетливая) теперь навсегда будет ассоциироваться у Билла Денбро, известный большинству, как Заика Билл, лишь с одним — его мать играла эту пьесу в день смерти Джорджа, его младшего брата. Билл действительно его любил. Как и любые другие братья, у них возникали и разногласия, но вместе с тем Джорджи был олицетворением всего светлого в его жизни. В обществе Джорджа заикание Билла, которое, по словам матери, возникло после того, как его сбила машина в три года (но сам Билл в этом был уверен не всегда и сам), и семь часов он пролежал без сознания в больничной палате, уменьшалось, а иногда и вовсе пропадало. В школе же все было наоборот — заикание его становилось настолько сильным, что порой он просто не мог говорить. Слова застревали в горле еще на полпути. После смерти Джорджа оно и вовсе стало еще сильнее. Билл винил себя за смерть брата. Если бы он в тот гребаный дождливый день не болел гриппом, отлеживаясь дома в постели, все могло было быть совсем иначе, часто думал мальчик, но кажется, это такой исход был предопределен свыше. Почему какому-то гандону было разрешено оторвать руку маленькому мальчику, только что пошедшему в первый класс, и так зверски убить его? Уильям Денбро пока не мог дать себе ответ на этот вопрос.

Теперь все изменилось в его жизни. К заиканию, только усиливающемуся с каждым днем, добавилась другая проблема — для своих родителей Билл стал живым призраком. Они не то чтобы перестали на него обращать внимание, скорее, выказывали полное безразличие к нему. Смерть Джорджа настолько отпечаталась на их печальных лицах, что вглядываясь в них, Биллу становилось еще больнее от осознания того, что его младшего брата больше никогда не будет рядом. И только фотографии в альбоме Джорджа будут напоминать о нем. Иногда Билл, конечно, пытался обратить на себя внимание родителей, предпринимая попытки вернуть все, как было раньше, но все чаще семейные ужины за столом превращались в эмоциональную пытку. Все чаще у Билла пропадал аппетит в такие моменты. Его отец — Зак Денбро, раньше был строгим, но  справедливым. Теперь же, в его голосе редко слышны ноты озабоченности своим сыном (отныне — единственным), даже тогда, когда Билл приобрел себе тот подержанный велосипед, на свои накопленные деньги. Он дал ему свое имя — Сильвер, в честь коня Одинокого рейнджера. Все говорили Биллу, что он на нем убьется на этом велосипеде. Каждый раз сын Зака играл со смертью, но ему не было до этого особого дела.  А вместе с тем, Сильвер спасал жизнь много раз не только его хозяину, но и друзьям Билла.

«Хай-йо, Сильвер, ВПЕРЕ-Е-ЕД», — часто приговаривал Заика Билл, набирая разгон.

Друзья заменили Биллу семью. Они стали его семьей. Все они, настолько разные, но настолько смелые, чтобы противостоять некой злой силе, живущей в этом небольшом проклятом городишке в штате Мэн, под названием Дерри, очень-очень долго; задолго до того, как они родились, как родились их родители и родители их родителей. Именно Оно, как они его называли, убило Джорджа тем тоскливым дождливым днем. Именно Оно пожирало детей в Дерри, когда полиция закрывала глаза на пропажи детей. И именно Оно имело столько лиц, которые даже сосчитать было сложно. Оно предстает перед тобой в облике твоего самого потаенного страха, но самое его распространенное лицо — ужасающий, мерзкий клоун, зовущий себя Пеннивайзом. Маленькие дети порой так доверчивы и наивны, что клоун, ассоциирующийся у них с цирком, воздушными шариками, попкорном и сладкой ватой, думают они, не может причинить им вреда. Это чувство доверия находится на уровне подсознания. Только они — Клуб Неудачников — семь обычных школьников решили дать отпор этой твари. Взрослые не видят (не хотят видеть) Оно. Взрослые лишь чувствуют приход чего-то ужасного в Дерри, но отказываются (боятся) этому противостоять. Они бегут из города, как крысы, с тонущего корабля, по возможности спасая своих детей от этой темноты. И только эти семеро не убежали. Что-то объединяло Неудачников, и Билл не мог это не чувствовать. Сила их дружбы была настолько великой, что с ее помощью они могли совершать, казалось бы, невозможное.

Билл Денбро до конца не верил, что это может сработать. Никогда не думал раньше, что может быть таким же смелым и храбрым, как Одинокий рейнджер. Билл стал их Лидером. Пусть и не до конца понимал почему, но чувствовал, что они его таковым считают. Но разве тощий заика может стать чьим-то лидером?  Однако к Биллу прислушивались. Даже когда он не мог сказать, что теперь дальше им делать, когда не мог дать уверенность в том, что все будет хорошо, они не отвернулись от него. Билл больше всего хотел отомстить Оно за смерть брата. Это была его личная вендетта, в которую он не хотел втягивать своих друзей. Не смог бы себя простить, если бы с кем-нибудь из них случилось то, что случилось с Джорджем. Но никто не отступил, когда они спускались в эти грязные канализационные трубы. Никто не отступил, хоть и каждый давал себе отчет в том, что его ожидает на этом пути. Билл знал, что Оно там и, что Оно их ждет. Понимал, насколько это опасно, тупо и безрассудно. И при этом все равно привел их всех прямо в Логово к этому чудовищу. Одна часть Билла хотела бы верить в то, что они смогут противостоять Оно, но другая часть его, та, что не заикается (в собственных мыслях) — сомневалась. Билл бросил вызов Оно. Они бросили вызов Оно. И кажется, им удалось убить эту тварь, хотя уверенность в этом была далеко не у всех. Но проверить так ли это — никто не решился.

Выбравшись из запутанного канализационного лабиринта, находящегося под городом, они, все так же семеро, дали друг другу обещание, скрепили его кровью. Билл чувствовал, как его кровь перемешивается с кровью друзей; чувствовал, что теперь они еще больше едины, чем были раньше. Они вернутся и убьют Оно, если эта тварь еще не мертва; если снова начнет пожирать невинных детей.

И тогда настанет время платить по счетам.


Никто и не говорил, что будет легко. Никто и не говорил, что тебе, будучи ребенком, придется разгребать самостоятельно все то дерьмо, которое происходит в этом городе. Все чаще Билл Денбро задавался вопросом, почему среди них всех пропал именно Эдди? Почему не он? В конце концов, у Оно с ним были свои счеты. А после слов Стэна, части мозаики в голове Билла сложились в одну цельную картину — Оно живо, и Оно вновь начало на них свою охоту. Как бы ни было хреново это осознавать, но тогда они довели дело не до конца.

Заика Билл испытывает чувство стыда перед своим другом. Прокручивая произошедшие события в голове, он так и не отыскал причину, побудившую его поднять на него руку. Естественно, Стэнли он не винил в пропаже Эдди. Пора бы и ему перестать себя винить в этом. И Билл сказал бы ему об этом, не будь его заикание настолько сильным, что ему на минуту показалось, будто готов запнуться на каждом слове. Иногда ему снится жизнь, в которой он давно избавился от своей проблемы, знатно подпортившую последние много (слишком много) лет. Поскорее бы эти сны стали реальностью.

Но это будет потом. Сейчас же они должны найти Эдди. Любой ценой. Даже если Биллу придется переночевать в Пустоши (что само по себе было отчаянным решением, так же отчаянно возникшим в мыслях) — он готов пойти на это. Родители вряд ли заметят его отсутствие сегодняшней ночью. Может, не сразу. Хотя Зак Денбро и говорил сегодня утром своему сыну, чтобы он был осторожен, особого волнения за себя Билл в тот момент так и не почувствовал. Дежурная фраза, которую часто говорят тебе взрослые, чтобы успокоить. Фраза, которую он сказал и Джорджу в тот самый день; день, когда он видел своего младшего брата живым в последний раз.

Билл снова думает об Эдди, стараясь отогнать прочь самые плохие мысли на этот счет. Выходило, честно говоря, не очень. Но он бы почувствовал, если бы с его другом случилось то, чего он себе никогда бы не простил. Даже если бы Стэн ему рассказал все раньше, думает Билл, могло ли это все изменить? Можно ли помочь избежать чертовой предопределенности твоей собственной судьбы? Если даже древние греки не могли противостоять воле рока, то смогут ли они?

«Ты только держись, мы уже в пути, чел»

Чувство, будто их со Стэнли только что ошарашило разрядом тока, теперь не покинет Билла еще долгое время. Он, конечно, может еще вечность стоять здесь, в Пустоши — единственном месте, где он раньше чувствовал себя свободным и нужным, — и винить себя за то, что сделал. Но это не было первостепенной задаче. Они здесь не за этим. И как только Билл подумал, чтобы предпринять еще одну (заведомо неудачную) попытку извиниться перед Стэнли, он видит возникшего из зарослей Ричи.

Билл ждет от Балабола какой-нибудь очередной несмешной шутки, которая бы сгладила все острые углы. Но, кажется, даже он чувствует, что это неуместно. Не уж то повзрослел? Такие люди, как Ричи Тозиер, вообще способны на такую запретную магию?

— П-п-привет, Р-Ричи, — едва слышно произнес Билл, но и этого хватило, чтобы услышать, как жалко он все время звучит со стороны, как только успевает раскрыть свой рот. Все чаще Билл Денбро думает, что порой молчать — не такая уж и плохая идея.

Не успев обрадоваться Ричи (все же втроем вести поиски куда легче, чем вдвоем), как он слышит до боли знакомый ему голос Беверли Марш. Беверли, с ее огненно-рыжими волосами, на которые Билл и бросает свой взгляд в первую очередь, спешила к ним, и он мог только порадоваться тому, что на ее лице еще не отпечатался тяжкий груз, связанный с пропажей Эдди Каспбрака.
На мгновение, совсем на короткое, Билл допускает мысль о том, что они снова собираются все вместе. Их снова объединяет общая проблема. Клуб Неудачников почти в своем полном составе на прежнем месте, пребывая на котором, они еще даже не задумывались о том, чтобы бросить Оно вызов. Не хватало только Бена и Майка. Но Билл чувствовал их незримое присутствие где-то рядом (в области сердца). Возможно, он заблуждался или ему лишь хотелось заблуждаться в этом. Но скрывать, что от этого осознания уже стало немного легче — нет смысла.

На каком-то телепатическом уровне, Билл посылает Стэну сигнал — будет проще, если он объяснит ребятам, чем они тут заняты уже битый час. Сам же будет лишь безмолвно кивать головой, стоя в стороне, подтверждая этим жестом, мол «да, Стэнли Урис говорит все верно, торжественно клянусь». Уж не знает Билл, хорошо это или плохо, что Стэн не рассказал ребятам то, чем поделился с ним не так давно. Заику Билла все еще накрывает с головой стыд, в котором при желании он мог бы потонуть, но все же, он находит силы взять себя в руки. Знает, что они разрешат это. Ведь они с ним — друзья. Ведь все еще друзья?

Внезапно Билл почувствовал приток мурашек по всему телу. «Что-то» действительно надвигалось. В этом он был солидарен со Стэном.

Шарики. Очень много воздушных шариков сейчас кружили вокруг них. Билл готов был поклясться, что отыскал все цвета, какие только знал. Красные, синие, зеленые, золотистые — все они завораживали, словно гипнотизировали, когда Билл одарял каждый своим взглядом. И только голос Стэнли возвращает его обратно в реальность.

— К-к-клоун! — одно только это лишь смог из себя выдавить Билл, затем следом прибавив: — Этот га-а-а-андон ж-жив!

Он действительно рад, что смог произнести до конца хотя бы что-то.

Какого цвета был шар, которым Пеннивайз привлек внимание Джорджи, Билли Бой?

СВЯЗЬ:

@incredible_ren

ЧТО СЫГРАЛ БЫ?

мальчики, не предлагайте мне аниме и пидорские драмы - не смогу отказать

Отредактировано Bill Denbrough (2020-12-04 17:56:32)