Ричард Тозиер ⋯ Richard Tozier

It ⋯ Оно

ВОЗРАСТ:

16 лет на данный момент.

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ:

Лучшая часть клуба неудачников. Шутник от самого бога, пародирует тысячу и один голос, что в более взрослой жизни принесет Ричи успех. Мастерски находит неприятности на свою пятую точку, но столь же быстро их решает. Пусть и не всегда качественно. Шутит про мать близкого друга, чем доводит того до приступа астмы и ярости одновременно. В запасе миллион вульгарных слов и набор сортирных шуток.

https://i.ibb.co/dmgQJtx/original-1.gif

«ты дал мне по роже, заставил мочить ноги в сточных водах, привел меня в какой-то наркоманский дом, а теперь… мне придется убить этого гребанного клоуна».

Твоя история

Так уж повелось, что рассказывать истории о жизни человека принято с самого начала. С долгими замысловатыми вступлениями, прикрепляя к сухим фактам сентиментальные отклики друзей и знакомых того самого человека, о котором ведется повествование. Так думал Ричи после прочтения биографии Джерри Ли Льюиса, опубликованной на одной из страниц какого-то журнала. Биография должна звучать чертовски красиво; может быть, даже пафосно. Но что красивого и пафосного можно рассказать о жизни обычного мальчишки из маленького городка? Сегодня речь пойдет именно о нем и не ждите ничего сверхъестественного, ведь даже его собственное сочинение о том, как было проведено лето, и то вышло более красочным.
Ричард Тозиер. Четырнадцать лет. Темные волосы, постоянно вьющиеся и торчащие в разные стороны, очки в старой роговой оправе и забавно-глуповатые голоса чревовещателя — это то, что скажет о Балаболе больше, чем что бы то ни было еще. Достаточно умный, но настоящее «шило в заднице»; магнит для всевозможных проблем, но все равно настоящий друг. На этом можно заканчивать, верно? Почти.
t r a s h m o u t h
В жизни детей большое место занимает семья, однако если бы Ричи спросили о том, какие же его родители, он бы лишь неопределенно пожал плечами и отмахнулся. «Обычные, нормальные». Семья Ричи Тозиера действительно была нормальной. Среднестатистические американская мечта, в которой отец семейства имеет выгодную работу, а мать обеспечивает семейный очаг. Своими методами воспитания отец пытался научить мальчика какой-то самостоятельности и не стремился проявлять излишнюю заботу, которая бы выходила дальше стандартных запретов. Может быть, необходимость самому зарабатывать себе карманные деньги, выполняя некую работу по дому и разговоры с отцом лишь за завтраком и ужином, действительно смогла воспитать в младшем Тозиере стержень, но вместе с тем подобная отстраненность подтолкнула к отдалению и самого мальчика. Родителей он, пожалуй, действительно любил, и весьма сильно, но держал свои проблемы и мысли при себе. Мама пыталась найти со своим ребенком общий язык, но в итоге сдалась. Она заботилась о Ричи, любила его и переживала из-за того, что так и не смогла найти к нему подход, но просто была не в состоянии понять его. Мэгги задумывалась о том, что если бы у нее была дочь, все было бы гораздо проще. А Ричи не задумывался вовсе. Его устраивало текущее положение дел и свою семью он обрел в друзьях.
Обладая таким длинным языком, нескончаемым словесным поносом и запасом сортирных шуток на любой случай в жизни, сложно завести друзей. Кто, в конце концов, будет тебя терпеть? Но Ричи смог найти таковых. Все они выделялись из общей массы школы. Первый, с кем начал общаться Ричи, был Билл Денбро. Заикающееся пятно на серой массе; он выделялся за счет дефекта речи, но Ричи, как и остальные ребята из сложившейся чуть позже компании, отмечали в Билле задатки лидера. Возможно, это и притянуло в свое время Тозиера. Уже позже Ричи сблизился с Эдди Каспбарком и Стэнли Урисом. Спустя время к тесной компании школьных неудачников волной событий прибило еще троих. И все они дополняли друг друга своими изъянами, провоцируя на конфликты школьных хулиганов и совершенно не думая о том, что когда-нибудь их дружба перекочует из разряда обычных школьных товарищей, о которых не вспоминаешь уже на втором курсе университета, во что-то более серьезное.
Друзья и семья. Вот два главных составляющих жизни практически каждого рандомного ребенка. Но что если поговорить детально о самом Ричарде?
m o t h e r l o v e r
                                                                      Язык у Ричи был словно неукрощенная лошадь — никогда не знаешь, когда она может понести. Из-за это у него было много проблем как с Генри Бауэрсом, так и с учителями (у Ричи были высшие оценки по всем предметам и низшие по поведению). Мечтая стать великим чревовещателем, Ричи часто говорил голосами различных, им придуманных, персонажей, эту способность он с успехом использовал в своей работе когда вырос.
Отличник, который даже не старается, но с легкостью разбирается в любом школьном задании. Вместе с тем, головная боль половины учителей и учеников, получающий замечания по поведению каждый день по нескольку раз. Шутник, не умеющий замолчать вовремя, из-за чего вырастают различные конфликты. Даже через призму своих старых очков Тозиер не может увидеть ту грань, которую периодически не стоит переходить. Добрые шутки, адресованные друзьям, постоянно перемешивались с отвратительным грязным юмором и сарказмом, который Тозиер направлял в сторону главных хулиганов Дерри, что в последствие заставляло его уносить ноги прочь, боясь за сохранность собственных костей. Ричи мастерски меняет голоса на разный манер и очень гордиться таким своим умением.
Так себе портрет? 
Ричи Тозиер обычный. Он любит рок-н-ролл и мечтает, что когда-нибудь сможет посетить сотню концертов и никто ему (особенно мама) не запретит этого. Он обожает фильмы ужасов, хотя даже эти дешевые спецэффекты заставляют кровь застывать в его жилах. Ричи шутит про секс и чужих матерей. Он засматривается на девчонок, хотя чуточку меньше, чем следовало бы. И ему не нужно было, чтобы эта равномерная жизнь менялась. Ему не хотелось разбавлять серые будни дополнительными проблемами, которые слишком велики для его четырнадцати лет. И, уж поверьте, Ричи просто хотел жить этим летом, а не выживать.
Все изменилось в один день. Может быть, когда громадная пластиковая статуя Пола Баньяна ожила прямо посреди городской площади, на глазах Тозиера? Или когда фотография в альбоме младшего брата Билла превратилась в реалистичный фильм и оставила на пальце Денбро ощутимое доказательство того, что мальчикам это не приснилось? Или когда они подошли к дому на Нейболт-Стрит, встретив то самое Оно? Или еще раньше, когда малыш Джорджи только пропал?
Дети начали пропадать задолго до злополучного лета, которое хранило в себе тысячу и один переломный момент для Тозиера. Он знал об этих несчастных, но никогда не строил предположения на тему того, что же могло с ними произойти. Любопытство здесь было не уместно или же события просто сильно пугали мальчика, но он пытался не лезть. Не оказался на месте кого-то из тех, кто смотрит на него с черно-белых фотографий с подписями «missing»? И уже хорошо. Ричи хорохорился, конечно же, но кому хотелось во все это вмешиваться? Да и что бы он смог сделать?
Все происходит само собой, когда Билл решает действовать, а Ричи не успевает моргнуть и глазом, как все неудачники оказываются затянуты в настоящий хоррор наяву. Он чертовски боится, но все равно следует за своими друзьями, рассыпаясь в шутках и тем самым разряжая атмосферу.
Ричи Тозиер, человек тысячи голосов.
Добро пожаловать, Ричи. Ты тоже мертвый.

В Дерри обосновалось настоящее зло. А может быть, это зло и есть сам городок, за многие годы просто сроднившись с каждым мостовым булыжником? Не суть важно, потому что Ричи даже не хочет знать о том, как все началось. Ему достаточно того, что он сам познакомился с этим злом и, вы будете удивлены, умудрился выжить. Не один, конечно, вместе со своими друзьями, но это было и, черт побери, за это стоит выпить. Всем «колы» за мой счет, пейте и слушайте. Первая встреча с Оно произошла, когда Ричи удирал от Генри Бауэрса и его шайки, школьных хулиганов, которых сам же и разозлил. Как уже было сказано выше, длинный язык Тозиера доставлял ему же самому массу проблем, и тот день не был исключением. Он преодолел половину города бегом, капли пота выступили на лбу, а дыхание заметно сбилось несмотря на все старания сохранить темп. Удача повернулась к Ричи в торговом центре неподалеку от площади, именно поэтому случай привел его к скамейке неподалеку от статуи Пола Баньяна. Дурацкая огромная статуя, которая вызвала своим появлением весьма неоднозначное мнение жителей города. И кто бы мог подумать, что это недоразумение займет довольно весомую позицию в истории Ричи, когда он встретит Оно? Долгое время после рокового дня Тозиер буде думать, что просто заснул. Солнце и долгая погоня сморили его, а ожившая статуя просто привиделась, но после рассказов друзей сомнения отойдут на второй план. И тогда Ричи поверит в то, что видел реальные вещи. Настолько, насколько они могут быть реальными.
Фигура великана с топором на плече действительно ожила и действительно этим самым топором мог убить его. Если четверть часа назад самым страшным была встреча с разъяренной шайкой Бауэрса, то теперь весьма реалистичную угрозу представлял собой идиотский топор и рокочущий голос великана. Это не могло быть реальностью, но это таковым было и Ричи чудом избежал смерти. Кто в детстве думает о возможности умереть? Как такое вообще может быть нормальным?
Вторая встреча произошла на Нейболт-Стрит, когда Ричи и Билл поехали к дому, вооружившись «вальтером» мистера Денбро. Это произошло после наблюдения за ожившей фотографией, но Ричи никогда не забудет тот ужас, который испытал, удирая на велосипеде приятеля от настоящего оборотня. Того самого, которого он видел в фильме. Того, в которого просто априори придется поверить из-за порванной когтистой лапой рубашки и ссадин на ладонях.
Оно было реальным.
И убить его было бы чертовски сложно. Если возможно вообще.
Ричи помнит, как они с Майком увидели тот самый момент, когда зло обосновалось в Дерри. Словно индейцы, по всем традициям, вычитанным в книге, они залезли в дымовую яму. Всем клубом неудачников, которые даже не смогли справиться с жестоким социумом, решают выступить против того, чего даже не понимают целиком. И это звучит как трагичные панихидные ноты. Ричи помнит, что остался в дымовой яме наедине с Майком, в то время как остальные ребята уже сдали свои позиции и выбрались на свежий воздух. Помнит, как погрузился в опьяненное дымом состояние и увидел Дерри таким, какой он был. Когда-то давно.
                                                                     «На миллион лет ранее, не меньше. И Оно пришло с неба. Что-то пылало так ярко, разбрасывало молнии и гремело громом. Ревело так, словно наступил конец света, а когда Это упало на землю, начался лесной пожар. Ничего такого я более видеть не хочу. Оно пришло извне. Превратило холм в дырку от пончика. Приземлилось там, где сейчас центральная часть Дерри. Усекли?»
                                                                    «Сможем ли мы побить Оно, если Оно такое?»
                                                                                                    Они смогли. Хоть и на время.
Детально описывать события канона и составлять краткий пересказ экранизаций и книги смысла нет. Но если сеньоры и сеньориты будут настаивать, один из голосов Ричи Тозиера поведает о том, что осталось сокрыто сейчас.


любовью чужой горят города,
извилистый путь затянулся петлей.
когда все дороги ведут в никуда
настала пора возвращаться домой.

— Какого черта ты творишь, Рич?
Приглушенные звуки из-за двери оставались совершенно незамеченными Тозиером, но этот раздраженный громогласный голос просто не мог остаться незамеченным. В конце концов, обращались именно к нему, к Ричарду, мать его, Тозиеру. Мужчина бы отдал все, что имел, только за то чтобы оказаться другим человеком. Тем, кому не звонил майским вечером старый и, честно говоря, забытый друг детства. Тем, кто не должен был срываться, дабы направиться в маленький городок, где его не ждет ничего хорошего ровным счетом. Тем, кто не вспоминает канализационную вонь с животным страхом теперь, стоя посреди светлой гримерной комнаты с потерянным лицом. Тем, кто не сжимает мобильный телефон в руке, слушая гудки после разговора с милой сотрудницей местного аэропорта. Ричард Тозиер ломался на глазах. Ричард Тозиер с умеренной скоростью перевоплощался в Ричи Тозиера. В Балабола из Дерри.
Тот, кто задал вопрос, стоял в дверях, закрывая проем своей тучной фигурой, облаченной в черный дорогой костюм. Стив Ковалл был програмным директором Ричи. А по совместительству другом, психологом, собутыльником, продюсером и, если приходилось, едва ли не мамочкой. Стив вложил в Ричи слишком много как материальных средств, так и моральных. Вместе они пережили столько событий, сколько, казалось, не выдержали бы никакие взаимоотношения. Они поднялись практически с нуля — известный стендап-комик и его представитель. То, что сейчас Ричи имел, он получил благодаря Стиву и то же самое можно было сказать в обратном значении. И теперь Ричи испытывал смешанные чувства, когда так поступал.
Стив все слышал и Ричи испытывал долю облегчения, ведь самостоятельно он бы найти слова, чтобы объяснить ситуацию, не смог. Он понимал, что ставит под удар не только свой кошелек и репутацию, но и Ковалла, но ничего не мог поделать. От него сейчас ничего не зависело и Ричи мог только нервно дернуть плечом и оглядеться в поисках бутылки с водой. В горле пересохло от нервного напряжения, однако запасы минералки, предусмотрительно приготовленные ассистентом, как сквозь землю провалились. Усталый взгляд Тозиера поднимается на тучную фигуру Стива и замирает, мигом преображаясь в извиняющийся. Даже виноватый, пожалуй.
— Я уезжаю прямо сейчас. Это действительно срочно, — две короткие фразы с легкостью вылетели изо рта, однако Стива такое объяснение не устраивает. Он принимается кричать что-то о том, что только на сегодня Ричи ждет достаточно большой объем работы. И что на ближайшую неделю шоу с его участием расписаны тоже. В уме подсчитывает сумму, которую им выставят — обязательно выставят! — за неустойку, и тут же оглашает ее Тозиеру. Но Ричи остается только покачать головой. Развернувшись к столу, Тозиер поспешно собирает личные вещи, которые ему могут еще пригодиться. Он практически не раздумывает о том, брать ли с собой увесистый ноутбук или нет. Места этот кусок железа определенно займет много, но вряд ли Ричи будет когда им пользоваться. Мысль об этой мелочи, которая стремительно влетает в его голову, до невозможного пугает. «Мертвым ноутбуки не нужны, Балабол. А ты уже одной ногой в могиле». Взгляд Стива снова нашел ответ в глазах Ричи как только тот развернулся к двери. Вопросы сыпались из его рта, а разочарованием и злостью была пропитала каждая фраза. Тозиер мог его понять, ибо сам бы он никогда не связался с человеком, который может бросить все в такой ответственный момент, и уехать в другой штат. Покинуть Лос-Анджелес ради такой дыры, как Дерри... Ричи обрывает свою мысль на половине. Не ради Дерри. Ради обещания, которое дал в возрасте четырнадцати лет. Это было двадцать с лишним лет назад, он уже думать забыл об этом событии. Но звонок ему напомнил. Напомнил и пробудил те чувства ответственности, благоразумия и самоотверженности, которые Ричи испытывал двадцать семь лет назад.
Стоило бы объяснить Коваллу истинную причину такого бегства, но Ричи не мог подобрать слова и дальше бессвязных фраз о детском обещании дело не ушло. Сложно было представить, как бы отреагировал взрослый мужчина на рассказы о клоуне, живущем в канализации и убивающем детей. О настоящем Зле, которое выходит из спячки каждые двадцать семь лет, чтобы питаться человеческой плотью, вселяя ужас. О том, что именно Ричи и его старым друзьям, будто персонажам мистического телесериала, следует сейчас собраться в проклятом городке, чтобы снова разобраться с Оно. Да черт возьми! Встреча с друзьями, с которыми вы вместе сбивали коленки в четырнадцать лет, сама по себе не внушала ничего хорошего. Ричи прекрасно понимал, как отреагирует на подобный бред Стив, а потому предпочел ничего не объяснять вовсе; то и дело театрально запинаясь и собирая вещи, делая сосредоточенный вид, Тозиер то и дело съезжал с темы.
— Стив, мне правда пора, — Ричи обернулся уже у двери, собрав силу воли в кулак и снова взглянув на раскрасневшееся лицо Ковалла. Тот махнул рукой. Он слишком хорошо знал Тозиера, чтобы спорить с ним.
— Я выкручусь. Но если я это забуду, то они — нет!
Тозиер выдавил улыбку, в каком-то роде виноватую, но искреннюю, прежде чем плотно закрыть за собой дверь. Из зала, в котором проходило шоу, участником которого и был сегодня стендап-комик Ричард Тозиер, по прежнему доносился гул и звук музыки. В этот же момент Балабол Ричи покидает здание, оказываясь в вечернем зное Лос-Анджелеса и направляясь к одному из желтых автомобилей с эмблемой такси. До нужного места ему удается доехать за смешную стоимость и, что удивительно, практически не стоять в пробках. Ричи успевает заехать домой и взять на смену пару темных рубашек. Регистрация на рейс уже объявлена, когда Балабол входит в здание аэропорта с кожаной дорожной сумкой в одной руке и билетом, вложенным в паспорт, в другой.

<...>

Перелет с пересадками достаточно сильно утомил Тозиера, а его уши уже горели от неудобных наушников, в которых он провел все то время, что находился в воздухе. Он был бы рад на пару часов завалиться в «Таун-Хаус», где зарезервировал себе номер, и уснуть на нормальной кровати, но понимал, что сделать этого просто не сможет при всем желании. Он бы не сомкнул глаз — слишком сильно тянула за душу встреча со старыми друзьями. Майку он позвонил прямо из аэропорта и тот ему сообщил точный адрес места встречи; оказалось, что Ричи прибыл в город одним из последних, под вечер, и времени заезжать в гостиницу у него все равно не было. Майк доброжелательно предложил Тозиеру задержаться, прийти в себя с дороги, но тот отрицательно покачал головой. Нет. Он не сможет. Он сойдет с ума. Чем больше Ричи приближался к Дерри, тем стремительнее оживали его воспоминания. Однако в голове была лишь полная картина событий детства. Детали разум Ричи по прежнему блокировал. Да и он не особо жалел о том, что это происходило с ним. Воспоминания заставляли его чувствовать себя достаточно мерзко.
Ричи долго выбирает между такси и арендой автомобиля и решает, что второй вариант будет для него более целесообразным. В Бангоре с него, на удивление, не берут особенно крупную сумму и потому Тозиер чувствует себя вполне удовлетворенно. Цена оказывается для него вполне разумной, когда двигатель начинает барахлить на половине пути к Дерри, но все снова оборачивается для Тозиера вполне хорошо и уже через некоторое время «мустанг» проносит его мимо щита с указателем на город. Ричи шумно сглатывает ком в горле и это закладывает ему уши, заглушая даже Курта, звучащего в динамиках. Он дома. Дома, черт его дери! И ему совершенно не хочется здесь находиться, а волосы на руках встают дыбом. А, быть может, и на заднице тоже. Сама мысль о том, что Тозиер добровольно вернулся туда, где его чуть было не выпотрошили — ведь серьезно могли же! — холодит душу.
Тозиер бросает один короткий взгляд на листок, где записан точный адрес и названия заведения. Майк лаконично объяснил ему схему маршрута и Ричи, наблюдая за пейзажами через стекла машины, прекрасно понимал что едет именно туда, куда ему и нужно. Маленькое кафе — рестораном его просто язык не поворачивался назвать — оказалось в поле зрения Ричи весьма быстро и он даже не удивился, когда увидел, что перед дверью меряет шагами тротуарную плитку некто. Этим самым Некто был чернокожий мужчина («афроамериканец», — сказал себе Ричи, вспомнив о толерантности, которую в последнее время пихали всюду вдоль и поперек) самой простой наружности. Тозиер даже не рассмотрел его лица, но тут же понял, что знает этого человека. Перед глазами возникла Пустошь и большие камни, которые они... Что они делали с камнями Ричи так и не проиграл в своей голове, так как пришло время парковаться. Шины заскрипели по гравию подъездной дорожки, но мужчина и не думал покидать салон. Он крепко сжал пальцами руль, впившись взглядом в рукава собственной кожаной куртки. Дыхание тут же сбилось и ему пришлось сделать несколько глубоких вдохов и выдохов, прежде чем успокоиться. Тем временем Майк его уже заметил и стоял в тени вывески, стреляя в «мустанг» виноватым сочувствующим взглядом. Тозиер вытащил ключи из замка зажигания и схватил с пассажирского сиденья собственный мобильный и бумажник. Ты дома, Ричи.
Ричи выходит из машины и, навесив на лицо привычную улыбку, припасенную для встреч с коллегами на мероприятиях в Лос-Анджелесе, быстрым твердым шагом приближается к Майку. Тот все еще выглядит виновато и потому Ричи хлопает его по плечу, а затем крепко пожимает руку и обменялись приветствиями. Пауза после обоюдного сухого «здравствуй» словно существовала для того, чтобы мужчины обменялись взглядами еще раз и затем, наконец, обнялись. Как нормальные старые друзья, встретившиеся после долгой разлуки. Обоняние Ричи уловило от Хэнлона запах лосьона после бритья, табака и, пожалуй, отдаленные библиотечные нотки — пыль, старая бумага и уныние.
— Они уже все тут? — спросил он, но на свой вопрос ответа не получил, Майк неопределенно качнул головой.
Вместо этого мужчины молча направились к двери, ведущую в самое сердце «Нефрита Востока», по темному холлу, в отдельный зал. Тозиер не видел в этом необходимости, заведение и так не могло похвастаться обилием клиентов. Им бы и тут никто не помешал. Но вскоре почувствовал радость из-за того, что между ним и старыми друзьями оказалось две двери. Две стены. Они остановились возле двери и Ричи отправил Майклу вопросительный взгляд. Тот кивнул, словно пытался тем самым подбодрить, после чего толкнул дверь от себя. И Тозиер, сделав несколько шагов, увидел их. Казалось, что в выросших неудачниках просто невозможно узнать тех, с кем он раньше проводил каждый чертов день, и именно этого Тозиер боялся. Боялся, что не узнает их или, того хуже, перепутает. Но словно внутреннее чутье подсказало ему правильные варианты в лицах, одновременно знакомых и до ужаса чужих.
Он замер на мгновение, переводя взгляд от одной физиономии к другой. Тишина оказалась более давящей, чем он мог предположить, а прошлое большим грузом наваливалось снова и снова. Ричи снова тяжело вздохнул, но в следующий момент уже улыбнулся, быстрым шагом приближаясь к столу.
— Отлично, вы все такие же неудачники, — бодро отрапортовал он, плюхаясь на свое место рядом с приятным мужчиной, выглядевшим, пожалуй, слишком уж аккуратно. Ричи немного отклонился в сторону и похлопал своего соседа по плечу, — Особенно ты, Эдс! Совершенно не меняешься. Ты приехал один или с моей любимой миссис К?

СВЯЗЬ:

@atmnszpia

ЧТО СЫГРАЛ БЫ?

Можно создать тысячу и один кроссовер по вселенной Стивена Кинга, если кто-то захочет примерить масочку. Ну вдруг. Большинству популярных сериалов — «да», поэтому если появится желание похрустеть стеклом по тем же «Очень странным делам», я поддержу. Убью за возможность поиграть по «Щеглу» или «Повороту винта» — или всему сразу в формате кроссовера; или в кроссовере с чем-то еще? И все же опыт показывает, что все хотелки лучше обсуждать лично — больше шансов наткнуться на то самое. А здесь я все равно не вспомню все свои «хочу» и «надо». Еще я очень люблю ломать канон, потому даже из самого абсурдного сюжета мы создадим что-то годное, обещаю.

Отредактировано Richard Tozier (2020-09-26 18:28:47)

Подпись автора

[fandom] into the abyss of fear
[fandom] потерянные души танцуют
[au] сны из прошлой жизни
[au] and here we are

[au] natural selection
[au] прекрасное далеко
[au] на самом дне и даже глубже
[au] мертвыми птицами