Иллуми Золдик ⋯ Illumi Zoldyck

Hunter x Hunter ⋯ Охотник x Охотник 

ВОЗРАСТ:

24 года

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ:

старший из пяти сыновей семьи Золдик, профессиональный наёмный убийца, пользователь-нен — манипулятор, любимый брат Киллу, не_друг Хисоки, организатор локальных зомби-апокалипсисов с семейными разборками в стиле Джеймса Бонда.

Нен:

Вид хацу: манипуляция (тип – принуждение, с захватом тела, разума и свободы воли).
Оружие: иглы, проводящие ауру с Нен-приказом.

Проткнутые иглой выполняют любой приказ ценой собственной жизни, при этом аура Иллуми настолько губительна, что объект даже после извлечения иглы остаётся инвалидом на всю жизнь, но чаще умирает в процессе, после чего труп становится марионеткой и продолжает следовать приказам после смерти.
В зависимости от необходимости и обстоятельств, некоторые жертвы проявляют явные признаки контроля, другие – полностью имитируют нормальное поведение. Единовременное количество контролируемых целей – до 50, при этом из-за особенности передачи ауры, обычно чем большее количество целей находится под контролем, тем более «примитивен» уровень контроля над ними. Так при одной вонзённой игле жертва рефлексами своими напоминает зомби, от двух и более – способна совершать сложные действия/разговаривать, при этом, в отличие от большинства манипуляторов, Иллуми не требуется отдавать конкретные приказы голосовыми командами, марионетки подчиняются его воле.
Возможно более тонкое манипулирование психикой и сознанием объекта (вплоть до искажения определенных воспоминаний и подавления связанных с ними эмоциональных установок) посредством помещения особой иглы в мозг объекта, вызывающей неконтролируемый приступ страха даже при простом намерении предпринять действие, нарушающее приказ; жертва при этом считает приказ отражением собственных эмоций. Для освобождения от приказа одной воли недостаточно: действие гипноза длится до момента извлечения иглы. После – жертва без последствий возвращается в исходное состояние.
Помимо этого, Иллуми способен манипулировать структурой собственного/чужого тела: изменять свою внешность и телосложение либо, посредством вонзания игл, применять болезненный процесс трансформации к окружающим в качестве «пытки». При помощи игл облик фиксируется на неопределённое время, без них – может поддерживаться не более 5 часов (радужки глаз в этом случае изменению не поддаются).
Имеет невероятно зловещее Рен, которое можно почувствовать на расстоянии нескольких сотен метров.

Уровень способностей (по субъективному неннометру Хисоки): 9,5 хисок из 10.

https://i.imgur.com/TIY8BZL.png

Your calling is as an assassin.
There's no fire in you, just darkness. It sustains you, drains you of any desire.
Your only joy is in causing death, and even that is fleeting.

Твоя история


「Киллу.」

Твоё призвание – убивать. Ты всего лишь марионетка тьмы. Ничего не жаждешь, ни к чему не стремишься. У тебя нет чувств и желаний. Внутри тебя только тьма. Твоя единственная радость – в смерти других. (Ты рождён в семье Золдик, в клане самых именитых в мире наёмных убийц.)

Золдик – не фамилия. Золдик – клеймо, выпестованное (выколотое) в сознании острием иглы. Игла за иглой глубоко вонзалась в Иллуми, искорёживала, протыкала насквозь.
Хладнокровными и жёсткими руками отца – Силве Золдику нужен был преемник семейного дела, не сын.
Цепкими пальцами (не) любившей матери (истерички), всеми силами пытавшейся урвать влияние, вписаться в принявшую её семью. Но Кикио Золдик так и осталась для них чужачкой со свалок Метеора, её мнение не имеет веса (породившая на свет сына, похожего не на Золдиков – на неё саму).
Грозной дланью деда, узревшим в Иллуми не Иллуми: Зено Золдик видел в нём (только) возможный (недостаточный) потенциал.
Но это – его семья. Семья – приоритет номер один (эту иглу глубже всего вбили в голову Иллуми). Нет ничего важнее членов семьи. Репутации семьи. Правил семьи. Целей семьи. Семейного дела. Выполнение контрактов – превыше собственной жизни, жизни членов семьи. Жизнь – это сделка. Отношение с семьёй – сделка. Убийство – сделка с наивысшей ценой.
Для Иллуми одна разница: люди делятся на тех, кого он сможет (должен) убить или не сможет (не должен) убить. Таким (они) его создали. Год за годом проделывали в нём дыру за дырой, избавляли от всего (человечного) лишнего, дюйм за дюймом обтачивали, закаливали, создавая совершенный (бездушный) инструмент.

Иллуми шесть. Торжество семейных традиций. Бесчеловечные тренировки. Пытками против пыток. Ядом. Электричеством. Всем, что сделало бы его (идеальным убийцей) сильнее. Боль стала чем-то привычным – тем, что можно не чувствовать, тем, чего можно не замечать: всё, что Иллуми чувствует – ничего.
Выражает – ничего.
Его взгляд – чёрный и пустой.

Иллуми двенадцать. Он одинок? Нет. Он умеет только убивать. Всё, что его интересует – ничего. Иллуми давно не ребёнок (никогда им не был), должен контролировать всё и подчинять. Иллуми берёт иголки и вонзает их своими руками. В себя.  В глаза. В сердце. В уши. В рот. Не видит боль. Не понимает боль. Глух и нем к боли других.
Всё, чему его учили – (убивать) вести семейный бизнес. Всегда, сколько себя помнил, неотступно подчиняясь наказам деда и отца. Он делал всё возможное, чтобы угодить, потому что знал: только став идеальным (убийцей) сыном, сможет заслужить признание (любовь) собственной семьи. (Ха-ха.) Ну разве он не идеальный (сын) убийца?
Листок замер на прозрачной поверхности воды, заполнившей стакан до краёв. Под ладонями Иллуми, под действием его «рен», лист очерчивает движения, ввинчивается вокруг собственной оси, норовя проткнуть толщу воды. Его сила (как и у его матери, не деда и отца) – манипулировать, контролировать, подчинять, подавлять. В этом мире, (где его контролируют), наполненном бездушными марионетками, иначе не могло бы и быть. Он должен контролировать всех, подчинять их себе – тех, кто безволен и слаб (всех окружающих людей). Им нельзя ничего доверить, доверять. У них есть ноги и сердце, они уходят и их так легко (убить) сломать. Они бесполезны, им нужен кто-то, кто мог бы ими манипулировать, контролировать, подчинять, подавлять. Их жизни гроша не стоят. Огромных денег стоит только их смерть. Живые – они годятся только на то, чтобы стать марионетками в его руках: Иллуми вонзает во всех них иглы (вонзает и в себя, он ведь и сам – бездушная марионетка, созданная только для того, чтобы убивать).

Иллуми тринадцать. Четырнадцать. Пятнадцать. Шестнадцать. У него есть младшие братья и он заботится о них. (По наказу отца) берёт в руки иглу и вонзает в них остриём. Год за годом. В одного за другим. Проделывает в них дыру за дырой, избавляет их от всего лишнего (человечного), делает из них (в случае с Миллуки – пытается) идеальных убийц. Потому что он любит их. Любит так, как его этому учили. Любит так, как это показали в своё время ему. Он – их старший брат, для него нет ничего важнее интересов семьи. Семья – это бизнес. Семья – это убийства. Семья – деловой контракт. Его преданность семье – безгранична. Если то послужит во благо семье – нет проблем. Ладно. Оки-доки. Он даже умрёт.
Всё, что будет угрожать семье – он убьёт, устранит. Иллуми лучше знает, что именно будет лучше для семьи, а значит, он берёт всё в свои руки, пойдёт даже против воли деда и отца (потому что Иллуми, запутавшийся в вонзённых в него иглах, глубоко в отсутствующей душе, сам этого не понимает, но абсолютный эгоист).

Иллуми восемнадцать. В совершенстве овладел Нен. Иллуми – профессиональный наёмный убийца. Любит своих братьев также сильно, как отец с матерью когда-то любили его, но больше прочих братьев Иллуми любит Киллу. Говорят, у Киллу огромный потенциал. Говорят, что Киллу однажды превзойдёт его, Иллуми, станет главой семьи. Иллуми доверили воспитание Киллу, он «создаёт» его (прилагает все усилия), обтачивает, вместе с отцом. Отец и дед видят в Киллуа наследника, но не в нём. Не в Иллуми, который – всё то, чем его научили быть, который такой, какой была уготована ему его семьёй роль (разве из всех четверых это не Иллуми – идеальный сын?). Этого недостаточно, для Иллуми. Достаточно для Киллуа. Пусть. У Иллуми всё равно всё ещё существует шанс.
Он всё еще может «быть» (свободным и любимым) наследником, в некотором смысле: если наследник любит его, если наследник доверяет ему и повинуется ему (наследник, которому повинуется безграничная сила – не_член семьи, Наника, «нечто», «оно»), то все нити окажутся в руках Иллуми – он сможет контролировать всё, манипулировать всем, подчинить всех (семью) себе. (Наника, Наника, «нечто» – его! Вместе с Киллу принадлежит – ему! Он так жаждет этой силы, ему нужна эта сила, нужна.)

И всё же… Иллуми (искренне) верит (хочет), что(бы) Киллуа его любит(л), ведь он и в самом деле любит Киллуа. Заботится о Киллуа. Поместил в его голову иглу. Чтобы уберечь, защитить. (Его любовь – ядовита и извращённа: любить – значит контролировать, любить – значит подчинять, подавлять). Если «кто-то» будет угрожать Киллуа – он убьёт этого кого-то на месте, без промедлений. Если понадобится – умрёт сам. Всё верно. Он пойдёт на эту сделку с более чем приемлемой ценой, ведь страдания Киллу по нему придадут его смерти смысл и тогда он будет жить в сердце Киллу вечно. Разве в силах он мечтать о большем, о чём-либо ещё?
Однако, странное дело: всего этого достаточно для Иллуми, но недостаточно для Киллуа. Его милый младший брат всё равно покинул дом, отказался от него. От семьи. Променял на «друзей» (всё никак не поймёт, что у убийц их нет). Ха-ха – и Иллуми и в самом деле не может понять причин. Но что ж. Не хочет по-хорошему, будет по-плохому.

「Киллу.
  Кто в этом виноват?」

Иллуми двадцать четыре. С его силой нельзя не считаться, по влиянию он «третий» в семье, после деда и отца. Однако, Иллуми с головой в работе, изредка навещает имение на вулкане Кукуру, в основном, по делам (разве нужны другие причины?). Его профессиональная репутация безупречна, берётся за самые сложные контракты, его работа – баснословная цена, к его услугам изредка прибегают сами «Геней Рёдан».

Дорога шла проторено, пока на пути не встал Хисока: разумеется, Иллуми прошёлся бы даже не прямиком по нему, изрешетив иглами его тело, а просто – мимо. Хисока – не задание, не вопрос репутации или денег, а значит Иллуми попросту всё равно. Пустая трата времени, а не «Хисока»: вот Иллуми мимо и прошёл, но Хисока сам приклеился к подошве жвачкой.  «Фокус-покус». Жвачка исчезла. «Симсалабим». Остался только деловой контракт.

Наверное, Хисока был «забавным»: кажется, именно этим словом можно было его описать, но Иллуми неинтересно втискивать (их) его (взаимоотношения) поведение в рамки и подыскивать подходящие слова. Для Иллуми то – взаимовыгодное сотрудничество. Хисока – платит за это. Хисока – удобен. Хисока – деловой партнёр. Услуга за услугу. Однако, Хисока – такой же убийца, как и он, а всё что убийцы умеют – это убивать. Поэтому Иллуми точно знает, что в конечном итоге один из них убьёт другого. Это интересно.

Итак. Кто начнёт?

СВЯЗЬ:

слишком дорого вам обойдётся.

ЧТО СЫГРАЛ БЫ?

Хисока нанял меня убить его. Я не беру новые контракты, пока не исполню текущий.

Отредактировано Illumi Zoldyck (2020-08-01 18:01:55)