no
up
down
no

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Приходи на Нигде. Пиши в никуда. Получай — [ баны ] ничего.

Nowhere[cross]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Nowhere[cross] » [no where] » BREAKING THE SILENCE


BREAKING THE SILENCE

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://i.imgur.com/xE1qHyV.png  https://i.imgur.com/WDbhQqs.png  https://i.imgur.com/68eRD4R.png  https://i.imgur.com/FgqMsne.png
Пафосный ублюдокСлишком громкий долбоёб

Даби натыкается на него случайно. Взбалмошный мальчишка, бьёт по барабанам так, будто они — его заклятый враг. Бьёт, к слову, хорошо. Лучше того сопляка, который был у Даби в группе, пока он его не вышвырнул: уж лучше без барабанщика, чем с таким. Даби натыкается на него случайно, снова. Наблюдает меланхолично, как тот сплёвывает кровь и думает: «Сдохнет же, такой талант да коту под хвост.»

[status]кремация[/status][icon]https://pa1.narvii.com/6907/bb52e04252d05c4eda81fc70c0466aed11760f80r1-320-160_00.gif[/icon]

Подпись автора

AU:
'till everything burns [BNHA]
You know my name. [BNHA]
Inside the Fire [BNHA]


BREAKING THE SILENCE [BNHA]
sorry not [BNHA]
Don't touch me. [BNHA]

Сюжет:
I remember your name
we'll can

+5

2

Если кто-нибудь ляпнет, что играть на улице — это офигеть, как легко и весело, Кацуки втащит ему с разворота. Потому что, мать вашу, ни хрена это не легко и весело! Особенно с такими отбитыми мудозвонами, как члены его группы, которые только и делают, что ноют, ноют, ноют, НОЮТ! Особенно вокалист. Нет, серьёзно, нет никого более долбанутого, чем вокалисты. Ленивые твари с комплексом боженьки. Корона-то не жмёт, нет? А то ща поправим! Прямо стойкой для микрофона, наотмашь.

Это был последний раз, когда Кацуки с ними играл. В задницу их! Достали своей тупизной: вокалист хрипел, как мразь, потому что нажрался мороженого/напился ледяной колы/встал не с той ноги/он творческая личность и так видит этот мир, каждый раз новая отговорка, гитарист ломал ритм, а у басиста просто руки из жопы. Дрянные сборища псевдо-музыкантов, которые возомнили себя королями рок-н-ролла, а сами в тональностях путаются, Кацуки на хрен не сдались.

Да и район был так себе, неблагополучный: полно всякой швали, постоянные разборки в соседнем переулке. Офигительно играть, перекручивая звук, чтобы заглушить чужие маты. Зато полиция никого не гоняет, и денег оставляют норм так. В других районах, поспокойнее, всем похрен на музыку, и с полицией фиг договоришься. Бакуго «договорился» однажды, двое суток в обезьяннике проторчал. И ведь ни за что, вообще-то! Тот придурок первый начал, и чё, что в форме и с дубинкой? Ничё, вот именно.

— Пошевеливайтесь! — прикрикнул он, запихивая малый барабан в чехол. Палочки он заткнул за пояс джинсов, чтобы не мешались. — Ливанёт скоро! И ты свали, урод!

Чувак, который стоял неподалёку, скрестив руки, и таращился на них, с какого-то хрена внимательно наблюдая за процессом сборов, смерил Кацуки таким лениво-мразотным взглядом, от которого захотелось немедленно запустить в него чехлом с барабаном.

— Ну? — агрессивно поинтересовался Кацуки. Кидаться барабанами он не собирался, ещё чего! Инструмент жалко. Поэтому он опустил чехол с малым барабаном на пока ещё сухой асфальт и принялся за следующий. — Или говори, чё надо, или вали отсюда, мешаешь!

— Ты на кого тявкать удумал, мелочь? — вкрадчиво поинтересовался «урод».

Мелочь?!

Мужик был выше и раза в два крупнее Кацуки, но его-то не колышит! Как раз такого ушатать проще всего, если вдруг полезет кулаками махать, а он полезет — по морде видно. Не он первый. Тут вечно кто-то отирался, то просто бесцельно глазея и убегая при первом же тычке, то откровенно нарываясь на драку. Ни в чьи мотивы Кацуки не вникал и вникать не собирался, его не волновало, почему какие-то ротозеи околачиваются на безопасном расстоянии, или кто кого крышует. За конкретное место он не цеплялся, ему, вообще-то, пофиг, где играть, но и выжить себя он тоже не даст, разбежались! Остальные члены группы без него не сунутся, и так вечно ноют, как им здесь плохо, страшно и чё там ещё было в списке?

И теперь снова их нытьё: Бакуго, не надо, Бакуго, не лезь, Бакуго, ай, больно, Бакуго, ты обалдел. Бакуго-Бакуго-Бакуго, заткнитесь уже, блин!

Кацуки всего лишь дал этому дерьмовому придурку по уху — для скорости, чтобы реще шевелил жопой и ухлёбывал на все четыре стороны, пока дождь не начался. Инструменты воду не любят, а чехлы Кацуки и так на соплях держатся, ни о какой непромокаемости и речи нет. Ответный удар прилетел моментально: сильный, хорошо поставленный. По носу не попал, но по челюсти растеклась ноющая боль, а во рту стало противно-солоно. Кацуки вскинулся, возвращая удар, и костяшки пальцев обожгло тупой пульсирующей болью.

Группы и след простыл: возились у машины басиста, в которую неторопливо заталкивали инструменты. Надрессированные, знают, что Кацуки под руку лучше не лезть, если не хочешь отхватить леща. Он шагнул в сторону, уходя от очередного удара и одновременно с тем сплёвывая скопившуюся во рту кровь себе под ноги. Дрался этот тип, как девчёнка. Откуда-то из соседнего переулка, наверное, того самого, из которого постоянно доносились вопли матом, слышались глухие звуки ударов: тоже кто-то кого-то лупил. Как же Кацуки задрал этот район!

Подпись автора

[эпизоды]
Breaking the silence
Пранк вышел из-под контроля
Люби меня по-французски
Если я кричу громче, чем ты, значит, я прав

[персонажи]
Elliot Nightray
Rokudō Mukuro

+4

3

Хорош барабанщик тот, что способен выдать такое соло, когда электричество вырубается нахрен, что публика совершенно забывает о всех неполадках и возможности срыва концерта. Их барабанщик был на это не способен. Их барабанщик был отстоем. Нестройный ритм, непопадание в такт, лишь грёзы о том, что когда-нибудь он станет охуеть каким великим, сам Джон Бонэм перевернётся в гробу от того, как велик он будет. Что ж, это, конечно, хорошо ставить перед собой недосягаемые цели и стремиться к ним, вот только просто долбить по барабанам, размахивая «тру» рокерской гривой — дерьмо полное. Даби терпит его первую неделю из уважения, которого обычно в нём на ноль, к клавишнику: это он его привёл, божился, что парень старательный, схватывает всё налету и будет задницу рвать, чтобы стать лучшим в своём деле. Даби терпит его чёртов месяц, но парень — безответственный кусок мусора, и когда он в очередной раз не приходит на репетицию, то у Даби кончается терпение. Когда Даби встречает его в этот же день в баре, пьяного и счастливого, с какой-то шлюхой на коленях — Даби шлёт его нахуй. Парню это, конечно, не нравится, настолько, что он, видимо желая показать какой он невъебенно крутой, лезет в драку. Когда Даби ломает ему переносицу одним слитным ударом — трезвеет моментально. Когда Даби на этом не останавливается и буквально выбивает из него всё дерьмо, он скулит побитой шавкой, схаркивая кровь на заблёванный асфальт. Даби скалится, натягивая скобы, скрепляющие выжженную кожу с уцелевшей, до боли, опускается перед ним на корточки и дёргает грубо за волосы, заставляя выпрямиться и посмотреть на себя, обещает прикончить его, если тот посмеет ещё раз попасться ему на глаза. Конечно, Даби не собирается его убивать, он не настолько конченный пока, но ему верят и если клавишник хоть слово вякнет против такого решения — тоже нахрен пусть катится. Впрочем, Даби знает: тот, без устали пробивающий пол своими извинениями, ничего не посмеет ему сказать. Даби редко так выходит из себя, скорее он производит впечатление человека, которого ничего не заботит и в этом есть доля правды: его вполне устраивает жизнь в трущобах, в прогнившем от и до районе города — всё это куда лучше места, в котором он жил раньше. Даби редко выходит из себя, но нет ничего, к чему бы он относился так же серьёзно, как к музыке: можешь хоть героином ширяться в свободное время, но на репетиции и выступлении ты должен быть как штык и сыграть так, словно от этого зависит твоя жизнь, словно это — последний твой концерт.

Даби только раз встречал барабанщика, который был по-настоящему талантлив в этом проёбанном городе. Какая ирония, что этим барабанщиком был какой-то вшивый уличный музыкант, явно недовольный своей жизнью и всем, что его окружает. Он тогда даже остановился и послушал их игру. Отстой, честно говоря. И может, всё это было бы приемлемо, если бы не их вокалист: на кой чёрт такие индивидуумы вообще выходят на улицы петь? Пожалейте людей, а. С подобными умениями только в душе и завывать, но никак не строить из себя непризнанного гения. Какая досада. А ведь из них могло бы выйти что-то годное. Даби тогда кинул смятую купюру им (исключительно из-за толкового барабанщика), задержав взгляд на белобрысом и усмехнувшись: какая досада, и правда, валить бы ему от них, заржавеет.

Даби встречает его во второй раз случайно, когда на него пытаются быкануть два гопника. Вообще-то их было трое, но третий оказался умнее, третий — слышал о нём, а может даже как-то сам пытался сделать тоже самое: как будто Даби запоминает отморозков, которые излишне нарываются. Третий просто сваливает и советует сделать им тоже самое. Даби улыбается елейно и хищно одновременно, поднимая тонкую трубу с земли, и советует им прислушаться к своему другу, проверяя, как та лежит в руке. Лежит идеально. Бьёт по коленям — ещё лучше. Даби закидывает трубу на плечо, когда всё заканчивается, и небрежно переступает через одного из них, если его не обманул слух ...

... тот самый барабанщик, будто хренов суицидник, откровенно нарывался и Даби даже интересно стало, чем эта стычка закончится. Забавно, но группы его нигде не было, хотя Даби готов был поклясться, что слышал их дерьмовую игру, его — игру, и уже совсем не дерьмовую. Хороши товарищи, ничего не скажешь. Ссыкло бесполезное. Даби приваливается плечом к стене и дёргает левым уголком губ, когда пацан пропускает удар. Наблюдает меланхолично, как тот сплёвывает кровь и думает: «Сдохнет же, такой талант да коту под хвост.»

— Слушай, дед, валил бы ты отсюда: зачморит весь район, когда узнает, что тебя поколотили подростки, — лениво тянет, перестукивая пальцами по холодному металлу в руках, сверкает взглядом и ухмыляется, но не двигается с места, не спешит, просто — смотрит. Думает: «Мне как раз нужен новый барабанщик, какая удача.»[status]кремация[/status][icon]https://pa1.narvii.com/6907/bb52e04252d05c4eda81fc70c0466aed11760f80r1-320-160_00.gif[/icon]

Подпись автора

AU:
'till everything burns [BNHA]
You know my name. [BNHA]
Inside the Fire [BNHA]


BREAKING THE SILENCE [BNHA]
sorry not [BNHA]
Don't touch me. [BNHA]

Сюжет:
I remember your name
we'll can

+3


Вы здесь » Nowhere[cross] » [no where] » BREAKING THE SILENCE