ИЧИМАРУ ГИН — ICHIMARU GIN

БЛИЧ — BLEACH

ВОЗРАСТ:

100 лет~

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ:

Самый лучший капитан Сейретея. Именно к нему все в первую очередь идут за помощью и советом, потому что доверяют~

https://funkyimg.com/i/2Y2ft.png

Тебе страшно? Ты же не хочешь умирать, да? Тогда беги.


В башне Раскаяния было необычайно тихо. Так иногда бывало в длинных пустых коридорах Лас Ночес, когда они только пришли туда. Поначалу там не было ни арранкар, ни нумеросов, ни обычных пустых. Лишь ветер, гонявший пески Уэко Мундо по безграничному простору. Потом дворец заполнился звуками собирающейся эспады, и этот гул все нарастал, пока не случился большой «бум», и вот Ичимару снова в тишине и спокойствии. Здесь приятно.
Хотя мало кто назвал бы это место приятным. Здесь ведь держали тех, кто был осужден на смертную казнь. Сколько эти стены слышали слез и молитв? И все же, Гин, улыбаясь, прислушивается к их молчанию и с удовольствием понимает, что не слышит ничего: ни вне себя, ни внутри. Это странное чувство, когда ты знаешь, что должен был умереть, но не умер вопреки всему. Он исполнил то, что хотел.
Аах~ не получилось, конечно. Ему все-таки не хватило сил. И он упустил момент, когда Айзен слился с хоугиоку. Что же, Соуске ему не особо доверял, да и вряд ли был способен довериться хоть кому-то. Выходит, он знал о намерениях Гина с самого начала, но позволил ему быть рядом. Ичимару, видимо, тоже стал частью его плана. Пожалуй, это немного обидно. И самую малость радостно — Айзен не простой шинигами. Он мыслит на порядок выше всех остальных, и это действительно восхищает. Гину кажется, что если бы тайчо не был столь одержим своей идеей о том, чтобы завладеть силой Короля Душ… он бы наверняка сошел с ума как-нибудь по-другому. От скуки, конечно же. Гениальный ум — тяжкое бремя. Вдвойне — потому что способен затмить эмоции и чувства. Кажется, Гин сам стал таким же. Хотя… нет, он всегда был таким.

У башни Раскаяния очень проницательное и яркое название. Здесь идущие на смерть вспоминали все содеянное и, очевидно, раскаивались в нем. Вероятно, просили прощения, бились лбом о пол в молитвах. Примирялись со своими поступками и выборами, которые они делали.
А для Гина это были просто спокойные деньки. Он ни в чем не раскаивался. И хорошо, что сюда никого не пускали с визитами, потому что объяснить это кому-то было сложно. Гину и не хотелось ничего объяснять. У них на лицах было все написано: «почему ты предал?», «почему ты ушел?», «почему ты ничего не сказал?». Столько вопросов, и он совсем не видит смысла отвечать на них. Те, кого он оставил, выросли за это время, стали сильнее и крепче. Он считал, что это прекрасно. Он рад, что увидел это собственными глазами. Он хотел их защитить. Но… в его сердце совсем нет жалости к тем, кого он убил или пытался убить. Каждый его ход и действие были результатом холодной расчетливости. Кого-то он действительно держал подальше от Айзена, чтобы спасти. Но Гин бы уверен, что многие, едва сделав шаг к Соуске, будут в любом случае обречены. Глупцы, они даже не пытались бежать. Поэтому их было совсем не жалко. На то они ведь и боги смерти, верно? Чтобы относиться к этому проще.
Ичимару не собирался оправдываться или говорить хоть что-то в свою защиту. Он не видел в этом нужды. Пытаться выбить себе оправдание? Был бы в этом смысл еще. Может, оно и лучше, чтобы он сидел недалеко от Айзена, так он сможет следить за ним и дальше~
Возможно, если бы не Соске, Гин и не захотел бы стать капитаном. Это же совершенно ему не подходит. Он не серьезный, не любит с кем-то о чем-то договариваться, да и говорить в принципе, если только это не праздная беседа ни о чем. Что уж говорить об ответственности? Из него такой себе лидер и пример для подражания. Но, он готов признать, те годы в капитанском хаори были очаровательными~
И он, на удивление, даже немного привязался к своему лейтенанту. Хотя изначально план был и не таким. Почему-то Изуру подкупал своей самоотверженностью и этими огромными преданными синими глазами, которые отливали сталью уверенности в моменты, когда его капитану грозила опасность. О, это восхищало. Впрочем, теперь это лишь воспоминание. В глазах Изуру осталось лишь непонимание и разочарование — вполне ожидаемо.

В воздухе послышалось колыхание рейяцу, когда дверь вдруг начала открываться.
«Еще слишком рано», подумал Гин, отмечая, что до начала суда у него должно было быть еще время. Он сидел чуть ли не в медитативной позе, сцепив пальцы рук перед собой, и лениво обернулся, чуть жмурясь от света, чтобы посмотреть, кто к нему пожаловал.
Ну, вот. А он только решил, что больше никаких гостей не будет.
Ичимару расплывается в улыбке, когда понимает, что перед ним Урахара. Что ж, по крайней мере, это не Хирако. Тот уж больно злобно сверкал взглядом и на его лице было написано, как он не хочет дожидаться этого суда. С ним было бы куда больше проблем. Впрочем…
— Урахара-тайчо… — коротко приветствует Гин бывшего капитана и обращается к нему так, как привык обращаться сто лет назад, — какой приятный визит. Да, мне очень жаль — я был в плохом состоянии, и Унохана-тайчо категорически запретила мне куда-либо уходить. Но, слышал, вы неплохо справились, мои искренние поздравления~
Ичимару не так уж много общался с этим шинигами, а потому плохо его знал. Но ему казалось, что между ним и Айзеном было много общего. Они оба стремились создать Хоугиоку. И если мотивы Соске были ему уже понятны, то мотивы Урахары… должны были быть не менее устрашающими. Скука гения — самая страшная и смертоносная вещь в этом мире. Возможно, встреть Гин раньше Киске, то и его захотел бы убить. В конце концов, кто знает, какие опыты он проводил, чтобы создать свое творение? Но это уже не его забота…
В то время Урахара проиграл Айзену. А значит, все же был меньшей угрозой. Так Гин считал. До недавнего времени.
— Сто лет прошло? Вот как… а кажется, будто только вчера все было, — с ностальгией тянет Ичимару. Он действительно так ярко помнит обращение бывших капитанов и лейтенантов в пустых, будто это было только вчера. А сегодня они уже снова заняли свои места, получив прощение. Но на Урахаре нет капитанского хаори… дань привычкам? Или же…
Да, их прошлая встреча закончилась не очень хорошо. Впрочем, еще ни одна встреча с Гином хорошо не заканчивалась. Но вряд ли Киске пришел сюда, чтобы расплатиться за случившееся. Он не похож на того, кто может добить безоружного из чувства мести. По нему вообще сложно сказать, хочет ли он мстить хоть за что-то или нет.
— Сложно забыть того, кто создал Хоугиоку, когда постоянно находишься рядом с ним и видишь, как растет эта сила. Айзен-тайчо не раз говорил о том, какой вклад вы сделали в его исследования~ Хоть и пытались его скрыть в малышке Рукии. Хороший был план. Если не считать того, что её бы принесли в жертву в любом случае, — Ичимару Гин замолкает и смотрит проницательно на своего гостя, — вы пришли сюда вспомнить былые деньки? Я всегда к вашим услугам. Жаль, не могу предложить чаю, да и заваривать его уже некому~

СВЯЗЬ:

в лс

ЧТО СЫГРАЛ БЫ?

~

Отредактировано Iago (2020-05-18 16:09:59)

Подпись автора

That’s me in the corner
That’s me in the spotlight. Losing my religion
Trying to keep up with you… And I don’t know if I can do it
O h   n o   I ’ v e   s a i d   t o o   m u c h . . .
. . . I   h a v e n ’ t   s a i d   e n o u g h .

https://funkyimg.com/i/2XQ5R.gif
Bell - Losing my religion